Сергей Гончаров.

Мышеловка захлопнулась



скачать книгу бесплатно

Погода стояла великолепная. Ярко светило солнце, тёплыми лучами приятно щекотало кожу. Возле подъезда, на лавочке, сидели бабушки. С ними Илья не здоровался принципиально, после того, как его перед родителями оболгали, будто бы он курил. Это было недалеко от правды – он стоял с курившими приятелями, но сам ещё задолго до этого зарёкся прикасаться к отраве.

Да и эту ложь он бы этим бабушкам простил, не велика беда, если бы успел доказать родителям, что это неправда. Проблема в том, что они сильно расстроились от услышанного и…

Больше Илья их не видел, ведь гробы были закрыты. Разум утверждал, что информация о курении сына вряд ли могла настолько поразить отца, что он не успел вырулить от выехавшей навстречу фуры. Однако с бабушками Илья всё равно не здоровался и в смерти родителей винил именно их. Вот зачем этим сплетницам было лезть в чужую семью? Зачем что-то говорить отцу? Для чего? Раз и навсегда он для себя решил, что если человек дожил до старости, то это ещё не значит, что его следует уважать. Человек может не нажить денег, детей, но мозги приобрести обязан. Иначе за что его чтить? За то, что ел, пил и срал много лет?

Где-то вдали лаяла собака, с детской площадки доносился довольный визг ребятни. По дороге проехали велосипедисты – парень и девушка. Илья посмотрел им вслед. В душе проснулся червячок зависти. У неё был он, а у него она. И у них совместное хобби. Совместная жизнь.

Глубоко вздохнув, Илья сплюнул на асфальт и зашагал к магазину. Дмитровское шоссе встретило непрекращающимся шумом машин. Возле входа стоял человек с южных границ России и с кем-то разговаривал на своём языке, периодически вставляя в речь русские матерные слова. И так у него это смешно и весело получалось, что у Ильи, впервые за это невообразимое утро, на лице промелькнула улыбка. Он быстро заскочил в магазин, схватил три бутылки первого попавшегося пива, пельменей и выскочил. Но человек с южных границ родины перестал говорить по телефону и наблюдал за проносившимися машинами.

Илья поставил бутылки под ноги. Одну вскрыл. Пробку бросил в урну. Осушил бутылку за пару глотков. Пустая тара полетела в урну. Подхватил с земли оставшееся пиво и направился посмотреть на землю под своим окном. Есть ли стёкла. Подумал, что если и вправду кого-то выкинул, то должны быть кровь на осколках. Открыл следующую бутылку и сделал несколько глотков. Невероятно-восхитительный вкус пропал. Пиво, показавшееся поначалу таким восхитительным, приобрело свою обыденную горечь.

Окно кухни выходило на юг. Илье пришлось снова обогнуть дом и пройти дальше собственного подъезда. Уподъездные бабушки остались позади, их отделил палисадник. Илья переступил маленькую жёлтую оградку и нырнул в густые кусты, спрятавшие его от всего мира. Вскоре наткнулся на разбросанные стёкла. Разбейся любое другое окно, и сразу бы начались выяснения: почему, зачем и как. Бабушки отвечали взаимностью и игнорировали одного из жильцов. Зато стоило ему включить музыку чуть-чуть погромче, так сразу же приезжали полицейские.

Илья присел возле разбросанных стёкол.

Закрытую бутылку отставил и пельмени положил на траву. Из открытой сделал несколько глотков.

Стёкла лежали хаотично, на участке приблизительно полтора на полтора метра. Илья, словно заправский сыщик, внимательно осмотрел это пространство. Пришло в голову, что если бы он чем-то разбил стекло, то это «что-то» должно остаться здесь. Если бы разбил рукой, то на ней должны быть порезы. Но ни на земле, ни на руке ничего нет. А вот на одном из осколков отчётливо виднелся малиновый развод. А неподалёку лежал короткий нож, который был у мужичка в руках.

Холодок прополз по сердцу, словно змея по камню. Неужели утренние события правда? А если это так, то он упустил самое невероятное приключение в своей унылой жизни. На мгновение подумал, что и ладно. Упустил, так упустил. Но свербящее в груди чувство утверждало обратное. Сколько можно играть во «Время эльфийских чудес»? Ему судьба даёт шанс ввязаться в настоящие чудеса…

На мгновение задумался, где теперь искать Ангелину. Сразу же в голову пришла невероятно бредовая идея. Настолько сумасшедшая, что Илья достал телефон, секунд тридцать искал в записной книжке позабытый номер. Нажал «вызов».

– Аллё? – раздался в трубке женский голос.

– Ва… Ва… – начал он заикаться, в горле словно комок слов застрял.

– Аллё? Кто это? Говорите!

– Ва… – глубоко вздохнул Илья. – Валентина Михайловна?

– Слушаю. Кто это?

Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох.

– Это Илья. Романов.

Из телефона раздалась тишина. Она именно раздалась, так как была громче крика. Когда-то мать Лины винила его в пропаже дочери. Не со зла или нелюбви, просто от горя стала плохо соображать. Потом просила прощения, хотя Илья даже и не думал на неё обижаться. Тогда они общались в последний раз. Пять лет назад.

– З… з… д… – настала очередь Валентины Михайловны заикаться. – Здравствуй Илья.

– Я не буду ходить вокруг да около, спрашивать «как поживаете» и задавать подобные никому неинтересные вопросы, – Илья решил взять быка за рога. – Я задам совершенно дурацкий вопрос и заранее прошу за него прощения. Но поверьте, мне это очень… очень важно. В общем… – пауза получилась сама собой, на миг он засомневался, стоит ли говорить вертевшиеся на языке слова. – Ещё раз прошу прощения…

– Нет, – резко ответила Валентина Михайловна.

– Что «нет»?

Илья представил, как вся ситуация выглядит со стороны. Он в палисаднике перед домом, стоит рядом с разбитым кухонным стеклом и пытается спросить у матери, пропавшей пять лет назад девушки, не вернулась ли её дочь. Ему даже почудился запах больницы. Почему-то стоматологической.

– Не вернулась она.

– Понял. Спасибо. Ещё раз простите…

Он не договорил. Валентина Михайловна положила трубку. Илья убрал телефон от уха, посмотрел, словно в первый раз увидел. Затем сделал огромный глоток пива, скривился от горечи.

– Я псих, – заговорил сам с собой. – Полный псих. Сбрендил. Чокнулся. Рехнулся.

Он перевернул бутылку и вылил её содержимое под густой куст с крупными зелёными листьями. Наткнулся взглядом на вторую. Вскрыл и вылил вслед за первой. С закрытыми глазами поклялся никогда больше не притрагиваться к алкоголю. Посмотрел на пельмени.

В этот момент в голову пришла ещё одна дурная мысль – позвонить Жене. Троюродному брату Ангелины.

Евгений – друг юности. Собственно он их и познакомил. Года четыре назад, когда Илья был в армии, он начал быстро и резко меняться. Из компанейского и весёлого парня, увлекавшегося баскетболом, превратился в тонкого, как стебель, отщепенца. Всем на районе задолжал денег, друзей порастерял, нигде не работал и не учился. Где брал деньги на жизнь – непонятно. Илья точно знал, что Женя подсел на какую-то наркоту. Собственно, весь район об этом знал. Были, конечно, у него и приятели, с которыми он все свои наркоманские «дела» проворачивал, но на настоящих друзей они походили как волк на собаку.

Лина об этом не знала, так как пропала раньше. А значит, могла направиться к нему, ожидая увидеть компанейского баскетболиста, а не потерянного для общества наркомана.

Номер Жени Илья давно удалил как ненужный. Сходить к нему недалеко – тот жил через два дома. Однако лучше позвонить, тогда в случае неудачи всегда можно сослаться, что был пьян и ничего не помнишь. Вообще универсальная отмазка. Пусть лучше тебя считают человеком, который любит выпить, чем умалишённым.

Илья выбрался из палисадника, встал на тротуаре. Покопавшись в телефонной книге, нашёл номер Армена, парня с которым они когда-то гуляли в одной компании.

– Слушаю, – раздалось в трубке.

– Привет, Армен. Скажи, у тебя не сохранился номер Жени?

– Привет, привет. Странная у тебя просьба. Тоже что ли… подсел?

– Да о чём ты?! Просто дома наводил порядок и вспомнил, что я ему кое-чего много лет назад давал, а он так и не вернул.

– Ну и забудь. Или ты всерьёз думаешь, что он это ещё не променял на своё дерьмо?

– Думаю. Эта вещь не имеет цены, зато дорога моему сердцу. Так есть у тебя его номер?

Армен призадумался, поцокал языком.

– Нет, – наконец, сказал он. – Я же терял телефон. Его номер был записан в том, потерянном. Попробуй позвонить Олегу. Вроде он с ним до последнего общался и денег занимал.

– Спасибо, Армен. Давай, я тебе как-нибудь наберу, может, сходим куда… Кофейка попьём? – через силу выдавил Илья вместо привычного «пива».

– Рюмку чаю? – усмехнулся приятель. – Звони. Сходим.

– Ну, давай, пока.

– Пока.

Илья нажал кнопку «отбой», после чего нашёл в телефоне номер Олега. Ещё одного приятеля из их компании. Олег долго не поднимал трубку. Наконец ответил заспанным голосом:

– Да?

– Привет, Олежа. Слушай у меня тут такое дело…

– Илюха, ты?! Тебе чего надо? – и, не дав сказать, продолжил. – Перезвони часа через три, а? Я сплю.

– Телефон Жени мне дай, – потребовал Илья, так как почувствовал, что если не сказать жёстко, то этот филин дальше завалится спать.

– Какого Жени? – пробубнил приятель.

– Нарика.

– А для чего он тебе понадобился-то?! «Весёленького» захотелось? – сонно усмехнулся он.

К Илье подбежала овчарка. Без намордника и поводка. Житель соседнего подъезда только так её и выгуливал. Изредка она бросалась на прохожих по каким-то лишь ей понятным соображениям. Исключение составляли только дети.

Овчарка обнюхала ноги, а после у Ильи чуть не остановилось сердце – собака ткнулась носом в промежность. Сразу же потеряв интерес, она побежала дальше в сторону уподъездных бабушек. Её хозяин, ухмыляясь, прошёл мимо. Поговаривали, что у него то ли племянник высокопоставленный чиновник, то ли брат, то ли дружок армейский, которого он в своё время из-под пулемётного огня вытащил. В общем, много чего говорили, но достоверно про этого соседа Илья знал лишь то, что он мог нигде не работать и целыми днями гулять с собакой, которая изредка бросалась на людей.

– Э-эй! Бандерлоги?! – раздалось из трубки. – Чего замолчал? Угадал я, да?

Илье хотелось сказать: «Не угадал», но, здраво рассудив, он ответил:

– Да, есть немножко. Захотелось чего-нибудь такого… этакого.

– Хех, ну ты и жук! – послышалось уважение в голосе приятеля. – А я даже и не подозревал тебя. Слышь, что сказать хочу. Ты у него «фен» сейчас не бери. Я позавчера пробовал. Дрянь полная.

– Хорошо, – согласился Илья. – Не буду.

Он знал лишь два вида фенов: строительный и тот, которым волосы сушат. И разговор шёл явно не о них. Про себя отметил, что с Олегом теперь надо быть осторожнее.

– Телефон пришлёшь?

– Сейчас. Что, может скооперируемся на двоих? – предложил Олег.

– Посмотрим, – уклончиво ответил Илья. – Как дело пойдёт, – и чтоб приятель не привязался, поспешно добавил. – У меня сейчас настроение… того самого и… посидеть дома, за компом.

– Одному?! – Олег до конца проснулся и явно не поверил услышанному.

– Одному.

– Ну ты и даёшь. Ладно, сейчас пришлю номер.

Илья сбросил вызов и вздохнул. Чем ближе подступало время позвонить, тем страшнее становилось. А вдруг и вправду, все утренние события были правдой? Он оглянулся из стороны в сторону. Бабушки у подъезда смотрели вслед собаке и её хозяину, не стоило труда догадаться, кого они обсуждали.

Мимо проехала девушка, на красно-белом горном велосипеде. На короткий миг Илье почудилось, что это Лина, но уже в следующую секунду увидел, что велосипедистка намного полнее, старше, да и вообще крашенная блондинка.

– Та-а-ак, – протянул Илья. – Кажется, мне и покупать у Жени ничего не надо. И так глючит круто.

Пилилинькнул телефон – пришло сообщение от Олега. Илья раскрыл его и около минуты, пока не погас экран, просто смотрел на одиннадцатизначный номер мобильного. Звонить стало страшно. Боялся услышать, что Ангелины у Жени нет. И не было.

– Давай, ты мужик или нет, – пробормотал он. – Набираешь телефон и звонишь. Всего-то надо пару слов сказать и всё станет известно.

Илья выделил номер и нажал «вызвать». По экрану побежал ползунок. Медленно и рывками, словно за что-то цеплялся. Прошло около тридцати гудков, после связь оборвалась. Женя не поднял трубку.

Илья почувствовал, как затряслись ноги. Всю жизнь он считал это образным выражением, но теперь понял, что так бывает и в действительности. На недавно облагороженной детской площадке стояло несколько лавок. По великому совпадению в субботний день они оказались не заняты. Илья прошёл к ближайшей красно-жёлто-зелёной и с огромным облегчением на неё опустился. Руки, чтобы не дрожали, пришлось облокотить на колени. Вновь выделил номер и нажал «Вызвать». И опять из динамика послышались гудки.

– Аллё? – ответил сиплый голос.

– Аллё? – скопировал интонацию Илья.

– Слушаю.

– Илья это.

– Знаю. Современные технологии позволяют имени высветиться на экране, – съёрничал Женя. Судя по голосу он был в дрызг пьян. – Чё хотишь?

– Да я того… – Илья выпрямился и посмотрел в небо, будто мог у него попросить совета. – В общем, спросить чушь одну хочу… поспорил тут с кое-кем… Лина не у тебя? – выпалил, словно из пулемёта.

Женя не отвечал несколько секунд, но растянулись они в целую вечность. Илья уже хотел переспросить, когда друг юности, наконец, сказал:

– У меня.

Илье показалось, что все жизненные процессы в его организме остановились. Он замер на разноцветной лавочке с трубкой возле уха. Женя тоже молчал. Прошла минута перед тем, как Илья смог, наконец, хотя бы моргнуть. Губы задвигались силясь произнести слова:

– А… Э… За…

Он замолчал, глубоко вздохнул и выпалил:

– Я иду к тебе.

И, не дав бывшему приятелю ответить, прервал вызов.

Ноги сами понесли к дому Евгения. Поначалу пытался идти, но вскоре контролировать себя стало невозможно, и он побежал. Уже через три минуты остановился возле нужного подъезда. Когда-то частенько сюда ходил, у Жени была широкая лестничная клетка, где пацанвой они коротали время. С тех пор вроде всё осталось прежним, но при этом кардинально изменилось. Та же металлическая дверь – но домофон уже другой. Лавочка под козырьком на том же месте – только уже не шатающаяся, а другая, с металлическим каркасом. Те же стены – да покрашены уже не в синий, а в ярко-радостный жёлтый.

Домофон запилиликал и дверь открылась. Из подъезда нетвёрдой походкой вышел дядя Коля. Местные звали его Рыбаком за соответствующее увлечение. Когда-то он был обычным, не отличающимся от миллиона других, работягой. Сейчас же Илья столкнулся нос к носу с пропойцей последней стадии. В ноздри ударил удушливый смрад хронического перегара и немытого тела.

– Здравствуйте, – машинально сказал Илья.

Дядя Коля посмотрел мутными, как лужа глазами. В них не проглядывалось ровным счётом ничего – ни желаний, ни мыслей. Обрюзгшее и небритое лицо походило на старую уродливую маску, сделанную чтобы пугать детей. Последний раз Илья видел этого человека то ли три, то ли четыре года назад. И тогда это был частенько выпивавший работяга. Ничем не отличался он от сотен тысяч таких же людей по всей стране. Среди недели, после работы покупал несколько бутылок пива, а в пятничный вечер брал что-нибудь покрепче – Илья это неоднократно видел. В последнее время он прекратил встречать Дядю Колю, а также его жену и дочь. Теперь понял, что родные покинули это существо. Немного даже жаль стало этого человека. В его памяти он остался весёлым балагуром, который не чурался пацанов в подъезде, а наоборот всегда останавливался, здоровался за руку, рассказывал анекдоты и угощал сигаретами.

Дядя Коля так ничего и не ответил. Илья заскочил в подъезд и взбежал по ступенькам. На втором этаже всё тот же запах уюта – наверно единственная настоящая причина, почему они раньше здесь собирались. Этот запах шёл из квартиры, где жила большая и дружная семья.

После звонка в дверь прошло около минуты. Наконец щёлкнул замок – этот звук Илья узнал бы из тысячи – слишком много раз доводилось его слышать. Скрипнула петля. На пороге появился Евгений. Вытянутое и заострённое лицо, кожа характерно-жёлтого оттенка. Через левую бровь и лоб пролегал глубокий шрам – последствие одной из ночных прогулок под кайфом. Одежда на Жене висела, будто на вешалке. Илья впервые понял, что значит это выражение. Невероятная худоба бросалась в глаза ещё и потому, что рост у Жени два с лишком метра.

Несмотря на то, что жили они недалеко друг от друга, последний раз Илья видел старого приятеля несколько лет назад. Встреча оказалась кратковременной – столкнулись в магазине, на кассе. «Привет-привет», а потом дежурные вопросы-ответы: «Как дела?», «Хорошо».

Из квартиры дохнуло пылью, одиночеством и старым перегаром. Женя остановился в дверях. Внимательные и цепкие к мелочам глаза будто сканировали гостя. Он смотрел так настороженно, словно ожидал от бывшего приятеля любого подвоха, вплоть до того, что тот выхватит из-за спины самурайский меч и с криком «Банзай» кинется в атаку. При этом словно задавал безмолвный вопрос: «Ну и какого чёрта ты припёрся?!». За спиной Жени показалась Ангелина.

Все трое на несколько мгновений застыли. Вдруг где-то наверху щёлкнула дверь и тут же затявкала вырвавшаяся из тесных стен собачонка. Первым пришёл в себя Женя.

– Ты чего пришёл?

Лина обогнула троюродного брата и выскочила на лестничную площадку. Она по-прежнему была в мешковатой одежде.

– Прости, – беззвучно произнесла она, обернувшись к родственнику.

Лина быстро сбежала вниз. Илья медленно спустился следом. Со второго раза она попала на кнопку открытия двери. Возле подъезда остановились. Подставила лицо летнему солнышку и закрыла глаза. Илья тихо подошёл сзади. Крепко обнял. Ангелина повернулась и прижалась к любимому человеку.

– Мне тебя не хватало, – прошептал он.

– И мне. Тебя, – сказала она.

Мимо подъезда проходили люди, но Илья с Линой их не замечали. Весь мир для них сузился лишь до размеров друг друга. Если бы им кто-нибудь сказал, что они обнимаются уже четверть часа – не поверили бы.

– Какие здесь родные запахи, – прошептала подруга.

Илья потянул носом воздух. Ничего особенно родного не почувствовал. Обычные московские запахи – выхлопы и пыль, сколько бы её не убирали. Правда долетал ещё и запах жареного арахиса из какого-то окна.

– Прости, что я… – начал Илья, но замялся не зная, что сказать. – Что я… не поверил с самого начала. Просто ты должна понимать… как всё неожиданно и… странно.

– Я знаю, что свалилась, как снег на голову, – с улыбкой посмотрела на него Лина. – Я зря убежала. Прости. Подумала, что это один из охотников и… – она опустила глаза. Большое спасибо, что спас от убийцы, – поднялась она на носочки и чмокнула его в губы. – А второе большое спасибо, что пришёл за мной.

– Пожалуйста, – пробормотал Илья.

Он себя чувствовал как четырнадцатилетний подросток на первом свидании. Смотрел на девушку, с которой встречался пять лет назад и которую уже не ожидал увидеть. На тёмные волосы, в которые любил зарыться и вдыхать аромат.

– Ты на меня смотришь, будто я привидение, – приподняла брови Лина.

– Почти, – кивнул Илья. – Не ожидал я тебя увидеть больше. Никогда. Вот смотрю в твои глаза и думаю: какими же мы были дураками, что тогда расстались. Наговорили гадостей… Если бы я был рядом, всё могло бы сложиться по-другому.

Ангелина грустно улыбнулась.

– Мы многое сделали неправильно… А если точнее, то всё. Я сама много думала о том дне… Мне там мало осталось радостей, кроме собственных воспоминаний. Много раз я прокручивала в памяти наш разговор. Я уже не рассчитывала тебе этого сказать… – на мгновение замялась она. – Прости меня за то, что я наговорила. Если сможешь, прости. Я совершила тогда большую ошибку. Видимо судьба меня за это и наказала.

Илья превратился в каменное изваяние. Мысли работали туго, со скрипом.

– Все эти годы, проведённые там, я просила Бога, дать мне ещё один шанс. И… видимо меня услышали.

Илья успел пожалеть, что затронул эту тему. Стоило подготовиться к такому серьёзному разговору. Если это вообще возможно. Теперь же он просто стоял и молчал, даже не представляя, что сказать.

Вдали коротко взвизгнула сирена. Раздался громкий хлопок – у кого-то пробило колесо. Ветерок донёс запах сирени.

– Мне жаль, что я вовлекла тебя во всё это… Но, мне нужна помощь. Твоя. Больше никто помочь не сможет. Иначе меня убьют.

У Ильи внутри словно образовался кусок льда. Мысли сразу потекли ровно и прямо, без прыжков в сторону и ненужной романтики.

– Откуда ты сбежала, и кто тебя пытается убить? Давай по порядку и основательно! – Илья почувствовал в себе силы горы свернуть.

– Думаю для начала мне надо переодеться. В этой одежде рабов я точно притягиваю взгляды.

Словно в подтверждение слов, проходившая мимо женщина с пацанёнком лет пяти странно покосилась на них, и в особенности на Лину. Не каждый день, даже в Москве, встретишь человека, одетого в перешитый мешок.

– Пойдём ко мне. Там что-нибудь и придумаем.

– Нельзя, – покачала головой Лина. – Охотники обязательно туда заявятся. Они убьют любого, с кем я общалась. И меня, естественно тоже.

– Что за охотники?! – Илья смотрел на Лину и не мог насмотреться. Он по-прежнему её обнимал, словно боялся отпустить. Пять лет всё же большой срок. Ему казалось, будто разошлась зарубцевавшаяся рана. Только боль была приятной.

– Я тебе всё расскажу, но давай вначале уйдём отсюда! – Лина смотрела на него голубыми глазами, в которых без труда читалась радость от возвращения домой. Может из-за этого чистого взгляда, Илья вначале и не придал грозившей опасности должного внимания. В какой-то, пусть и маленькой, мере он вообще не верил в реальность происходившего.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное