Сергей Брацио.

Протозанщики. Книга 2. Марш оловянных



скачать книгу бесплатно

Операция началась на ближайшей Площади. Той самой, где впервые Волна встретился с новыми друзьями. Казаки быстро вытеснили мятежников, частично переместив в Большое Ничто, а частично рассеяв по Меди. Вождей передали в руки Израдца, но палачи вскоре вернулись, подняв восстания в других районах.

Истинный повел войска дальше, вглубь Меди, но снова полыхнула ближайшая Площадь. Следом сотни группировок объявили о неповиновении власти. Ежедневно поступали сводки о появлении новых очагов сопротивления. Мир погрузился в хаос.

Единой Меди практически не существовало – она превратилась в конгломерат лоскутков, где правили палачи, одурманивая население и высасывая из территорий энергию для Савриила.

Все силы Андрея и Михаила уходили на подавление бунтов, и на созидание не оставалось ни возможности, ни времени, ни сил. Мятежи образовывались быстрее, чем их удавалось гасить.

Руслан оказывал помощь Наместнику, но единолично – приказа на использование Золотого Легиона не было, и Беспроторица не вмешивалась. «Олимп» созерцал.

– А как там Ждан? – после долгой паузы спросил Волна.

– Ждан – наша головная боль. Парень так и не добился перемещения выше, несмотря на огромный вклад в борьбу с Савриилом. Почему? Не знаю. У «Олимпа» свои взгляды на происходящее. В общем, парень обиделся, заперся в доме и не разговаривает ни с кем. Валяется на печи. На просьбу открыть или молчит, или посылает нас ко всем чертям.

– А Серебро? Золото? Там как? – испуганно прошептал Рустам.

– Там спокойней. Там другая ситуация, но и они опасаются бациллы бунта, поэтому все сильнее отгораживаются от Меди. Перемещения разрешены лишь в крайних случаях и только отдельным личностям. Меня, например, заставляют постоянно шастать в Медь, справедливо считая одним из «творцов» нынешней ситуации. Но это скорее наказание, чем награда.

– И чего же супермены из высших Миров хотят от несчастных оловянных людишек? – съязвил Антип, – Чем мы можем помочь, если и такие мастодонты не могут справиться?

– Главный источник нестабильности, это все же Савриил…

Минувшая Война не стала концом злодеяний Савриила. Не стала даже началом конца. Войскам коалиции удалось разрушить лишь один из его планов, но, как грамотный стратег, враг подготовил множество резервных.

Известно, что сейчас он окопался где-то в Олове и оттуда командует агентами в Меди – управляет бунтами, насыщаясь украденной энергией. Это некое ужасное место, где концентрированное зло изливается на Мир страшными катастрофами. Подобных местностей много в Оловянном Мире, но именно эта обособилась в результате перекройки карт последних десятилетий.

– Обособилась? – не понял бандит, – В каком смысле? Откололась? Стала островом?

– Нет, – уверенно заявил Руслан, – Обособление имеет, скажем так, политический характер.

– Ха! Да их тут знаешь сколько наобособлялось? Только новости включи, как этот отделился от того, а тот от этого.

– Ты прав, но также известно, что политическое обособление связано с самым масштабным крушением последних десятилетий.

А это только развал СССР!

– Пятнадцать республик?

– Официально образованные страны мы исключаем – слишком большие площади. Савриилов «мирок» это нечто компактное, где ему хватает сил удерживать власть, но скрывать свое присутствие. Небольшая и малолюдная территория, которую Савриил должен заселить рабами, сохранив жизни тем, кто должен был погибнуть. Он должен вмешаться в судьбу несчастных, оставив их прозябать в Олове. Хотя… – вздохнул Руслан, – это с трудом можно назвать жизнью, скорее омерзительное, бездумное существование.

– Ничего я не понимаю! – возмутился Антип, – Что за место? Как оно политически обособилось? От чего? И там нет людей, только… кто, кстати? Зомби? Мутанты? Черепашки-ниндзя?

– Ты не понял, там есть люди, но они невольники Савриила и полностью в его власти. Никто из них никогда не вырвется, не пожалуется в полицию или прокуратуру. Они существуют в условиях земного ада, но при этом считают себя обязанными Савриилу за сохранение жизней, и готовы ради него на все. Там есть жизнь, но она хуже смерти!

– Тогда есть идея, – Анти-поэт резко повернул к себе ноутбук и быстро зашуршал клавишами, – Непризнанные республики! Самопровозгласились – «политически обособились». Смотри, республик четыре: Абхазия, Южная Осетия, Приднестровская-Молдавская Республик и Республика Нагорный Карабах.

– Абхазию исключаем сразу! – резко заявил Руслан.

– Что так? – вставил слово Рустам.

– О, Абхазия – особый случай! Там точно нет негатива. Есть в Олове места неприкасаемые для глобального зла, несмотря на локальные войны и убийства. Это проявляется в каждом селе, в каждом доме, в каждой детали.

Например, большинство абхазов считаются христианами. Есть люди, кто относит себя к мусульманству. Малая часть объявляется приверженцами «абхазской религии», но в реальности же многие скорее носители последней.

Вряд ли вас интересуют детали… Если надо – прочтите в Интернете. В общих чертах, не все местные христиане соблюдают посты, причащаются, да и в церкви-то редко захаживают…

– И это хорошо? – не понял Волна.

– Подожди! Мусульмане едят свинину, не обрезаются, пьют вино…

– И это хорошо?!! – пришел черед удивляться Рустаму.

– Не торопитесь! Зато праздники люди справляют вместе и христианские, и мусульманские, и другие. Собираются за одним столом и радуются.

– Вот это хорошо, – утвердительно заявил Антип.

– Верят в единого Бога! Сказать честно, это очень древняя положительная религия, как бы ни называли себя люди. Реликт, дошедший через века.

– Ладно-ладно, мы отвлеклись, – продолжил Антип, – Мы тебе верим. Абхазия исключается. Дальше…

Анти-поэт коротко изложил справки об остальных республиках: история, география, современные проблемы. Руслан покачал головой – все же слишком большие площади, много людей, но все может быть.

– Так, что в результате? – не понял бандит, – Что ты от нас узнал такого, чего не знал раньше? Чем мы помогли или можем помочь?

– Есть один действенный способ точно узнать место: нужно построить энергетический мост между Оловом и Медью. Это когда два человека, объединенные сильными эмоциональными переживаниями, располагаются в разных Мирах и, установив общение, приходят к общему решению.

– Это как еще? – не понял Антип, – У вас же там время сейчас бежит…

– Нет, и это еще один аргумент, почему мы обращаемся к вам. Время стало сравниваться. Не синхронизировалось еще полностью, но стремится к этому. Мы сочли это знаком.

– Гадалки, блин… Так что там про мост энергетический?

– С одной стороны будет действовать оставшийся, пусть крошечный, но для наших целей достаточный, позитив Меди, а с другой, оловянной стороны, мы сможем ощущать негатив бурлящий здесь. В Меди должен расположиться человек в общем позитивный, но имеющий отпечаток негативного воздействия на свою судьбу.

– Ты это… – скривил лицо Антип, – Ты сейчас на каком языке говорил? Кто-нибудь, что-нибудь понял? Чего опять задумали?

– Нам нужен Волна, – вздохнул Руслан, стыдливо опуская голову.

– Я?!! – подпрыгнул на месте Алексей.

– Да. Именно ты объединен с друзьями эмоциональными переживаниями недавней Войны. Именно ты возвращен в Олово лихим желанием Израдца. Ты должен вернуться.

– О, как красиво звучит – вернуться! – вышел из себя Антип, – Вернуться! Говори прямо: Волна, ты должен снова сдохнуть.

– Если надо, я готов… – обреченно произнес Алексей, – Готов пойти с тобой.

– Я не могу тебе переместить, – покраснев, произнес Руслан, – Это может или Израдец, или…

– Что ж мне вены себе вскрыть, что ли?

– Нельзя, сам же знаешь, за самоубийство в Меди долго не держат. Сейчас и подавно, – стеснительно пробурчал Руслан.

– И что получается, – тихо проговорил Рустам, – Мы что ли должны Леху… того… на тот свет отправить.

– Тебе не стоит этого делать, – совсем тихо прошептал Руслан, съеживаясь до размера пятилетнего мальчишки, – Ты не запятнан подобными грехами… Это плохо отразится на будущем…

– Стоп-стоп-стоп! – вскочил на ноги Антип, бросая гневный взгляд на воина Беспроторицы, – Ты чего там бурчишь? На что намекаешь? Это я что ли, такой весь запятнанный, должен Леху грохнуть?

– Получается, что другого варианта нет, – отозвался из глубин кресла пацан.

– Во! – в лицо золотистому направилась огромная дуля, – Хрен вам, суперменам!

В комнате воцарилась тишина. Руслан, понимая дикость идеи, огорчено уставился на пол. Рустам и Волна обменивались растерянными взглядами, а Антип, поразмыслив минуту, собирался что-то сказать, но, не подобрав слов, молча ушел в спальню, сильно хлопнув дверью. Через мгновение дверь снова открылась, и появилась рука, сложенная в новый кукиш.

– Вот вам всем! Ясно?! – и бандит снова закрылся в комнате.

– Я так и думал, – вздохнул Руслан, поднимаясь на ноги, – Поймите, мы прекрасно осознаем чудовищность такого хода, но другого варианта не видим. Как еще можно вычислить Савриила не знаем.

– Так не бывает! – тихо, но уверенно заявил Рустам, – Так не может быть.

– Все может быть… И еще одно, – паренек провел рукой по карте мира, висящей на стене, – Смотрите!

Окружающие страны вместе с Россией окрасились в золотистый цвет, образуя территория Российской Империи.

– Такими вы были еще сто лет назад, – жест рукой и Финляндия с Польшей стали бесцветными, граница изменилась до пределов СССР, – Такими еще совсем недавно.

Новый жест и четырнадцать советских республик погасли вокруг нынешней Федерации.

– Такие вы сегодня. Если не убрать гниль Савриила, то это еще не конец, – очередной пас, и Россия замелькала разнородными кусками.

– Почему это? – возмущенно вскрикнул Рустам, – Причем тут наша страна?

– Зло на вашей территории, ваша судьба бороться с ним, вам же больше всего и достанется в случае поражения. Я вынужден идти. Попробую появиться через несколько дней, но обещать не могу. Думайте, решайте, – и золотистый пацан исчез в темноте коридора.

3

На Площади тревожная тишь. Люди, обычно толпившиеся возле харчевни, попрятались по домам или ушли с бунтовщиками. Скрипучая дверь не заманивает более посетителей, столики почти пусты. Птицы по-прежнему напевают свои заученные мотивы, но нет слушателей, радующихся тихому многоголосью.

За столом под огромным кленом расположился Андрей, устало опустив лицо на ладони. Длинная мантия цвета начищенной меди дымила манжетами рукавов. Безволосая голова отливала теплой краснотой. Медью сверкали оголенные руки. Новая должность – новая внешность.

Рядом молча стоял Михаил, ожидая распоряжений. Руслан, недавно вернувшийся из Олова, опустив взгляд, рассказывал о встрече с Волной, Антипом и Рустамом, постукивая пальцами по золотой гарде меча.

– Уверен, все задумали мы верно,

но вот что странно, не могу понять:

чем глубже мы ныряем за решеньем,

тем крепче вязнем в омуте проблем! – вздохнул Андрей.

– Судьба в наших руках, – пожал плечами Руслан, снимая со взрослых плеч мешковатую куртку, и солнце заиграло на золоте доспехов, – Ты устал – отдохни. Потом продолжим разговор.

– Вот видишь – я устал – сказал ты верно,

но разве в Меди можно уставать?

Все чаще, дольше, тяжелей нападки

несвойственных и неприятных чувств.

Мы злимся, мы боимся, мы не любим.

И с каждым днем все дольше и сильней!

Мир Меди, будто брошенный «Олимпом»,

перерождается в какой-то дикий Мир…

– Знаешь же, что «Олимп» не делает ничего просто так. Сам же говорил, что испытания ниспосланы, чтобы мы построили Медь своими руками. Чтобы ощущали ценность Мира, а не относились как к подарку. Чтобы ценили…

– Да, говорил, но нынче не уверен.

Смотри вокруг, куда стремится Медь?

Почти что все попрятались по норам,

когда нам помощь каждого нужна.

Заметь, никто трудиться не желает,

а многие открыто восстают,

желая возвращенья Савриила.

И самое плохое из сего,

не чувствую я помощи «Олимпа»,

Содействия, сочувствия, любви!..

– Ты же Наместник! Возьми и спроси!

Сколько раз пытался Андрей выйти на связь с «Олимпом», столько раз получал в ответ молчание. Самого его выше Меди не допускали, а Златник, добытое в Олове средство связи, упорно помалкивал. Руслан пытался выведать что-нибудь в Серебре и Золоте, но никто не мог ответить за «Олимп», а «Олимп» безмолвствовал.

Истинный находил всего два объяснения: либо его наместничество неполноценно, и он лишь исполняет обязанности, либо, видя, что протозанщики не справляются, «Олимп» решил переродить Медь – слить с Оловом.

Каждый вариант требовал своего подхода. В первом случае надо продолжать борьбу и строительство, во втором сдаться, прекратить сопротивление планам «Олимпа», позволить Миру измениться. Что в таком случае будет с людьми, с друзьями, с самим Андреем – не понятно.

– Еще поганец Израдец мешает карты!

Зачем он отпускает палачей?

– Ой, не поминай ты его! – отмахнулся Михаил-Белый.

– Я все-таки склоняюсь ко второму:

нас в Олово желают превратить.

– Наш Шекспир, как обычно, ошибается, – раздался веселый, звонкий голос, – Вы превращаетесь не в Олово, вы становитесь частью Большого Ничто!

Пружиня на длинных ногах, из-за широкого ствола клена, появился главный демон Большого Ничто – Израдец. В привычном образе «молодого старика» – высокого, длинноволосого, полностью седого человека с лицом, лишенным возрастных морщин – он беззвучно явился в Медь, и теперь направлялся к харчевне.

– Говорил же, не поминай… – буркнул Белый, поднимаясь на ноги, – Я, с вашего разрешения, уйду. Не могу с ним общаться – хочется придушить предателя.

– Ага, я тоже рад вас видеть! – продолжил измываться демон, – Что, все хнычете? Все жалеете себя?

– Ко всем моим проблемам и кошмарам,

еще и рожу твою должен видеть я? – без злобы проговорил Андрей, -

И где же нагрешить так умудрился?

За что же столько мук в один момент?

– Нормальная у меня рожа! Не придирайся. Как дела-то ваши, строители нового Мира?

– Не особо, – огрызнулся Руслан.

– Толи еще будет! – «обнадежил» Израдец.

– Зачем явился к нам, начальник Преисподней?

Злорадствовать над сонмом наших бед?

– Начальник Преисподней, у-уу, – смаковал слова Израдец, – Красиво звучит. Иногда и ты дело говоришь.

Дальше разговор не заладился. Демон не успел рассказать о цели прихода, как присутствующие набросились на него с обвинениями и упреками за возврат в Медь палачей. Израдец пытался отнекиваться, переводить разговор в шутку, но собравшимся было не до юмора. Вместе и по-отдельности Андрей и Руслан в голос орали на демона, словно пытаясь устыдить лукавого за предательство, поймать обманщика на вранье или отругать собаку за лай.

– Прикиньте на мгновение, что я тут ни при чем! – сорвался на крик и Израдец.

– Иди ты… в Преисподнюю обратно!

Без лжи твоей и так хватает бед.

– Ладно, ладно! – сдался старик, – Вас не переорать! Слушайте, расскажу вам, что на самом деле происходит. Все свершается помимо моей воли… Все эта ваша треклятая монета виновата.

– Монета? Златник?

Златник – первая золотая монета князя Владимира Крестителя, которую Антипу с Рустамом удалось отыскать в Олове. Символ, талисман, способ связи с «Олимпом» в трудные времена. После прошедшей Войны, протозанщикам удалось отнять ее у Израдца, разорвав существующей союз.

Так до этого момента считали они. Но оказалось, что демон опять перехитрил всех – он похитил Златник, подсунув Андрею подделку, наскоро выкованную его генералами – Харалугами. Да, он прекрасно знал, что в планах протозанщиков лишить его талисмана, и со свойственным ему плутовством, подстраховался. Из-за этого все попытки Истинного связаться с «Олимпом» и не увенчались успехом.

Лукавый хотел сразу же после Войны кинуться в Медь, чтобы насадить своих солдат вместо стражи, но монета советовала подождать… Через Златник Израдец установил устойчивую связь: с ним разговаривали, его слушали, ему подсказывали. Скоро открылся замысел собеседника – на другой стороне аккуратно подвели к мысли, что мироустройство пора менять. Что Война, устроенная протозанщиками, открыла множество изъянов в существующей Системе. Что Медь отслужила свой срок, и ее пора слить с Большим Ничто.

– Проникся я идеей, загорелся. Почему бы не верить «Олимпу»? Всей душой поверил в необходимость…

– Остановись, а то заговоришься!

Увлекся, я смотрю, своим враньем, – с улыбкой перебил Андрей, -

Что ты душой идеей загорелся,

рассказывай чертям в Большом Ничто.

Я сомневаюсь, что они поверят,

но сделают хоть вид, что ты герой.

– Что опять не так?!

– Ну, что за глупость, думать, что нам можно

сказать, что ты «поверил всей душой»?

Скорей узрел корысть свою в процессе.

Вот в это мы поверили б легко.

Так что, давай, построй, лукавый, мысли

и вспомни где и с кем ты говоришь!

Итак, какой чертеж мироустройства,

тебе, предатель, предложил «Олимп»?

Израдец злобно передернулся, горя желанием нахамить Андрею, но демону что-то было нужно от протозанщиков, и он пытался сдерживаться. Идея увеличения владений за счет Меди не могла не понравиться властолюбивому Наместнику Ничто. Уверенный, что говорит с представителем «Олимпа», Израдец безропотно выполнял приказы. Дошло до того, что собеседник уговорил демона переплавить монету в перстень и провести простой обряд, якобы для улучшения связи.

Тут открылась истина: «Олимп», зная, что Златник получен коварством, отказался от опороченного артефакта. Каналом завладел Савриил. Именно он общался с демоном, склоняя к ритуалам, и, как только перстень оказался на руке Израдца, как только обряд был проведен, бывшая монета обернулась золотой перчаткой со множеством крохотных глаз и завладела демоном.

Амулет поглотил большинство сил Израдца и докладывал Савриилу о каждом шаге демона. Израдец перестал быть полновластным хозяином в своем Мире, Харалуги не слушались усеченного дьявола, палачи уходили в Медь без его ведома.

– Оставшиеся крохи сил позволили мне создать защиту, – Израдец показал правую руку, затянутую в бархатную перчатку, – Верхняя – моя! Помогает спастись от постоянной слежки, но не возвращает мне силы. Все, что сейчас могу – перемещаться в Медь и выслушивать ваши нравоучения.

– Да как ты мог не видеть злого плана? – недоумевал Андрей, -

Известно даже глупому юнцу,

что амулеты злые подчиняют,

что власть дают создателям своим.

– Ты мне это рассказываешь?!! – снова перешел на крик демон, – Я в начальных классах амулетов переделал столько, сколько ты звезд ни разу не видел.

– Ясно, – подытожил Руслан, – Попался на свою же удочку.

– Мы часто верим в то, что нам приятно,

в то, что нам близко, что хотим иметь, – задумчиво изрек Андрей,-

И часто зло использует приемы,

играя этой слабостью у нас.

Но ты, коварный, как ты умудрился,

свою ж наживку заглотить легко?

– Поверь, по миллиону раз в день себя об этом спрашиваю, – развел руками Израдец.

Освободиться от амулета, можно избавившись от его хозяина. Справиться сам обессиленный демон не может, поэтому он и просит помощи у протозанщиков, но и его знаний о расположении врага недостаточно. «Обособленное место в Олове». Израдец лишь добавил, что, несмотря на изоляцию, территория имеет принадлежность к сегодняшней России, и эта принадлежность ни историческая, ни моральная, самая что ни на есть официальная.

– Юридически Россия? Значит, идеи ребят о непризнанных республиках не проходят – ни одна из них не принадлежит Федерации. Что же еще обособилось? Эх, как не вовремя! – внезапно поднялся Руслан, – Меня вызывают в Золото. Надеюсь, скоро вернусь.

– Подожди! Потерпи минуту, – быстро заговорил демон, – В Золоте есть подсказка, где искать Савриила – ты должен ее узнать.

– Ты про что? – остановился Золотой.

– Про архив, про что же еще.

– Не говори глупостей! – отмахнулся Руслан, – Разумеется, мы проверили весь архив. Оттуда и узнали… те крохи, что нам известны. Мы исследовали каждую букву.

– Даже в Пустой Комнате?

– Что в Пустой Комнате? Она потому и Пустая, что в ней ничего нет.

– Остановитесь – путаются мысли!

Какая комната? Кто вам о ней сказал? – поднял руки Андрей, -

Давайте, постарайтесь поскорее,

но четко и разумно объяснить.

Вся история Миров, каждое прошлое деяние людей и множество предначертанных событий хранятся в Архиве Золотого Мира. Это сложнейшая система помещений внутри огромной гранитной скалы. Разобраться в хитросплетении комнат не всегда могут и сами сотрудники Архива.

Разнообразные пещеры появляются без ведома обитателей Золота – просто возникают по необходимости, оборудованные инвентарем. Архивариусы детально описывали произошедшие события, загромождая полки тоннами материалов, а предначертанное, предопределенное нарождалось по желанию «Олимпа», являясь в тех или иных закоулках конторы.

Действительно, одна из комнат Архива называлась Пустой. Появилась она две с лишним тысячи лет назад (по Оловянному летоисчислению) без полок, стеллажей, столов или какого-то другого оборудования. Не было в ней и бумаг, пергаментов или берестяных грамот. Не было почти ничего – за это помещение и получило свое название.

Единственное, что присутствовало в комнате – надпись на стене. Для обитателей Золотого Мира, тем более для архивариусов, не существует тайных языков, но расшифровать начертанное они не смогли. Несколько веков бились над надписью профессионалы, но результатов не получили. Спустя десяток веков, удалось распознать некоторые элементы, похожие на славянские, отдельные слова даже оказались понятыми, но смысла написанного постичь так и не удалось.

Комнату закрыли, попытки расшифровки забросили, и теперь Пустая Комната фигурирует лишь в учебниках для архивариусов, мол, бывает же и такое.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное