Сергей Голубев.

Право первого хода



скачать книгу бесплатно

Надежда…

Вот эта самая надежда, эта по кошачьи живучая тварь, проснулась, ожила и зацарапалась своими коготками где-то в потаенной глубине Викиного сознания.

И надежда эта была связана с человеком, которого звали Геннадий Васильевич. С тем самым основательно помятым типом, которого Вика обнаружила в квартире Вадима.


Исчезнув с взятыми у Вики деньгами, помятый отсутствовал недолго. Все-таки он был местный житель, и знал кратчайшие пути до спасительных источников живительной влаги.

С бутылкой в руках он молча и деловито проследовал на кухню, откуда вскоре донесся характерный звук, который издает стеклянный сосуд, соприкасаясь с другим стеклянным же сосудом. И вскоре после этого Вадимов сосед вновь появился в гостиной. Лицо его заметно ожило и посвежело, даже как будто немного разгладилось. Дыхание его, правда, несло с собой аромат только что употребленного продукта, зато взгляд стал живым и осмысленным.

– Ну вот, совсем другое дело, – без тени смущения констатировал он, усаживаясь в кресло. – А теперь позвольте представиться: Геннадий Васильевич. Я тут живу, – счел он необходимым внести ясность в свой статус, – этажом выше.

– Очень приятно, – в полном соответствии с принятым этикетом отреагировала Вика.

Некоторое время они посидели молча, разглядывая друг друга – Геннадий Васильевич внимательно и в упор, словно некий экспонат, выставленный на витрине, а Вика – украдкой, застенчиво бросая косые взгляды. Этот пристальный взгляд смущал ее. И вообще… Она, честно говоря, рассчитывала, что этот человек обрадуется, что его выпустили, и уйдет, оставив ее одну. Однако, похоже было, что именно этого-то он делать и не собирался.

– Знаете, что, – сказала Вика, устав от этого напряженного молчания, – схожу-ка я на кухню, посмотрю, что там можно приготовить на завтрак. А то я, честно говоря, со вчерашнего дня ничего не ела.


Из еды в холодильнике нашлись сосиски и буханка черного хлеба. Приготовив этот немудрящий холостяцкий завтрак, Вика позвала из гостиной Геннадия Васильевича. Геннадий Васильевич ломаться не стал и трапезу своим присутствием удостоил.

– Эх, горчицы нет! – посетовал он, окидывая взглядом стол.

Он взял в руку бутылку, в которой оставалось еще около двух третей содержимого, взглянул на Вику и, отчего-то вздохнув, решительно поставил бутылку обратно на стол, после чего встал и молча вышел из кухни.

Вернулся он неся в руках две маленькие водочные рюмочки.

– Вы меня простите, Вика, – сказал он, слегка дрожащей рукой разливая водку, – по моему вам это сейчас нужно. Я не знаю, что там у вас случилось, и не хочу знать, – добавил он торопливо, – это не мое дело… Я вообще в чужие дела не лезу, своих хватает. Да… Но вообще-то… И не бойтесь, с одной рюмки не сопьетесь и не отравитесь. Да я и не собираюсь вас спаивать – больно нужно! И так от сердца отрываю. Ну, давайте… пусть все плохое пройдет. Пусть только хорошее останется!

Он поднял свою рюмку и подождал, пока Вика не подняла свою.

Они чокнулись.

Пить водку Вике совсем не хотелось. Она ее не любила и старалась избегать, но тут решила, что одна рюмочка в качестве лекарства, пожалуй, и в самом деле не помешает. Она зажмурилась и выпила, не испытав при этом, как ни странно, никаких неприятных ощущений. Наоборот, очень скоро она почувствовала как теплая волна поднимается откуда-то из глубины организма, как будто сделанный ею глоток разбудил дремавший там вулканчик, и теперь он заработал, согревая ее.

Геннадий Васильевич тем временем уже успел налить себе и опорожнить вторую. Пить такими цыплячьими дозами он давно отвык.

– Да вы ешьте, ешьте, закусывайте. – уговаривал он Вику, цепляя вилкой одну из горкой лежащих перед ними сосисок. – Первый шаг в победе над пьянством – это закуска!


Поев они так и остались почему-то на кухне. И может быть именно поэтому – кухонный уют поспособствовал – беседа приняла доверительный характер.

А он, оказывается, симпатичный, – решила про себя Вика, уже гораздо смелее разглядывая сидящего напротив человека. – Пьяница, конечно, но это ведь… Мало ли… Вон, допустим, тот же Есенин… А Рубцов? А Шукшин? Высоцкий… дядя Леня, наконец. Она вспомнила непутевого папиного младшего брата, давно уехавшего куда-то на Дальний Восток. Он ей нравился. У них была тайная от ее родителей дружба. Мама не любила дядю Леню и не одобряла его к ним визиты. Из-за этого они с папой иногда ругались. Шепотом. Чтобы Вика не услышала. Но она все равно все знала – знала, что дядя Леня пьяница, что он лентяй и оболтус, и что добром он не кончит она тоже знала, хотя тогда еще и не очень понимала, что это значит. Ее лично он вполне устраивал. Он был высокий, красивый, сильный и добрый. Он понимал ее. Если он приносил с собой какую-нибудь куклу в подарок, то это была именно такая кукла, какую ей хотелось, и потом эта кукла долго жила у нее и не надоедала. И с ним было хорошо, Вика рассказывала ему про свои дела, свои радости, печали и заботы и ему было – она видела это, – ему точно было интересно и, главное, все-все понятно. И он совершенно искренне радовался и огорчался вместе с ней.

Вадим чем-то напоминал ей его. Может быть, именно поэтому она и сошлась с ним. И вот этот, сидящий сейчас перед ней, Геннадий Васильевич – что-то в нем тоже было от того давнего, детского ее дяди Лени. И не только то, что он тоже пил.


А Геннадий Васильевич тем временем рассказывал Вике про свои печальные дела:

– Вот это, Вика, чтоб ты знала, – говорил он, – и называется кинуть человека. Нет, ну ты сама подумай: я же ему поверил, я же ему, чтобы стройку на зиму не останавливать, считай, весь нуль за свой счет сделал. Деньги занял, блоки купил, кирпич, цемент, арматуру, технику нанял – один экскаватор мне в такую копейку влетел!.. И ведь сделал! И что? – Геннадий Васильевич горестно развел руками. – Этот мерзавец продает участок и уматывает, хрен его знает, куда! А новый хозяин мне говорит, что он мне ни копейки не должен, что я могу забрать себе и котлован, и все, что в нем, и катиться куда хочу. Он, видите ли, будет строить по другому проекту, и это все ему только мешает, а бригада у него своя.

Голос его дрогнул, глаза подернулись влагой. Он налил себе еще рюмочку, капнул чуть-чуть и в Викину. Вике было жалко его и она не нашла в себе сил отказаться.

Выпили.

– А ведь я деньги-то занял, мне же их отдавать надо. А с каких таких шишей? А ведь занял-то я у серьезных людей. Они бумажек не пишут, расписки им ни к чему. Им и так отдают. А если не отдают, то… – и Геннадий Васильевич выразительно провел ребром ладони себе по горлу, от уха до уха, и закатил глаза.

– А что, – ужаснулась Вика, слишком живо представив себе последствия подобной хирургической операции – бедный Славик все еще стоял у нее перед глазами. – ничего нельзя сделать? А этот ваш заказчик? Неужели нельзя найти его?

– А что толку? Мы с ним тоже никаких бумажек не подписывали. Да это-то все пустяки, у нас такие случаи через два на третий. В смысле, когда заказчик деньги зажимает. Если есть резервы, то это не беда. Я еще до этого хуже гораздо облажался. Друг один подбил меня залезть на чужую территорию. Вот тогда меня круто наказали…

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10