Сергей Александров-Снегирь.

Доктор ивантеевских наук – 1. Откровения странствующего лекаря



скачать книгу бесплатно

© Сергей Борисович Александров-Снегирь, 2017


ISBN 978-5-4483-7683-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Приходите! Все вопросы с ремонтом, окраской, техосмотром и страхованием автомобилей в Москве из любого региона решим запросто!

Москва, ул. Складочная, стр 1, стр.6 (От ВДНХ ближе через ул. Анненскую) тел.+7 (495) 789-80-15 и +7 (495) 789-80-16E-mail: roadsterauto@yandex.ru www. roadsterauto.ru


В плане туризма – лучше не бывает!

Москва, Малый Палашевский дом 6. м. Пушкинская (за первым Макдоналдсом в Москве).тел. +7 (495) 7391261www. geliostours.ru E-mail: info@geliostours.ruЯ путешествую уверенно только с ними!

Слова напутствия

Читайте мои книги и слушайте мои авторские песни!

И всё будет замечательно и весело!


Остров Корфу, Греция.



Парфенон, Афины, Греция


Олимпийские объекты Афин


Весь как на ладони, я яснее дня… За мою иронию слушайте меня…


Круглосуточно открыт я всем подряд. Градусов на триста шестьдесят.


Чтобы написать столько глупостей, нужна большая смелость.


Мыслит за меня эпоха. И говорят, пишу неплохо!


Я не боюсь твердить о важном, о чём другим подумать страшно!


Мне всегда хотелось быть самим собой.

Но за эту ересь срок дают большой…


Пушкин – Александр Сергеевич. Есенин – Сергей Александрович.

А я просто – Александров Сергей…


Был привлечён к ответственности… за создание юмора и музыки в особо крупных размерах…


Придумывать глупости – ещё не значит их делать.


Чтобы книга стала популярна – запретить её! Элементарно!



Россия – страна повсеместного анекдота, беспричинного смеха и вечного цирка…


Мне хотелось бы сказать вам без всяких «так сказать»!

Просто посекретничать… Обожаю сплетничать!


Величие творцов даже в их подхалтуривании…


Я решил высказать всю правду прямо …в матку…


Писать смешнее всего труднее.


Мысль в голову пришла и встала во главе угла.

Овладела полностью черепною полостью.


От моих конкретных слов вымя лезет из козлов.

А чешую на рыбах поднимает дыбом.


Я не ангел и не бес… В середине много мест.


Писать музыку очень легко! Просто воруешь из каждого, ранее написанного произведения по одной ноте…


В жизни никогда не врал – потому, что натурал…

Получилось или нет – только это мой портрет.


Поэзия – созидание, творение, рождение, дар и разрушение…


Голосом поэтов говорит бог.


Добро создало речь и юмор.

А злодейство безмолвно…


Я стараюсь для галёрки, а цветы несёт партер…


Не можешь ответить с юмором – молчи!


В землю зарывать талант – грех особо тяжкий!

Сочиняй, комедиант! Шей, крои портняжка!..


Мы – фантомная боль вечности. Мы – осколки от чаши судьбы…

Люди русские в своем отечестве скоро не будут рабы!


Музы вольных ветров не постичь паралитикам!

Кто не пишет стихов – пусть не будет и критиком!


Смысл книги в многоточиях…


Мне самому не нравятся мои песни и афоризмы.

А что я могу, если просят миллионы фанатов?..


Книга небольшая, но между строк написано в два раза больше…


Всю жизнь чиню чужие жизни… а пишу кровью из своего сердца…


Мысль, превращенную в улыбку, примерь на мудрое лицо!

С икрою Золотая рыбка! А Птица Счастья даст яйцо!


На суд Ваш – масса откровений! Представлен юмор в полный рост.

Реклам не будет, повторений… А почитать не грех и в пост.


У меня фонтан идей и комбинаций!

Я бы мог построить сто цивилизаций!

Я бы Землю спас от СПИДа и от Рака…

Но на «скорой» я Лечу, не видя знака…


Настоящая поэзия как водка. При первом употреблении – ожог, отравление…

В дальнейшем, при употреблении в разумных дозах она становится настольным нектаром.


Пока взошёл на пьедестал, с нуля я часто начинал…


Вы хочете шуток? – Их есть у меня!.. Вы таки будете смеяться…

1993
Вступительное слово от автора

Предлагаем вам познакомиться со стихами, афоризмами, песнями, каламбурами и рассказами Сергея Борисовича Александрова-Снегиря, написанными в основном в 80—90-е годы 20 века.

Родился 13-го февраля 1963-го года, в Москве. Жил в Находке, Мытищах, Подлипках-Дачных, Щёлково, Одессе, Сухуми, Батуми, Ильичёвске, Новороссийске. Более пяти лет жил в Ивантеевке и исцелял пушкинских и ивантеевских граждан. Жил в г. Бар (Черногория), г. Кассандра (Греция).

Посетил много стран, причем не как бизнесмен в комфортабельном автобусе, а как спортсмен-подводник с велосипедом и ружьём.

Много занимался марафоном, боксом, самбо, подводной охотой, велоспортом, большим теннисом, лыжами. Люблю море в любом виде. Профессий много. Основные: врач скорой помощи, травматолог, кардиолог, психиатр-нарколог. Пишу музыку к своим песням.

Жизнь сталкивала за 50 лет с Вилли Токаревым, Анастасией Минцковской, Владимиром Ухиным, Михаилом Муромовым, Георгием Бурковым, Ангелиной Вовк, Евгением Чазовым, Аркадием Укупником, Виктором Викштейном, Тимуром Дзейтовым, Анатолием Днепровым, Ашотом Филиппом, Торнике Сопромадзе, Резо Хаджишвили, Азизой Мухамедшиной, Александром Войтенко (аранжировщиком песен С. Б. Александрова-Снегиря), Робертом Болотным. Были встречи с Яном Арлазоровым, Кларой Новиковой, Леонидом Ярмольником, Борисом Грачевским, а также Юрием Клинских (солистом группы «Сектор Газа»). Стихи и рассказы публиковались в газетах «Моряк Грузии», «Советская Аджария», «За медицинские кадры», журнале «Советский красный крест». Были выступления перед моряками на кораблях, в школе моряков, пациентами института профзаболеваний в г. Мытищи, санатории «Зелёная роща» в городе Пушкино.

Некоторые мои фразы были использованы в переделанном виде Николаем Фоменко на «Русском Радио». Кстати, гонораров автор не получал. Рэпы и Зонги для дискотек «Резонанс» крутились в г. Калининграде и г. Пушкино. Хит «Варёнка» был записан в студии Ашота Филиппа и звучал в г. Калининграде, г. Сухуми, г. Батуми. Автор писал рекламные стихи для студии «Дождь», фирмы «Подмосковье» в г. Щелково и бизнесменам в г. Ивантеевке. Некоторые песни предлагались Вилли Токареву (его импрессарио Леонарду Льву), Азизе Мухаметшиной, группе «Ария», Вадиму Лоткину, Аркадию Укупнику. Было сотрудничество с щелковской группой «Подмосковные вечера». В настоящее время автор-исполнитель сотрудничает с аранжировщиком-клавишником Александром Войтенко и арнжировщиком Алексеем Шешуковым (группа «Alex Moor band»)

С. Б. Александров-Снегирь рекомендует вам приятно и полезно провести время с его книгой, доработанной в 2008 и 2017 году.

Рак

В чистом водоёме рак примитивно жил

Был он малый не дурак, но слегка чудил.

Пил коньяк, курил табак, с самками крутил.

Рыбок он гонял косяк со всех рачьих сил.


Сколько не хитрил тот рак по своим понятиям,

Всё ж поймал его рыбак даже на дохлятину.


Обращаюсь я ко многим, полноценным и убогим:

Если вы чудите, то добра не ждите!

1971

Горячая точка

Мать отправляет девушку вечером на танцы и инструктирует:

– Танцуй с парнем, гуляй, целуйся, обнимайся… Но как только руку в трусы к тебе запустит – говори: – Стоп, сюда нельзя! Здесь горячая точка!

Утром следующего дня девушка пришла вся потрепанная. Мать спрашивает: – Что случилось?

Дочка отвечает: – Короче, танцевали, пошли гулять в парк, обнимались, целовались…

Ну, запустил он мне руку в трусы…

Я ему говорю: – Стоп, сюда как бы нельзя! Здесь горячая точка!

А он отвечает: – Вот и хорошо! Сейчас мы на ней колбаску жарить будем!…

Так он всю ночь её на мне и жарил… А утром я её попробовала… А она сырая!..

1978
Жизнь бандитская


Батуми. Район дельфинария.


Батумский порт


Жизнь бандитская не сладка:

Редко досыта нажрешься.

Дорога мокрушника не гладка:

Того и гляди спотыкнешься.

Мне доставляло удовольствие

Кровь человечью выпускать,

На базах грабить продовольствие

И бедных девушек терзать.


Я вспоминаю, под Ростовом-на-Дону,

То было в пору молодую,

Влюбился я в красавицу одну,

Интеллигенточку такую.

В любви ей клялся по ночам —

Она не верила словам:

– Ты докажи любовь свою на деле!

Пришей Косого на будущей неделе!


Её врагам кишки я выпускал!

А из сердец, а из сердец струилась кровь!

Таким манером многих я поубивал

И доказал, и доказал свою любовь.

Но вот развязка наступила —

Меня легавка раскусила.

Теперь Снегирь был никому не нужен.

В своей «малине» я псами был окружен.


Но люди добрые говорят,

Что ярче солнца над миром светит блат.

Мой папа с главным прокурором водку пил,

Я через год свободу получил.

Жил Серж три года под Одессой,

Но мне и здесь хватало дел.

Попался в лапы фараонов местных,

Затем полгода на рудниках кряхтел.


Я из колонии строгого режима бежал

И разъезжал, и разъезжал по всей стране.

Везде, куда я приезжал,

Закрыты двери были мне.

На юг рванул. На севере отвратном

Подохнешь с голодухи и тоски.

Свои колёсики к Батуми повернул.

На южном береге осел я, корешки.


Пришвартовался – сразу же на пляж.

Там слегка почистил отдыхающих.

Очень бодро начал свой вояж:

Тысяч пять собрал от окружающих.

Блатного сына море приютило,

Я остался на пляжном песке.

«Ах, зачем меня жизнь так избила?» —

Думал я в необъятной тоске.


Решил тогда: пора завязывать,

Ведь годы лучшие пропали.

Всем корешам буду отказывать,

Чтоб на дело меня не звали.

Придёт Доцент, пускай не обижается.

Его, ублюдка, с лестницы спущу!

Теперь Снегирь с блатными не вращается.

И о крови я больше не грущу!


Долго просидел тогда у моря,

В мыслей проникая глубину.

Вдруг из моря девушка нагая

Вышла на меня, затмив волну.

Я к ней рыпнулся. Она сверкнула

Взглядом, словно финкой. Эх, япона мать!

«Сержик, я сказал себе, не надо!

Можно оплеуху схлопотать.


Посиди, приди в себя у трапа.

И легавый бродит. Вон, гляди!»

«Кровь – любовь» – тогда я нацарапал

Острой финкой на своей груди.

Тишина заставляла каналью

Думать о бабе хорошей:

Коль не сожму её нежную талию,

То с головой в море брошусь!


Но к искушеньям был Снегирь не слаб.

Его весь мир блатной за это уважает.

Всем желторотым увериться пора б:

За битого – небитых двух сажают.

1978
Как внедорожник ты красива!

(Пародия)


Как внедорожник ты красива!

Как шина грудь твоя полна!

Как диск сцепленья шаловлива,

Стартером мощным создана!

Ты горяча как радиатор!

Я как шатун, любовь моя!

Я без тебя – кольцо без поршня!

Свеча, лишенная огня!


Глаза как галогены светят…

Как вентилятор дышит грудь…

А губы дросселем трепещут.

Хочу скорее к ним прильнуть…

Так думал я, глядя на фото,

И вспоминал твои глаза.

Но только вдруг у поворота

Мне отказали тормоза…


И вот уже я под Белазом…

Мой передок сломался сразу.

Образ твой в глазах пронесся вновь.

Из бензобака тонкой струйкой лилась кровь.

1978
Спартаковский тифози в лифте

Раз я на матч со «Спартаком» собрался.

Жду у дверей пока приедет лифт.

А с корешком в тот день сильно набрался

И обблевал свой красно-белый клифт.

Ползут со скрипом двери гильотинные.

Успел зайти – вмиг с лязгом запахнулись.

И стены лифта с фресками, с картинами,

Ох, не к добру все разом содрогнулись.


Обычно в лифт запрыгиваю весело.

Как каратист пинаю дверь ногой.

Плюю, сморкаю прямо на пол месиво…

В моем подъезде лифт, а значит мой!

На стенах финкою царапаю:

«Здесь Вася был». Внизу – автопортрет.

И про «Спартак» родной – метафоры,

Что лучше клуба не было, и нет.


Спускаюсь словно в невесомости,

Танцую брейк, и корпус мой висит.

Окурок свесился с губы и в мои полости

Смердящий дым от сигарет валит.

Однако вижу, что застряла в воздухе

Лифта поганого подлая коробка.

Мне не фонтан сидеть вот в этом кожухе!

Я весь напрягся как в бутылке пробка.


Я закричал: «Ох, пробка мне и крышка!

Скорей спасите! Сел в галошу я!

В капкан попал аки тупая мышка.

Эй, ты! Вахтерша нехорошая!..»

Вахтерши нету. Мать ее раз эдак.

Я нажимаю кнопки все подряд.

Бил в стенку так, что задымились кеды.

Щелчок, в динамик что-то говорят:


«Один застряла? Тама не курите!

Твоя застрял – моя не виновата!»

Её прошу: «Скорей лифтеров позовите!»

Она не слышит, словно в ухе вата.

Минуло два часа, минуло три.

Я ей кричу: «Ну, Бикса рыжая! Смотри!

Отсюда выйду – натолкаю в рот

Таких сарделек, что не нюхал кот!».


– Наши лифтеры на обед ушли.

– Ох, этот сервис! Бык его коли!

Вдруг шаги слоновые слышу через дверь.

Мастера бедовые! Я мечусь как зверь.

– Эй, вы, добры молодцы! Вызвольте меня!

Задубел в колодце. Синий как синяк.


Слышу голос пьяных чучел:

– Своим криком ты задрючил!

Что ревешь-то как бизон?

Лифт-то заколдован!

Вырежь финкой с трех сторон,

Что «Динамо» чемпион – отопрется снова.


Кошки на сердце скребут.

Нож в руке сжимаю. Эх, «Динамо»! Вам салют!

Про «Спартак» стираю.

распахнулась дверь и нате: снова на земле я!

В жизни в лифте не езжайте, за «Спартак» болея!

1982
Лишь только в камере возникнет шум


Лишь только в камере возникнет шум

И скрипнет пёрышко о рёбра,

Скажу полслова сявкам двум.

Они зачинщику по хлеборезке… хлопнут.

Когда посмотрит надзиратель в свой лорнет

И лязгнут на дверях засовы,

В «малине» нашей полный марафет,

Храпят на нарах урки снова.


Но мне не спится этой лунной ночью.

Я вспоминаю Петербург родимый…

И вижу кудри твои белые воочью…

Всё это мне решётка заградила.

Вместо тебя – неструганные нары.

Вместо меня – соперник-кавалер.

Ночами белыми на Невском ходят пары.

Шампанским поит куртизанок «Англетер».

1982
Океан любви


Был нежен океан нашей любви,

Спокойный и недвижный великан.

Казалось, солнце светит нам двоим,

И верил я небесным чудесам.

Любовь – неукротимый океан,

Она переполняет бурей кровь.

Кому-то в этом видится изъян,

А мы с тобою не находим слов…


О, любовь! Ласкаешь всех ты солнечной порой,

Но вскоре разрываешься грозой.

Приносят твои бури лишь страданья,

О скалы разбиваются желанья!

О, любовь! Твои шторма бросают до высот.

Твой океан клокочет и ревёт.

Мой парусник безудержно несёт,

Солёной пеной хлёстко обдаёт.


О, любовь! Хотел в твоих объятьях утонуть.

Сейчас же больно на тебя взглянуть,

Над головой бурлящая волна.

Вот-вот уйду я в царство Нептуна.

Промчался ураган нашей любви

И вновь спокоен гордый океан,

Но ты меня обратно не зови.

Теперь своей судьбы я капитан…

1982
Песня о море Мира

Берег Греции, Халкидики


Нет, не прожить мне без синего моря!

Без чаек и шума прибоя.

С ним расставанье – безбрежное горе,

Ведь всё для меня здесь родное.


Море, море, море – ты моя стихия!

Море, море, море – сердцу милый дом!

Когда вижу в светлой дали корабли я,

Мечтается стать белым кораблём!


Словно лечу по лазурным просторам,

Где море сливается с небом.

В этой стране нету места раздорам.

Здесь всем хватит крова и хлеба.


Море, море, море – покровитель суши!

Море, солнце, ветер очищают мир.

Я кричу: «Спасите люди свои души!

И все сюда из каменных квартир!»


Верится мне, что наш мир удостоен

Судьбы без страданий и плача.

Людской океан будет вечно спокоен,

Ведь все мы погибнем иначе.


Море, море, море – нет тебя прекрасней!

Жизнь из моря вышла, мы – морей сыны.

Океан способен дать всем людям счастье.

Спасём его от ядерной войны!


Пусть будет мир без пороков и дрязги,

Всё зло словно айсберг растает.

Но пусть до небес разлетаются брызги!

Корабль в Море Мира вплывает!


Море, море, море закаляет нравы.

В дружбе с морем человек силён.

Словно изверженье раскалённой лавы

Сметает зло он на пути своём.

1982
Песня бывшего холостяка

Я не хотел быть твоим!

И до гроба жене покоряться.

Сам себе господин всегда был

И желал им остаться.

Только время вечно путает карты нам,

Но фортуна всегда настоит на своем.

И любовь свяжет нас по рукам и ногам.

Ну вот! Я с тобой вдвоем.


Без любви жизнь рекою текла.

На пути моем ты очутилась.

Словно сердце пробила стрела!

И вся жизнь в водопад превратилась.

Женский пол вечно путает карты нам.

И фортуна всегда настоит на своем.

И любовь свяжет нас по рукам и ногам.

Ну вот! Мы уже втроем!


Думал я – не прельстишь красотой,

Не сумеешь поймать в свои сети!

А сейчас – не разлить нас водой!

И уже появляются дети.

Женский пол вечно путает карты нам.

И всегда, и всегда настоит на своем.

Свяжет нас по рукам и ногам.

И вот! С детьми мы всемером…

1982
Десятый класс



Я на фронте, друзья, в первый раз.

Выполняю Отчизны приказ.

Сразу ранен, кровь струйкой бежит.

– В бой иди! – моя совесть кричит.

Наши ноги дрожали от голода,

Наши зубы стучали от холода,

Но врага мы душили безжалостно,

Нет предела солдатской ярости!


Понимали, что мстим за своих

Матерей и отцов дорогих,

За сестёр и детей изувеченных,

Мстили тварям за бесчеловечие.

Тяжело, не дай Бог никому,

Под свинцовым дождём огневым,

Сжав гранату, на танк одному!

И не думать остаться живым…


Нам впервые доверили родину.

Свои жизни мы ей посвящали.

Мир смотрел на советского воина,

А враги мощь России познали.

Амбразуры закрыли телами,

Потопили врага своей кровью,

Воевали не боги, мы сами…

И ложились цветы в изголовье.


Я на фронте и был только раз…

Весь ушёл наш десятый «А» класс…

Пусть не дожил никто до конца,

Мы вернулись все в ваши сердца!

1983
Заздравная женщинам-медикам

С невероятной лёгкостью и с песней

Я кубок свой заздравный поднимаю!

Так сокол, взмыв в просторы поднебесья,

Красу рассвета вешнего встречает!

Я этот кубок пью за вас до дна!

Я знаю, что ваш труд – передовая.

Здесь побеждает доброта одна,

А враг – болезнь, как мамонт, вымирает.


Ваш ум, красу, порядочность и точность

Я не устану в рифмах воспевать.

Как персиков изысканная сочность

Способна силы в слабого вселять,

Так вы своей душой больных целите,

Частицу сердца отдавая мило,

И превращаете больничную обитель

В храм солнца, воздуха, мимоз и мандаринов…


Я не боюсь высоких слов!

Клянусь тринадцатой зарплатой:

Нет в мире лучше докторов,

Начавших с медсестры иль с брата…

Не зря распорядилась воля рока,

Таких людей в наш коллектив собрав.

Внемлите все желанию пророка:

Пусть будет наш союз могуч и здрав!


Пожелаю я нашим бесценным

В светлый день вечно юной весны,

Исполненья всех дел сокровенных.

Пусть их дни будут солнцем полны.

Пусть небес синеву никогда,

Никогда не закроют свинцовые тучи.

Будьте счастливы и любимы всегда

Рядом с нашим плечом могучим!


Пусть вас радует всё: жизнь, работа и дети.

Бьёт ключом оптимизм и задор молодой.

Будьте самыми из счастливых на свете!

Мы за вас встанем мощной стеной.

1984
Котик-полиглотик

Мой котёнок пушистый, игривый,

Золотистый, с кудлатою гривой.

Зубки – жемчуг, коралловый ротик…

Белоснежный урчащий животик…

Хитроватый зелёный глазок…

Хвостик с кисточкой, как помазок.

Чешет спинку о ноги мои,

Завивает усищи свои.


Котик-полиглотик, котик-полиглотик

Знает много языков.

В нашей с ним работе котик-полиглотик

Понимает всё без слов.


Я учу его блеять и мекать.

Будет кот по утрам кукарекать.

Научу его петь соловьём!

Ох и весело с ним заживём!

Носик розовый, белые лапки

Устремляет в домашние тапки.

Ему мышка-норушка нужна,

Но хихикает в норке она.


Котик-полиглотик, котик-полиглотик

Знает много языков.

В нашей с ним работе котик-полиглотик

Понимает всё без слов.


Научу его лаять собачкой,

И обманет кот мышку задачкой.

Пусть подумает мышка: «Там пёс,

Значит кот не покажет свой нос».

Надоест ей сидеть в норке тёмной,

Тут её цап-царап кот-учёный.

«Хорошо языки познавать», —

Скажет котик. И ляжет поспать.


Котик-полиглотик, котик-полиглотик

Знает много языков.

В нашей с ним работе котик-полиглотик

Понимает всё без слов.

1985
Мещёрский край



Давным-давно родился я в Мещёре,

В есенинском берёзовом краю…

Уж четверть века я живу на море,

На капитанском мостике стою.

Мой дед сохой и топором работал,

Внук – океаны все избороздил.

На ниве моря до седьмого пота

Свою отвагу, словно хлеб растил.


Я швартовался у норвежских фьордов,

Ломал кораллы у Больших Антил.

– Я из России – заявляю гордо,

Везде, где б ни был и куда б ни плыл.

Три раза судно оставлял последним:

Однажды мыс Игольный уколол,

В Карибском море танкер был обстрелян,

В проливе Дрэйка айсберг борт вспорол.


Страниц немало в вахтенных журналах

Поисписал, вокруг земли ходил.

Моря чужие, страны познавал я,

Но лучше мест мещёрских не открыл.

Всё испытал: тайфуны и цунами.

Сил придавали юности края.

Мещёрский край, родной навеки самый!

Ты для меня, как жизненный маяк!


Во снах я вижу дали луговые,

Разливы рек и маковки церквей,

Озёр хрусталь, болота моховые…

Что может быть Мещёры мне милей?

Не восхищают Кордильер высоты

И равнодушен к фруктам Филиппин.

Мне б на корабль с гречишным мёдом соты,

А вместо чаек – журавлиный клин!


Хочу испить мещёрскую водицу,

Табун росою утренней погнать,

Могиле предков низко поклониться,

Обнять родную старенькую мать.

На рейдах Африки и в дельте Амазонки

Средь чуждой красоты я помню Русь!

Отцом гордятся русые мальчонки

И потому штормам я не сдаюсь!

1986
Чабан


Посвящается освобождавшим Кавказ.

Я сын земли и солнца внук,

Кавказских гор седой племянник,

Природы самый верный друг,

В лугах высокогорных странник.


Меня вскормила грудь Эльбруса,

Своей слезой вспоил Терек.

Среди джигитов рос. Безусым

В войну отстаивал Казбек.


На нас был брошен «Эдельвейс»,

Рвалась воинственная свора.

Нашла во льдах могилу здесь

Чума коричневая скоро.


В медовый месяц дом покинул,

Шагал ухабами войны,

Чтоб чёрный крест навеки сгинул

И в мире выросли сыны.


Фашизм-стервятник скрыл просторы

От солнца мертвенным крылом.

И дрался я за реки, горы,

За наш аул, за отчий дом.


Прошёл на запад: Крым, Карпаты…

Увидел мир, дотла сгоревший.

Домой вернулся в сорок пятом,

В двадцать три года поседевшим.


Гремели снежные лавины,

Давились кровью волчьи стаи.

Я вновь с отарой. И три сына

Росли в суровом, милом крае.


Сейчас все трое – офицеры

И служат родине во славу!

Не замарали честь мундира!

Горжусь ребятами по праву.


Шумят дубовые леса,

Как изумруды всходят злаки,

Целуют горы небеса,

А мы всё движемся в атаке…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3