Сергей Галенко.

Время как призвание. Парадигма



скачать книгу бесплатно


– Парадигма? А что это такое?

– Все, что вокруг тебя это и есть парадигма

Часть первая
Урания

1

Оберон встретил нас неприветливо. Уже на подлете к Урану корабль попал в настоящий космический шторм. Это нам так аукнулась вспышка на Солнце. Представляю, что было в пространстве возле Земли и Луны!

Космическую турбулентность мы с Голди перенесли с достоинством, привязанные в противоперегрузочных креслах и укрытые плотным одеялом компрессионного поля.

Досаждали только страшный лязг и вой обшивки нашей «Старушки», да осатаневшие от нагрузки двигатели.

Да, космосиноптики снова сели в лужу со своими долгосрочными прогнозами. Впрочем, как всегда!

Оберон, это второй по размеру спутник Урана и девятый по массе спутник солнечной системы, представляет собой шар, состоящий примерно в равной пропорции, из камня и льда и обращающийся вокруг планеты за тринадцать с половиной суток с температурой поверхности в минус 200 градусов по Цельсию. Он всегда повернут к планете одной стороной и лежит боком, а поэтому каждый полюс Оберона 42 года находится в темноте, а другие 42 года там непрерывный день.

Здесь бушуют постоянные магнитные и плазменные бури, обрушиваясь на спутник многодневными энергетическими штормами.

* * *

Космодром «Астра» расположился в правой оконечности огромного ста двадцати километрового кратера Фальстаф, укрытый от безжалостного вакуума мощным энергетическим барьером.

Купол был виден уже на расстоянии в сто тысяч километров, как фиолетово-оранжевая шапка, то увеличивающаяся в размере, то сужающаяся очевидно в зависимости от мощности плазменных потоков, падающих на Оберон.

Я перевел «Старушку» на ручное управление, Голди заняла кресло пилота-навигатора, и мы начали сближение с Обероном.

Она поймала наводящий луч с контрольной башни космодрома и на минимальной скорости «Старушка» сделала плавный поворот и вышла на дальнюю орбиту спутника. Мы находились сейчас примерно в шестистах тысячах километрах от Урана, который выглядел на экране огромным зеленоватым шаром, увитым рядами полупрозрачных колец.

Постепенно снижаясь по спирали, если в космосе уместно слово «снижение», мы вышли на орбиту всего в ста километрах от спутника.

– Голди, – я взглянул на мою красавицу, – включай маневровые и предупреди вышку, что мы садимся.

– Да, мой Господин, – Голди как львица встряхнула своей темной гривой.

– База Астра, просим разрешения на посадку, код конфедерации 7168.

– Код подтвержден. Ваше посадочное место док Фальстав-7.

– Вперед «Старушка»! – Я мысленно нажал педаль газа, которой на космическом корабле конечно не было. И мы сошли с орбиты.

2

Док Фальстав -7 представляет собой огромную черную трубу из титана диаметром около ста метров, с герметическим люком, врезанную в скальную породу Оберона.

Всего таких доков было семьдесят, словно пчелиные соты, разбросанные по огромному полю космодрома, каждый со своей независимой технической и аварийными службами.

Любой из них мог функционировать автономно даже в случае аварии на остальных.

Приемный луч подвел «Старушку» прямо к зеву трубы с мерцающими по периметру сигнальными прожекторами. Магнитная подушка аккуратно обняла космолет и мягко опустила его на глубину в триста метров, в тело спутника.

Мы с Голди даже не почувствовали, как посадочные ноги коснулись стальных листов, посадочного поля и только возникшая пусть небольшая, но сила тяжести, возвестила об этом событии.

– С прибытием, командир, – Голди игриво потрепала меня по голове.

* * *

– Первым делом по-человечески поедим, – Я выровнял давление между тамбуром перехода и атмосферой Фальстафа.

– Надеюсь, на Обероне найдется приличный ресторанчик.

– Голосую двумя руками и ногами и урчащим животом, – Голди грустно потерла свой красивый даже под скафандром животик.

Только, муж мой, мы успеем, раз пять умереть с голоду, пока пройдем очистку и медицинский контроль!

Однако наши страхи оказались несколько преувеличенными. Вся процедура очистки и последующие медицинские процедуры отняли всего каких-то полчаса.

На Луне бы такую оперативность!

Нас с Голди провели в гермокамеру, где мы догола разделись, отправили свои вещи в дезинтегратор, прошли в соседнюю камеру, где подверглись кратковременному облучению и тут же получили новые, блестящие комбинезоны и нижнее белье.

В соседней комнате нас ждала сестра-андроид, которая быстро сделала нам с десяток прививок, дала проглотить дюжину таблеток и все… мы были свободны.

3

Оберон – естественный спутник – город, спутник – государство. Испещренный людьми и механизмами, как кротами, тысячами и тысячами тоннелей и рукотворными пещерами – городскими районами.

Население Оберона, вместе с рудокопами с других спутников Урана, достигает фантастической цифры в полтора миллиона человек. И это не считая огромной армии андроидов, которые на дальних границах солнечной системы просто на вес золота.

В 10.30 по местному времени мы с Голди вышли в этот лабиринт в поисках хорошего ресторана.

Оберон это не Луна, где каждый новичок в течение нескольких минут будет проинструктирован и адаптирован к местным реалиям. Где все распланировано, размеренно и заблудиться практически невозможно. На каждом шагу цветовые и звуковые указатели. Не говоря уже об автосправках.

На спутнике, любой прибывший через минуту понимает, что он чужой на этом празднике жизни. Ни указателей, ни информаторов, ни гидов. Здесь в тоннелях нет пестрых потоков туристов, как на Луне, да и местный люд попадается лишь изредка, на Обероне все подчинено работе. Трудовой день здесь не шесть часов, как на Земле или Луне, а все девять!

Впрочем, что зря распинаться, мы с Голди оказались на спутнике, как в вакууме. Нас никто не встречал и никого мы здесь не знали.

Сориентировались мы по подробной карте Оберона, купленной еще на Луне. Здесь довольно сносно ходил общественный транспорт, да и как иначе преодолевать расстояния в десятки и сотни километров?

Местные средства передвижения были просты, как два пальца! Самые обычные электрокары, только быстрые, благодаря низкой силе тяжести и довольно вместительные.

Мы приметили один такой неподалеку, у разбитого под каменным потолком небольшого парка.

Через десять минут, преодолев порядка семи километров, мы вышли на главной площади Оберона, в пещере Лир, перед городской управой, рядом с монументальным католическим храмом.

А прямо напротив, распахнул по-дружески двери, сверкая неоновой рекламой симпатичный погребок «Урания».

4

Мы спустились по базальтовым ступенькам в небольшой, слабо освещенный зал. На стенах в гранитных подставках, стояли факела, создавая зловещую обстановку подземного царства. С потолков, к столикам самой разнообразной конфигурации и цвета, опускались сталактиты, искусно подсвеченные напольными светильниками.

В «Урании» не было ни одного посетителя – рабочий день. Мы расположились за столиком в виде крабовидной туманности, целиком вырезанным из слюдяной лавы, которая, казалось, все еще сочится по жилам на его поверхности.

Через миг перед нами возникла миловидная официантка, среднего роста с большими грудями, пытающимися вырваться сквозь полупрозрачную кофточку на волю и длинными рыжими волосами, стекающими по спине волнами, как у фантастической русалки.

Я, открыв рот, загляделся на нее, пока моя благоверная больно не надавила мне на ногу и болезненно ткнула локтем в бок.

– Что господа желают, – спросила она мягким грудным голосом.

– Для начала, выпить, что нибудь местное экзотическое, – я вопросительно посмотрел на Голди.

– Могу предложить каву, это что-то напоминающее бурбон, только с цветочным привкусом.

– Великолепно, – я потер руки. – Пообедать нам тоже что-то из местной кухни.

Герда, так было написано у нашей официантки на бейджике, исчезла как волшебница и материализовалась уже с бутылкой кавы и двумя бокалами.

Оберон мне начинал по-настоящему нравиться.

* * *

Герда хотела налить нам в бокалы, но я знаком остановил ее и аккуратно взял бутылку из ее рук.

Мне очень хотелось поухаживать за Голди самому. Я откупорил бутылку и налил моей жене треть бокала, а потом столько же себе.

– За успешную посадку! – произнес я и поднял бокал кавы к губам. В нос ударил приятный пряно-цветочный аромат. Я сделал глоток, по телу разлилась блаженная нега, тепло и нахлынула усталость всех полетных дней.

Я посмотрел на Голди. Ее прелестное личико раскраснелось, глаза затуманились, а взгляд, брошенный на меня, вызвал внутри меня огромное желание тут же в зале опрокинуть ее на стол.

Я пересилил его и сдержался, а то еще поймут неправильно двух туристов. Проведших почти две недели в консервной банке.

Герда принесла закуску и второе.

На закуску, как объяснила официантка, было подано ассорти из овощей, выращенных в местной теплице. Ну, а на второе – жаркое из кролика, которых отлавливают тут же, в тоннелях Оберона. Они расплодились здесь еще со времен первой экспедиции и за тридцать лет заполонили все тоннели.

Мы с удовольствием пообедали, тем более что это был первый человеческий обед за все время полета. Салат был действительно хор ош. В одно и то же время в нем чувствовались и острота, и сладость, да он был просто вкусен! Кролик божественно нежен, а соус показался нам нектаром. Особенно после консервов и восстановленной воды на «Старушке».

Мы с Голди все это быстренько запихали в наши изголодавшиеся желудки, обильно запили кавой и удовлетворенно откинулись на спинки кресел.

Пришло время подумать об отдыхе и ночлеге. Но как не хотелось никуда уходить!

– Ваш счет господин! – Герда поставила перед нами коробочку с минитерминалом.

– Спасибо, Герда, – я приложил к терминалу указательный палец и вставил в паз кредитку.

Герда уже собралась отойти от нас, когда Голди тихо спросила у нее.

– Скажите, а где можно снять добротный номер на несколько дней?

– Вы все можете найти в «Урании» поднимайтесь на второй этаж и мы все оформим.

5

Теперь, пришло время рассказать, зачем мы с Голди прибыли на Оберон. Но для этого нужно вернуться на месяц назад на Луну.

5 июля 2175 года меня вызвал к себе координатор звездного флота полный адмирал Ксавьер Бланк. Вызвал вместе с Голди, но она была в это время на боевой тактике, в океане Холода и, естественно, прибыть на встречу не могла.

Адмирал был, подчеркнуто, любезен и немного замкнут в себе.

– Командор, – начал он довольно холодно, прохаживаясь по кабинету из угла в угол, заложив руки за спину. – Я хочу поручить вам задание, крайне конфиденциальное и секретное. Учитывая ваши возможности и возможности вашей супруги. Я считаю, что выполнить его может только ваша связка.

Вам предстоит командировка на Оберон, в систему спутников Урана, Лорн. Цель – завод гиперприводов для межзвездного флота. Дело это новое, сложное, малопонятное, даже большинству физиков, но на сегодняшний день самое важное.

Если проект потерпит неудачу, это отбросит нас в исследовании дальнего космоса на десятилетия.

Так вот командор, наши осведомители на Обероне сообщают, что на заводе готовится масштабная диверсия.

Ваша миссия секретна настолько, что знаю о ней только я, генсек объединенных наций и еще несколько высших чинов флота, ну и теперь ты, а значит и Голди. Вы будете предоставлены сами себе и в случае опасности можете рассчитывать только на свои силы.

И учти, люди там грубые, старатели с сильно завышенной самооценкой, так что любезничать ни с кем особо нечего. Ты и твоя жена, богатые бездельники, которые от нечего делать путешествуют по системе. Это ваша основная легенда. В финансах ограничений не будет, об этом я позабочусь, да и свои, заработанные непосильным трудом, можешь использовать.

Усвоил?

– Да, адмирал. Как только Голди вернется, отправимся на Оберон.

– На верфи получите в пользование яхту «Старушка». Корабль хоть и не нов, но свое еще послужит.

6

Ночью я проснулся от какого-то странного чувства, то ли беспокойства, то ли незавершенности.

Голди сладко сопела рядом, свернувшись, как котенок, клубочком и положив руки под щеку.

Я осторожно, чтобы не разбудить жену, поднялся с кровати и подошел к большому окну, выходящему на площадь. Она была неярко освещена газовыми светильниками.

Чего-чего, а газа на Обероне было сколько угодно. Воткни трубу в землю и пойдет газ. Причем безобидный для человеческого организма, но при определенных условиях – вакуумная колба и немного неона он начинал излучать довольно яркий зеленоватый свет.

Все было тихо. Но чувство не исчезло. Оно наоборот обострилось и уже начинало грызть мой мозг. И тогда я нырнул в будущее, недалеко всего на десять минут…

* * *

В номере ничего не изменилось. Так же тихо сопела Голди, даже поза ее не изменилась. Мерно отстукивали секунды ходики на стене. На площади перед «Уранией» тоже все было спокойно.

Я подошел к двери и прислушался, приложив к ней ухо. Тишина. Я открыл дверь и вышел в темный скальный коридор, подошел к лестнице и спустился до половины, чтобы мог осмотреть холл.

Герда спала за дежурным столиком, положив свою голову с роскошными волосами на книгу.

Я спустился вниз и проверил входную дверь. Она была закрыта на замок, а оконце прикрыто жалюзи.

7

Я снова оказался в номере. Голди перевернулась на живот, простыня сползла в сторону и аппетитно приоткрыла голую попку. Я облизнулся. Соблазн был велик, но колокольчик в моей голове превратился в огромный колокол, требующий немедленных действий.

Я отвел взгляд от Голди и снова перешел тонкую грань между настоящим и будущим. Теперь я ушел только на две минуты.

Казалось, все было тихо. Я снова спустился на первый этаж и встал за спиной Герды. Завиток на ее виске тихонько подрагивал от дыхания.

Тишина. Но воздух вокруг, казалось, пресытился опасностью и, кинь спичку, все вокруг полыхнет и взлетит на воздух.

Неожиданно в этой упругой тишине раздался скрежещащий звук, больно царапнувший по моим напряженным нервам.

* * *

Кто-то вставлял отмычку в замок входной двери. Два щелчка и дверь медленно стала открываться.

Я превратился в одну предельно сжатую струну, хотя где-то на грани сознания понимал, что меня там нет.

В гостиницу осторожно ступая, вошли три типа, одетые совершенно однообразно в серые бесформенные балахоны с капюшонами на голове.

Вошедший последним прикрыл за собой дверь и вытащил из кармана пистолет. Пистолет был примитивный, системы «Браунинг», но убойной силой обладал огромной.

Они неслышно подошли к столику. Один прошел сквозь меня и схватил Герду за горло. Она закашлялась, и беззвучно хватая ртом воздух, проснулась. Глаза ее в страхе расширились, глядя на стоящих перед ней мужчин.

Первый бандит, очевидно главарь, поднес к губам палец и покачал головой. Он приподнял подбородок Герды кончиком ножа, от чего на ее коже выступили капельки крови и хрипло спросил:

– В каком номере приезжий с женой?

– В пятом люксе, – Прохрипела, задыхаясь Герда, и показала рукой на лестницу, ведущую на второй этаж.

8

– Вот и молодец, детка, – бандит отвел нож от подбородка Герды и резким ударом вонзил лезвие ей прямо с сонную артерию.

Герда выгнулась, приподнявшись над спинкой стула и пару раз вздрогнув, упала головой на стол с резким, громким звуком. Главарь вытащил нож из горла жертвы и кровь, равномерными толчками, стала вытекать из раны.

Герда была еще жива и пыталась рукой заткнуть дырку на шее, но безрезультатно. Наконец, она в последний раз взмахнула рукой и, расслабившись, сползла на пол.

* * *

Я совершенно опустошенный и ошарашенный очнулся у двери номера и тут же бросился к кровати мирно спящей жены.

– Голди, просыпайся, – я поцеловал ее в плечо.

Моя любимая тут же беззвучно села на краешек кровати и, не говоря ни слова, стала одеваться, лишь изредка бросая на меня укоризненные взгляды.

Я за это время успел рассказать ей все свои приключения.

– У нас полторы минуты, – закончил я, посмотрев на циферблат наручных часов.

Спускаемся вниз. Только смотри не разбуди Герду. Не хватало нам излишних вопросов.

Через пару минут мы уже были в холле гостиницы, спрятавшись за тяжелыми, малахитового цвета, портьерами. Я ближе к входной двери, Голди почти у столика.

В руках у нас были военные парализаторы, оружие размером со спичечную коробочку, но мощное и очень болезненное, а главное, что ни один детектор не реагирует на его наличие, в нем нет ни грамма металла.

* * *

Открылась дверь и я оказался в состоянии дежавю. Вот бандиты подходят к Герде и начинают допрос. Как только главарь поднес нож к лицу Герды, мы с Голди одновременно выстрелили, в воздухе раздалось шипение, это электрические разряды прошили воздух.

Двое бандитов забились в конвульсиях, а третий стал испуганно озираться по сторонам, ища пути отхода, но уже через секунду и он присоединился к своим собратьям.

Герда, наконец, скинув оцепенение, закричала, точнее, завыла как загнанный в западню зверь.

– Все позади, Герда – Я подошел к ней и прижал голову к своей груди. Девушка дрожала и ежесекундно всхлипывала.

– Лорн, пойдем в наш номер, – Голди подхватила меня и Герду под руки и потащила к лестнице.

9

Мы поднялись в номер и усадили Герду в кресло. Голди подошла к бару и налила в стакан немного виски.

– Герда, тебе надо обязательно это выпить, – Она обняла девушку за плечи и села рядом.

Пей, сразу полегчает!

– Пойду, посмотрю, что там с «нашими убивцами», – Я поцеловал Голди в голову и вышел в коридор.

Парализатор действует долго, около семи часов, если не ввести специальный нейростатик. У меня его не было. А значит допросить пленных, я в обозримом будущем не мог, из всего вытекала естественная потребность на время спрятать преступников.

* * *

Внизу все было спокойно. Бандиты лежали в скрюченных, неудобных позах, с открытыми глазами полными отчаяния и боли.

Я обследовал карманы каждого. Как и предполагал с самого начала, ничего дельного найти не удалось, ни идентификационных карт, ни других документов. Только у плешивого главаря, в кармане брюк, я нашел жетон игрового зала «Рудокоп».

Это была хоть какая ни какая, а зацепка.

Я связал бандитам руки и ноги, специальными узлами, которые научился делать еще в далеком новозеландском детстве. Узлы, надо сказать, были с хитрецой, и при любой попытке освободиться веревки только сильнее врезались в тело.

Я поочередно, особо не церемонясь, перетащил бандитов по лестнице в номер.

Герда увидев их, испуганно вскрикнула и прижала руки к лицу. В ее глазах снова отразился ужас всего пережитого сегодняшней ночью.

Я бросил обездвиженные тела троих мужчин в угол у двери, предварительно приложив каждого по ребрам носком тяжелого ботинка.

– Надо их где-то спрятать, на несколько часов, – Я вопросительно посмотрел на Герду.

– Есть большая холодная пещера в скале под домом! – Герда с ненавистью посмотрела на бандитов.

Мы используем ее как запасной холодильник. Правда, температура там всего пять градусов тепла.

– Пойдет.

Мы перетащили парализованные тела к лифту и спустили в шахту на глубину тридцать метров. Мы не садисты. Поэтому дно пещеры устелили грязными старыми матрасами, а поверх тел побросали с десяток рваных армейских одеял.

– Не подохнут, – сплюнул я и пошел к лифту.

Мы поднялись в номер и решили подкрепиться. С начала атаки на отель прошло не более часа, но вымотаны мы были как после тяжелой рукопашной схватки.

10

Герда, на скорою руку, приготовила бутерброды с ветчиной и местным аналогом домашнего сыра, который называется пухта. (Оказывается, на Обероне было даже свое пастбище). На десерт была бутылка сухого вина, по этикетке я понял, что она с Марса. Дорогое удовольствие!

Мы по-походному перекусили, тут же в номере, с удовольствием уплетая бутерброды и запивая их вином. Я немного расслабился и приобнял нашу хозяйку за талию.

– Герда! – Перешел я к делу, – Ты никогда раньше не видела наших визитеров?

– Упаси, Бог, – Герда даже перекрестилась, – Разве можно забыть эти бандитские рожи!

– А ты не думаешь, Лорн, что это нападение не на ресторан, а на нас? – Спросила Голди, потягивая маленькими глоточками вино.

– Эта версия кажется все более и более правдоподобной. Вот только откуда на Обероне известно кто мы и зачем мы здесь?

– Может у них свой осведомитель на Луне, в нашем корпусе?

Герда непонимающе смотрела то на меня, то на Голди.

– А вот об этом мы спросим пленников. Полтора часа на сон и спускаемся в «холодильник»! Ты, Герда, оставайся в нашем номере. Места хватит на всех.

А я заблокирую двери.

Я встал и спустился на первый этаж. Проверил, опущены ли жалюзи на окнах, укрепил входную дверь подпорками из металлических труб, найденных в подсобке, и выключил освещение.

Когда я поднялся в номер Голди и Герда крепко спали на кровати, обхватив друг друга руками. Я осторожно пристроился рядом с двумя красавицами и провалился в бездну сна.

11

В девять часов мы спустились на лифте в нашу импровизированную тюрьму. Еще ночью – наглые и крайне дерзкие, налетчики теперь сидели скрученные, забившись в угол и дрожа от страха и холода.

Я взял табуретку и сел напротив них.

Я разглядывал в упор всех троих, прищурив глаза и выразительно сжимая кулаки.

– Девочки поднимите вот этого, – я указал пальцем на бандита, угрожавшего ножом Герде. В отличие от девчонок, я то знал, что он сделал бы этой ночью с Гердой через полминуты, не останови мы его…

– Пленного, девочки, схватили за шиворот и Голди, поддав ему коленом по спине, поставила передо мной на колени.

– Ну? Рассказывай! – Я вопросительно и вместе с тем бесцеремонно заглянул ему прямо в глаза. При этом достал парализатор и перевел его на небольшую мощность.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное