Сергей Балмасов.

Русский штык на чужой войне



скачать книгу бесплатно

В результате персидские казаки под его руководством быстро навели порядок в столице, заняв ее и временно установив там свою власть (фактически принадлежавшую тогда российским офицерам), после чего небезуспешно участвовали в интригах различных группировок в связи с последующим разделением власти в стране.

Так, Найеб эс-Салтенах, командующий войсками в Тегеране, попытался перехватить власть у законного наследника престола, Мозаффара ад-Дин Шаха, находившегося тогда в Тебризе.

На тот момент интересы русских и англичан сошлись, и во многом благодаря этому Коссаговский с помощью своей бригады предовтратил эту попытку и заявил, что только Мозаффар ад-Дин Шах будет признан законным наследником.

В результате 7 июня 1896 г. последний в сопровождении казаков вступил в Тегеран. С этого времени Персидская казачья бригада получила неофициальный статус «kingmakers» («производители правителей») и в будущем служила важным инструментом для русских и шаха в сохранении контроля над Персией. Благодаря этому русское влияние в Персии чрезвычайно расширилось, и с этого времени Персидская казачья бригада до самого своего расформирования стала главным инструментом управления этой страной.

Примечательно, что тогда быстро стал расти и ее численный состав: например, на 1900 г. он насчитывал 1500 человек, а еще через 10 лет – до 8000 человек (по другим данным – до 2000 человек), а число русских инструкторов увеличилось с девяти человек при Домонтовиче до более чем 120 на момент расформирования (дивизии) в 1920 г. (по другим данным, уже в 1900 г. русских при бригаде было 200 человек, что, по мнению тогдашних британских наблюдателей, говорило о степени заботы российского царского правительства о данном подразделенио, поскольку доля офицеров в нем была гораздо выше, чем это было принято в общемировой практике[14]14
  Там же.


[Закрыть]
.

Формально тогда Коссаговский был подчинен иранскому шаху и являлся его советником, имея местный чин, соответствующий генерал-фельдмаршалу, но фактически комбриг получал все указания из российского Генерального штаба (как доносили британские агенты – через дипмиссию в Тегеране), «который, в свою очередь, действовал в согласии с Министерством иностранных дел (российским) и наместником Кавказа»[15]15
  Калугин С. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Эта тенденция еще больше утвердилась после «конституционной революции» 1906 года. По сути, центральные российские власти решили, «что русские офицеры могут не подчиняться любому приказу персидских властей, если он идет вразрез интересам России»[16]16
  Cossack Brigade // Encyclopedia Iranica. – URL: http://www.iranicaonline.org/articles/cossack-brigade.


[Закрыть]
.

Между тем взаимодействие между гражданскими и военными властями оставляло желать лучшего, что наносило организации Персидской казачьей бригады безусловный вред.

В частности, британские источники указывали на «антагонизм» между ними по даному вопросу: «Хотя отдельные командиры и эмиссары иногда работали вместе, согласно интересам русской политики в Персии, в ряде случаев российский представитель (дипломатический. – Ред.) намеренно подрывал усилия командира бригады по завоеванию поддержки персидского казачества или сознательно выступал на стороне его начальства в России в случае возникновения здесь каких-либо разногласий[17]17
  Там же.


[Закрыть]
.

По свидетельству офицера Серафима Калугина[18]18
  Калугин Серафим Михайлович (? – 13.05.1962, Париж). На момент завершения Первой мировой войны – капитан 16-го гренадерского полка, инструктор Персидской казачьей бригады. В 1918 г. возглавлял действовавший при ней Кадетский корпус. С 1930 г. – в эмиграции во Франции, казначей Союза офицеров Кавказской армии. С 1934 г. – член общества друзей журнала «Часовой».


[Закрыть]
, участвовавшего в организации этого подразделения, «начальник бригады, начальники отрядов и инструкторы были русские офицеры. Их помощниками были сверхсрочные казаки Кубанского и Терского войска»[19]19
  Калугин Б. Персидская казачья Его Величества Шаха Персии // Военно-исторический вестник. № 11.


[Закрыть]
.

Кроме того, уже на 1903 г. ежемесячные затраты только на выплату жалования личному составу бригады превысили 40 тысяч золотых рублей[20]20
  Cossack Brigade // Encyclopedia Iranica. – URL: http://www.iranicaonline.org/articles/cossack-brigade.


[Закрыть]
.

Расходы по бригаде покрывались персидским правительством из таможенных поступлений. Донесения и денежный отчет направлялись начальником бригады в Генеральный штаб.

Немаловажны были и внешнеполитические причины создания казачьей бригады в Персии, означавшего заметный рост здесь влияния России. Тогда, в конце XIX века, Иран попал в полосу затяжного кризиса. Этим воспользовалась Великобритания, пытавшаяся сделать его своей колонией. В этих условиях персидский шах предпочел усилить в стране российское влияние, чем всецело попасть под власть коварных англичан.

По свидетельству русских инструкторов Персидской казачьей бригады, «никаких вооруженных сил защищать порядок в стране Персия создать не могла. Персидская казачья бригада являлась единственной воинской силой, которая поддерживала и охраняла шахский трон и порядок, – это была личная гвардия Шаха»[21]21
  Калугин С. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Организация и структура

По свидетельству русских инструкторов, изначально бригада располагалась в Тегеране и Тавризе. Кроме того, отдельные подразделения бригады были расположены в некоторых городах Северной Персии. Также генерал-губернатор и губернатор имели при себе казачий конвой.

Тогда, по свидетельству русских инструкторов, «вся персидская армия называлась «Персидская казачья Его Величества Шаха дивизия». Все же командиры полков, батальонов, дивизионов, батарей и ниже были персидские офицеры, но при каждом роде оружия, в каждом отряде непременно должен был быть русский офицер-инструктор. Без его подписи ни одно распоряжение командира части – перса, включая и распоряжения хозяйственного порядка, не были действительными…[22]22
  Захарин И. На службе у персидского шаха // Часовой. Январь 1981. № 9.


[Закрыть]
»

По свидетельству инструкторов бригады, «начальниками отрядов являлись русские офицеры-инструкторы, а ротами, батальонами и полками командовали персидские офицеры, находясь в прямом подчинении у начальника отряда»[23]23
  Калугин С. Указ. соч.


[Закрыть]
.

При этом, по свидетельству самих русских инструкторов, «Уставы, дисциплинарный и строевой были русские»[24]24
  Он же. Указ. соч.


[Закрыть]
.

По их словам, «…все офицеры-инструкторы считались как откомандированные от своих полков и носили погоны своих частей с указанием чина, полагаемого каждому за выслугу лет и за отличия, полученные на войне. Для военных по субординации Персидской армии они числились почти все генералами, ибо командиры полков, офицеры-персы, тоже были в генеральских чинах. Начальник отряда – русский офицер – пользовался «высшей властью» над гражданскими чинами, не исключая и губернаторов провинций»[25]25
  Фадеев П. Персидская революция // Родимый Край. № 89.


[Закрыть]
.

По оценке русских командиров, «вообще организация этой «дивизии» была необычной и не совсем приятной для национальных чувств персов, которые по привычке относились к сему «пассивно», оказывая полное послушание заведенному порядку»[26]26
  Он же. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Соответственно, «персидское правительство было недовольно подобным положением вещей и добивалось подчинения бригады персидскому военному министру. На этом подчинении персидское правительство особенно настаивало»[27]27
  Калугин С. Указ. соч.


[Закрыть]
(в 1920 г. этим обстоятельством воспользовались конкуренты русских за влияние в Персии, англичане, для подрыва их влияния. – Ред.).

Комплектование и обучение

Комплектовались казацкие части персидскими добровольцами. Тогда «месячное жалованье рядового кавалериста было 12 туманов (приблизительно 24 рубля – то есть ниже по размеру зарплаты многих российских рабочих. – Ред.)». У пехотинцев – 7 туманов»[28]28
  Захарин И. Указ. соч.


[Закрыть]
.

По свидетельству русских инструкторов, «поступающие в конницу должны были иметь своего коня. Оружие, обмундирование, седла – все казенное. Выдающихся казаков по службе повышали в званиях, которые были следующие: серджюге – ефрейтор; векиль-чап – младший унтер-офицер; векиль-раст – старший унтер-офицер; векиль-баши – вахмистр, фельдфебель; муин-наиб – подпрапорщик.

Достигшие звания муин-наиба, выдающиеся, производились в офицерские чины. Наиб-сейюм – прапорщик, наиб-дейюм – подпоручик, наиб-аваль – поручик; султан-капитан – ротмистр; явер – майор; наиб-сергенг – подполковник; сергенг – полковник; сартип 1-го ранга – генерал с одной звездой; сартип 2-го ранга – генерал-майор; мир-пендж – генерал-лейтенант; амир-туман – полный генерал; сардар-маршал – маршал; амир-найон – главнокомандующий»[29]29
  Булацель С. Воспоминания о службе в персидской казачьей Его Величества Шаха дивизии // Военно-исторический вестник. № 11.


[Закрыть]
.

По свидетельству русских инструкторов, «в Персидской казачьей Его Величества Шаха дивизии не было производства за выслугу лет в чине, а производили за доблестную, выдающуюся службу, так что бывали пожилые офицеры в небольших чинах; выдающиеся же доблестные офицеры производились быстро»[30]30
  Он же. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Персов обучали русские инструкторы, а командовали ими старшие чины (офицеры) и младшие (подпрапорщики и урядники) российских казачьих войск. Их помощниками были «сверхсрочные» казаки Кубанского и Терского казачьих войск.

Соответственно, порядки, а также уклад жизни персидского казачества были заимствованы у казачьих частей юга России. Впрочем, были у них и свои местные особенности. Так, четко определенного срока службы не было, и каждый казак служил столько, сколько хотел. Когда ему надоедало «тянуть лямку», он выходил в отставку.

Конкурс на командные должности здесь был очень высокий и автоматически на них зачисляли лишь жандармских офицеров[31]31
  ГАРФ. Ф.4723. Оп.1. Д.6. Л.79.


[Закрыть]
.

Еще одна причина, по которой шах привечал русских офицеров на командных постах, состояла в том, что на персов во многих вопросах положиться было нельзя. Так, они не могли занимать должности, связанные с деньгами и ведением хозяйства. Этот урок русское командование дивизии усвоило уже давно: стоило только иранцам занять посты, где было что воровать, как они тут же все разваливали и расхищали.

Несмотря на отдаленность и «захолустность» по тем временам службы в Персидской казачьей бригаде русские офицеры туда шли охотно. И дело не только в том, что она оплачивалась выше, чем в России, но и из-за перспектив роста.

Так, инструктор С. Булацель[32]32
  Булацель Сергей Сергеевич «Третий» (? – 09.08.1971, Танжер, Марокко) – видный представитель русских инструкторов Персидской казачьей дивизии. В 1903 г. окончил Елисаветградское кавалерийское училище. На 1917 г. – ротмистр 4-го уланского полка, с сентября 1917 г. в Персидской казачьей дивизии, в составе которой временно возглавлял ее Исфаханский, Хамаданский, Урмийский Тегеранский, Гилянский отряды. В эмиграции жил в Марокко.


[Закрыть]
описывает мотивы своего согласия на подобную службу: «В начале 1916 года мне была предложена командировка в Персидскую казачью Его Величества Шаха дивизию. Я хотел воспользоваться этим предложением, так как в нашем «штабс-ротмистерском» полку, в смысле продвижения положения, было совершенно безнадежно. Когда наш Уланский полк выступил на войну 11-го года, в полку было 22 штабс-ротмистра, и я, прослуживший в полку уже 11 лет, был 14-м по старшинству.

Штабс-ротмистры ценза войны не имели и только по выслуге своих законных четырех лет надевали ротмистерские погоны. Командиры эскадронов по цензу производились в подполковники, но большею частью они продолжали командовать своими эскадронами.

В то же время наши сверстники и моложе нас по службе в полках дивизии командовали эскадронами, и многие щеголяли в штаб-офицерских погонах»[33]33
  Булацель С. Воспоминания о службе в персидской казачьей Его Величества Шаха дивизии // Военно-исторический вестник. № 11.


[Закрыть]
.

Дополнительным стимулом к переходу туда стала Февральская революция и появление печально знаменитого приказа № 1, «превратившего славную Русскую армию в сборище разнузданной банды, – нечего было и думать о продолжении войны. Императорская Великая Россия катилась в пропасть…[34]34
  Он же. Указ. соч.


[Закрыть]
»

Однако в Персидской казачьей бригаде он не действовал, и некоторые русские офицеры, включая С. Булацель, поспешили уехать туда[35]35
  Булацель С. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Важность для российского командования Персидской казачьей бригады подчеркивается тем, что в ее расположение, даже несмотря на сложную обстановку в период Первой мировой войны, продолжали откомандировывать боевых опытных офицеров. Например, в ноябре 1916 г. туда направили инструктором подхорунжего 1-го Кубанского казачьего полка Захарина[36]36
  Захарин Исидор Евстафьевич (1889, станица Николаевская Кубанского казачьего войска – 27.12.1982, Париж, Франция, похоронен в Сент-Женевьев-де-Буа) – кубанский казак. В период Первой мировой войны стал кавалером Георгиевского креста четырех степеней, произведен в подхорунжие за боевую доблесть. В эмиграции во Франции.


[Закрыть]
, который на тот момент уже находился в Персии, где сражался против турок. Всего туда тогда направили только из этого подразделения 12 человек.

Примечательно, что тогда у офицеров (особенно младших по чину) такие назначения вызывали зависть[37]37
  Захарин И. И. На службе у персидского шаха // Часовой. Январь 1981. № 9.


[Закрыть]
.

Следует заметить, что русские офицеры имели огромное влияние не только на своих подчиненных, но и на население страны, которое видело в них своих защитников от местных бандитов[38]38
  Он же. Указ. соч.


[Закрыть]
.

По свидетельству как иранских, так и русских источников, престиж казаков внутри страны стоял очень высоко, а их имя пользовалось уважением настолько, что богатые помещики и сыновья ханов, даже бывшие сардазские офицеры (персидской армии) поступали в бригаду рядовыми[39]39
  ГАРФ. Ф.4723. Оп.1. Д.6. Л.78об.


[Закрыть]
, считая за честь служить в ней. За отличную боевую службу впоследствии многие из них достигали высоких, в том числе и генеральских чинов.

Примечательно, что инструкторский состав казаков постоянно обновлялся, даже в период Гражданской войны. Так, в июне 1920 г. в дивизию были приняты по меньшей мере трое уральских офицеров (Климов[40]40
  Климов Иван Иванович (? – 04.09.1930, Ницца, Франция), казак станицы Глининская Уральского казачьего войска. помощник войскового атамана Уральского казачьего войска, произведен в 1915 г. в офицеры за боевые отличия во время Первой мировой войны, которую он закончил есаулом. На начало 1919 г. – член Уральского войскового правительства. В декабре 1919 г. начальник Гурьевского конного дивизиона. В феврале – марте 1920 г. – командир 1-го сводного полка Уральского казачьего войска при отходе остатков Уральской отдельной армии на Форт Александровский. Проделал поход в Персию (05.04–04.06.1920) командиром сводного взвода отряда бывшего войскового атамана В.С. Толстова, за что произведен в войсковые старшины. С июня 1920 г. в Персидской казачьей дивизии, далее – начальник персидской кавалерии. В эмиграции в Чехословакии и Франции.


[Закрыть]
, Мезинцев[41]41
  Мезинцев – уральский казак, произведен в есаулы в период Гражданской войны, войсковой старшина (произведен Толстовым уже в Персии). Помощник командира отряда из остатков Отдельной Уральской армии В.С. Толстова при отходе ее из Форта Александровского на персидскую территорию. Капитан Персидской казачьей дивизии.


[Закрыть]
и Фадеев[42]42
  Фадеев Павел Андреевич (1893, станица Илецкая Уральского казачьего войска – 08.01.1977, Париж). Из казаков. Сотник Уральского казачьего войска (УКВ). Командир 2-й Илецкой сотни Уральского сводного полка Уральской отдельной (казачьей) армии. За боевые отличия, в том числе за уничтожение штаба 25-й стрелковой дивизии В.И. Чапаева (тогда, будучи подъесаулом, занимал пост заместителя 1-го партизанского полка), награжден высшими наградами УКВ, включая орден Святого Архистратига Михаила. С 24.11. 1919 г. командовал сводными остатками 1-го и 2-го партизанских полков после того, как они были фактически уничтожены эпидемией тифа. После отхода в феврале-марте 1920 г. из Гурьева в Форт Александровский стал командиром 2-го сводного полка. В апреле того же года при попытке коммунистов занять его ушел с уральским атаманом В.С. Толстовым в Персию сухопутным путем, пробиваясь через отряды враждебных киргиз и туркмен. При этом командовал сводным взводом казаков. За этот поход произведен в войсковые старшины. С июня 1920 г. в Персидской казачьей дивизии. В эмиграции во Франции, к 1963 г. заместитель Уральского атамана. Оставил многочисленные воспоминания о борьбе уральских казаков против большевиков, многие из которых до сих пор не изданы.


[Закрыть]
) капитанами и еще двое унтер-офицеров. По другим данным, всего тогда в нее приняли девять уральских казаков.

По словам П.А. Фадеева, «репутация наша, как командного состава «легендарного похода»[43]43
  Имеется в виду поход остатков Уральской отдельной казачьей армии в апреле – июне 1919 г. во главе с атаманом В.С. Толстовым из форта Александровского в Иран в сложнейших условиях – климатических и боевых.


[Закрыть]
, сделала свое дело: я немедленно был зачислен в Тегеранский конный полк, а Климов и Мезинцев – в Хорасанский отряд, готовый к отправке на фронт».

Их, как и других белогвардейцев, руководство Персидской казачьей дивизии набирало «для усиления кадров». Многие из них, не желая вести «скучную» жизнь беженцев в отведенных для этого англичанами лагерях, охотно шли на такую работу.

И это несмотря на то, что даже офицеров «принимали на условиях исключительных – на окладах младших инструкторов, то есть втрое меньших, чем у обычных офицеров-инструкторов, но с надеждой быть принятыми в настоящие кадры».

При этом «уральцам было дано исключительное право взять с собой по два казака из отряда, как было принято в казачьих частях, – денщика и вестового. Мой постоянный «спутник» Иван Павлович Фофонов был даже недовольно удивлен, когда я ему предложил выбор идти со мной на новые авантюры или остаться в отряде. «Будет, что будет! На все воля Божья, говорит, а я «не изменщик» и от вас не отстану…» «Холодный вахмистр» Иван Завалов, несмотря на свой «чин», настоял, чтобы я его взял вестовым.

«Холодными» уральские казаки называли вахмистров и урядников, не окончивших учебных команд.

Оба Ивана были большими друзьями, несмотря на разницу их характеров: насколько Павлыч Фофонов был молчалив, настолько Панкратыч Завалов был говорлив. Имея таких испытанных компаньонов и в силу своего постоянного оптимизма молодости, я смотрел спокойно и даже весело на предстоящую службу Его Величеству Шаху Персии. О нашем выходе из уральского отряда войсковому атаману было доложено после приказа о нашем зачислении в «дивизию»[44]44
  Фадеев П. Персидская революция // Родимый край. № 89.


[Закрыть]
.

Повседневная служба

Для облегчения работы инструкторов в Тегеране при Персидской казачьей бригаде был организован Кадетский корпус, из которого выпускали хорошо обученных русскому языку и воинскому искусству местных офицеров[45]45
  Калугин С. Указ. соч.


[Закрыть]
.

По словам российских командиров, «окончившие (его молодые люди) принимались на службу в чине наиба-сейюма. Среди персидских офицеров были окончившие в России кадетские корпуса и военные училища, и такие принимались на службу в чине султана»[46]46
  Булацель С. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Русские командиры при этом указывали, что «среди офицеров-персов к тому времени было немало таких, которые кончили свое образование в России, Франции или Германии».

При этом «для младшего командного состава были учебные команды»[47]47
  Фадеев П. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Не случайно, что среди казаков даже в условиях происходящих боевых действий было немало желающих заняться русским (а среди малограмотных и персидским) языком. В результате русские учителя, распускавшие на лето своих учеников, продолжали работу со взрослыми[48]48
  ГАРФ. Ф.4723. Оп.1. Д.11. Лл.27–28.


[Закрыть]
.

Это отмечалось даже летом 1920 г., когда в стране продолжались бои против советских войск и сил местных феодалов: только с одного конного казачьего полка параллельно учить русский язык и различные науки вызвались 23 казака[49]49
  Там же. Л.36.


[Закрыть]
.

Поэтому в общей массе казаки-персы хорошо владели русским языком. И как знать, если бы не последующие события, быть может, сейчас в Иране на нем разговаривали бы также запросто, как и на фарси. Впрочем, как известно, говорить об утраченных перспективах можно до бесконечности и дело это неблагодарное.

Как бы там ни было, вновь прибывающих инструкторов полковник Филимонов из штаба бригады оставлял в Тегеране на три месяца для изучения фарси, родного языка абсолютного большинства персидских казаков. Обычно занятия вели офицеры-персы, говорящие по-русски[50]50
  Захарин И. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Занятия у казаков, в том числе и строевые, производились утром. После обеда, с 13 до 18 часов, ежедневно или через день, они проходили упражнения, позволявшие держать дивизию «в форме».

По свидетельству русских инструкторов, в конце 1916 г. они проводили «строевые и словесные занятия, а также гимнастику по методу, применявшемуся в Русской армии. Кавалерия обучалась по уставу русских казачьих войск: построение, стрельба, рубка лозы и чучел, уколы, взятие препятствий, джигитовка, атака лавой и т. д. Работали мы не покладая рук. Персы воспринимали неплохо нашу выучку. Отдыхали только вечерами, собираясь вместе и отводя душу в беседе с воспоминаниями о привольной жизни на Кубани»[51]51
  Он же. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Однако, чтобы поддерживать подготовку бригады на должном уровне, тогдашнему ее начальнику Старосельскому[52]52
  Старосельский Всеволод Дмитриевич (07.03.1875, Баку – 29.06.1953, Риверсайт, Калифорния, США) – на военной службе с 1893 г. (вольноопределяющийся), с 1895 г. офицер гвардейской кавалерии. На момент начала Первой мировой войны – полковник, начальник Кабардинского конного полка «Дикой» («Туземной») дивизии. В 1919–20 гг. – командир Персидской казачьей дивизии. С 1924 г. проживал в США, в Калифорнии, где купил ранчо и занимался фермерством (в основном разведением домашней птицы). Скончался от апоплексического удара. Похоронен на калифорнийском кладбище Hollywood Forewer в округе Лос-Аднжелес.


[Закрыть]
пришлось приложить немалые усилия, поскольку на деле ситуация с обучением казаков была далека от идеала.

Так, он отмечал, что «9 июля (1920 г.) была назначена учебная стрельба команде разведчиков, пулеметчиков и конному полку. Придя на стрельбу, я не нашел ни офицера-инструктора пехоты, ни конницы, они отсутствовали, не имея на это разрешения. Стреляли в полном беспорядке, особенно в конном полку, где людям не было даже показано, как это делать. Казаки ставили произвольные прицелы и не знали своих мишеней. Ставлю это на вид сотнику Гридасову и поручику Гараконидзе. Конному полку повторить это упражнение на 600 шагов»[53]53
  ГАРФ. Ф.4723. Оп.1. Д.6. Л.104 об.


[Закрыть]
.

Воинская форма, экипировка

По данным русских инструкторов, они говорили про себя о том, что носили форму терских казаков, тогда как персы – кубанскую, которая последним, по свидетельству русских инструкторов, очень нравилась. А «Пехота в дивизии носила пластунскую форму». По свидетельству русских инструкторов, «для кавалеристов выдавались черкеска, бешмет, брюки, сапоги и белье».

При этом они указывают, что «в конницу персов принимали только со своими конями, но оружие и обмундирование выдавали за счет казны. Они должны были приобрести за свой счет коня, седло, шашку, кинжал и папаху. Пехотинцы получали шинель, куртку, брюки, рубашки, сапоги и белье…».

Погоны у офицеров, генералов и казаков – русского образца, но как у русских, так и у персидских чинов был накладной бронзовый знак: у казаков – Лев с Короной, у обер-офицеров – Лев с Короной в лавровом полувенке. У штаб-офицеров этот венок был в три четверти. У генералов – полный венок вокруг Льва с Короной. У сардара – большой Лев с Короной без венка»[54]54
  Булацель С. Указ. соч.


[Закрыть]
.

У персидских казаков существовала и летняя, и зимняя форма одежды. Ее последний вариант был утвержден особым приказом полковника Старосельского от 6 мая 1920 г. Он указал: «устанавливаю образцы формы летней одежды для достижения ее единообразия. Для инструкторов, персидских генералов, обер– и штаб-офицеров: а) вне строя – китель и френч защитного и белого цветов; б) в строю – китель, френч и рубаха – тех же цветов, что и у находящихся в строю казаков; в) в строю и на занятиях головным убором может быть исключительно папаха казачьего образца. В строю обязаны иметь снаряжение казацкого образца: пояс с кинжалом, кобуром и портупеей; г) шаровары синего или черного цветов с галунным лампасом; д) сапоги русского образца и чувяки черного цвета.

Для казаков. В строю и вне строя: рубахи защитного и белого цветов, одного цвета в каждом отряде. Шаровары – защитного или синего цвета и чараха защитного цвета с обмотками или наговицами.

Категорически воспрещено: 1) ношение широких поясных ремней русского и английского образцов как в строю, так и вне строя, а также всевозможных сапог со шнуровкой, в пуговицах и пр.; 2) во время занятий вне города и в лагере разрешается всем офицерам быть в шароварах защитного цвета и в ботинках черного цвета с обмотками при условии однообразия в одной и той же части; 3) при повседневной форме разрешается носить только медали за боевые отличия»[55]55
  ГАРФ. Ф.4723. Оп.1. Д.6. Л.175.


[Закрыть]
.

Впрочем, далеко не вся экипировка персидских казаков отвечала реалиям службы. Так, русские инструкторы свидетельствуют, что обувь их подчиненных – туфли (чорохи) с парусиновым верхом и с подошвами из прессованного с клеем тряпья, которую они называли «немудреной», почти моментально выходила из строя при горных подъемах[56]56
  Фадеев П. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Как бы там ни было, комбриг полковник Старосельский установил в дивизии жесткую дисциплину, касавшуюся в том числе ношения формы с ее атрибутами и рядовыми персами, и русскими инструкторами. Например, в приказе по дивизии от 13 апреля 1920 г. за № 10 комбриг обратил внимание на офицеров, появляющихся в городе без шашек. В частности, он отметил: «Несмотря на мои категорические требования в правильном ношении формы, некоторые офицеры, как персидские, так, к глубокому моему сожалению, и русские, продолжают уклоняться от этого. Требую от начальников принять для устранения этого явления самые энергичные меры. Предписываю коменданта доносить мне обо всех чинах дивизии, замеченных им без оружия на улицах и в публичных местах, независимо от их служебного положения»[57]57
  ГАРФ. Ф.4723. Оп.1. Д.6. Л.177.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19