Сергей Аксу.

Нет на земле твоего короля… История любви



скачать книгу бесплатно

– Странно, – через некоторое время отозвался недоверчиво Миша. – Что-то поезд подозрительно долго шумит.

Вынырнув из-за поворота, они ахнули: впереди рокотал тот самый последний порог, обозначенный на карте, за который они приняли пять минут назад гряду камней и водовороты. Их ошибка прояснилась позже. Оказывается, река, подойдя к станице, снова уходила от нее, делая своего рода подкову, и вновь возвращалась к ней с другой стороны. На карте же этого не было видно, просто был отмечен порог рядом с населенным пунктом. Зайцев побелел.

– К берегу! – завопил отчаянно Славка, судорожно хватаясь за весло и пытаясь мощными гребками развернуть байдарку. Но было уже поздно. Их неумолимо несло на кипящие буруны. Миша растерялся, не зная, что предпринять.

– Суши весла!!! Не мешай мне!! – прокричал сквозь шум воды побледневший напарник, умело орудуя веслом. Обливные глыбы порога представляли собой что-то подобие шахматной доски, и чтобы пройти его требовалось не только хладнокровие и большое искусство, но и предварительное изучение опасного участка.

Байдарка лавировала между скалами-бойцами, с трудом уходя от неминуемого столкновения. Но в одном месте ее нос глубоко зарылся во вспененный бурун, и суденышко развернуло и бросило в одну из «бочек». Все вокруг кипело, Славке явно не хватало действий напарника, чтобы высвободить суденышко из плена пучины. Неожиданно байдарка вздыбилась, словно упрямый мустанг, в районе кормы что-то хрустнуло, и она завалилась на бок. Экипаж накрыло волной, ребята оказались бушующем водном хаосе. Мишу кидало из стороны в сторону как соломинку; крутя волчком, переворачивая через голову. Удары градом сыпались со всех сторон, будто по нему молотили как по наковальне. Не выдержав нагрузки, неожиданно лопнул ремешок между ног, пристегнутый к спасательному жилету. Надутый жилет всплыл на поверхность, словно пробка, закрывая обзор и мешая дышать. Миша отчаянно забарахтался, безуспешно пытаясь одной рукой стянуть жилет обратно вниз, чтобы глотнуть чуточку воздуха. Выпустив мешающее весло, он обеими руками вцепился в непокорный жилет, делая попытку усмирить его. Водника опять закрутило в бурном потоке и швырнуло на скользкую блестящую глыбу. Удар. Боль…


Замелькал яркими вспышками свет, он почувствовал тупую боль в ушах от нарастающего страшного гула. Откуда-то вдруг возникли звонкие детские голоса, только он никак не мог их разобрать. Перед глазами с неимоверной скоростью завращался причудливыми узорами калейдоскоп из разноцветных стекляшек. И тут резко вновь наступила тишина, нарушаемая глухими одиночными ударами, похожими на удары по большому оркестровому барабану. Неожиданно вновь откуда-то прорвался щебет детских голосов…

Пока Миша с помощью Славки приходил в себя, ребячьей ватаге удалось притащить покореженную байдарку, которую выбросило на отмель в метрах трехстах от порога.

– Ну и видок у тебя! Такое впечатление, что ты все двенадцать раундов мужественно продержался против Тайсона, – сказал он, осторожно обрабатывая другу раны на лице.

– Страшный?

– Да нет, не сказал бы.

Квазимодо был страшнее. Не переживай, до свадьбы заживет!

– Вот тебе и поезд, – криво через силу улыбнулся разбитыми губами Миша, осторожно дотрагиваясь пальцами до марлевой повязки.

– Не говори. Дуралеи мы с тобой, Тихонов. Но ты, Пух, в рубашке родился. Второе рождение, можно сказать. Смотри, не промотай.

– Что не промотать?

– Вторую жизнь не промотай, дурень.

Мишка ничего не понял, кроме того, что ему действительно крупно повезло.

Глава 2

В магазине было шумно и тесно. В преддверии новогодних праздников за покупками ринулись даже те, кто в другие дни о такой мелочи, как внимание близким в виде милых подарков, даже не задумывается. Лихорадка покупок охватила весь город и люди, срываясь в обеденный перерыв с рабочих мест, вместо приятного занятия в виде поглощения пищи занимались суетливыми поисками подарков самого разного калибра – маленьких и больших, дорогих и чисто символических. Обстановка магазинов как нельзя лучше способствовала всеобщему настроению – повсюду красовались ярко наряженные елки, увешанные гирляндами и мерцающими огнями, играла веселая музыка и красочные коробки в подарочной обертке под елкой призывали не забывать порядочных граждан о необходимости совершения священного акта покупки.

Грузная женщина лет шестидесяти, запыхавшись и слегка одурев от духоты в переполненном супермаркете, с героическими усилиями продиралась сквозь толпу, крепко сжимая одной рукой ладонь мальчика лет пяти, а другой – большой пластиковый пакет с разноцветными коробками.

– Бабуля, а если ты подарки купила, то Дед Мороз уже к нам не придет?

– Да нет, Егорушка, просто я подумала, а вдруг он окажется занят и не успеет всем подарки найти, вот я ему и помогу – припасу на всякий случай. Но он обязательно к нам придет.

Малыш сдвинул брови, пытаясь уложить в голове мудреную бабушкину версию. Вроде бы правдиво, но что-то тут не сходилось. Если Дед Мороз все знает и такой волшебник, как он может не успеть найти всем подарки? Юный следопыт Егор так задумался, что совершенно не замечал людей вокруг и очнулся уже тогда, когда на полных парусах втемяшился головой во что-то мягкое и очень приятно пахнущее. Он поднял голову и увидел девушку в бордовой вязаной шапочке, из-под которой веером распустились густые волны каштановых волос. Из-под челки на него смотрели смеющиеся карие глаза.

– Ой, простите ради бога! – воскликнула бабушка Егора. – Егор, ну что же ты! Надо же под ноги смотреть хоть немного! Извините, девушка.

– Ничего страшного, – засмеялась обладательница чудесного запаха и бордовой шапочки. – Замечтался!

Раскрасневшаяся женщина крепче схватила Егора за руку и пошла дальше. Он еще раз оглянулся – его «жертва» весело помахала ему вслед.

«Забавный малыш», – подумала Лика. Она в который раз окинула взглядом прилавок и вздохнула. С подарками у нее сегодня не складывалось. В последнее время выбирать подарок Анатолию становилось все сложнее. Это казалось странным и нелогичным – ведь по логике вещей она должна была бы с годами узнавать вкус мужа все лучше и лучше, а на деле происходило обратное. С каждым разом ее неуверенность в выборе только росла. А вдруг ему это не нужно? А вдруг он скажет, что слишком вычурно и вообще не в его стиле? Хуже всего, если вообще ничего не скажет, но и использовать потом не станет.

Лика Рогожина любила делать подарки. Причем любила делать подарки намного больше, чем получать их. В этом была своя прелесть – придумать, выбрать, преподнести сюрприз. И раньше, еще до замужества, игра эта была чуть ли не самым приятным составляющим всех праздников. У них в семье каждый принимал в этой игре участие. Две сестренки, Лиза и Маринка, сама Лика и даже родители тщательно готовились к вручению подарков. Городок, в котором родилась и выросла Лика, был небольшим, и выбор среди товаров был достаточно небольшим. Тем интереснее было подобрать что-то индивидуальное, оригинальное, привнести что-то свое. Праздники в их семье отмечались всегда дома, с множеством гостей, играми и непременным застольем.

Лике очень хотелось бы поехать как-нибудь вновь на Новый Год к родителям, чтобы, как в былые времена, было тепло и весело. Нельзя сказать, что замужняя жизнь ее была унылой. Просто переехав с мужем в большой город, она уже не могла оставить его и уехать домой на праздники одна. А Толик ехать не хотел – здесь у него была своя семья, в которой были свои устоявшиеся традиции. И одна из них – в новогоднюю ночь праздновать всей семьей в ресторане. В этом была своя прелесть – концертная программа, шоу, не надо ничего готовить, и ничего потом убирать за гостями. Но шум музыки обычно заглушал родные голоса, а помпезная ресторанная атмосфера разбавляла тепло и уют семейной компании. Тем более что в окружении родственников Анатолия Лика никогда не ощущала себя расслабленно и комфортно.

Лика направилась к выходу. Еще раз улыбнулась, вспомнив смущенное личико сорванца Егора. У нее мог бы быть сын такого же возраста. Но не суждено. В первый же год ее замужества у нее случился выкидыш, а потом было не до этого. Окончание института, дипломная, поиски работы. Толик настойчиво уговаривал ее подождать. Как подозревала Лика, не обошлось тут без влияния «любимой» свекрови. Толик готовился к защите докторской и ребенок мог помешать молодому гению физических наук. В принципе, они были правы, и Лика это понимала и не спорила. Она молода, в двадцать семь лет нет повода торопиться рожать. Особенно, когда на носу докторская мужа. Тут надо за мужем ухаживать и создавать ему условия, а не подгузники орущему малышу менять.

Она так и вернулась домой с пустыми руками. «Придется завтра опять с работы срываться в обеденный перерыв», – с грустью подумала она. К тому же ей надо что-то и свекрови со свекром подыскать, Толик попросил сделать это за него. Она вошла в квартиру, повесила пальто в шкаф в прихожей и задержалась у зеркала. Щеки так разрумянились от мороза, словно их натерли свеклой. Она улыбнулась сама себе и прошла на кухню. Толик в обычной своей манере сидел и читал за столом, попутно жевал бутерброд с ветчиной и запивал минералкой прямо из бутылки.

– Привет. Опять кусочничаешь?

Она чмокнула его в затылок.

– Угу. Ты чего так поздно?

– На работе задержалась. Под вечер подкинули перевод и, как всегда, срочно.

– Маме нашла что-нибудь?

– Подарок? Нет. Что-то ничего в голову не приходит. Хочется оригинальное что-то подобрать, но пока – увы. Завтра еще раз попробую.

– Угу.

Толик вновь уткнулся в книгу.

– В холодильнике пирог же есть, и суп. Разогрел бы, чем бутербродами давиться.

– Угу.

Он кивнул, но она сильно сомневалась, что он услышал хоть одно слово из сказанного. Впрочем, она привыкла. Как и к тому, что если ее не было дома, он никогда даже не разогреет себе еду, не то, чтобы приготовить. Свекровь нет-нет, да пускала стрелы в адрес снохи по этому поводу. Но что же делать – у Лики была своя работа, и работа иногда требовала от нее задержаться. Кто же виноват, что Анатолий такой неприспособленный в быту? Максимум на что способен – нажать на кнопку электрического чайника и вскипятить воду для чая. Все остальное – не его прерогатива. Лика не прочь была повозиться на кухне и приготовить что-нибудь вкусненькое, но проводить у плиты двадцать четыре часа в сутки она не была готова. Да если и посмотреть на нее – на пышнотелую щекастую повариху она не тянула. Напротив – Лика обладала таким хрупким телосложением, что иногда казалось, подует ветер – и унесет ее, подхватит, как снежинку, поднимет, закружит и взмоет в небо. Ее почти прозрачная кожа резко контрастировала с темно-карими глазами и оттенялась такими же темными волосами. Веки казались даже голубоватыми, как у белокожих младенцев. Мама, бывало, называла ее хрустальной принцессой, папа все беспокоился, не больна ли она чем. Но Лика не была больна – просто хрупкость и тонкокожесть являлись частью натуры. Впечатлительность порой играла с ней дурные шутки – эмоции перехлестывали за край, и в этом море очень сложно было разобраться, где истинные чувства, а где подмена. Наверное, именно так и случилось, когда она познакомилась с Анатолием. Она тогда училась на факультете Иностранных Языков и ее, как одну из лучших студенток, отправили переводить на конференцию физиков, организованную их институтом. Конференция была не очень больших масштабов, да и иностранных гостей раз-два и обчелся, но поддержать репутацию института было важно, и Лика старалась не упасть лицом в грязь. Там-то она и увидела Анатолия, представляющего научный доклад. Он делал это так вдохновенно, увлеченность темой буквально поглотила его и сделала в глазах Лики просто нечеловечески прекрасным. Они встретились после конференции, потом он пригласил ее помочь ему с переводом еще раз, но уже в другом городе, а потом сделал предложение. Были между этим и разговоры по телефону, конечно, и несколько встреч, и представление родителям, но все прошло на фоне такого восхищения талантом Анатолия, что Лика даже не отдавала себе отчета, в какой омут она бросается с головой.

Потом был переезд к мужу в чужой город, новое место, новая работа. Только вот с новыми друзьями как-то не складывалось. Дома все было родным, подруги – те, что еще с детства рядом были, родные – всегда поддержат и поймут. А тут – незнакомый город показался даже немного агрессивным поначалу. Не так-то легко было вписаться в новый круг. Были однокурсницы, коллеги, но никто из них не стал ей близкой подругой. Понимала ли она, что причиной тому был, среди прочего, и ее муж? Вернее сказать, ее замужняя жизнь. Новый статус – жена. Но не просто жена. От Лики ожидалось, что она подчинит мужу все свое свободное время, что все ее интересы будут направлены на него, вся ее энергия – на его рост, на их семью. Так оно и было. Но после второго года замужества ее энергия иссякла. Не физическая, душевная. Постоянно отдавая, она ощутила себя опустошенной. Шли недели, месяцы, годы, а жизнь их с Толиком не менялась. Все те же обязанности. Все те же ожидания. Только вот видеть его в роли талантливого физика ей приходилось все реже и реже, зато все чаще – в роли довольно неприспособленного мужчины, ленивого до душевных изысков, сконцентрированного по большей части на себе и совершенно искренне не понимающего – с чего это его жена стала такой молчаливой и так редко улыбается?

– Толик, а давай поедем на этот Новый Год к моим?

Он оторвался от книги, снял очки и уставился на нее, как на инопланетянина.

– А как же родители?

Изумление в его глазах граничило с испугом. Он словно оказался перед угрозой возможного конфликта, что ставило его в тупик и пугало.

– Но… Толик, милый, мы ведь с твоими каждый год вместе отмечаем, а моя мама так соскучилась, я ее уже год не видела.

– Лика… Но ты же знаешь. Мы уже пригласили семью моего руководителя, неудобно будет отказаться. Может, съездишь позже, после праздников?

– Меня не отпустят с работы. Ладно, пойду переоденусь и разогрею ужин.


Лика опустила глаза. И зачем она только спросила? Ясно ведь, что он ответит. Но маму увидеть действительно очень хотелось. И сестренок. И подруг. Просто поболтать, посидеть на уютном диване и не думать ни о чем, кроме того, как тебе хорошо. «Словно маленький ребенок!», одернула она себя. Ну да, так оно и есть. Вполне естественно – когда взрослому человеку плохо, он стремиться туда, где ему комфортнее всего. В ее семейном гнездышке ей уже было некомфортно. И не было ведь явной причины для этого, просто… Просто увлечение, возникшее на фоне ослепления талантом Анатолия, потеряло свой источник. Она могла бы стать ему отличной коллегой-ассистенткой, но роль жены требовала иных взаимоотношений, более сложных, тонких, насыщенных иными мотивами, иными словами.

Свекровь, умная женщина, почувствовала опасность еще задолго до того, как она обрела реальные очертания. У ее сына был сложный и ответственный момент в карьере, и ее обязанностью было оградить его от возможных стрессов.

– Лика, дорогая, брак – это трудное дело. Он требует от женщины больших усилий, поверь мне! Я вижу, что тебе порой нелегко, но ты должна постараться перешагнуть через некоторые моменты достойно.

– Я не понимаю, о чем вы, Елена Павловна.

– Прекрасно понимаешь, Лика. Все мы, женщины, время от времени проходим через эти трудные периоды в браке. Но только слабохарактерные люди склонны к непоправимым разрывам, они просто ленятся приложить усилия и преодолеть препятствия. Куда легче хлопнуть дверью и уйти.

Лика что-то не помнила, чтобы ее родителям приходилось прилагать такие уж неимоверные усилия для сохранения их брака. Или она просто не замечала?

– Не спеши делать выводы и принимать скоропалительные решения. Поспешность в таких делах – просто убийственна. Ты можешь потерять все, но ничего не приобрести.

А было ли, что терять? Лика задавала себе это вопрос тысячи раз, и с каждым разом находить ответ становилось все сложнее.

Хотелось домой. Хотелось к маме. Хотелось укутаться в пуховое одеяло и уснуть.

– Лика, ты идешь? Я умираю с голода!

Меньше всего хотелось идти и греть ужин, чтобы потом поглотить его в полном молчании, наблюдая, как муж продолжает поглощено читать книгу и вряд ли замечает, что вообще попадает в его желудок. Но в голове все еще звучали слова свекрови о слабохарактерных людях. Она не хотела быть слабохарактерной. Она просто хотела быть счастливой, но не понимала – а как это? Может, она уже счастлива, просто не осознает этого? А может, счастья и нет вовсе, придумали романтики, чтобы разволновать умы легковерных граждан. Нет, не может быть такого. Она видела. Она знала, какие бывают глаза у счастливых людей. Она смотрит на себя в зеркало и не видит ничего даже отдаленно напоминающего счастье.

Глава 3

В понедельник с утра Мишу Тихонова озадачил начальник отдела Евгений Михайлович Ястребов. Необходимо было срочно спаять макет опытного образца изделия, на серийный выпуск которого отдел возлагал большие надежды на будущее. Тихонов, несмотря на свои двадцать два года, уже успел заработать репутацию «золотых рук и светлой головы» в серийно-конструкторском бюро. Он учился на четвертом курсе заочного отделения политехнического института и работал на заводе в конструкторском бюро инженером. После успешного окончания техникума он пошел на завод, сколько можно здоровому парню сидеть на шее у матери, сначала он несколько месяцев проработал регулировщиком радиоаппаратуры в одном из цехов, а потом уже перешел в одну из лабораторий СКБ.

Миша давно уже привык к неожиданным заданиям начальства, и если ему поручалось спаять новый макет, ему, как правило, никто не мешал. Кроме, разве что, его непосредственного начальника, руководителя группы Федора Федоровича Белова, который имел извечную привычку весь день суетиться и мельтешить, мешая всем работать. Это был юркий маленького росточка человечек, который в силу своего холерического характера, не мог и секунды усидеть на одном месте, в голове у него ежеминутно роились и рождались интересные глобальные идеи, которыми он тут же начинал «грузить» своих подчиненных. Особенно доставалось Тихонову, как самому молодому сотруднику в лаборатории. В его обязанности входило воплощать в жизнь все гениальные наработки руководителя в жизнь, причем тут же, незамедлительно. У Федора Федоровича из-за его несобранности часто возникали с сотрудниками острые конфликты и всевозможные истории. То он нечаянно сядет на горячий паяльник, то уронит на ногу тиски, то в гараже упадет в смотровую яму, то куда-нибудь вляпается, то потеряет важную бумагу, то, уйдя домой, по рассеянности наденет чужое не по росту пальто, то отмочит еще что-нибудь… Срываясь, он во всех свалившихся на его голову бедах винил подчиненных. Но отдать должное, «котелок» у него варил замечательно, нестандартно. Руководство СКБ высоко ценило его как отличного специалиста.

Белов работал на заводе уже лет двадцать пять. Рабочий стол Федора Федоровича представлял собой уникальное зрелище, это была настоящая свалка, состоящая из обилия нужных и груды ненужных бумаг, чертежей, всяких железок, болтов, пружин, шестеренок, каких-то частей от электронных узлов и т. д. В ящике стола вообще творилось что-то невообразимое, какого только там хлама не было, одних только сломанных авторучек можно было бы вытряхнуть целый мешок. Его любимым занятием было, периодически копаться в этом бесценном для него добре. Во время ремонта лаборатории, столы некоторое время простояли в коридоре, и кто-то из чужаков видно помог ему в реализации драгоценного хлама.

– Скоты! Покрали! Хорьки! – неоднократно вопил расстроенный Федор Федорович на всю лабораторию, поминая неизвестных похитителей недобрым словом, заметив, что часть ценного барахла куда-то бесследно исчезла.


Жизнь лаборатории скрашивали четыре представительницы прекрасного пола – Любовь Николаевна, Луиза Владимировна, Ольга Викторовна и юная лаборантка Света. Любовь Николаевна была замужем за каким-то начальником в силовых структурах и вела себя всегда уверенно, намекая, что она знает такое, что им, простым смертным, недоступно и неведомо. Ольга Викторовна помимо основной работы всю себя отдавала на профсоюзном поприще, ее за глаза называли «железной леди». Узнай она об этом, ей, вероятно, такая характеристика польстила бы. Ей нравилась командовать людьми, что-то организовывать, держать все под своим неусыпным контролем и ощущать себя человеком, от которого многое зависит. Зависело от нее, на самом деле, не так уж и много, но разбор характеристик, путевки, льготы прочие атрибуты она давно прибрала к рукам. Впрочем, надо отдать ей должное, женщина она была на редкость справедливая и никого почем зря не обижала. Сплетнями интересовалась только в целях опять-таки контроля ситуации (о сотрудниках надо знать больше!) и чаще всего вставала грудью на сторону несправедливо обиженных, даже когда ее об этом не просили.

Луиза Владимировна была помоложе их, любила поболтать, пофилософствовать, и поговаривали, что она что-то даже пописывала дома на досуге, чуть ли не роман о несчастной безответной любви. Это вполне могло оказаться правдой – натура у Луизы Владимировны была охочей до разных новостей и пикантных деталей, как то, что надо для любовных романов. Самым благодарным слушателем ее была Света, невысокая пухленькая девушка с короткой стрижкой, только что окончившая среднюю школу. Света провалилась на вступительных экзаменах в институт и вынуждена была пойти работать лаборанткой на завод. Она мало, что умела делать, хоть и старалась, но толку выходило совсем немного. В лаборатории ее держали за услужливость и дружелюбность, она старалась всем угодить, а чтобы угодить Луизе Владимировне, достаточно было просто слушать внимательно ее излияния и поддакивать в нужный момент.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное