Сергей Шишков.

Петербург экскурсионный. Крепость и город



скачать книгу бесплатно

Иоанновский мост – первенец петербургского мостостроения

Наименование объектов. Иоанновский мост. Скульптура зайца. Фонарные столбы.

Маршрут следования к объекту. Пройти по набережной вдоль ограды к Иоанновскому мосту.

Места остановок. Первую остановку сделать перед входом на мост. Вторую остановку сделать на мосту перед скульптурой зайца, третью – перед фонарными опорами.

Элементы показа. Показать общую панораму моста, его каменные устои, скульптуру зайца на мостовой опоре и два варианта фонарных столбов.


Петропавловская крепость строилась очень поспешно и из-за недостатка лопат, кирок, тачек и конных повозок «работным людям» приходилось для её возведения извлекать землю руками и переносить её в полах рубах.

Для сообщения крепости с Городским островом через неширокий невский проток был наведен узкий мост, по которому шли бесконечной вереницей «подкопщики» со своей ношей земли.

Этот настил на столбах был первым мостом в истории Санкт-Петербурга.

Позднее, в 1703 году, для сообщения крепости с Городским островом взамен шаткого моста был построен плашкоутный мост, который обозначен на плане Петербурга 1705 года.

Плашкоуты – это несамоходные служившие опорой грузовые суда, укреплявшиеся якорями и оттяжками.

Этот мост назвали «Красным», о котором сохранилось упоминание в документе за 1711 год одного из очевидцев.

«…Прекрасный, в двух местах подъёмный деревянный мост, имеющий 300 шагов длины», – писал он.

Можно представить себе, что и выглядел он иначе, нежели современный мост, и располагался несколько ниже по течению.

Красный мост имел две подъёмные части, видимо, в оборонных целях, одна из которых была сооружена на участке от крепости к островку, на котором было построено промежуточное укрепление, другая – от промежуточного укрепления к Городскому острову.

Уже позднее в 1738 году, когда был построен равелин, мост снова перестроили и перенесли на современное место против Иоанновских ворот.

Все береговые деревянные пролёты были заменены дамбой с каменными аркадами, но с деревянной, состоявшей из рычагов, зубчатых колёс и лебедок, разводной частью.

Эти механизмы легко можно было сжечь в случае нападения противника.

На протяжении XVIII–XIX веков деревянная срединная часть моста постоянно подновлялась без существенных изменений конструкций.

Неширокий мост с ограждением, состоявшим из тумб с деревянными балясинами, вазами и шарами, был рассчитан на проезд одной телеги или коляски.

Тогда же он получил второе своё название Петровского моста, которое служило ему 176 лет.

С 1887 года он получил своё третье и последнее название – Иоанновского.

Мост много раз перестраивался, но каменные аркады с западной стороны сохранились до сих пор.

В 1950-51 годах по проекту инженера П. В. Баженова мост усиленный металлическими балками в очередной раз был перестроен, сохранив традиционный деревянный настил.

Иоанновский мост


Обратим внимание на сохранённые как память о первом деревянном мосте срезанную деревянную опору моста и установленную на неё 8 мая 2003 года выполненную из сплава металла декоративную скульптуру сидящего на опоре зайчика, спасшегося от наводнения.

Над созданием скульптуры около трёх лет трудился автор Владимир Петровичев, а своим появлением на свет скульптура обязана петербургской легенде.

Однажды Пётр Первый прибыл на Заячий остров для наказания плохо работавших на строительстве крепости плотников.

Однако наказания не последовало, провинившихся рабочих выручил заяц, прыгнувший императору на ботфорты.

Пётр Алексеевич от такой неожиданной смелости маленького животного развеселился и сменил свой высочайший гнев на милость.

Скульптура является и напоминанием названия острова, на котором возникла одна из самых мощных крепостей Европы.

Дух великих побед древности вот уже три века витает над Иоанновским мостом. Каждая деталь его декора имеет символический смысл, представляя пантеон древней мифологии Греции и Рима, провозглашая Российскую империю наследницей традиций и славы империи римских магистратов.

Фонарный столб


За время своего существования мост неоднократно менял оформления своих ограждений и фонарей. Наиболее удачным стал последний вариант, когда в 1953 году по проекту архитектора А. П. Ротага деревянные перила заменили на металлические и установили новые торшеры с фонарями двух типов.

Подойдём к ним и ознакомимся с их оформлением.

Архитектурные формы фонарных столбов отражают художественные вкусы первой четверти XIX века – времени расцвета в императорской столице российского ампира, отразившегося в оформлении многих петербургских мостов.

После победы русской армии над войсками Наполеона в войне 1812 года ампир как художественный стиль стал своеобразным трофеем, привезённый из Парижа в Петербург. Он стал официальным стилем империи, который призван был пропагандировать справедливость и властность правителей, военные триумфы их армий.

Характерной деталью русского ампира является изображение эгиды – символа гнева богов и их покровительства, перешедшее в искусство из античной мифологии. Так назывался наводящий ужас щит верховного бога Зевса, выкованный богом-кузнецом Гефестом.

В середине эгиды помещалась голова горгоны Медузы, добытая Персеем.

Даже после смерти голова Медузы сохраняла способность превращать противников в камень, поэтому её изображение использовали на щитах воинов в качестве защитного талисмана.

Голова Медузы в трансформированном виде представлена на фонарях Иоанновского моста.

Декоративные мотивы искусства Древнего Рима – оружие, арматура, венки и гирлянды, – были призваны прославить военные успехи. Все столбы здесь имеют одинаковую высоту и установлены на одинаковых цоколях из глухой чугунной коробки, но верхние элементы оформления у них разные.

Первый вид столба представляет собой обелиск, отображающий древнегреческий культовый символ солнечного луча с глухим верхом, завершаемый каской.

Второй тип представляет собой ажурный пучок копий с двуглавыми орлами наверху, украшенных накладной арматурой из пересекающихся коротких мечей с овальными щитами.

Изображения орлов, наделённых от природы силой, мощью и устрашающими размерами и также связанными с мифологией как священной птицы Юпитера, традиционно являлись символами силы и победы.

Петербургские мосты говорят историческими страницами, где боги соседствуют с героями, встав на защиту детища императора Петра Великого.

Пройдём Иоанновский мост до конца и остановимся перед парадными воротами, ведущими в крепость, о которых наш следующий рассказ.

Иоанновский равелин – предкрепостное сооружение

Наименование объекта. Иоанновский равелин.

Маршрут следования к объекту. Подойти к Иоанновским воротам.

Место остановки. Остановиться примерно за десять метров перед входом в крепость.

Элементы показа. Показать общий вид ворот и фасадных стен равелина.


Место, где ныне находятся ведущие в крепость парадные ворота, с самого начала было островным, так как с 1703 года здесь было небольшое между двумя мостами промежуточное укрепление, названное на французский манер равелином.

Равелином обычно называли треугольное в плане оборонительное сооружение для прикрытия крепостного вала.

В 1731 году, когда на императорский престол взошла Анна Иоанновна, началась перестройка этого островного укрепления, получившего название «Равелин Святого Иоанна».

Имя этого святого носил царь Иоанн, отец императрицы Анны и сводный брат Петра I.

В левом фасе равелина были построены ворота, которые тоже стали называть Иоанновскими.

Первое, что бросается в глаза, так это надпись на воротах «1740» год, означающая время окончания возведения ворот и всех каменных оборонительных сооружений Петропавловской крепости.

Восточный фасад ворот для придания торжественности при въезде в крепость своим охристым цветом и декоративными деталями контрастно выделен на фоне кирпичного цвета стен. Невысоким Иоанновским воротам придают стройность две пары по обе стороны ворот вертикальных пилястр.

На фоне гладких стен их архитектурную красоту подчёркивают и ризалиты в виде больших каменных блоков с треугольным фронтоном сверху.

Во внутренней части фронтона поместили картуш в виде щитка со свёрнутыми краями, увенчанный русской императорской короной и окружённый различными воинскими атрибутами – знаменами, алебардами, барабанами.

Они подчёркивают предназначение крепости как военного и особо значимого для России укрепления.

Иоанновские ворота и равелин возводились под присмотром военного инженера и фельдмаршала Б. Миниха, ставшего с 1727 года губернатором Петербурга после того, как вступивший на престол император Пётр II фактически переместил столицу из Петербурга в Москву. Под его руководством с 1728 года стали достраивать в камне и другие укрепления Петропавловской крепости.

Стены равелина по обе стороны от ворот тогда покрыли известью с толчёным красным кирпичом, отчего они стали резко контрастировать с воротами, придавая последним праздничный вид.

Позднее и все остальные стены крепости были окрашены в «брусничный цвет».

Иоанновский равелин состоит из двух стен, сходящихся друг к другу под углом, закрывающих Петровскую куртину крепости. Чтобы более надёжно прикрыть бастионы восточной линии крепости, по обе стороны равелина соорудили по П-образному полуконтргарду, к которым пристроили по короткой стене – траверзе. Теперь это было уже мощная восточная часть оборонительного укрепления, где можно было не только обороняться, но и наступать.

Равелин находился на острове, омываемом с северо-востока водами Кронверкского пролива, а с юга – Невой и специально прорытым каналом с запада.

Пройдём через Иоанновские ворота и остановимся на первой по ходу нашего движения внутренней площади крепости, образованной на месте зарытого канала, проходившего от реки Невы до Кронверкского протока.

Эта линия бывшего канала отмечена на северной и южной сторонах площади изящными решётками, через которые и ныне просматриваются водные панорамы Невы и Кронверкского протока.

Путь плавающим через канал судам преграждали устроенные по обе его стороны водяные в виде каменной плотины ворота – батардо, отмеченные ныне установленными башенками с металлической оградой.

В связи со строительством в 1889–1892 годах постоянного Троицкого моста канал был засыпан, а решётки батардо сняты для устройства шоссе, соединившего временные мосты через Неву и Кронверкский проток для обеспечения свободного проезда с Адмиралтейского острова на Петроградский.

Решётку и башенки батардо позднее восстановили, а ров так и остался засыпанным.

Государев бастион – символ рождения нового города

Наименование объекта. Государев бастион.

Маршрут следования к объекту. Пройти в сторону Невы вдоль бывшего канала и подойти к южному батардо.

Место остановки. Остановиться на площадке у батардо.

Элементы показа. Показать вид на Неву и угловую юго-восточную часть Государева бастиона.

Из «Портфеля экскурсовода» показать вид Государева бастиона сверху.


Перед нами восточная самая древняя оборонительная линия сооружений Петропавловской крепости, в которую входят два бастиона, куртина и ворота.

Бастионами называют выступы в крепостной стене, необходимые для усиления их обороноспособности.

Государев бастион строился под наблюдением самого царя и располагался на берегу Невы в юго-восточном углу крепости с таким расчётом, чтобы он хорошо просматривался с Городского острова от Домика Петра I.

Здесь 16 мая 1703 года был заложен первый камень в основание бастиона, крепости и всего города Святого Петра, а 22 июня 1703 года гвардия и полки, располагавшиеся до этого в крепости Ниеншанц, были переведены в тогда ещё безымянную строившуюся крепость.

Крепость возводилась с огромными трудностями, хотя сподвижник Петра I Гаврила Иванович Головкин в августе 1703 года сообщал царю о том, что «дело строится истинно с великим прилежанием».

Иностранцы, побывавшие на берегах Невы, рассказывали о многочисленных трудностях, возникавших тогда при строительстве крепости.

Один из них писал: «Невские берега нелюбимы природой, берега болотисты, заросли дикими деревьями, преимущественно берёзой: там не растёт ничего для пропитания человека и трудно прокормить домашних животных. На много вёрст нет даже камня, пригодного для строительства и мощения. Камни приходится возить издалека».

И действительно лес для свай и укреплений валили на берегах Ладожского озера и в верховьях Невы, а оттуда его сплавляли по воде к месту строительства крепости.

Не хватало не только строительных материалов, но и рабочих рук, занимавшихся подсыпкой острова грунтом.

Для того чтобы исправить положение и ускорить возведение крепостных сооружений, по царскому указу из 85 мест России стали насильно присылать сюда ежегодно по 40 тысяч человек работных людей.

И потянулись в эти неуютные болотистые края на строительство нового города жители древних русских сёл и городов Старой Руссы и Великих Лук, Суздаля и Ростова, шли и ехали на подводах люди с берегов Волги и Оки.

Это был народ, населяющий огромную Россию, разных национальностей и вероисповеданий.

Особенно ждали в строящейся крепости «переведенцев» – ремесленников, мастеров высокого класса из числа московских и новгородских кузнецов, вологодских столяров, олонецких плотников, казанских штукатуров.

Для укрепления фундаментов крепости вбивалось бессчётное количество длинных деревянных свай, на которых из земли и дерева солдатами и работными людьми возводились первые укрепления.

Поистине крепость и город строились всем миром, и вот уже 4 апреля 1704 года на Государевом бастионе впервые был зажжён маячный фонарь и поднят флаг, символизировавший собой завершение первоочередных фортификационных работ и рождение нового города.

Позже поднятие и спуск флага сопровождались пушечным выстрелом, служившим сигналом начала и конца рабочего дня.

Итак, первоначально Государев бастион возвели из земли, на котором, также как и на двух других бастионах со стороны Невы – Нарышкином и Трубецком – установили по 52 пушки.

Всего 156 пушек смотрели на Неву, держа под прицелом водное пространство невской дельты.

Одновременно с укреплением невской крепости пришлось отстаивать и укреплять остров Котлин, служивший передовым рубежом обороны Петропавловской крепости в Финском заливе.

Земляная фортеция на Неве, построенная в 1704 году и имевшая форму неправильного шестиугольника вытянутого с запада на восток, год от года в условия сырого климата и постоянных наводнений стала разрушаться, поэтому вскоре назрела необходимость перестройки крепости в камне.

30 мая 1706 года состоялась церемония торжественной закладки первого камня в основание Государева бастиона, в которой участвовал царь Пётр и его сановники, именами которых были названы бастионы.

Здесь были А. Д. Меншиков, губернатор Санкт-Петербурга и всей Ингерманландии, Н. М. Зотов, учитель Петра и «потешный генералиссимус», Ю. Ю. Трубецкой, камердинер царевича Алексея, Г. И. Головкин, великий канцлер, Л. К. Нарышкин, родственник царя по матери Натальи Кирилловны.

В этот же день здесь присутствовала вся знать, дворяне, купцы, иностранные послы и посадские люди.

Почти с самого начала возведения крепости смотрение за техническим совершенством всех работ имел знающий фортификационное дело немец Иоганн Кирхенштейн из Саксонии, который приглянулся Петру ещё при строительстве Азовских укреплений, за что был пожалован в майоры.

Но немец, не выдержав сурового невского климата, вскоре 24 июня 1705 года скончался, и на его место в том же году царь назначил нового иностранного архитектора итальянца Доменико Трезини.

Нет ничего удивительного в том, что первыми архитекторами Петербурга были сплошь иностранцы, которых находили русские послы в разных европейских странах, где каменное строительство было развито на высоком уровне.

Вот и итальянца Трезини нашёл в Дании русский посол А. П. Измайлов, который охарактеризовал его Петру I как архитектора «цивилии и милитарии», то есть могущего строить каменные сооружения как военного, так и гражданского назначения.

1 апреля 1703 года, когда войска Петра готовились в штурму крепости Ниеншанц, Трезини подписал договор, по которому поступал в русскую службу на один год, мгновенно прошедший в работах по строительству фортеции Кроншлот на Финском заливе.

Согласно идее, предложенной Петром I, необходимо было на заливе создать развитую оборонительную систему в виде насыпного артиллерийского форта, сооружаемого впервые среди воды, и цепи небольших крепостей, его окружающих.

Задача Трезини состояла в архитектурной разработке этой идеи при консультациях командующего флотом Корнелия Крюйса, тоже иностранца, привлечённого к русской морской службе.

Фарватер, ведущий от устья Невы к острову, решено было насытить артиллерийскими батареями, способными поразить шведские корабли. Позже в перечне выполненных работ архитектор укажет «башню» и «крепость Кроншлот» в виде комплекса фортификационных сооружений на подступах к Петербургу, воплощённых даже в созданной им модели.

Эта работа так увлекла архитектора, что вскоре одногодичный договор был продлён на неопределённый срок, а весной 1706 года ему предложили и новую заманчивую работу по перестройке в камне Санктпетербургской фортеции.

Это дело стало целью его всей дальнейшей жизни и спустя годы он напишет, что оно стало для него первейшей из всех главнейших работ, выполненных им в Санкт-Петербурге.

С этого времени Трезини неизменно именовал себя как «санктпетербургской фортеции архитектором», чему посвятил последующие почти тридцать лет жизни, параллельно выполняя разнообразные и многочисленные работы в городе и пригородах.

Под его внимательным взглядом повсюду в крепости постепенно все земляные сооружения стали заменяться на каменные, раскатывались земляные валы, грунт которых шёл на подсыпку самого острова, вырывались глубокие канавы, откачивалась из них вода, забивались дубовые сваи.

Он следил, чтобы траншеи заполнялись плитным камнем, который в свою очередь заливали известью для подготовки фундамента, на котором возводились из звонкого хорошо обожжённого кирпича стены.

Государь тоже внимательно следил за ходом дела, а, отъезжая, требовал от вельмож, чтобы ему исправно писали, что, где и как построено.

Ведь крепость для него была не просто защитным сооружением, но памятником его политике, и он понимал, что она, перестроенная в камне, будет и через 300 лет напоминает потомкам о том, как он, Пётр, выводил Россию на берега Балтийского моря.

Трезини с головой ушёл в работу, он должен был создать проект сооружения новых стен, въездных ворот, моста, соединяющего крепость с городом, собора на месте деревянной церкви и ряда служебных построек.

Была выполнена модель крепости, ибо создание модели в те времена было необходимым этапом проектирования перед началом строительства.

Перестроенная в камне, она должна была сохранять свою первоначальную форму неправильного шестиугольника, вытянутого с запада на восток.

Шесть бастионов, соединённых стенами-куртинами, входные ворота в крепость должны были теперь выполняться в кирпиче с использованием передового западноевропейского опыта крепостного строительства.

Применённая тогда впервые в России бастионная система создавала новые оборонительные преимущества Заячьего острова.

Треугольные в плане и вынесенные вперёд бастионы давали возможность простреливать пространство не только впереди и вдоль стен крепости.

В этой новой системе Трезини отказался от сплошной глухой кладки и внутри стен создал дополнительные помещения для размещения казарм и пороховых погребов.

Правда, каменная крепость строилась медленно и бастионы, заложенные в 1706–1709 годах, продолжали возводиться ещё почти два десятилетия.

Полностью завершилась каменная перестройка Государева бастиона к 1732 году, когда по углам бастиона установили «подзорные» каменные пятиугольные будки для часовых, заменённые в 1790 года гранитными круглыми будками с фигурными куполками.

В 1782–1784 годах по проекту Р. Р. Томилова и под руководством Ф. В. Бауэра стены бастиона были облицованы гранитом.

Перестроенная в камне крепость в основном сохранила свою форму до настоящего времени.

За все время строительства крепостных сооружений были возведены многие укрепления, среди которых шесть бастионов, шесть куртин, два равелина, четверо ворот и другие дополнительных укрепления в виде кронверка, кавальера, орильонов, аппарелей.

Современники, побывавшие в Петербурге ещё в период строительных работ, высоко оценивали достоинства крепости. Так, дипломат И. Фокеродт, осматривавший Петербург в 1730-е годы, писал: «Все инженеры сходятся в том, эта крепость очень сильная, благодаря своему положению труднодоступна».

В настоящее время в бастионе открыт выставочный комплекс «Потерна и каземат Государева бастиона» и с него начинается экскурсионный маршрут «Невская панорама».

На восточной линии крепости в сторону Кронверкского пролива возводился Меншикова бастион, названный по фамилии первого губернатора Санкт-Петербурга и ближайшего сподвижника царя.

Два мощных бастионы соединялись Петровской куртиной, обращённой к новому строящемуся на Городском острове городу, на территории которого тогда возникли административная и торговая Троицкая площадь.

Эта стена первая встречала всех гостей крепости, поэтому получила архитектурно привлекательный и особо осмысленный вид.

Архитектор Доменико Трезини по указанию Петра I возводит в ней парадные триумфальные Петровские ворота как символ прославления деяний Петра.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное