Сергей Архипенко.

Святой отшельник (сборник)



скачать книгу бесплатно

© Сергей Архипенко, 2018

© Интернациональный Союз писателей, 2018

* * *

Молитва Благоверным князьям Борису и Глебу

О двоице священная, братия прекрасная, доблии страстотерпцы Борисе и Глебе, от юности Христу верою, чистотою и любовию послужившии, и кровьми своими, яко багряницею, украсившиися, и ныне со Христом царствующии!

Не забудите и нас, сущих на земли, но, яко тепли заступницы, вашим сильным ходатайством пред Христом Богом сохраните юных во святей вере и чистоте неврежденными от всякаго прилога неверия и нечистоты, оградите всех нас от всякия скорби, озлоблений и напрасныя смерти, укротите всякую вражду и злобу, действом диавола воздвигаемую от ближних и чуждих. Молим вас, христолюбивии страстотерпцы, испросите у Великодаровитаго Владыки всем нам оставление прегрешений наших, единомыслие и здравие, избавление от нашествия иноплеменных, междоусобныя брани, язвы и глада. Снабдевайте своим заступлением страну нашу и всех, чтуших святую память вашу, во веки веков. Аминь.

Архипенко Сергей Алексеевич

Архипенко Сергей Алексеевич, родился 27.10.1963 года в поселке Букачача Чернышевского района Читинской области в семье шахтеров.

Там же окончил 8 классов и поступил в Читинский политехнический техникум, который в 1983 году успешно закончил.

По окончанию техникума работал в Семиозёрном леспромхозе Читинской области в качестве автослесаря.

С 1983 по 1985 годы служил в армии водителем в городе Хабаровске.

После службы работал механиком, заведующим ремонтными мастерскими, мастером лесозаготовок, начальником лесозаготовительного участка, юристконсультом, начальником юридического отдела в леспромхозах Амурской области и Хабаровского края.

Дважды избирался председателем Долминского сельского совета народных депутатов и назначался главой Долминской сельской администрации района имени Лазо Хабаровского края.

Избирался в 1990 году депутатом Хабаровского краевого Совета народных депутатов.

Без отрыва от производства закончил два факультета Хабаровского государственного технического университета по специальностям «Лесоинженерное дело» и «Юриспруденция».

С 1997 года проживаю в городе Хабаровске. Служил следователем, старшим следователем, начальником следственного отдела в райотделах города Хабаровска.

В настоящее время пенсионер МВД и работаю на госслужбе.

Писать начал с 2009 года. В 2012 году вышла первая книга – сборник повестей и рассказов под общим названием «Не выдуманные истории старого следователя». В 2014 году вышла книга «Завал» в жанре лесного детектива. В 2016 году вышел роман «Он из захолустья»

Глава 1

После трудовой недели в кабинете начальника следственного отдела собрался мужской состав следователей и опера. Пришёл потерпевший по уголовному делу, которому в этот день вернули похищенное имущество на очень приличную сумму.

Он принёс полуторалитровую бутылку медицинского спирта и целую сумку закуски. Милиционеры обрадовались этому, развели водой спирт, получилось три литра хорошего горячительного напитка, усадили потерпевшего за стол. Во время ужина разговор зашёл о работе, о женщинах и только потом о рыбалке. Дима, так звали потерпевшего, был заядлым рыбаком, поэтому рассказывал такие страсти, что у оперов и следователей горели глаза.

– Завтра поеду опять на горную речку рыбачить, каждый выходной езжу, не могу в городе долго находиться, – восторженно рассказывал Дима.

– Возьми меня, – вдруг попросил Владимир Поликарпович, начальник следственного отдела. – Я никогда не был на рыбалке, тем более на горной речке.

– Поехали, – одобрительно сказал подвыпивший Дима.

На следующий день «Мицубиси Паджеро» с рыбаками мчался по асфальтированной трассе. По сторонам пробегали, мелькая, деревья. Свернули с лесовозной дороги и, обогнув утёс, заехали на кордон. Он представлял собой дом, рубленный из листвяка и покрытый шифером. С одной стороны была комната для посетителей, с другой – помещение для егерей, там же находилась отопительная печь, обогреватель которой выходил и в комнату для посетителей, поэтому егеря топили её, тепло было всем. Приехавшие вылезли из машины. Рыбаки были здесь уже не в первый раз, поэтому сразу вытащили свой скарб и потащили в дом. Владимир Поликарпович пошёл по кругу: сначала назад вдоль сопки к дороге, откуда приехали, достиг мостика, под которым протекал ручей, затем, не переходя его, спустился по берегу и вернулся к дому. То оглядываясь по сторонам, то задирая голову, внимательно разглядывал деревья, особенно кедры, могуче возвышавшиеся над лесом, то, нагибаясь, трогал руками траву.

– Вот это красота, – произнёс он, подходя к попутчикам. – А как дышится! – шумно втянул воздух. Тем временем мужики расставляли на столе под навесом, расположенным между ручьём и домом, закуску и наливали водку в одноразовые стаканы.

– Поликарпыч, подходи, – обратились мужики к нему. Начальник следственного отдела подошёл к столу, взял стакан, чокнулся со всеми и пошёл, но уже по малому кругу, также рассматривая всё вокруг. Подошёл к ручью, выпил водку, из ручья набрал в опустевший стакан воды и запил. Крякнул от удовольствия.

– Я поражён, – сказал он, вернувшись к мужикам.

В ответ те только засмеялись.

– Прожить столько лет в городе, гулять только в парке да на берегу Амура и не видеть такой красоты, – продолжал Владимир Поликарпович.

Он уже не видел наполненных стаканов водки, не слышал обсуждения мужиков предстоящей рыбалки, он сидел молча и смотрел перед собой на ветки черёмухи, склонившиеся над ручьём, разглядывал склон горы, заросший лесом, всматривался в каждый ствол, в каждую ветку, хвоинку или листочек, погрузившись в свои мысли.

– Поликарпыч! Пошли ловить рыбу! – позвали его мужики. Он вздрогнул от неожиданности.

– Да, да, идём, – спохватившись, сказал он.

Начальник следственного отдела натянул на ноги сапоги с длинными голяшками, в руки ему дали удочку.

– Ловить-то хоть умеешь? – спросил его Дмитрий.

– Да в детстве приходилось, – ответил Владимир, думая о чём-то другом.

– Да очнись ты, – толкнул его Дмитрий.

– Да, да, идём, – ответил тот. Рыбаки разошлись в разные стороны: Дмитрий с Владимиром Поликарповичем пошли вниз по ручью, а двое других пошли вверх. Дмитрий зашёл в воду на перекате и стал мутить воду, шоркая о дно сапогами, закинул удочку, пустив поплавок по течению. Владимир Поликарпович повторял все движения за Дмитрием. И у него первого клюнуло, он дёрнул удочку, и на конце лески заболтался, сверкая и переливаясь на солнце, великолепный хариус.

– Новичкам всегда везёт, – подбодрил напарника Дмитрий.

Так они с переменным успехом рыбачили до вечера, а когда пришли на стоянку, Владимир Поликарпович высыпал на траву свой улов. Мужики восхитились:

– Неплохо для начала.

После ужина все пошли в дом укладываться на ночлег. Владимир Поликарпович вместе со всеми пошёл спать. Все уже кругом сопели, а ему не спалось. В голове проносились разные мысли: «Сколько лет прожил – и всё зря, семьи не создал, ничего не нажил, квартиры даже нет собственной. Живу в общаге. Только одна работа. По выходным да после зарплаты – пьянки, пока все деньги не пропьёшь. Потом на обеды занимаешь по управлению. Пенсия уже давно пришла, можно к чёрту бросить эту работу. А чем заняться?» Он давно над этим думал, а сейчас ему казалось, что он находится на пороге какого-то грандиозного события в жизни, но сам не понимал, какого.

Уснул только под утро и поспал совсем немного: на рассвете мужики начали подниматься, и от шума Владимир Поликарпович соскочил с нар и вышел на улицу. Над ручьём расстилался туман, на улице было прохладно и свежо, воздух был настолько чист и свеж, что он, расхаживая по поляне перед домом, вдыхал его полной грудью. После завтрака мужики отправились на рыбалку.

– Утром хорошо клюёт, – сказал Дмитрий, и Владимир Поликарпович пошёл за ним. Ему хотелось во что бы то ни стало научиться ловить рыбу. Не отставая от Дмитрия, он повторял все его движения, расспрашивал, какие бывают удочки, на что ловится лучше. Дмитрий с удовольствием делился своим опытом. Он думал, что нашёл партнёра по рыбалке и нужного человека, но Владимир Поликарпович преследовал совсем иную цель.

Наловив рыбы, рыбаки вернулись в обед на стан. Почистив и разделив между собой улов, они направились в обратный путь. Владимир Поликарпович тщательно всматривался в боковые окна, старался запомнить дорогу. По пути обращал внимание на вывески с названиями населённых пунктов, периодически расспрашивая попутчиков, по территории какого административного района они едут.

В первый же рабочий день Владимир Поликарпович написал рапорт: прошу уволить в связи с уходом на пенсию – и принёс начальнику следственного управления.

– Ты что, очумел? – оторопела та. – Чем заниматься будешь? Тебя же на работу никуда не возьмут, сопьёшься и забичуешь, – увещевала начальник, пытаясь отговорить.

Но он был непреклонен.

– Подписывайте или так отнесу в канцелярию и по входящему отправлю, – пригрозил он.

Она подписала рапорт.

– Кому дела сдавать? Больше двух недель я не задержусь!

– Я подумаю, – ответила та.

Не прошло и двух недель, как Владимир Поликарпович сдал дела, получил выходное пособие и купил японский микрогрузовик. Проехав по рынкам, закупил продукты, посуду, строительный и шанцевый инструменты, кое-какие стройматериалы, палатку, бензопилу.

Ранним утром он тронулся в путь. Дорогу он запомнил хорошо, к обеду был уже в районе домика, где останавливался с рыбаками, но заезжать туда не стал, поехал дальше, выбирая место для своего нового места обитания. Свернув с мостика, состоящего из бетонных колец, и проехав некоторое расстояние, он увидел с левой стороны крутую сопку, с обеих сторон которой текли ключи и у подножья сливались в один.

– Вот какое красивое место, – вымолвил он.

Остановив машину, он вышел из неё, надел сапоги и по еле приметному волоку стал спускаться с насыпи дороги к ручью. Ручей тёк на расстоянии ста метров от дороги. Владимир Поликарпович, дойдя до него, перешёл вброд и стал подниматься по противоположному берегу вверх, прощупывая ногами почву и рассматривая мелкий кустарник. Подумал: «Вот здесь можно и огород разбить». Дошёл до слияния двух маленьких ручейков, которые сходили из двух узких каньонов, заваленных валежинами. Выше устья на сопке был выступ в виде ровной площадки. Он поднялся на неё и огляделся. «Вот подходящее место для обустройства становища», – подумал он. Вспомнил, что в книгах читал, как первооткрыватели и первопроходцы на новых землях выбирали места для поселений. Вернувшись к машине, достал из кузова топор и стал расширять волок, чтобы убрать машину с проезжей части. Нащупывая ногами почву и растирая сапогом, заметил, что наружу из-под глины и земли появились камни. «Да здесь твёрдо», – обрадовался Владимир Поликарпович и стал расчищать дорогу до самого ручья. Закончив работу и вытерев с лица пот, он посмотрел на руки: «Надо было перчатки надеть». На руках были кровавые мозоли. Он вернулся к автомобилю, сел за руль и потихоньку спустился к ручью. Развернувшись, поставил машину на берегу, навстречу течению ручья.

– Вот здесь и гараж будет, – решил он, стаскивая с кабины рюкзак, куда уложил всё самое необходимое.

Закинув его на одно плечо, а в другую руку взяв топор, пошёл вверх по ручью. Дойдя до облюбованного места, скинул рюкзак. Нарубив сучьев, разжёг костёр, а когда тот разгорелся, соорудил таган, вбив две рогатины и положив поперёк жердь. Сходил к ручью и набрал в ещё новенький, блестящий на солнце котелок воды и повесил на таган. Когда вода вскипела, сыпанул горсть заварки. Как только вода стала красно-коричневого цвета, налил чай в кружку. «А как же раньше в этих краях чай пили, заварки-то не было», – размышлял он, потягивая ароматный напиток. «Наверно, всё с тайги брали», – повёл он взглядом по склонам гор. «Арсеньев же описывал. Эх, я книг-то не взял с собой, по рецептам легче жизнь начинать, теперь придётся путём тыка здесь осваиваться».

После чая он решил установить палатку, растянул её на площадке и почесал затылок. Он не ставил их со времён пионерского детства. Но, тем не менее, примерил высоту палатки, срубил две жердины нужной длины. Ладони от мозолей болели, но он, превозмогая боль, работал. Когда палатка стояла, нарвал травы и напихал под её дно. «Чтобы мягче было», – решил он. Принёс спальный мешок, расстелив, лёг на него, внимательно разглядывая верх палатки. Заметив морщинки, встал и стал растягивать их. «Вдруг дождь пойдёт и протечет».

Когда стан был обустроен, он приготовил ужин. Стало уже смеркаться, в свете костра были видны тёмные стволы деревьев, стоящих вокруг. Сидя у костра, он раздумывал: «Надо до зимы зимовье срубить, деревья вокруг стоят, но без разрешения нельзя, вроде как, рубить, да тут у кого разрешение спрашивать, у медведя если только. Подожди, так лесники должны быть везде, они, наверно, и дают разрешение на вырубку леса».

«Завтра поеду искать лесников», – решил он и пошёл спать. Наработавшийся Владимир Поликарпович крепко спал на свежем воздухе, а когда забрезжил рассвет, он уже был на ногах. Быстро развёл костёр и повесил котелок с недопитым с вечера чаем, а когда тот согрелся, наспех попил и стал собираться в близ находящийся населённый пункт. «А вдруг кто придёт и палатку, рюкзак украдёт? – забеспокоился он. – Но надо ехать, пока никто не знает о месте нахождения».

Завёл машину, выехал со своей стоянки и помчался по лесной дороге, только клубы пыли вылетали из-под колёс. Приехав в таёжный посёлок, расспросил у местных, где находится лесничество, а когда туда добрался, то оказалось, что до начала рабочего дня ему надо ещё ждать. Он прохаживался по территории лесничества, рассматривал, как вдоль аллеи росли зелёные ели и пихты, вдоль забора тянулись молодые кедры, торчащие выше забора, между ними росли боярышник, рябина, калина и ещё какие-то деревья. За этим занятием его и застал лесничий – мужчина среднего возраста, небольшого роста, с рыжеватыми усами, в камуфляжном костюме и такой же фуражке.

– С чем пожаловали? – обратился он к Владимиру Поликарповичу.

– Да вот, хочу выписать лес у вас, – ответил тот.

– Какой лес интересует?

Этот вопрос озадачил его.

– А что, у вас лес разный?

– Лес-то один, древесина, которую мы выписываем, разная, по породам, разумеется, – разъяснял лесничий.

До Владимира Поликарповича начало доходить. Лесничий тем временем открыл двери, и они зашли внутрь. Лесничество внутри состояло из двух комнат, перегораживала их печь. В первой комнате был небольшой стол, на котором в беспорядке стояли кружки, а вокруг него – несколько стульев. Во второй комнате – три стола, заваленные бумагами, картами. Лесничий сел за один стол, видимо на своё рабочее место, показал на стул посетителю и сказал:

– Присаживайтесь и рассказывайте, для чего вам лес.

– А что, просто выписать у вас нельзя? – прищурив глаз, спросил Владимир Поликарпович.

– Просто нельзя, нужно цель указывать в заявлении.

– Так ещё и заявление писать надо?

– А как же.

Теперь лесничий стал пристально рассматривать странного посетителя.

– А сколько в кубометрах вам древесины нужно?

– Дак не знаю. Чтобы небольшой домик построить, сколько надо?

– Кубометров десять – пятнадцать. А вы как собрались строить: из кругляка или через пилораму пропустите?

– Из кругляка сам строить буду.

– Так вы зимовьё в тайге построить хотите, так бы сразу и сказали, а то лес выписать надо, – рассмеялся лесничий.

– Так я не знаю, какие у вас тут порядки.

– Дело в том, что на строительство и ремонты местным мы бесплатно выписываем до пятнадцати кубометров, а городским выписываем за деньги.

– Да я заплачу, – обрадованно воскликнул Владимир Поликарпович.

– А где строить-то собрались? – поинтересовался лесничий.

– В лесу.

– Понятно, что не на Луне. На каком ключе, в каком квартале?

Если «на каком ключе» было понятно бывшему следователю, то вот «в каком квартале» ввело его в ступор.

– Не знаю, – только и ответил он.

– Что, ещё не определились?

– Определился, там и палатка моя уже стоит.

– Так хоть ключ-то как называется?

– Не знаю, я только второй раз в ваших краях.

– И раньше на охоту не приезжали?

– Да я не охотник и не рыбак.

– Так зачем тогда вам зимовье в тайге?

– Жить там хочу, постоянно, вот, на пенсию пошёл.

– А кем до пенсии были?

– На пенсию ушёл с должности начальника следственного отдела.

Это, видимо, понравилось лесничему, он встал и подошёл к карте, висевшей на стене.

– На карте показать можете?

– Попробую, – ответил Владимир Поликарпович, подходя к ней.

– Вот посёлок, где мы находимся, дальше по какой дороге ехали?

– До вашего посёлка из города ехал по этой, потом свернул налево, потом ехал прямо, проехал шестнадцать километров и свернул опять налево. Дальше через два километра опять налево, там через пять-шесть километров свернул опять налево. Переехал через мостик из бетонных труб и примерно в ста метрах опять свернул с дороги наволок и подъехал к ручью, а там поднялся до устья, где два ручья сливаются в один, там и разбил стан, и поставил палатку.

– Всё понял, этот ключ называется Раскидистый, а он впадает в ручей Изюбриный, – разъяснил лесничий. – Так чем там собираетесь заниматься? Просто жить? – продолжал интересоваться лесничий. – Или огород, пасеку разводить будете?

– Огород разрабатывать буду, а вот насчёт пасеки не подумал. Возможно, в перспективе, и разведу, – ответил Владимир Поликарпович.

– Пишите заявление на древесину, а вот если огород и пасеку разводить будете, то это надо в аренду участок брать, – сказал лесничий.

– Давайте, я возьму.

– Но для этого надо второе заявление писать и на имя директора лесхоза, – продолжал разъяснять лесничий.

Написав два заявления и получив лесорубочный билет на пятнадцать кубометров, Владимир Поликарпович заехал в местный магазин, купил хлеба и помчался уже к себе, по дороге планируя, как начнёт строительство своего первого в жизни жилья. Приехав на стан, первым делом стал готовить обед, наварил полный большой котелок борща, пообедал, а котелок отнёс в ключ и поставил в воду, обложив камнями, чтобы не унесло течением. Лесничий предупредил его, что лес нужно свалить не менее чем в пятидесяти метрах от ручья, поэтому Владимир Поликарпович взял бензопилу, отступил пятьдесят метров и огляделся. Вокруг росли разные деревья как хвойных, так и лиственных пород. Приглядевшись к ним, Владимир Поликарпович вспоминал слова лесничего: ствол лиственницы – красноватого цвета, ствол пихты – серого, а ствол ели – коричневого, а пилить можно только лиственницу. Поэтому он выбрал одну из лиственниц, высокую, стройную и почти без сучков, только на вершине были видны раскидистые ветви. Завёл бензопилу и свалил дерево, оно с грохотом упало на землю, эхо разнеслось по всей округе и затихло где-то внизу ручья.

Владимир Поликарпович заглушил пилу и сел на ствол спиленного дерева. «А на какую длину распилить его?» – задумался он. Размер домика он ещё не определил, поэтому туго соображал. Оставив пилу у ствола, вернулся на стан. Поднялся на площадку, где собирался строить дом. Площадка была большая, больше десяти метров от одного края до другого. «Большой дом я позже построю. А что если у подножья построить маленький домик, полуземлянку, а потом, когда построю большой дом, этот можно переделать под баньку и прямо из неё прыгать в воду». Эта идея ему очень понравилась, и потом он часто возвращался к ней и благодарил себя за то, что тогда принял правильное решение.

Он взял лопату и начал расчищать площадку под будущее строение. Попадались большие камни, он выкатывал их руками в сторону ключа, обкладывая берег то с одной стороны, то с другой. «Если поднимется вода, то чтобы не размыло», – подбадривал он себя. Работая, он и не заметил, как наступил вечер, под ложечкой в животе урчало, а площадка была не готова. Ладони от натёртых мозолей болели. Не помогали даже перчатки, они протёрлись, и он надел сверху ещё одну пару. Когда разгорелся костёр, он повесил на таган котелок с борщом, чтобы разогреть. С трудом начал снимать перчатки. На ладонях не было живого места, они были стёрты в кровь. «За тридцать лет трудовой деятельности тяжелее ручки и ложки ничего не поднимал, а тут…»

Несмотря на изнывающую боль в ладонях, мышцах рук и ног, позвоночнике, у него даже не закрались мысли сомнения, что он пошёл по неверному пути. В палатке спалось хорошо, после трудового дня он уснул сразу и проспал до самого утра, а когда проснулся, солнце уже взошло и нагрело полотно. Владимир Поликарпович вышел наружу с обнажённым торсом, поёжился от холода, начал размахивать руками, делая зарядку. Поприседал несколько десятков раз, разогревшись, накинул на плечо полотенце, взял мыльницу с мылом, зубную пасту со щёткой и спустился к ручью. Там, накинув на ветку полотенце и разложив на камешках принадлежности, стал умываться холодной ключевой водой, растирая плечи, шею, спину, напевая и посвистывая что-то себе под нос. После водных процедур он развёл костёр, поставил на огонь котелок и пошёл осматривать строительную площадку. Ширина была около двух с половиной метров, длина более четырёх, поэтому он решил строить дом два на четыре метра, но для этого нужно было выровнять площадку ещё на полметра, чтобы сравняться с береговой частью. Он посмотрел на свои изуродованные ладони и сказал себе:

– Всё равно будем работать!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2