Сергей Глезеров.

Исторические районы Петербурга от А до Я



скачать книгу бесплатно

Всего выехало 145 семей – около 400 человек. Ехали люди различных специальностей: станочники, садовники, огородники, сапожники, партийные, техники, педагоги, врач, агроном. С огромными трудностями коммунары добрались через Семипалатинск до небольшого казачьего поселка Гусиная пристань. Вырос палаточный городок. Местное население недоумевало, зачем сюда приехали незнакомые люди из Петрограда. Поползли слухи, что они хотят отнять землю у казаков, поэтому не все были рады приезду обуховских коммунаров. Казаки не хотели давать свободную землю.

В селе Кондратьевском сельсовет разрешил коммунарам пользоваться свободной землей в тысячу десятин. На высоком берегу Бухтармы среди живописных алтайских гор весной 1918 г. раскинулся палаточный город. Так возникла на Алтае коммуна петроградских рабочих.

Просуществовала коммуна недолго: в сентябре 1919 г. ее разгромили колчаковцы. Василия Грибакина расстреляли вместе с другими коммунарами. В селе Больше-Нарымском на могиле 28 погибших петроградских коммунаров установили обелиск. А в нашем городе в память о братьях Грибакиных в 1967 г. назвали улицу в бывшем селе Александровском за Невской заставой, в которую вошли бывшие Церковный и Троицкий переулки. Их названия происходили от церкви Св. Троицы («Кулич и Пасха»).

Кстати, на только что упомянутом Троицком переулке (иногда он именовался также проспектом или улицей) с 1911 г. жил знаменитый Иоанн Чуриков – лидер трезвеннического движения. В его двухэтажном каменном доме близ станции Обухово располагался и центральный совет созданного Чуриковым общества «Трезвая жизнь», а также издавался журнал «Трезвый рассвет». Удивительно, но дом этот сохранился до нашего времени!

Уцелело до сегодняшних дней и название проспекта Александровской фермы. Оно хранит память о том, что когда-то, в середине XIX в., в селе Александровском находилась земледельческая ферма…

Аптекарская слобода

История Аптекарской слободы началась в середине 1710-х гг., когда Главная аптека устроила в юго-восточной части Вороньего (нынешнего Аптекарского) острова аптекарский огород для выращивания лекарственных растений. Первые годы этот огород (с 1735 г. – Медицинский сад) обслуживал только армию.

Рядом с огородом в 1719 г. была построена первая в нашей стране мастерская медицинских инструментов – «инструментальная изба» (теперь это объединение «Красногвардеец»). Появился здесь и «для житья аптекарских служителей двор».

Петр I разрешил селиться на острове только служителям и работным людям Медицинской канцелярии (в 1763 г. она реорганизуется в Медицинскую коллегию). Слобода носила многонациональный характер: кроме русских здесь жили немцы, французы, голландцы, которые служили в Медицинской канцелярии.

Остров был своего рода отдельным «городом в городе»: у него появилась даже своя островная печать, чего не имела ни одна из петербургских частей. Настоящим хозяином на острове являлся смотритель, он не только отводил слободским жителям участки под двор и сенокос, но и контролировал соблюдение распорядка трудового дня.

Власть смотрителя была настолько велика, что без его ведома даже запрещалось покидать Аптекарский остров. Разрешение смотрителя требовалось жителям слободы даже для вступления в брак…

Когда в 1823 г. Медицинский сад передали в ведение Министерства Императорского двора (он стал называться Императорским Ботаническим), территория Аптекарской слободы уменьшилась почти в два раза. В середине XIX в. Аптекарскую слободу составляла только территория инструментального хирургического завода. В начале 1860-х гг. должность смотрителя Аптекарского острова упразднили, а вместе с ней прекратила существование и островная печать. С тех пор закончила свою историю и Аптекарская слобода…

Б

«Балтийская жемчужина» («китайский квартал»)

История «китайского квартала» на берегу Финского залива началась в юбилейном для Петербурга 2003 г., когда председатель Народного политического консультативного совета Шанхая Цзянь Ижень выдвинул идею строительства комплекса. Весь 2004 г. обе стороны согласовывали и подписывали всевозможные документы. В их числе – подписанное в июле 2004 г. городской администрацией распоряжение «О размещении в Приморской юго-западной части СПб многофункционального комплекса объектов жилищного, социального и общественно-делового назначения». Инвесторы готовили градостроительную документацию на 180 га между Петергофским шоссе и акваторией Финского залива.

Предполагалось, что земля будет передана шанхайским предпринимателям целевым назначением как стратегическому инвестору. На депутатские предложения провести конкурс среди застройщиков чиновники отвечали, что участок слишком большой, поэтому ни одна российская компания не сможет реализовать объект.

Комитет по инвестициям и стратегическим проектам Петербурга подписал с Шанхайской индустриально-инвестиционной компанией (ШИИК) соглашение о начале реализации проекта «Балтийская жемчужина». Сроки его реализации определены 2005 – 2010 гг. Проект осуществляется в рамках сотрудничества двух стран и поддерживается правительством КНР и Петербурга.

Кроме сооружения жилых и коммерческих объектов, проект предусматривал создание зеленой зоны, строительство причалов для маломерных судов и реконструкцию Матисова канала. Инвестор получил право на продажу гражданам Китая не более 1 % площади жилищной застройки.

У проекта «Балтийской жемчужины» или, как его прозвали горожане, «китайского квартала», оказалось немало противников. Их основной аргумент звучал следующим образом: для окупаемости проекта стоимость квадратного метра возрастет до таких пределов, что местные жители вряд ли смогут позволить себе приобретать жилье на столь невыгодных условиях. Поэтому основными покупателями будут выступать китайцы, которые начнут активную эмиграцию в Петербург. В итоге «Балтийская жемчужина» рискует превратиться в обычный «Чайна таун» – очаг криминала, проституции и наркотиков. Если этот проект столь откровенно нерентабелен для китайской стороны, встает вопрос: «Зачем он вообще ей нужен?» Ответ на него очевиден: для Китая «Балтийская жемчужина» является одной из серьезных попыток «прорубить окно в Европу».

Представители китайской стороны категорически возражали против этих доводов, постоянно подчеркивая, что намерены подарить Петербургу не какой-нибудь «Чайна таун», а настоящий «европейский квартал», и с их помощью Петербург сможет обрести европейский вид и инфраструктуру. Губернатор Петербурга признавалась, что город отдает китайским инвесторам «одно из лучших мест в Петербурге», и отмечала, что, дабы показать пример петербуржцам, готова сама приобрести квартиру в «китайском квартале».

«Балтийская жемчужина», фото августа 2009 г.


С возражениями против строительства квартала именно в этом месте выступили представители поисковых отрядов. Участники поискового отряда «Возвращение», обнаружившие останки красноармейцев на месте расчистки площадки под жилой комплекс «Балтийская жемчужина», подчеркивали, что, согласно закону РФ «О погребении и похоронном деле», вести застройку на месте старых военных захоронений нельзя.

Как отмечал командир поискового отряда «Возвращение» Георгий Стрелец, «на участке, выделенном для возведения „Жемчужины“, проходили самые жестокие бои на ближних подступах к городу. Позиции здесь защищали солдаты 2-го батальона 14-го Краснознаменного полка 109-й дивизии 42-й армии, от Петергофского шоссе до Финского залива. Сколько всего красноармейцев погибло за три года, сказать сложно: от нескольких сотен до нескольких тысяч».

Останки советских воинов обнаружили даже при подготовке территории под закладной камень «Балтийской жемчужины», торжественно открытый Валентиной Матвиенко и китайскими инвесторами. «По архивным документам и воспоминаниям участников боев, погибшие солдаты оставались лежать, прорастая травой и кустами, – возмущался Георгий Стрелец. – Если администрация района отказывается блюс ти закон и приостанавливать строительство, то любой житель города может подать на чиновников в суд». Однако, несмотря на неоднозначное отношение в обществе к строительству «китайского квартала», 26 апреля 2005 г. правительство города приняло постановление о проектировании и строительстве многофункционального комплекса «Балтийская жемчужина».

В июне 2005 г. состоялась торжественная церемония закладки первого камня комплекса «Балтийская жемчужина».

По проекту, в «жемчужном» городке, рассчитанном на 35 тысяч жителей, предполагалось возвести четыре школы, пять детских садов, один дом детского творчества и детскую школу искусств, шесть встроенных библиотек и два досуговых учреждения. Естественно, построят свои поликлинику, станцию неотложной помощи, две аптеки и три раздаточных пункта молочной кухни. Не обойдется и без предприятий бытового обслуживания, коммунального хозяйства и общепита. Кроме того, квартал будет иметь четыре спортзала и бассейн. Проект также предусматривает создание городского пляжа, зеленой зоны, строительство причалов для маломерных судов и реконструкцию Матисова канала.

Оставляя в стороне вопрос об экономической целесообразности «китайского квартала» в Петербурге и выгоде и полезности его для нашего города, надо отметить: в многонациональном и многоконфессиональном городе, каким был и остается Петербург, китайцы присутствовали с давних пор. В Петербурге можно найти немало «китайских» мест – взять хотя бы загадочные статуи Ши-Цза на Петровской набережной, привезенные в Северную столицу в 1907 г. из Маньчжурии. «Ши-Цза» по-китайски означает «лев», и подобные каменные и бронзовые изваяния фантастических львоподобных существ ставились у ворот императорских дворцов и у храмов. В Петербург же они попали самым неожиданным образом: «Ши-Цза» должны были установить в маньчжурском городе Гирине в храме-молельне генерала Чана. Однако после его смерти вновь назначенный гиринский губернатор подарил статуи генералу Гродекову, помощнику Приамурского генерал-губернатора, а тот переслал их в Петербург.

Изваяния установили перед домиком Петра I, и, наверное, это вовсе не случайное совпадение: ведь именно при Петре начали формироваться коллекции китайских экспонатов, которые составляют сегодня значительную часть собраний Эрмитажа и Кунсткамеры. На протяжении многих лет Петербург был одним из ведущих европейских центров китаеведения, а в библиотеках и архивах нашего города хранится громадное количество китайских книг.

Еще одно «китайское место» появилось в Петербурге в рамках празднования 300-летия нашего города. Речь идет о «китайском саде» с традиционной китайской стеной и драконами, беседками, цветами, которые переносят европейцев в атмосферу Востока. Разместился он на Литейном проспекте, напротив Дома офицеров. К сожалению, лишенный должного ухода, он уже начинает разрушаться под воздействием климата и уличного вандализма…

5 мая 2009 г. на площади перед Деловым центром компании «Балтийская жемчужина» установили оригинальную скульптурную композицию – памятник «Древо жизни». Он изображает молодую семью – сидящих в символической кроне дерева папу и маму, обнимающих маленького ребенка. По мнению его создателей, памятник не только украсит новый микрорайон Петербурга, но и станет своеобразным символом проекта. Скульптура, с одной стороны, олицетворяет будущих жителей многофункционального комплекса «Балтийская жемчужина», а с другой – символизирует семейный очаг, гармонию, любовь и взаимопонимание. Автором проекта стал творческий коллектив под руководством народного художника России, академика Российской академии художеств А.С. Чаркина.

Балтийский поселок

Эта «петербургская провинция» была совсем недалеко от Балтийского вокзала, между Петергофским шоссе (ныне – пр. Стачек) и линией Балтийской железной дороги. Когда-то здесь проходила единственная проезжая дорога, которая связывала эту окраину с городом и с Митрофаньевским шоссе, по которой, как писали современники, «бродили лишь кладбищенские поминальщики да тряслись розвальни огородников». В начале ХХ в. дорога превратилась в ныне существующую Балтийскую улицу с пересекающими ее многочисленными переулками.

Быстро были раскуплены здесь участки земли, и на топкой местности вскоре вырос целый район, который стал называться «Балтийским поселком». Появились небольшие фабрики и заводики, бани и даже свой «Балтийский рынок». Однако местное население, привыкшее кое-как питаться в харчевнях, оставило этот рынок без внимания, и он вскоре прекратил свое существование.

«Оригинальную картину представляет эта местность теперь, в теплое время, – писал столичный обозреватель в начале ХХ в. – Совершенно забываешь, что находишься в получасовом расстоянии от города. Всюду около домов сидят и даже лежат полуодетые обитатели переулков. По заваленным всякой дрянью улицам, наполовину вымощенным, бродят свиньи, в обширных лужах плавают гуси и копошатся в грязи полуголые ребятишки.. В жаркое время здесь носятся тучи пыли, весной и осенью – непролазная грязь, зимой же – сугробы несметаемого снега. Водопровода здесь нет, а потому, конечно, санитарное состояние жилищ ужасно».

Среди «аборигенов» Балтийского поселка – босяков, фабричных, портных, лавочников и т. д. – резко выделялись жившие здесь персияне. Большинство из них были антрепренерами-обезьянщиками, каждый из которых содержал по несколько мальчуганов, ходивших по улицам с маленькими обезьянами. Мальчишки за целые дни скитания по улицам Петербурга собирали немалую дань за показывание обезьянок, а к вечеру всю вырученную сумму они приносили своим хозяевам. Хорошо орудовали на улицах «Балтийского поселка» и шулера-картежники.

Беклешовка

Так называлась местность в районе нынешней площади Мужества. История ее пошла от Спасской мызы (мызами в давней традиции именовались отдельные загородные дома с хозяйствами), появившейся в этих краях в середине XVIII в. В конце того же века это было уже большое хозяйство – деревня Спасская, господский дом со службами, до 800 десятин пашенной сенокосной земли, много лесов, два пруда.

Владельцы мызы не раз менялись, одним из них в XVIII в. стал президент Государственной медицинской коллегии Андрей Закревский. А к концу того века владел мызой офицер Иван Кушелев. Впоследствии он купил еще часть земли у графа Безбородко, хозяина Полюстрова, и стал владельцем огромного имения от Выборгского шоссе до Пискаревки, Полюстровского проспекта почти до Поклонной горы. Здесь была его летняя резиденция, а зиму он проводил в своем роскошном доме на Дворцовой площади.

Кушелев с большой любовью обустроил Спасскую мызу, создал прекрасный парк с островками, гротом, беседками и аллеями, установил несколько памятников: колонну в память «щедрот» Екатерины, обелиск в честь любимой собаки Екатерины, подаренной ею Кушелевым, и третий памятник – в память единственного сына Кушелевых, погибшего на войне в Грузии.

После смерти Кушелева имение перешло к сначала к вдове, потом к их зятю сенатору Молчанову, а после его смерти в 1831 г. к его зятю и дочери Беклешовым. К тому времени Спасская мыза стала превращаться из богатой усадьбы в оживленную дачную местность. Сад получил название Беклешовского, а сама местность – Беклешовки. Вместе с соседней местностью под названием Лесной (Лесной корпус) они составили обширный, популярный дачный пригород.

В 1858 – 1860 гг. за долги Беклешовой имение продано по частям с торгов, и центральную часть приобрел известный в те годы доктор Реймер. Он стал развивать здесь дачную индустрию и попытался переименовать Беклешовку в «Здоровые места», но название не прижилось.

Как отмечал «Спутник дачника» на 1886 г., «местом для приятной прогулки может служить Беклешовский сад, где встретите немало купеческих франтов». «Около прудов в Беклешовке расположено несколько насыпных горок, и с одной из них в ясный солнечный день открывается прекрасный вид на Петербург, – писал в конце 1890-х гг. М.И. Пыляев, – видны шпицы крепости и Адмиралтейства, куполы Исаакия и многих других церквей. В Беклешовке выстроен театр, в котором два раза в неделю даются платные спектакли труппой любителей, тир для стрельбы в цель и карусели».

В конце XIX в. в Беклешовке начинается запустение, недаром в начале ХХ в. одна из газет оставила о ней такую характеристику: «Черная половина Лесного корпуса. Сплетни, драки, пьянство – вот „козыри“ этого места. Есть знаменитый пруд, от которого несет на двадцать километров в окружности».

В 1913 г. бывший Беклешов сад купило акционерное общество для устройства на его месте нового поселка. Оно засыпало пруд, перепланировало сад, начало прокладывать дороги, мостить их, проводить канализацию, освещение, трамвай, распродавать участки, но начавшаяся Первая мировая война остановила эти работы. После Гражданской войны здесь устроили огороды, потом открыли песчаные карьеры, затем появились свалки, и к концу 1920-х бывшая Беклешовка превратилась в заброшенный пустырь.

В настоящее время участок Беклешова сада занимают производственное объединение «Аврора», различные строительные организации, обсерватория имени Воейкова и Кушелевский хлебозавод, основанный в мае 1933 г. и действовавший во время блокады.

Белевское поле

Местность в Невском районе, в районе бывшей Щемиловки. В «Энцкилопедии Санкт-Петербурга» Белевское поле определяется как местность на юго-востоке Петербурга, ограниченная проспектом Александровской фермы, улицей Седова, бульваром Красных Зорь и Московской линией Октябрьской железной дороги.

По рассказам старожилов, когда-то давно на Белевском поле паслись козы. Название, по-видимому, пошло от имени одного из владельцев близлежащих заводов. В советские времена, по данным Наума Синдаловского, Белевское поле звали «полем дураков» – из-за обилия здесь пивных ларьков.

«…Белевское поле – некогда огромный пустырь, территория которого все уменьшалась с годами, – отмечает историк Дмитрий Шерих. – Теперь о нем напоминают названия Белевского проспекта и Белевского карьера, расположенных за улицей Седова близ железной дороги. Карьер, как гласит история, образовался в середине XIX столетия во время строительства железной дороги: отсюда брали грунт для насыпей».

Как сообщается в «Энциклопедии Санкт-Петербурга», в 1910-х гг. был разработан план регулярной застройки Белевского поля, который не удалось осуществить. В конце 1940-х гг. на Белевском поле построили квартал двух– и трехэтажных жилых домов, остальную территорию в начале 1960-х гг. застроили типовыми жилыми домами.

Беляевка

Мыза купца Беляева находилась когда-то на дороге, которая вела из района Пороховых в Кушелевку. Поэтому проходивший неподалеку проспект именовался Беляевским. С 1952 г. это Волго-Донский проспект, проходящий между Пискаревским проспектом и Дорогой в Рыбацкое и названный в честь Волго-Донского судоходного канала. Название «Беляевка» и сегодня бытует среди местных старожилов.

Бичи

Поселение немецких колонистов, которое именовалось «поселок Бичи», находилось недалеко от Гражданки, на берегу Муринского ручья. Сегодня этот удивительный и необычный топоним бывших северных предместий Петербурга совершенно забыт. Происходило название от фамилии немецких колонистов Бич, живших здесь. Поселок этот называли также «хутор Бичи», причем обычно склонялось только слово «поселок» или «хутор», а имя собственное оставалось неизменным, либо просто говорили – «в Бичах».

Находился этот хутор на северной стороне Муринского ручья по соседству с русской деревней Ручьи, которой теперь тоже не существует. В нынешней системе координат местоположение бывшего хутора можно определить примерно так: пойма Муринского ручья, напротив перекрестка проспекта Луначарского и Лужской улицы, недалеко от нового храма Сретения Господня.

Многие старожилы Гражданки вспоминают, что до войны ходили купаться на Муринский ручей – «к Бичам». Там было одно из самых широких мест ручья, красивое и живописное. Особенно запомнились многим изумительные желтые лилии, что росли в этих краях…

В деревне Ручьи имелось несколько слободок, они отходили перпендикулярно от главной дороги – нынешнего Гражданского проспекта. Одна из таких слободок и вела к хутору Бичи, представлявшему собой небольшое поселение немецких колонистов из рода Бич. Известно, что еще в 1857 г., спустя тридцать лет после основания немецкой Гражданки, колонист Бич из Среднерогатской колонии купил в ее окрестностях земельный участок в 40 десятин у генерала Чижикова. Возможно, что именно этот участок послужил основой для возникновения хутора Бичи. Впрочем, известно также, что несколько семей по фамилии Бич проживали и в самой колонии Гражданка.

Просуществовал «хутор Бичи» примерно до конца 1930-х гг. По воспоминаниям старожилов, стояло там всего несколько хозяйских домов – три или четыре, да еще служебные постройки.

В начале 1930-х гг. хутор Бичи пострадал от «раскулачивания». По воспоминаниям колониста Гражданки Виктора Владимировича Бауэра, одним из жителей хутора был его дедушка Юлий Адамович Бич. «Семья их была на хуторе не из бедных, – вспоминал Виктор Бауэр. – Дедушка, хотя и имел большую семью (семерых детей, жену, няню), держал несколько коров, лошадей и другую живность для себя, занимался выращиванием овощей для продажи в город, сеял зерновые для своего скота, поэтому, кроме сельхозинвентаря, имел собственную ручную сеялку, молотилку на конном приводе. Все это и послужило тому, что в 1930-е годы его назвали „кулаком“, отняли все имущество, а семью выслали из дома, кроме того, деда посчитали укрывателем золота, так как он не сдал государству золотые обручальные кольца и серьги своей жены. Он был арестован и посажен в тюрьму, где находился несколько месяцев, после чего его выслали из Ленинграда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59