Сергей Егорычев.

Хроники Пи-14



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Константин Юрьевич Матяшевский


© Сергей Викторович Егорычев, 2017

© Константин Юрьевич Матяшевский, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4483-2253-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Этот рассказик специально написан языком, отпугивающим симплементарных и дуплексных неэрудированных мыслителей.

Пожалуйста, поставьте книгу на полку, оставьте в людном месте или закройте страничку или файл. Первые три главы вам будет мало что понятно.

Глоссарий инекоторые пояснения:

События разворачиваются на планете Пи-14, вращающейся вдалеке от Земли.

Фунги – биологические антропоморфные прямоходящие существа, имеющие свои значительные отличия от человека. В частности, зелёную кровь и кожу, метаболические процессы между животным и растительным миром. Имеют, как и человек высокоразвитую нервную систему.

Фенги – кибернетические организмы. Более подробное описание даётся далее. Кратко – фенг, это мозг и перефирическая нервная система, помещённая в почти вечный (при регулярном обслуживании) роботоподобный организм. Фенг изначально создаётся искуственно из фунга.

На планете разворачивается война, причиной которой является приверженность тому или иному носителю сознания: фенгам претит биологический носитель, фунги считают фенгов предателями, променявшими данное природой на технологические заменители.

Часть первая

1

Паук бесшумно пробрался в комнату, где храпел фунг Хвидл. Паука звали Имхотеп-2941. Его лапки были выполнены из титанового сплава, кончики из каучуковых головок, а в голове кроме 18 глаз и микрочипа работал приёмник-передатчик, соединяющий 2941го с фенгом Кри.

Фенг Кри, кибернетический организм, в который было загружено сознание древнего воина Кристиана Тринадцатого, сидел в позе полного лотоса в главном зале Храма Трёх Фенгов в окружении Совета Старейшин.

Имхотеп промчался ко груди Хвидла и пронзил сердце тонкой иглой из синей стали, впрыснув яд в левый желудочек.

Через несколько мгновений храп в комнате смолк, а кровь фунга Хвидла загустела, превратив добрый мешок с костями и потрохами 15го патриарха фунгов в качественный экспонат, хранящийся сейчас в главном выставочном зале Победы.

Так закончилась война фенгов и фунгов, длившаяся 18 оборотов вокруг Сириуса. На планете Пи-14 возобладал мир и бессовестное правление фенгов, длившееся 1090 оборотов, пока Лорд А. Дин, предпоследний уцелевший фунг планеты, не вышел из медитации в пещере Хиваладдан.

– Зеюс! – сказал Дин.

– Я.

– Совершаем омовение и выходим. Месяц Калим закончился.

Лорд А. Дин, коренастый бородатый фунг и его адъютант выбрались из пещеры. Звезда покрывала раскинувшуюся перед ними долину приглушённым светом. Справа и слева от горизонта севера до горизонта юга можно было различить линии, отделяющие небо, покрытое тонированным слоем от неба, им не покрытого.

Ещё 1090 оборотов назад одно из первых, что сделали фенги – установили экран, следующий за скольжением света звезды по планете Пи-14.

Так они добились оптимальной температуры для среды, окружающей их тела.

Спустившись в долину, фунги вышли на тротуар пронзающего её автобана и бодрым шагом отправились прямиком в Храм Трёх Фенгов, расположившийся ещё в стародавние времена в столице планеты, в городе номер ноль.

Лорд А. Дин пёрнул и поблагодарил своего влиятельного друга за предоставившуюся возможность освободить тело от распирающих его зловонных газов.

Друга Лорда никто не видел, но говорят, он очень могущественен и никогда не спит.

– Знаешь, Зеюс, – сказал А. Дин – я, наверное весь месяц так хорошо и воодушевляюще не испускал ветер.

– Знаю – ответил адъютант Зеюс, обрадовавшийся тому, что благодаря влиятельному другу они оказались на проветриваемой автостраде.

Оставшуюся часть дороги до города фунги провели в молчании. Каждый из них вспоминал своего влиятельного уважаемого друга, который никогда не спит и который отправил их в этот полный испытаний путь.

К вечеру, когда звезда стала испускать свои лучи на другую часть планеты, а тяжёлые тучи засверкали вспышками молний, тщательно собираемых фенгами в большой конденсатор, путники достигли нулевого города.

– Дождь – это милый подарок нашего друга. Ты знал, Зеюс, что раньше, когда планету населяли только фунги, дождю радовались, потому что благодаря нему прорастала рожь, которой питались?

– Знал – ответил адъютант.

Город Ноль, выстроенный из 12 огромных шестиугольников и 24 огромных пятиугольников напоминал полусферу, укутанную батареями, преобразующими энергию светила.

К утру путники достигли Храма Трёх Фенгов.

Три фенга – Аве-12й, Иви-11й и Дикбик-10й – сидели в зале Совета, образуя равносторонний треугольник.

Через пол подавалось питание. Едва заметный индикатор под подобием ногтя пятого манипулятора у трёх фенгов светился приятным аквамариновым светом.

Перед глазами каждого из них возникали строчки реплик, которыми они обменивались, не произнося ни слова.

Сложно было понять, о чём идёт речь. Для стороннего наблюдателя никаких строчек в воздухе не висело. Да и речь шла на достаточно древнем наречии, известном только Трём Фенгам.

Фунг Лорд А. Дин и его адъютант Зеюс тем временем приближались к величественным стенам Храма.

В воздухе позади зажужжали три стрекозы с крыльями из синей стали.

Облетев путников, стрекозы удалились в Храм.

Повсюду стояла тишина.

Фунги подошли к воротам. На воротах на чёрном фоне возникли четыре столбика, перечислявших известные фунгские языки.

А. Дин ткнул в Авергеон, священный язык фунгов.

Появилась строчка с вопросом «Цель визита» и четыре варианта ответа:

1. Жалкий фунг скоро встретится со своим влиятельным другом.

2. Жалкий фунг не жалок и хочет предстать перед Советом.

3. Жалкий фунг хочет видеть Трёх Фенгов.

4. Жалкий фунг ищет солод, хмель и воду.

Лорд А. Дин ткнул в третий вариант.

Ворота исчезли в полу и перед фунгами открылась дорожка, ведущая в зал Совета.

Справа из стены выехал умывальник. В раковине было мыло.

Фунги остановились.

– Зеюс, ты знаешь, что я выпустил ветер?

– Знаю – ответил Зеюс.

– Мне надо умыться и вымыть ноги. Советую тебе последовать моему примеру.

Фунги совершили омовение и прошли дальше.

– Зеюс – сказал Лорд – ты знаешь, что сейчас время предстояния пред нашим влиятельным другом?

– Знаю – ответил Зеюс и рухнул на колени, повернувшись в сторону левой стены.

Воздев руки к потолку, Зеюс неустанно заговорил на Авергеоне. Через пять минут, не дождавшись ответа, Зеюс встал с колен, и путники продолжили идти ко главному центральному залу Совета.

В зале было темно. Лишь небольшая полоска зелёного света окаймляла помещение.

Фенги по-прежнему сидели треугольником.

Перед фунгами голографически высветился вопрос: «Какие вопросы есть у жалкого фунга Лорда А. Дина и его жалкого адъютанта ко Трём Фенгам?»

Ниже под углом один радиан была клавиатура.

– Кто главный? – напечатал Зеюс.

– Нет главных – возник ответ.

– С кем говорить? – не унимался Зеюс.

– Поговорите с вашим влиятельным другом, жалкие фунги.

– Я уже поговорил – напечатал Зеюс.

– Какие ещё вопросы остались у жалких фунгов ко Трём Фенгам?

– Нам нужна рожь, соль, вода, огонь и печка.

– Почему столь жалкие вопросы жалкий фунг позволяет себе задавать Трём Фенгам, а не выбрал четвёртый вариант?

– Нам нельзя обойтись солодом, хмелем и водой. Наш влиятельный друг против этого.

– Заберите испрошаемое на выходе – возник ответ – Ещё вопросы?

Глаз Зеюса сверкнул лукавым светом. Некоторое время он колебался, но вдруг не удержался и напечатал:

– Каково вашей душонке в этих телах?

– Зеюс! – выкрикнул Лорд.

Было поздно. Леска из синей стали разрезала воздух и голова Зеюса упала с плеч в открывшееся отверстие, за которым полыхал огонь.

Тело Зеюса свалилось на пол. Несколько раз зелёная кровь брызнула из горла.

– Остались ли ещё вопросы ко Трём Фенгам у фунга Лорда А. Дина? – возник вопрос.

Сделав три шага ко клавиатуре, Лорд тяжело выдохнул и напечатал, тщательно выбирая буквы и огласовки древнего языка, «Нет.»

Развернувшись, фунг сказал что-то на Авергеоне и, прихватив у выхода фунт ржи, пачку соли, пять пинт воды и портативную печку с автоматическим розжигом строго на время, которое фунги отводили на общение с их влиятельным другом, покинул Храм и город, вернувшись ко следующему утру в пещеру.

Ещё шесть дней нового месяца фунг не ел, размышляя в позе полного лотоса о безрассудстве своего адъютанта и о мудрости их влиятельного друга, которую он проявил в тот злополучный луковый день.

2

На седьмой день месяца Сатим, когда уже съел приготовленную из ржи лепёшку и почтил тем самым память своего товарища Зеюса, перед ним возникла голограмма с никем иным, как с фёнгом Гиблатанусом.

– Пиши и расскажи всем фенгам слова твоего Влиятельного друга.

Лорд А. Дин ненадолго потерял дар речи, отложил в сторону палку и сказал:

– Но ведь Моди-Моди был последним фунгом, которому наш влиятельный друг передал через тебя свои слова. Я помню их все наизусть и абсолютно уверен, что он – последний, с кем наш влиятельный друг свяжется до уничтожения фенгов.

– Вы, фунги, неверно сохранили огласовку в слове «хуааваммаа», что значит «предпоследний». Если бы вы не записали «хиаваммаа», что значит «последний», этого вопроса бы не возникло.

– Но ведь слова нашего влиятельного друга не имеют сослагательного наклонения.

– Это мои слова, я поясняю вашу фунгскую ошибку в записи. Теперь же слушай, как в точности сказал ваш и мой влиятельный друг: «О фунг Лорд А. Дин! Ступай к фенгам и выбери второй вариант. Дальше Я позабочусь о твоей судьбе.»

Голограмма исчезла.

Когда Лорд А. Дин после шестиминутного монолога, обращённого ко своему влиятельному другу, двинулся в путь, светило уже зашло за горизонт, и в воздухе был тот особенный хвойный аромат, который напомнил Лорду об отдыхе инкогнито на Синей планете.

Звезда уже восходила над городом Ноль, когда Лорд А. Дин выбирал второй вариант на воротах Храма.

Совершив омовение, он предстал перед Советом Тринадцати Старейшин Храма Трёх Фенгов.

Все десять старейшин уже сидели кругом. Три Фенга по-прежнему сидели треугольником в этом круге.

Перед Лордом снова возникла клавиатура. Реплики 13 Старейшин в виде чата, каждая строчка цветом в зависимости от высказавшего её фенга, возникали в воздухе.

Лорд А. Дин поприветствовал Старейшин. Все реплики погасли.

Через четыре секунды появилась реплика фиолетового цвета: «Я – фенг Ткунг. Жалкий фунг не счёл себя жалким и решил предстать перед Советом?»

– Так – ответил А. Дин – Мой Влиятельный друг приказал сделать мне это.

– Знаешь ли ты, о жалкий фунг, что не жалок лишь тот фунг, который просит о том, чтобы его сделали фенгом?

Холодный пот прошиб Лорда. Некоторое время он размышлял. Сглотнув, он вернулся ко клавиатуре и напечатал следующее:

«Мой Влиятельный друг обещал уничтожить всех фенгов. Если я стану фенгом, значит – я тоже буду уничтожен. Но если мой влиятельный друг отправил меня выбрать второй вариант, означающий фенгофикацию, значит, я должен покориться его воле.»

– Безусловно, мы знаем Писания – возникла аквамариновая реплика фенга Кри – 1090 оборотов назад все Писания, включая все фунгские, были оцифрованы, а оригиналы и сейчас сохраняются в главном зале Победы. Так вот, все фунгские Писания действительно говорят о том, что конкретно ваш влиятельный друг действительно собирается уничтожить всех фенгов. Но подумай вот о чём, о Лорд А. Дин: ваш влиятельный друг сообщил об этом примерно 2049 оборотов тому назад. Тебе, о Лорд А. Дин, всего лишь 46 оборотов, ожидаемая продолжительность твоей жалкой жизни – 120 оборотов. Таким образом, скоро ты отправишься на встречу со своим Влиятельным другом естественным образом – твоя кожа высохнет как кора дерева, твоя жалкая зелёная кровь перестанет циркулировать в твоём организме и мозг умрёт через 13 минут, остаётся подождать всего лишь каких-то 84 оборота.

– Не так уж и мало – напечатал Лорд А. Дин.

– По самым скромным меркам это лишь как искра в вечности. Если же ты станешь фенгом, ты сможешь прожить до тех пор, пока твой влиятельный друг лично не решит свернуть Вселенную и уничтожить и фенгов и всех беглых фунгов и фёнгов и 4390871 видов других прямоходящих антропомыслимых гойнов, включа всё. Всё, всё.

– Я понимаю и подчиняюсь воле Влиятельного друга.

– Тогда решено – появилась реплика, переливающаяся красным, чёрным и золотым. – Тебе следует есть дубильные продукты и сокращать потребление воды в течение текущего месяца. После этого возвращайся. Варианты на воротах будут обновлены.

3

На выходе из Храма Лорд А. Дин сделал глубокий вдох. Медленно выпускал воздух через ноздри вместе с двумя небольшими слезинками, которые резали ему глаза на сухом пространстве города Ноль.

Развернувшись, он ткнул в четвёртый вариант. Ворота снова открылись, но за ними был уже не длинный коридор, а барная стойка, за которой стоял кибернетический организм, очень похожий на старого доброго толстого бородатого фунга.

– Вы сильно походите на фунга – сказал Лорд А. Дин.

– Слушай, давай считать, будто я и есть фунг. Хотя, я, конечно, фенг.

– Мой влиятельный друг рекомендовал считать только и только так, как оно есть.

– Фенг Леопольд Свихучаддин меня зовут – сказал толстый фенг – Пиво будешь?

– Мой влиятельный друг запрещает всё, что одурманивает разум.

– Слушай, ты зачем тогда четвёртый пункт ткнул, да?!

– Я хотел с кем-нибудь поговорить. Моего адъютанта обезглавили Три Фенга. И мне уже давно не с кем поговорить.

– Поговори со своим влиятельным другом. Я – зачем, да?

– Я уже поговорил.

– И что?

– Он отправил меня сюда и велел стать фенгом.

– Слушай, фенгом такой жалкий фунг как ты никогда не станет…

– Почему?

– Почему? Я тебе говорю, ты зачем четвёртый вариант ткнул и меня беспокоил?!

– Поговорить, говорю…

– Я говорю, ты давай там говори со своим влиятельным другом. Я – зачем? Я – солод, хмель, вода. Вот что к чему нам надо почему!

– Что?

– Пиво будешь?

– Нет.

Фенг дёрнул какой-то рычаг, и бар скрылся за воротами.

Лорд А. Дин поднял тюки с дубильными продуктами и побрёл к горе Хиваладдан.

Дорога далась ему тяжко. В пещере он был только через полтора спина.

Однако, почти месяц спустя, когда тело последнего фунга на планете было подсушено, глаза наполнены печалью, смирением и декадансом лёгкого дуновения смерти, дорога назад до города Ноль была ещё тяжелее.

Она заняла четыре спина. А когда Лорд А. Дин поднял руку ко вратам, меню было обновлено:

1. Отважный фунг Лорд А. Дин желает стать фенгом.

2. Жалкий фунг Лорд А. Дин желает немедленно узреть лик своего влиятельного друга.

3. Отважный фунг хочет воды, солода и хмеля в пропорции, установленной в нулевом обороте. Сварено по старинному доброму рецепту лично фенгом сэром Леопольдом Свихучаддином.

4. Жалкий фунг жалок и хочет говорить с Тремя Фенгами.

Рука медленно потянулась к первому пункту и замерла. Через некоторое время она потянулась к третьему пункту и замерла на меньшее время.

Медленно, как никогда до этой сушки, фунг набрал воздух в грудь и так же медленно выдохнул, ткнув в четвёртый пункт.

Ворота исчезли. Появился знакомый коридор. Медленно, словно умирающее ходящее дерево Хотр, произрастающее у подножия горы Га, Лорд А. Дин дошёл до главного зала, в котором в этот раз вряд сидели Три Фенга.

– Садись – сказал фенг Дикбик Десятый.

Лорд потихоньку сел перед ними, скрестил ноги, кожа которых уже почти хрустела, как рисовая бумага, и ничего не ответил.

Около часа фенги смотрели на фунга, а фунг – на фенгов.

В какой-то момент комната становилась всё более и более освещённой матовым светом цвета топлёного молока., и фунг Лорд А. Дин понял.

Встав, Лорд А. Дин поклонился Трём Фенгам и вышел из главного зала.

Вернувшись к воротам, фунг выбрал третий пункт.

Сэр Леопольд Свихучаддин стоял, оперевшись левой рукой на барную стойку. Прямо перед ним стояло два бокала стаута, розлитого под азотом.

– Передумал, да? – спросил Леопольд.

– Скажи, кем ты был до того, как твоё сознание переместили из бренного тела в этот кибернетический организм?

– Я был довольно старым пиратом, Сэром Леопольдом Свихучаддином Третьим. Имя я не менял. До конца войны я помогал фенгам, уничтожая фунгов, чёрт подери, пачками! А ты кто такой, да, Лорд А. Дин? Может, выпьешь со мной, да расскажешь о своих делах?

– Я был скромным лидером небольшой группы фунгов, устраивавшей засады на фенгов. Когда 15й патриарх был убит, и мои люди утратили веру в победу фунгов и уверовали в победу фенгов, я так же сложил оружие. Не понимаю, зачем ты предлагаешь мне выпить с тобой, если для твоего организма стаут совершенно бессмысленен?

– Э, не. Тут ты много не знаешь. Ты же фунг! Фунги ничего не знают о воздействии доброго стаута на кибернетические организмы. Когда я делаю глоток, молекулы стаута попадают в специальный анализатор, который передаёт полученную информацию в субличность, которую я загодя создал в своём сознании. Ты фунг, тебе это сложно понять. Но моя субличность пьянеет почти так же, если не забавней, чем старый добрый мешок с костями и потрохами.

– Любопытно, но как я уже говорил, мой…

– Ну, я тоже могу запретить своей субличности стаут.

– Но почему не запрещаешь?

– А зачем? Моё тело – почти вечно. Если вовремя менять расходники, то можно дождаться и того, когда твой уважаемый друг свернёт Вселенную. Конечно, моя субличность могла бы натворить глупостей, но во-первых, одной пинты для этого недостаточно, а во-вторых, и этого достаточно, я в любой момент могу её отключить.

– А кто отключит меня, если я натворю глупостей?

– Ну, во-первых, не твори глупостей. Во-вторых, и этого достаточно, больше одной пинты я бы такому жалкому фунгу не налил, а в-третьих, ты, вроде, хотел стать фенгом. Так что не всё ли равно?

– Не всё. Мой влиятельный друг запретил мне стаут.

– И он же приказал тебе стать фенгом. Я не знаю ни одного фенга, включая Трёх Фенгов этого Храма, кто бы не пил стаут, розлитый под азотом сэром Леопольдом Свихучаддином.

Лорд А. Дин что-то проговорил на Авергеоне и взял в руку бокал.

Пузырьки опускались от пенной шапки. Это зрелище дополняла приятная прохлада и влага запотевшего стакана.

Лорд облизнул нижнюю губу, потрескавшуюся от длительной безводной диеты.

– Знаешь, Свихучаддин, это противоречие действительно повергло меня в некоторую фрустрацию.

– Ну, если ты не видишь здесь никакой логической ошибки, то твой влиятельный друг отменяет одно и заменяет это лучшим.

– А ты – видишь?

– Нет – сказал Леопольд и подмигнул, сверкнув оставшимся открытым глазом.

Лорд поднёс бокал к носу и втянул аромат стаута, напомнивший ему о бескрайних плантациях солода и хмеля, которые он видел, пролетая на самолёте на курорте Синей планеты.

После первого глотка Лорд А. Дин почувствовал, что мир, покоившийся тяжким грузом, сняли с его плеч.

Это было похоже на окончание чего-то значимого и начало чего-то нового, возможно, ещё более значимого.

– Вся хвала моему влиятельному другу, благодаря которому я сейчас сделал этот чудесный глоток! – сказал Лорд А. Дин.

– Ты забыл поблагодарить сэра Леопольда Свихучаддина Третьего, чей вклад в этот глоток был не менее влиятельным.

– Мой друг говорит, что ты был лишь орудием в его руках, в этом сходятся все фунгские Писания.

– Просто ты неблагодарный фунг, да?

– Нет, благодарю тебя, спасибо, но ты – лишь рука,..

– А ты – лишь нога, понял, да?!

– Возможно, – сказал фунг и посмотрел на стены Зрама Трёх Фенгов – ты знаешь, когда-то на этом месте, примерно 1098 оборотов назад, было знатное фунгское место для связи с моим влиятельным другом.

– Теперь здесь Храм Трёх Фенгов, а из знатных фунгских мест осталась только твоя пещера.

– Да.

Допив стаут, фунг попрощался с фенгом, а фенг – с фунгом.

После этого Лорд А. Дин выбрал, наконец, первый вариант в меню на воротах Храма.

4

– Леопольд сыграл с тобой злую шутку – сказал начальник комиссии по фенгификации – Глупый фунг! Теперь тебе 30 спинов надо будет пить савинаквил и ничего кроме него.

– Савинаквил? – переспросил Лорд А. Дин.

Начальник комиссии, остроносый фенг Ацина Пятый, тяжело вздохнул, закатив глаза.

– Ай, жалкий глупый фунг! Савинаквил – раствор смеси перигиперольда и смагдагара в пропорции один к десяти. Только он сможет восстановить твою нервную систему после стаута. Это общеизвестно! 30 спинов только савинаквил, общение с твоим влиятельным другом и медитация.

Два фенга, Иви и Аве, отвели Лорда под руки в его покои на минус 12 этаже Храма.

В покоях был пол, покрытый бамбуковыми палками, стены из плотной рисовой бумаги, бутыль савинаквила, чашка из хрусталя и всё.

Лорд А. Дин налил до краёв чашу тёмнозелёного зернистого савинаквила, сел спиной ко двери в позу полного лотоса, слегка ободрав потрескавшуюся от сушки кожу ног.

Зелёная кровь моментально высохла, образовав на коже изумрудную корку.

Выпив чашу савинаквила, Лорд А. Дин вошёл в восторг, из которого выходил раз в 15 минут, чтобы сделать ещё несколько глотков савинаквила.

На 29й спин Лорда перевели в номер подготовки к фенгификации.

Лорд А. Дин выпил под конец дня последнюю кружку, сходил посрать, совершил омовение и лёг на белый стол в операционной в позу мертвеца.

Вдохнув левой ноздрёй и выдохнув правой, Лорд А. Дин через шесть минут уснул.

Тело было просканировано. В вену Лорда А. Дина Имхотеп-2942й сделал инъекцию кулазинамбуса.

После того, как Лорд осознал себя висящим над своим бренным высушенным телом, он ещё некоторое время наблюдал за хитровыдуманными манипуляциями роботов, производящих операцию по отделению центральной и периферической нервной системы фунга и помещению их в готовый кибернетический организм.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное