Сергей Егорычев.

Фунги и Фенги. Включая «Хроники Пи-14»



скачать книгу бесплатно

© Сергей Викторович Егорычев, 2017


ISBN 978-5-4490-1064-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Планета Пи-14 вращается вокруг двойной звезды. Масса планеты составляет 1.4 от массы Земли. Планету населяют фунги – похожие на людей существа, значительно от них, однако, отличающиеся. Фунгский организм имеет развитую нервную систему, большие глаза, невыпуклый нос, высокий лоб, и граничит между растительным и животным миром, отличаясь зелёной кожей, способной взаимодействовать со светом звезды и питаться от него. Растительный же мир так же устремлён к животному, примером чему служит известное ходячее дерево Хотр, медленно вышагивающее по планете в поисках более питательной и увлажнённой почвы.

Единственный континент со всех сторон окружает океан Безмолвия. Несколько горных хребтов, среди которых наиболее протяжённым и величественным считается Капитольский на юге.

Внушает величие масштаб и покрытие хребта Стена Девятнацати на севере и гора Хиваладдан ближе к экватору.

События последних веков жизни фунгов на планете примечательны и заслуживают отдельного повествования…

Книга I. Фунги

1

Когда дождь барабанил по крышам Готтфрида, поместья среди пахотных земель к югу от Капитольского хребта, Зараиде тужилась явить на свет очередного фунга, а её муж, Лорд Вэ Дин сидел на другом этаже у камина со старым соратником, поглаживал внушительную бороду, попивал пшеничный дистиллят и размышлял о нерадивости крестьян, слушая мотивы Йорга Бастарда.

«Почему ты Лорд, Лорд?» – нарушил тишину соратник.

Одёрнувшись от размышлений, Вэ Дин ответил:

«Я получил право оценивать себя в категориях самоуважения в битве при Бадде, ты знаешь.»

«Да, я присутствовал.»

«Вот именно, присутствовал!» – сказал Дин, поставив резной бокал на столик с шахматной докой – «Каковы были твои принципы? Не достойны ни уважения, ни гордости. Ты сперва присутствовал, затем бежал сберегать потроха. Уже не говорю про случай с садом, вверенным тебе Королём, несмотря на твоё позорное поведение. Ты ходил и хвастал, что твой сад благодаря твоим заслугам вдвое больше моего! А наутро торнадо не оставил от него и следа.»

Соратник недовольно замолчал.

«Ободрись, соратник.» – сказал Вэ Дин, погладив бороду и устремив на соратника острый взгляд – «Молчи!.. И слушай, что я тебе скажу. Успешными помещиками так, как ты этого хотел, не становятся. Управление Готтфридом – верхняя ступень ответственности перед Господом Миров. Первая – снискание чести на фронте. Вторая – ответственность за семью. Третья – ответственность за детей. И лишь затем, ответственность перед крестьянами.» – Лорд промочил горло и продолжил – «Не делай своих детей крестьянами и не делай своих крестьян детьми. Что я хочу сказать? Дети ничего тебе не должны и, выращенные в свободе, которую крестьянам можно только купить кровью на поле боя, да усердным трудом на поле пшеницы в течение десятилетий, должны добровольно» – Лорд сделал мечтательную паузу – «воспользоваться преимуществами и независимо снискать честь.

И крестьяне тебе не дети лишь потому, что тебе подотчётны.

Относись к ним как к равным, несмотря на то, что мы, конечно, из разных миров. Я с тобой из верхнего, а они – из нижнего. Но канули в небытиё времена Альфреда Одержимого: поистине, в нынешние времена любой из нижнего мира может дерзать прорваться в верхний. Господь вращает колесо истории, и тот, кто сегодня в верхнем мире, завтра может подвинуться, если не пасть в нижний, как это случилось с Одержимым. Это шаги принятия отвественности. Если прыгать через ступени, как ты, юлить и хвастаться, рулить садом, не управляя и собственными помыслами…» – Вэ Дин сделал глубокий вдох, опрокинул бокал – «Поэтому я Лорд, а ты работаешь на меня. Меж тем, мне не даёт покоя, что делать к крестьянами?»

«Наши подопечные, докладываю, дали 60 вейтов пшена, и это только начало сезона…» – отозвался соратник.

«Вот и я о том. Планировали к сегодня 119 вейтов.»

«Ты планировал. Крестьяне были объективны.»

«Крестьяне ослеплены объективностью! Если запланировать 119, то можно получить минимум 88, это общеизвестно. Конечно, награда обещана лишь за 120…»

«Не мотивирует…» – отозвался соратник, плеснув себе дистиллята из стеклянного зелёного пузыря.

Лорд Вэ Дин набрал воздуха в грудь и отвернулся ко пламени.

Размышления тянулись. Соратник молчал, а Дин делал какие-то пометки на рисовой бумаге.

«Призовём эрцелеров!» – наконец обречённо сказал он.

«Поздно…» – выдохнул соратник – «Речь сейчас идёт уже не о мотивации. Это новое учение…»

Меж тем, крики Зараиде стали прерывать музыку Йорга. Лорд отвлёкся. Разродившись, она явила свету луковицу фунга. Зелёную и пульсирующую луковицу положили ей на грудь, и жена Лорда, довольная и отдышавшаяся, уснула.

«Ты про учение этого Ска?»

«Да. Некоторые крестьяне уже научились. Среди них есть балаболы, поднимающие недовольство несовершенством Вселенной… Суть их к претензий сводится к тому, что принцип, как они говорят, цитирую» – соратник достал скомканный листок с каракулями – «„Чтобы Ви давала больше молока и меньше потребляла еды, её надо больше доить и меньше кормить“, так вот,» – сдерживая смешок, продолжил соратник – «этот принцип они требует отменить.»

«Дак ведь нет такого принципа. Крестьяне живут досто…»

Разговор оборвал грохот разбитого стекла. Комнату заполнил огонь. Лорд и соратник едва успели выскочить.

Огонь распространялся.

«Что это?!» – спросил вспотевший Лорд с выпученными глазами.

«Я… Похоже, мы недооценили…»

«Надо спасать семьи!»

Зараиде, луковица фунга, Стелла (жена соратника и акушерка семьи Лорда) в спешке выбежали на задний двор, где кучер приготовил карету, запряжённую виспом.

Заскочив в повозку, фунги покинули полыхающий Готтфрид, оставив его догорать под восторженные крики крестьян.

Вылетев на Центральный Склав, магистральную дорогу Южного Тида, кучер направил виспа на север.

Дорога проходила мимо зелёных полей и Ставинтового Леса. Карета была большой и комфортабельной, сидениья кареты были обиты чёрной кожей когда-то пленных жителей северного Тида, попавших в ловушку, устроенную Флугом на границе. Лорд, луковица и Зараиде расположились по ходу движения, Стелла и соратник – напротив них. Смазанные рессоры превращали поездку по ухабам Центрального Склава в размеренный, но стремительный вояж.

Перед тем, как волнение у всех улеглось, Лорд достал из каретного бара настойку и розлил по рюмкам. Зараиде и Стелла воздержались, а луковице ещё нечем было пить. Мать прижала луковицу ко груди, укутав от посторонних пледом.

«Как так вышло, Флуг?» – спросил Лорд соратника.

«Я и говорю, всё это учение Ска. Никто не предполагал, что так оно всё быстро выйдет из-под контроля.»

«Если бы никто ничего не предполагал, мы бы сейчас были грудой пепла. У меня были мысли… Именно поэтому кучер у нас всегда был наготове, а карета в прекрасном состоянии и гружёная всем необходимым.»

Соратник снова недовольно задумался, посматривая в окно на проносящиеся ряды Ставинтового Леса. «Предусмотрено у него!.. Что ж тогда телеги толкал? Крестьяне живут достойно, то, да сё…»

«Опечален, соратник?» – спросил Лорд.

«Есть такое. Никак не пойму, что же привело ко…»

«Я скажу тебе, что привело. Стар я стал. В былые времена, когда Готтфрид был лишь небольшой хижиной, а вино гнали напару с Зараиде, я мог продать людям будущее. А сейчас, когда жить стали лучше – все умными стали!» – Лорд выпучил глаза – «Раньше за счастье принимали участие во строительстве Склава, хотя и повозки ни у кого не было по нему ездить. А сейчас что? Поднимают вольнодумные речи по каждой ямке на нём!»

«Да, будущее этот Ска продаёт будь здоров.» – сказал Флуг и шлёпнул ладонью по подлокотнику.

«Образ будущего» – поправил Лорд – «Да, у кого привлекательнее образ будущего, того и власть.»

«Это понятно, но зачем Готтфрид-то было жечь?» – недоумевал соратник.

«Чёртова фунгская натура!.. Зависть. Максимализм. Максимализм, да!» – яростно потрепав бороду сказал Лорд Вэ Дин. – «Юношеский! Ведь что средний возраст крестьян?.. Ментальный возраст, я имею в виду… Оборотов 14, от силы.»

«Лет?»

«Что?»

«Лет. 14… Обороты – это из лексикона Ска, вроде.»

«Вроде?! Вот из-за этих твоих „вроде“, Флуг, мы и потеряли Готтфрид. Надо было досконально знать противника!»

Соратник вновь кисло замялся.

«А куда мы едем?» – подала голос Стелла, жена соратника.

«Фигура самки фунга похожа гитару» – подумал Лорд – «и не столько с эстетической точки зрения, но и с практической. Вот голова, где настраиваются нервы… Вот сами нервы, проходящие внутри тела…»

«Нервы!» – сказал Лорд, почувствовав, что все немедленно ожидают его ответа.

«Что „нервы“?» – спросил соратник.

«Мы едем…» – замялся Лорд – «не куда, а откуда. Подальше от полыхающего Готтфрида, само собой!»

«И всё же?» – не унималась Стелла.

«Решим. До вечера продолжаем гнать по Центральному Склаву, затем привал, где взвесим все за и против и примем решение. Тем более, что надо спросить кучера. Этот малый теперь не просто слуга, а наш первейший соратник. Во-первых, он один знает диалект Северного Тида, куда мы полюбому попадём, если на то будет Воля Господа.»

«А во-вторых?» – спросила Зараиде.

«Во-вторых не будет. Этого достаточно в текущих обстоятельствах для его превращения из служащего в соратники.»

«Надо думать, служащих у нас теперь нет.» – сказал соратник – «Все служащие остались в Готтфриде» – продолжил он с ухмылкой – «и теперь сами господа.»

«Господа…» – протянул Лорд, отпив настойки – «надо думать, эти господа стали господами хотя бы своих тел, обуздав гнилые порывы.»

«Разве не гнилой порыв сподвиг их на восстание?»

«Нет…» – ответил Вэ Дин, устремив мутный взгляд на проносящийся мимо Ставинтовый лес – «Нет… Приложение порыва ко превосходству крестьян над элитами, которое мы проспали, замедлив рост сами – благородное действие, не заслуживающее осуждения. Хотя для нас это и грустно.»

Вечер опускался над Южным Тидом. Карету остановили на поляне слева от Центрального Склава. Кучер, крепкий работяга Тордгуаль, открыл дверь, выпустив смрад перегара от настойки.

Зараиде с подросшей луковицей, у которой за сутки поездки уже успел открыться рот, дремали. Луковица, скрытая за пледом, присосалась к груди.

Стелла меланхолично, устав от разговоров, пялилась в лес.

Лорд Вэ Дин и его соратник Флуг выпрыгнули из кареты словно два картофельных мешка.

Потянувшись и зевнув, захмелевший Лорд приказал Тордгуалю готовить привал, а тот по привычке подчинился, достал из багажа шатёр и стал его разворачивать.

Свет заходящего светила угасал, пока к ночи шатёр не был установлен, а путники не разместились на ночлег.

Висп, весь день гнавший карету, нераспряжённый улёгся и пожёвывал траву, пока, наконец, не уснул раньше всех.

Ветер потрёпывал ткань шатра. Путники улеглись и, уставившись вверх помутневшими от утомления глазами, разговаривали.

«Значит, необходимо принять решение, куда отправимся дальше» – сказал Тордгуаль.

Глухой и волевой голос кучера вывел Лорда и соратника из задумчивости, напомнив о насущном.

«Я чёрт его знает…» – сказал соратник Флуг.

«Каковы предложения?» – спросил фунг Лорд Вэ Дин.

Несколько мгновений было слышно, как по шатру забарабанил дождик, пока Тордгуаль не продолжил.

«Позволю себе высказаться. Двадцать шесть оборотов назад…»

«Лет.»

«Лет.» – одновременно сказали Лорд и соратник.

«Когда умер мой отец» – продолжил кучер – «мне ничего не оставалось, как обрести утешение в одном религиозном учении. Главный вопрос, который оно решало, как раз смыкался с подобными ударами судьбы. Всё как у нас, когда Вселенная заставляет нас меняться физическим воздействием.»

«И в чём решение?» – спросил Лорд.

«Мы все, и я, оставшись на вашей стороне, в том числе, столкнулись с агрессией.»

«Бесспорно!» – сказала Зараиде.

«Надо собрать силы и ответить на агрессию!» – перебил Флуг – «Домчим до нашего дилера в Северном Тиде…»

«Серверный Тид, может быть, тоже восстал, и от нашего дилера уже может ничего и не осталось…» – сказал Лорд.

«Вот именно» – продолжил кучер, воспользовавшись тем, что Лорд договорил одно предложение до конца, но не успел набрать в грудь воздуху для следующего – «Ответить на агрессию агрессией может оказаться проигрышным вариантом. Когда умер мой отец, и такой удар обрушился на меня – какой такой агрессией я мог ответить? Все агрессивные варианты никуда не годились. Не мог же я палкой дубасить землю или ладонью шлёпать океан!»

«И что же?» – заинтересовался Лорд.

«Я хочу знать, куда нам ехать!» – встрял соратник.

«Неужели не понятно,» – спросил Тордгуаль – «что обстоятельства ударяют по нам столь мощно, что мы не можем ответить на них агрессией?»

«Куда же ехать?» – не унимался Флуг.

«Да, я тоже хочу знать, куда мы держим путь. Нашей луковице пора торжественно давать имя, а мы даже не знаем, в каком месте планеты это будем делать.» – Присоединилась Зараиде.

«Когда умер мой отец…»

«Причём тут твой отец?» – спросил Лорд.

«Учение. Нам не нужно сейчас думать о том, где собрать сил для ответного удара. Ответ на агрессию агрессией приводит к дисгармонии. Вселенная влупила по нам и она на стороне влупивших.

«Может быть, дилер ещё на нашей стороне.» – сказал Флуг.

«Я думаю, на его стороне не осталось никого. Третьего дня я говорил с его кучерами. В отличие от вас, он вообще даже не подозревал об учении Ска и что его подданые им увлечены или хотя бы чем-то недовольны. Вроде как он был уверен, что лучшей жизни для его слуг, чем тянуть лямку на его предприятии по перепродаже вашего пойла, и нет, и быть не может.»

«Пфф!..» – прервал Флуг – «А что ты сам не присоединился ко восставшим, как тебя, кстати, зовут?»

«Тордгуаль. Я не присоединился всё по той же причине. Учение. Я за то, чтобы не наносить травм ни вам, ни восставшим. Я хочу оставаться в духовном равновесии, как бы ни вела себя Вселенная.»

«Так куда едем?» – спросила Стелла.

«Я за то, чтобы ехать к дилеру.» – сказал Флуг.

«Понятно» – отозвался Лорд – «Кто ещё за то, чтобы ехать к дилеру?»

«А что, у нас есть ещё варианты?» – спросила Зараиде.

«Что скажешь, кучер? В чём твой вариант?» – спросил Лорд.

«Мой вариант – спать без решения.» – отозвался Тордгуаль.

«Без решения не годится. Нам нужна цель. Этому меня научила жизнь! Если бы я не имел цели, я бы никогда не достиг того, чего достиг и не выстроил бы всё так в Готтфриде.»

«И что сейчас с Готтфридом?» – спросил Тордгуаль.

Дождь усилился и отвлёк на себя внимание.

«Вместо того, чтобы иметь тактическую цель» – нарушил молчание кучер Тордгуаль – «Цель, которую в нынешних обстоятельствах Вселенная сметёт, не лучше ли просто выспаться, наметив цель стратегическую, которая вытянет наше мышление на новый уровень и так поможет сформировать стойкие антихрупкие действия?»

«Что?» – переспросила Зараиде.

«Господа! Моё незамысловатое Учение, что помогло мне справиться с потерей отца, в следующем: слиться с атакой, перенаправить энергию противника, сделать несложный, но болевой захват и бросок.»

«Что в точности всё это значит, что делать будем?» – спросил Лорд Вэ Дин.

«Я хочу знать, куда мы едем и предлагаю ехать к дилеру!» – сказал соратник.

Кучер заложил руки за голову, отвернулся и сказал:

«Когда умер мой отец, я слился со смертью. Увлёкся ей. Изучил досконально. Это я и предлагаю. Прежде всего, забудем, что мы и кто мы. Увлечёмся революцией. Я не кучер, вы не Лорд. Мы просто угнали телегу, а Лорда сожгли.»

«Телегу?» – возмутился Лорд, помня, сколько средств он в своё время вложил в карету.

«Да. Будем проще. Нам надо сделать её непривлекательной с одной стороны и чтобы было понятно, что это бывшая угнанная на пепелище уже недокарета – с другой.»

«Погоди, погоди, что за бред?» – встрял Флуг – «Мы едем к дилеру, карету не трогаем, собираем там силы!..»

«Погоди, Флуг» – прервал Лорд – «Дилер возможно действительно пал. Итак, в чём, значит, твой план, Тордгуаль?»

«К чёрту планы, ещё раз говорю. Нам первым делом надо слиться с революцией и досконально её изучить. В первую очередь, мы должны забыть о том, что мы – это мы. Чтобы нас хотя бы не приняли за врагов в ближайшем поселении. Изучим всё, предстанем оборванцами. Затем…»

«Так, всё, голосуем. Я за то, чтобы к дилеру.» – выпалил Флуг.

«Я как все» – сказала Стелла.

«У дилера хотя бы можно луковицу торжественно назвать.» – сказала Зараиде.

Лорд Вэ Дин вздохнул.

«Едем к дилеру.»

Кучер отвернулся, закрыл глаза, закатил их кверху и так быстро уснул, сосредоточив внимание в межбровье.

Раздался раскат грома, словно пять сотен мешков картошки вывалили на бетонный пол.

Зараиде прижала луковицу плотнее к груди, укуталась и прижалась к Лорду.

Дождь был до самого утра, когда в сон путников пробрались задорные голоса.

«Cвятые угодники! Это северяне, выходит?» – пробормотала Зараиде, проснувшись первой от приближающихся голосов и разобрав в них диалект Северного Тида – «Не люблю северян. Они очень шумные и невоспитанные.»

«Что?!» – переспросил в шоке проснувшийся Лорд. Его внутренний мешок быстро перекачивал зелёную кровь, а на внушительном лбу выступил холодный пот.

«Я думаю, эту нелюбовь не искоренить никогда.» – продолжала Зараиде – «Это как плуги и дуги – вроде нормально друг к другу относятся, но в самой глубине души не любят. По сути все едины… Это вопрос воспитания – демонстрировать это или нет. А в уме всегда теория Верстена подтверждается.»

«Что случилось?» – спросила Стелла.

«Северные и южные Тиды живут в одной стране, вместе её строят,» – сказала Зараиде – «но друг друга недолюбливают жутко. Есть северные семьи, в которых не примут возлюбленную или возлюбленного с Юга.»

«Что?» – спросил проснувшийся соратник Флуг.

«И наоборот, соответственно. В поле могут руки друг другу жать, а в жизни не общаться вовсе.»

Полог шатра приподняли и на фоне яркого света восшедшей двойной звезды по очереди показались три чёрных силуэта.

«Как же кумпол трещит!..» – сказал Лорд.

«А вот не надо было вчера настойку пить.» – поддержала Зараиде.

«Это простуда, от ветра.» – парировал Лорд.

«Най выхуль» – скомандовал один из трёх чёрных силуэтов.

«Что это чудище сказало?»

«Это „На выход“ на диалекте северного Тида.» – ответил Лорду Тордгуаль.

Три силуэта шагнули в шатёр и выволокли фунгов и луковицу на улицу.

Двойная звезда уже освещала поляну, пробиваясь светом через толчу тяжёлых свицовых туч, когда беглый фунг Лорд Вэ Дин, его соратник Флуг с супругой Стеллой, кучер Тордгуаль, Зараиде и луковица стояли на коленях, а три чёрных силуэта, оказавшихся тёмнокожими революционными массами из северного Тида, вальяжно размахивали саблями и постукивали ими об украденные кирасы.

«Каковы предзнаменавания?» – простонал Лорд в сторону Тордгуаля, единственного, понимающего северную тарабарщину.

«Предзнаменования не очень. Меня берут вашим надсмотрщиком, женщин изнасилуют и казнят, а из луковицы сварят обеденную похлёбку.»

Зараиде вскрикнула и прижала луковицу фунга к обширной груди.

«Переведи им, что я гарантирую им свободу и реабилитацию в обмен на сохранение жизни и спроси, не найдётся ли у них отвара от головы.»

Тордгуаль мгновение размышлял, после чего поговорил с революционными массами и, повернувшись к Лорду рапортовал:

«Мне удалось отправить вас на лечение на термальные источники у рудников Берга, на которых вы продолжите с Флугом работу по добыче флугдония после того, как голова пройдёт. Что касается остальных, их участь изменить не удастся.»

Зараида ввела фунгов в оцепенение оглушительным визгом и убежала в лес. Стелла легла на поляне, раздвинув ноги:

«Делайте, что вам угодно, проклятые варвары.» – отстранённо сказала она.

«Они не варвары,» – надменно сказал Тордгуаль – «напротив, это совершенно рациональные создания, в противном случае, они просто перерезали бы нам глотки.»

«Мне всё равно!» – выкрикнула Стелла.

Когда всё было закончено, а труп Стеллы был закопан в чёрнозёме Южного Тида, Лорда отвезли на лечение в термальные источники близ гор Берга, где он через несколько мгновений после погружения схватил обширный инсульт, обострённый инфарктом, а его потускневшие глаза с запёкшейся зелёной кровью уставились на Флуга, молотящего рядом киркой.

2

Пока Флуг вспахивал породу на рудниках Берга, Лорд Вэ Дин разлагался в термальной канаве близлежащих источников, поднимая тошнотворный смрад, а Стелла кормила действительно прекрасную жизнь – червей и цветы – луковица фунга, жадно всасываясь во внушительную грудь Зараиде, быстро набирала вес, а Зараиде неслась сквозь Ставинтовый лес, благодаря Господа миров за предоставившуюся возможность спастись.

Зараиде выросла в благородной семье солодовых плантаторов. Её отец подыскивал себе на замену управляющего и вовремя подвернувшаяся фигура предприимчивого Лорда, вернувшегося со службы при Короле и получившего якобы обширное поместье, оказалась как нельзя к стати.

После того, как Лорд сделал выгодное предложение руки и своих ресурсов, Зараиде растаяла и незамедлительно согласилась.

Жили скромно, ресурсы оказались небольшой хижиной, начали гнать дистиллят и продавать его для всего поголовья крепостных фунгов сначала Южного, а затем и Северного Тида.

Зараиде получила хорошее образование и готова была передавать его многочисленным фунгам, которым она непрестанно передавала жизнь.

Сейчас, когда большинство детей разъехались кто куда по планете, а муж отравлял воздух у рудников Берга, единственной её заботой стала быстро подрастающая луковица.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3