Сергей Бугримов.

Слезы ангелов



скачать книгу бесплатно

Дело не в том, есть Бог или нет, дело в том, что Он должен быть.



Бронь на небеса

…Алекс еле успел увернуться. Хвост дракона просвистел в каких-то миллиметрах, образовав сильный поток воздуха; и если бы не тяжелые рыцарские доспехи, приобретенные по случаю у вдовы старьевщика, за чисто символическую плату, выраженную утешением одинокого женского сердца, а заодно уж и тела (чего попусту тратить время!), то наверняка лететь бы ему в пропасть, на самый краешек которой и загнало его это, трижды безмозглое трехголовое чудовище.

Как он вообще умудрился попасть в подобную переделку?! Ведь насколько помнится, буквально мгновение назад он рубил налево и направо, освобождая туловища многочисленных врагов от лишних конечностей. Чужая кровь заливала лицо, ноги по колено погрязли в мясном фарше неприятеля, но боевой азарт, набравший полные обороты безрассудного героизма, не позволял обращать на эти нюансы никакого внимания.

И вдруг, как будто бы кто-то нажал кнопку дистанционного управления и переключил на другую программу многоканальное сознание.

И вот вам, пожалуйста: разъяренное (правда, непонятно по какой причине; во всяком случае, память этого не зафиксировала) огнедышащее существо, которое вполне могло бы быть милым домашним животным, если, разумеется, с ним как следует поработать, разинуло свою огромную пасть средней головы, обнажив плотный ряд острых, желтых зубов. Две остальные с голодным интересом наблюдали за развитием событий, предвкушая с некоторым сожалением довольно скромный обед из одного блюда.

Не успев, не то чтобы помолиться, а даже вспомнить, на чье имя следует доносить сии святые слова, Алекс по пояс оказался в мерзкой пасти. Жалкая попытка высвободиться привела к такому же жалкому результату; челюсти дракона еще сильнее сжались, доставляя, тем самым, более конкретный дискомфорт намеченной жертве, не желающей в столь раннем возрасте окончить свою карьеру в желудке тупой твари. А если принять во внимание тот факт, какой окончательный вид он примет через короткое время где-нибудь под кустом, то вообще становилось невмоготу. Оставалось надеяться только на то, что вновь щелкнет кнопка дистанционного управления и перенесет его в менее безвыходное положение. Но очевидно тому, кто «правит балом», подобный сюжет оказался по вкусу, а стало быть, промелькнула мысль, придется выкручиваться самостоятельно.

А в это время глаза дракона все больше наливались некоторым недоумением. Пища оказалась на редкость твердой. Доспехи исправно справлялись со своей задачей, хотя при их изготовке столь экстравагантная ситуация и не предусматривалась.

Чудовище еще пару раз поднатужилось, а затем, прикинув своими микроскопическими извилинами, тщетность попыток, решило заглотить все целиком. Для этого нужно было просто подбросить пищу вверх, разинуть пасть, и спокойно дождаться, пока та проскользнет в желудок.

Однако Алекс с такой постановкой вопроса был явно не согласен.

И как только его ноги оторвались от земли, он, каким-то образом, умудрился вытянуть руки вверх, сделал глубокий вдох, и выскользнул из железного панциря.

Оказавшись на свободе, он бросился к краю ущелья, не очень-то вдаваясь в подробности, что будет делать дальше. Расчет, в основном, ложился исключительно на инстинкт.

Но как только его взгляд устремился вниз, инстинкт куда-то исчез, а ему на смену пришла жалкая хромая нерешительность. Уж слишком высоковато показалось, даже для такого героя, коим Алекс себя считал. Он затравленно обернулся, в надежде отыскать хоть какие-то, мало-мальски допустимые аргументы к спасению. Но не тут-то было! Столкнувшись, нос к носу сразу с тремя головами (при этом средняя хрипло отхаркивалась; должно быть – подавилась), Алекс отпрянул назад…и полетел в пропасть…

Сначала подумалось, что наступило солнечное затмение. Яркий ослепительный диск исчез с поля зрения. Но затем опять появился, и тут же вновь исчез. А когда слух уловил вполне внятную человеческую речь, стало возвращаться кое-какое осмысление действительности.

– Эй, ты в порядке? – склонилось над Алексом, исполосованное глубокими шрамами вперемешку с не менее глубокими морщинами, мужественное загорелое лицо.

– Да вроде бы. А ты кто?

– Виндорт. Вожак Сималу. Скакал мимо, вижу – кто-то лежит. Дай, думаю, погляжу. Может, удастся чем-нибудь поживиться. А ты, оказывается, жив. Не повезло.

– Доброе у тебя сердце, приятель, – усмехнулся Алекс, и внимательней пригляделся к своему новому знакомому. – Ничего себе! Так ты оказывается, этот – кентавр!

– А что тебя удивляет? – Виндорт ударил передним копытом, подняв облако пыли. – Можно подумать, никогда раньше не сталкивался с моим братом!

– Да вообще-то, как это ни странно, не доводилось. И с сестрой, между прочим, тоже.

Вдруг сверху донесся трубный рев. Оба бросили взгляд в направлении доносившихся звуков.

Дракон в бессильной злобе яростно метался, испепеляя тремя парами безумных глаз две шевелящиеся точки.

– Слушай, а они летать умеют? – с колеблющимся спокойствием поинтересовался Алекс.

– Не видел, – ответил Виндорт, и как-то нервно замотал головой, встревожив длинные светлые волосы, свисающие почти до половины спины.

– Ну, летать, может, эта туша и не в состоянии, – вскочил Алекс на ноги, – а вот падать у него получается неплохо.

И действительно, дракон так отчаянно метался по краю, что земля под ним осыпалась, и он камнем полетел вниз.

– Как ты думаешь, от нас что-нибудь останется? – изрек Алекс, в оцепенении наблюдая за стремительно приближающейся ревущей массой огня, зубов, когтей, мяса и переработанного организмом далеко не ароматного конечного продукта.

– Если будешь продолжать стоять как столб, то наверняка ничего не останется, – бросил Виндорт, встал на дыбы, и пустился вскачь.

А через мгновение сзади раздался, усиленный эхом оглушительный грохот.

Только за третьим поворотом кентавр заметил, что что-то не так. Присущей легкости в беге не ощущалось. Да к тому же и за волосы что-то зацепилось и больно тянуло.

– В следующий раз не забудь надеть седло, – прокричал Алекс в самое ухо своему транспортному средству. – Карьера оперного певца меня не прельщает.

– Это ты! – возмутился Виндорт. – Какого дьявола!.. И не тяни так сильно за волосы!

– Прости, дружище. Но уздечки у тебя ведь тоже нет.

Кентавр резко остановился.

– А ну, слазь! Если узнают, что на мне ездили, всё, конец! Остаток жизни проведу в стойле, вывозя навоз из свинарника.

– О, как у вас все запущено! Кстати, у меня на примете есть одна вдова. Свинарник у нее содержится в идеальном порядке. Так что, по знакомству могу дать протекцию.

– Издеваешься! – Виндорт стал брыкаться. – А ну, брысь отсюда!

– Успокойся, – мягко попросил Алекс. – И потом: здесь стояка запрещена. Вон видишь, какое оживленное движение!

Дракон, хоть и не уклюже, но приближался довольно резво.

– А, черт! – сквозь зубы процедил кентавр, пускаясь в очередную скачку.

Дорога пошла в гору. Подъем становился все круче и круче. Силы начали оставлять Виндорта. Дошло до того, что он просто остановился, тяжело переводя дух. Алекс спрыгнул и принял на себя обязанности тягача. Уперся плечом в конский зад, из которого, время от времени, вылетали характерные звуки, и попытался помочь обессиленному товарищу.

– Можно тебя попросить, поаккуратней махать хвостом, – запыхавшись, выдавил Алекс. – Я уже молчу о газовой атаке.

– А? Что? – растерянно отозвался Виндорт, а затем повалился набок, подмял под себя своего помощника, и оба покатились с горы, у подножия которой их с нескрываемым удовольствием ждали три разинутые пасти…


Алекс открыл глаза. Вернее, один глаз; второй зарылся в подушку.

Пепельница была аккуратно перевернута, и окурки равномерно расположились по всему периметру прикроватного коврика. В углу одиноко стояла недопитая бутылка вина, в которой также плавало несколько окурков. Рядом с бутылкой занудно попискивала телефонная трубка. Под креслом валялись брюки, а на самом кресле пристроились туфли. На белых обоях, почти до самого потолка, свои ярко-красные автографы оставила губная помада. Шторы тоже не остались без внимания, впитав в себя бурную фантазию авангардизма, состоящую из многочисленных бурых пятен. На люстре, как будто бы пиратский флаг, висел черный женский чулок. Кактус на подоконнике смущенно выставлял напоказ обгрызенные края. Попугай в клетке метался в поисках пятого угла, потому как от блюдца, предназначенного для воды, разило высокоградусными парами.

«Кажется, вчерашняя вечеринка удалась. Интересно, с какой попытки я встану… Еще и приснилась, какая-то полнейшая чушь!.. Ну что, надо подыматься. Или поспать еще?… Что-то прохладно. Не помешает укрыться». Алекс потянул на себя одеяло. Невнятное бурчание на другой половине кровати привело его в замешательство. «А это еще что такое? Надеюсь, хоть не мужчина?!» Рука осторожно нащупала только что подавшее признаки жизни тело. «Все в порядке! Лишних деталей нет… А вдруг это Карина? Нет, только не она! Неужели, все-таки, добилась своего? Взяла, как говорится, тепленьким. В принципе, женщина шикарная, но меня что-то не волнует. Разве, только, в состоянии моего полного несоответствия к сопротивлению. Как раз в этом состоянии, судя по всему, я и пребывал вчера. Ведь она на вечеринке тоже была. Точно помню… Ну, или почти точно. Ладно, сейчас узнаем». Алекс повернулся, выкопал из-под одеяла размазанное тушью заспанное лицо, и удивленно почесал затылок. «Могу поклясться, что этот шедевр вижу впервые. Откуда взялось сие прелестное создание? С какой пальмы спрыгнуло? Никак, организаторы конкурса «Мисс кошмар» любезно предоставили в мое распоряжение победительницу. Так, всё, бегом в ванную! Холодный душ, горячий кофе.

А там глядишь, и эта галлюцинация исчезнет. Хотя, вряд ли. Слишком реалистична. Даже посапывает».

Алекс кое-как сполз с кровати (насчет «бегом» – легче подумать, чем сделать), немного постоял, покачиваясь в такт зуммера, доносящегося из телефонной трубки, запрограммировал мозг на определенное направление, и поплелся принимать водные процедуры.


Как ни странно, но в ванной царил относительный порядок. За исключением раздавленного тюбика зубной пасты и надписи химическим карандашом на зеркале, гласящей: «Ты настоящий урод!», никаких пагубных последствий не наблюдалось.

Алекс принял душ и почистил зубы, выдавив остатки пасты из тюбика. Затем сварил кофе, сделал глоток, скривился и взглянул на этикетку. «Так и есть! Любимый сорт Карины. И самый невыносимый для меня. Очевидно, она принесла эту бурду с собой, рассчитывая задержаться здесь на какое-то время. Это ж надо! Даже в состоянии полнейшего аута я, как видно, не поддался на ее чары. Очевидно, следует поблагодарить подсознание, контролирующее меня в критических ситуациях. Впрочем, то, что лежит сейчас в кровати, не самая лучшая альтернатива. Ну, да бог с ним! На сегодня объявляется выходной. Один день обойдутся без меня. Да и Карине необходимо время, чтобы успокоится. Попасть под ее горячие коготки, грозит недельным выходом в свет с лицом облепленным пластырем».

Вернувшись в комнату, он, первым делом, взглянул на телефонную трубку. «Если положу ее на аппарат – сразу начнутся звонки. Пусть так и валяется».

Движение под одеялом переключило его внимание.

– Пора вставать, милая. – Последнее слово Алекс еле выдавил.

Милая сладко потянулась, широко зевнула, обнажив парочку золотых коронок, а так же продемонстрировав отсутствие нескольких зубов, распахнула накладные ресницы и вперила ласково-похмельный взор на стройного молодого человека, можно даже сказать: красавца, какого в ее жизни еще никогда не было, и вряд ли уже когда-нибудь будет.

– Ты куда-то торопишься? – пропитым тембром прокаркала райская птичка. – Может, покувыркаемся? Время есть. Ты был таким милым, нежным. Просто с ума меня свел! А это редко кому удавалось.

«Естественно, – подумал Алекс, – кто на тебя позарится! Только такой идиот, как я. Господи, неужели это пугало прошедшей ночью носило статус моего желанного объекта? Брр!» Тошнота подступила к горлу. Алекс подошел к раскрытому окну и глубоко вдохнул свежего воздуха. Немного полегчало.

– Как-нибудь в следующий раз. А сейчас, извини, у меня дела. – Он поднял телефонную трубку и положил ее на аппарат. Тут же раздался звонок. Кто бы ни находился на другом конце провода, пусть даже Карина, это был прекрасный повод, чтобы выпроводить назойливую гостью.

– Да, слушаю!

– Простите, мне нужен Алекс Мирецки. – Приятный женский голосок; чуть нерешительный, с бархатным оттенком и еле заметным завораживающим акцентом.

– Я к вашим услугам.

В воображении предстала, этакая сказочная принцесса. Но только на мгновение, пока Алекс не бросил взгляд в сторону кровати. И тут же с небес шлепнулся на землю.

– Еще раз прошу прощения, что звоню в такой ранний час…

– Ничего, пустяки, – перебил Алекс, начинающую смущать, чрезмерную любезность незнакомки. – Я уже давно встал, и готов ради вас на любые подвиги.

– Ну конечно! – громко фыркнула ночная «фея», нервно сбросив одеяло и вскочив на ноги. – Для кого-то он готов на подвиги, а меня, стало быть, пинком под зад!

При виде сей неземной красоты (именно – неземной; где-нибудь в далекой галактике возможно и отыскались бы гуманоиды, не преминувшие нацепить корону на эту крашенную рыжую шевелюру), представшей во всем обнаженном объеме, у молодого человека засосало под ложечкой.

– Ой, вы, кажется, не один, – донеслось из трубки. – Наверно я не вовремя?

– Не обращайте внимания, – отвернулся Алекс от сногсшибательного зрелища, – это Лори – мой попугай.

– Подлец! – подушка пролетела рядом с целью и бесшумно приземлилась в коридоре.

– У вашего попугая богатый лексикон.

– Здесь бывают разные люди, а он очень способный. Так чем могу быть полезен?

– Мы не могли бы встретиться?

– Не вижу препятствий, – ответил Алекс, подавая знак натягивающей на себя бюстгальтер женщине не раскрывать рот, и подстраховываясь угрожающим жестом.

Та только злобно отмахнулась и полезла под кровать в поисках туфель.

– Но о чем, все-таки, пойдет речь? – наконец-то проснулся профессиональный интерес.

– Это не телефонный разговор, – осторожно, как будто бы боясь проломить тонкий лед, ответила незнакомка. – Скажу только, что мое предложение может показаться…не то чтобы абсурдным, или розыгрышем…а, как бы это выразиться…

– Ясно, – улыбнулся про себя Алекс. – Не утруждайтесь поиском абстрактных определений. Поговорим, а уж тогда будем делать выводы. Так, где встречаемся?

– Я сейчас нахожусь в кафе «Восемь дюймов».

– Так это же напротив моего дома! Значит ли это, что вы уже заранее подготовились к нашему рандеву? Уж не следите ли вы за мной? Ведь для того, чтобы сначала приехать, и только потом звонить, необходимо иметь стопроцентную уверенность, что я на месте.

– Я так и думала, что вы можете превратно истолковать мое внезапное появление. Наверное, нужно было бы сконструировать естественную ситуацию; случайная встреча на теннисных кортах, или в каком-нибудь увеселительном заведении. А то вылепить и еще более романтический сюжет. К примеру: мужчина спасает тонущую женщину.

– Все, сдаюсь, – рассмеялся Алекс, чувствуя нарастающий прилив заинтригованности. – На данный момент вы меня покорили. Дайте мне десять минут, и я у ваших ног. Кстати, как я вас узнаю? «Восемь дюймов» пользуется огромной популярностью, и в любое время суток забито до отказа.

– Вы правы, все места заняты. Но для меня сделали исключение и за мой столик никого не подсаживают. Так что, как только увидите одиноко сидящую девушку, потягивающую из трубочки томатный сок, который тут почему-то называют «кровавая Мэри», знайте – это я.

– Подождите! – почти выкрикнул Алекс. – Вы уже много выпили этого напитка?

– Да нет, только собираюсь. А что?

– Отставьте его в сторону и не трогайте. Приду, все объясню.

– Хорошо. Хотя не совсем понимаю.

– Кстати, – эмоциональный порыв Алекса несколько улегся, – как вам удалось так расположить к себе Миколаша? Не в его правилах делать подобные исключения. Очевидно, дали ему хорошие чаевые?

– Вы имеете в виду хозяина – этого напыщенного мрачного толстяка? Отнюдь нет. Просто сказала, что у меня назначена встреча с Алексом Мирецки. И больше ничего добавлять не пришлось. Я догадывалась, что именно такой подход и может возыметь действие.

– Догадывалась или знала? – бесцеремонно перешел Алекс на «ты». А затем спохватился и поспешил загладить свою бестактность. – Простите, у меня была тяжелая ночь, – и он с иронией посмотрел на подпрыгивающую, с целью достать свисающий с люстры чулок, особу женского пола.

– Это вы меня простите, – выплеснулась из трубки ответная волна извинений. – Я слишком много себе позволила в отношении вас. Просто я не в курсе местных традиций…точнее, правил.

Алекс настроился уже задать очередной вопрос, но тут вдруг подумал, что все равно через несколько минут они встретятся и расставят все точки над i.

Вряд ли незнакомка сообщит ему что-то сенсационное. Скорее всего, очередная почитательница его таланта, мечтающая поймать знаменитого журналиста в свои сети. На какие только уловки не пускались смазливые девицы, чтобы заполучить это сердце. Но он-то знал, что как раз сердце здесь совершенно ни при чем. Его слава, скандальные разоблачающие репортажи, головокружительная перспектива, учитывая завидный нюх на беспрецедентные моменты и мертвую юридическую хватку в столь ранние годы, вот это, главным образом, и сводило с ума определенный корыстный женский контингент. Конечно, была еще молодость, сильное тело, возможно – красота; но такого добра вокруг сколько угодно. Бери, не хочу. А товар, пусть даже и качественный, должен иметь раскрученное имя изготовителя, иначе – это обыкновенный ширпотреб, что в результате дает низкий потребительский спрос.

– Все в порядке. Я сейчас буду, – коротко бросил Алекс и повесил трубку.

– Не сочтешь за труд, вызвать мне такси? – подало признаки жизни подобие, уже одетое, кое-как наштукатуренное и вполне способное сойти, к этому моменту, за какую-никакую даму (правда, в безлунную ночь, и под потухшим фонарем).

– Нет проблем, мой ангел, – весело откликнулся Алекс, высунулся в окно, посмотрел по сторонам, на чем-то конкретном остановил внимание, тщательнее пригляделся, а затем громко свистнул и помахал рукой. – Привет, Ник! Ты уже загрузился?… Подбрось одну мою знакомую… Выпивка за мной… Спасибо!.. Ну вот, карета подана, – обратился он к какой-никакой даме.

– Так это же, мусоросборник! – чуть не захлебнулась от негодования та.

– Да не волнуйся! Кузов заполнен под завязку, так что поедешь в кабине, как принцесса.

Ответом была, звонкая пощечина и распахнутая с помощью ноги входная дверь.

– И тебе всего хорошего! – бросил Алекс на прощанье, потирая пылающую щеку.

Затем в темпе натянул на себя шорты, футболку, впрыгнул в шлепанцы, и уже на пороге остановился, о чем-то вспомнив, вернулся в комнату и подошел к клетке с попугаем.

– А про тебя, старик, я чуть было не забыл. Какой-то ты весь взъерошенный, помятый! И чем это так разит из твоего блюдца? Не понял! Что, похмеляемся? Ну ладно, ладно! Не ругайся. Сейчас приведем все в порядок.

Быстренько налил птице свежей воды, насыпал корм, и через секунду вылетел на улицу.

Кафе «Восемь дюймов» представляло собой довольно заурядное заведение, каких сотни в любом, мало-мальски цивилизованном городе. Без каких бы то ни было ярких зазывающих реклам, дорогой отделки, квадратных вышибал, в строгих темных костюмах и с отсутствующими лицами. Не было стриптиз-шоу, которое так манит неуверенных в себе неудачников. В общем, вычеркнулась вся та шелуха, которая с успехом заменяет отсутствие фантазии и качество кухни.

Вот именно качество кухни и вложенная фантазия и превратили «Восемь дюймов» в одно из самых популярных заведений.

Рецепты блюд хранились в строжайшем секрете, а десятки компонентов какого-либо напитка придерживались соотношения вплоть до миллиграмм. Порой посетитель не в состоянии был отличить рыбную закуску от мясной.

А один раз даже пообедала некая королевская особа из другой страны. И с тех пор, время от времени, во дворец, спец рейсом, доставляется тот или иной заказ.

Алекс вошел в зал и огляделся.

Она сидела в дальнем углу и с увлечением выпускала идеально симметричные колечки сигаретного дыма. Нетронутый бокал стоял в стороне. Пепельница была полная, а рядом лежали две пустых пачки «Мальборо» и одна полупустая.

«Ничего себе, девушка курит! А всего-то ей не больше двадцати. Симпатичная. Интересно, это у нее парик, или все-таки настоящие? Скромное зеленое платьице. Абсолютно нет косметики. Ножки…пока еще не вижу. Тонкие длинные пальчики. Ни колец, ни сережек. Правильные черты лица. Огромные глаза. Цвет…далеко еще, не разберу. Гладкая смуглая кожа. Ну, просто картинка, а не девчонка! А вот наконец-то и ножки: стройные, без изъяна, обуты в красные туфельки на высоких каблучках. И глаза!.. Что за глаза!.. Конец света!»

Рисуя, таким образом, мысленный портрет юного создания, Алекс пробрался к столику.

– Насколько я догадываюсь, волшебный голосок, струившийся из моей телефонной трубки не более как… – он посмотрел на часы, – семь минут назад, принадлежит вам.

Ее ослепительная улыбка заворожила молодого человека.

– Да, это я, – ответила девушка, поспешно затушивая сигарету. – Вы так странно изъясняетесь!

– Странно?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3