Сергей Щепетов.

По ту сторону



скачать книгу бесплатно

Победа была полной: поняв, что им ничего не светит, «крабы» дружно устремились к воде, а чайки разочарованно разлетелись в стороны. Облачённый в остатки трусов Серёга явно не чувствовал себя спасённым от неминуемой гибели. Он, похоже, чувствовал себя победителем. На нас он сначала вообще внимания не обратил, а занялся хромой вороной:

– Ты молодец, Каги! Мы победили!

– А-р-р!

– Жри всех, кто остался! Никто тебе не помешает!

– А-р-р!

– Что бы я без тебя делал, моя птичка?

– Ка-р-р! – сказала польщённая ворона и смущённо опустила клюв. – Ка-а-а?

– Всё, что видишь, твоё! – сделал широкий жест Серёга. – Лопай, пока не треснешь!

– Ка-а, – кивнула птица и подскакнула к ближайшему раздавленному крабу. – Ка-а!

Чайки сидели в отдалении и, надо полагать, глотали слюнки. Однако приближаться пока не решались. Между тем Серёга милостиво изволил заметить нас – своих истинных спасителей. Я его не заинтересовал, а даму он некоторое время рассматривал, даже с боку заглянуть попытался. На столь пристальное внимание незнакомка реагировала угрожающим движением ножа, который держала прямым хватом.

– Эх, ма! – вздохнул вундеркинд и изобретатель. – Вот ведь вляпались… Ты чо меня бросил, Вован? Чуть не заели эти тараканы! Весь халат искусали, сволочи!

На самом деле халат был почти цел, если не считать нескольких дырок. А вот от его трусов действительно остались рожки да ножки.

– Слушай, Серёга, – раздумчиво сказал я, – когда ты успел отрастить такое пузо?! Ты ж всю дорогу тощий был!

– Сам не понимаю, – горестно вздохнул изобретатель. – В перестройку – в голодные годы – оно вдруг само стало расти. Вроде и питался я только макаронами с хлебом, а оно растёт и растёт! Но я уже привык.

– Ты, может, и привык… Слушай, надень хоть халат – не удобно же перед дамой!

– Кому неудобно?! – слегка растерялся мой бывший одноклассник. – Ах, да, сейчас надену…

Он успел завязать пояс, прежде чем спохватился:

– Чо ты мне грузишь, Вован?! Твоя дама вообще голая!

– Во-первых, не голая, а обнажённая. А во-вторых, она же красивая, – сделал я интонационный акцент. – А ты?

– А я… – Серёга, похоже, разгневался, – А я… Слушай, Вован, что ты вообще в жизни понимаешь?!

– Всё! – самоуверенно изрёк я. – Мужчина должен быть…

– Да заткнись ты, придурок! – прорычал изобретатель и лёгким движением руки смёл меня в строну. – Не позорься перед девушкой!

– Сам дурак, – пробормотал я, понимая, что остался не у дел. А Серёга уже рокотал «обволакивающим» басом:

– Простите, мадам, мой непритязательный вид. Это всё местные насекомые!

– Они не насекомые!

– Ну, не важно… Агрессия этих тварей поставила меня в слегка затруднительное положение. Вы спасли мою жизнь и здоровье! Если б не вы, о, таинственная незнакомка, мои кости украсили бы этот пляж! Нет меры для выражения моей признательности! Я готов пасть к вашим ногам! Я готов…

– Хорош орать! – буркнула женщина, убирая нож в чехол. – Кости они тоже потом съедают.

А если готов падать к моим ногам, так падай!

– Что, прямо так? – опешил Серёга. – Я же весь изранен, весь в крови – вдруг какой сепсис занесу! Может, вы меня сначала перевяжете, приложите к ранам целебные травы, а потом я и паду – в смысле к вашим ногам, а?

– Сейчас я тебе приложу, – пообещала красавица. – И приложу, и перевяжу так, что мало не покажется! Падать к ногам будешь или нет?

Серёга, кажется, растерялся. Это было так на него не похоже, так для меня непривычно, что прерывать их диалог было просто грешно.

– Конечно буду… раз надо, – пролепетал он. – А зачем?

– Для удобства разделки, – деловым тоном ответила женщина и оглядела Серёгу с головы до ног. – Слушай, пойдем на ту сторону, там ты и падёшь, а? У меня ж птички вечно голодные, а ты тяжелый! Хотя, собственно, можно и расчленить… Или просто сюда их позвать… М-да-а… Давай, падай, пока не передумал!

Мой несгибаемый приятель оказался в смущении. Местная дама ожидала. Она села, стала пересыпать песок из руки в руку и откладывать в сторону железки, которые в нём попадались. Серёга тоже уселся на грунт и в пароксизме отчаяния обхватил руками голову. Однако, в отличие от меня, в трудную минуту одиноким он не остался. Сильно хромая, к нему подскакала серая ворона:

– Ка-а!

– Вот! – сказал изобретатель и протянул свою немаленькую лапу. Ворона не отстранилась и позволила ему погладить себя пальцем по голове. – Только ты меня понимаешь!

– Ка-а, – сказала птица и обильно погадила на песок. – Ка-а!

– Да, – сказал Серёга, – ты права. Злые они все. Корыстные. Только о себе и думают! А я… А мне…

– Ка-а, – сочувственно кивнула птица.

– Вот именно! – как бы воспрял духом изобретатель. – Ну, вляпались мы во что-то! Что ж теперь, помирать, что ли?!

– Ка-а! – сказала птица. И добавила: – Кх-а-а…

– Это мы ещё посмотрим! – категорически не согласился мой приятель и воззвал: – Вован, ты собираешься меня представить своей даме? Или ты вааще?!

– Это ты мне? – оторвался я от раздумий о суициде. – А вы разве ещё не знакомы?

– Ну, ты, блин…

– Заткнись! – резко возразил я. – Слушай, пока ты тут спал и с раками воевал, я провёл разведку. Ничего хорошего сообщить не могу. Мы куда-то плывём. Люди здесь как бы живут. Надо ли и нам тут жить – не уверен. Зачем эта девушка взялась тебя спасать, я понятия не имею. Как её зовут – тоже не знаю. Усёк? Но она довольно красивая и… добрая, – добавил я, вспомнив про летающий суп.

Как это ни странно, но ожоги мои почти не болели – может, суп был действительно не очень горячим?

Возникла пауза – кто сидел, кто лежал – и все думали о смысле жизни. Включая обожравшуюся ворону, которая растопырилась на песке и тяжело дышала.

– Света меня зовут, – вдруг сказала женщина. – Кандидат биологических наук.

– Владимир, – откликнулся я. – Тоже кандидат, но совсем других наук…

– Ученые, бли-ин… – прохрипел Серёга. – А я на докторскую пошёл, но на предзащите затоптали гады!

– Не признали юного гения! – хмыкнул я. – Ретрограды, ревизионисты хреновы!

– Традиционалисты, – поправил Серёга. – Нет у людей полёта… Света, можно с вами на «ты»?

– Ну, рискни…

– Мне терять нечего! А что ты имела в виду под падением к твоим ногам? Причем в каком-то определённом месте, а?

– Да ничего я не имела! Просто чайки же всегда голодные. В море им нельзя, а у них инстинкты. Наверное, сейчас идёт отбор – выживут те, кто сможет обходиться без хватания добычи с воды. Но их же тянет, они же чайки… А там эти верхоплавы – почти всю популяцию извели! Теперь, похоже, сами вымирают – птицы кончились. Но туда им и дорога – уроды какие-то инопланетные!

– И ты кормишь чаек, чтоб они в море не летали? – сообразил я.

– Да разве их накормишь…

– Погодите, – привстал на локте Серёга, – ты, значится… Я, значит, от избытка чувств паду к твоим ногам, а ты, значит, меня чайкам скормишь, да?

– А что, ты большой, – пожала загорелыми плечами женщина. – Тебя им надолго хватит. Но лучше на той стороне – я их к одному месту кормёжки приучаю.

– Какой цинизм…

– Причём тут цинизм?! Сейчас речь идёт о судьбе популяции! Если она по численности перейдёт порог резистентности, то уже не восстановится, и чаек здесь не будет. Нужно продержаться, пока станет репродуктивным нынешний молодняк. И следующее поколение надо проконтролировать. Они быстро учатся, но инстинкты часто оказываются сильнее.

Я просто не смог удержаться, чтоб не добить окончательно своего гордого одноклассника:

– Да ничего страшного, Серёга! Мы им только что верхоплава скормили. Света мастер своего дела – она тебя совсем не больно зарежет!

– Спасибо друг! – безрадостно сказал Серёга. – Я, между прочим, уже лет семь психотерапевтом и психоаналитиком подрабатываю. И дипломы у меня есть, и корочки! Так что ты мне ничего нового о людях и женщинах сообщить не сможешь – не пыжься! А вот к Свете у меня есть вопрос…

– Ка-а! – вдруг сказала ворона и захромала к своему другу. – Ка-а?!

– Ой, ты ревнуешь, моя птичка? – тоненьким голоском возопил Серёга. – Ну перестань, ну чего ты?

Он хотел вновь погладить её пальцем по голове, но птица невежливо уклонилась и сказала:

– Ка-а!

– Цыц! – возмутился Серёга. – Не твоё дело!

– Ка-а… – обиделась ворона и понуро заковыляла обратно.

– Ладно, дамы и господа, – встрял я. – Давайте расставим точки над «i», поймём, как жить дальше. Кто кого кем будет кормить? И вообще!

– А вот это – здравая мысль! – слегка оживился Серёга. – Ты знаешь, чего я сейчас хочу?

– Похмелиться?

– Слушай, Вован, – похоже, он искренне обиделся, – в отличие от некоторых, я ещё не клинический алкоголик. Алкоголик, конечно, но не клинический. В общем, без опохмелки как-нибудь обойдусь. Меня истина интересует, правда жизни, так сказать! И, в отличие от некоторых, живу я не низменными инстинктами, а возвышенными исканиями!

– Слыхала? – я по-свойски пихнул плечом женщину. – Как загибает! Ну, точно экстрасекс или …

– Вован, я бы вас попросил!.. – не стерпел приятель. – Дай мысль закончить!

Тут уж я не выдержал и заорал:

– Достал ты со своими мыслями, Серёга! Мне завтра на работу! А когда наступит это завтра?! И где та работа?! Во что ты меня вляпал, придурок?! Верни взад, а то убью прям щас, на хрен! Ну, давай открывай свой чемодан, нажми на что-нибудь и верни меня на остановку! Я к жене поеду! Ну тебя на хрен! И…

Я ещё что-то кричал – довольно долго, наверное. Облегчал, так сказать, свою душу.

А потом пришел в себя. Или, может быть, из себя вышел – насовсем.

Голубое небо. Лазурное море. Ласковый ветерок и тёплое солнышко. Я сижу на песочке в трусах. Грудь и живот мои исцарапаны и ошпарены, а плечи, похоже, уже сгорели под солнцем. Вокруг расположились «мои» люди, которые особого сочувствия ко мне не испытывают. Ворона смотрит задумчиво и клонит голову то вправо, то влево. Серёга подмигивает Свете, кивает в мою сторону и крутит пальцем у виска. Однако женщина на него внимания не обращает, поскольку мечтательно смотрит в морскую даль.

На самом деле смотрела она не мечтательно, а вполне по-деловому. Вдали показалась летящая птица – чайка над волной… Света вскочила и издала горлом (или чем?!) какой-то невнятный клёкот – явно переходящий в ультразвук. А потом разразилась серией криков, которые жители приморских городов слышат ежедневно. Только они в них ничего в них не понимают. А тут взаимопонимание было полным. Могучая белокрылая птица сделала в воздухе круг и приземлилась на песок у ног Светы. И сразу же начались разборки:

– Ка-а! – возмутилась ворона. Растопырив крылья, вытянув шею и открыв клюв, она двинулась в сторону чайки. – Ка-а-а!!!

– Кхегме-кле! – заявила чайка, принимая воинственную позу. – Кме-кле!!!

– Мать вашу! – сказала Света и с маху поддала ногой чайке под брюхо.

– Кле-кме! – обиделась птица и, обретя устойчивость, взлетела. Она сделала в воздухе круг и направилась в сторону «помойки». Пролетая над нами, птица справила нужду, но ни в кого не попала.

– Ну, я ему устрою, – буркнула женщина себе под нос. – Достал он меня, гадёныш!

– Света, – ласково пророкотал вдруг Серёга. – Я понял, что растратил жизнь напрасно. Если бы я вовремя встретил тебя…

– Заткнись, а? Ты мне ещё в любви признайся – вот я сейчас уши развешу и сомлею! Ага, дождешься!

– Да я, собственно, и не сомневался! – ухмыльнулся Серёга. – Не надеюсь, не зову, не плачу! И иллюзиями не обольщаюсь. Но мой суперкомп ещё работает. Может, приобщишься к познанию науки?

– Ты о чём?

– А вот есть у меня тут приборчик. Я назвал его «думатель», но Вовка категорически не согласен. Он, впрочем, ни хрена не понимает… Короче: ты ложишься на песочек и расслабляешься. А на голову водружаешь вот эту штучку с датчиками. Лежишь себе, и думаешь о наболевшем. А машинка потом всё прояснит – и на экран выведет. Можно, конечно, и озвучить – по желанию заказчика.

– Это зачем?

– А мы таким образом познакомимся! Неформально.

– А мне надо с тобой знакомиться? Неформально?

– Ну-у… Как бы… – замялся Серёга. – Дело хозяйское… Я вообще могу в сторонке постоять. Результат ты сама просмотришь. Не понравится – сотрёшь. А можем и обсудить – тебе, наверное, интересно будет.

– С кем обсуждать-то? – сурово глянула на нас женщина. – С вами, что ли?!

– А почему бы и нет? – вяло поинтересовался я. – Мы, конечно, не первой свежести, но не совсем дураки, да и сперматозоиды продуцировать ещё можем. Хотя классический репродуктивный возраст уже пережили. Но ещё живы.

– Вот и радуйтесь! – буркнула женщина. – Покажи-ка мне эту штуку!

Следующие минут 30-40 я был не у дел. Здоровенный пузатый Серёга в дырявом халате и «хрупкая» местная девушка – совсем голая! – раскрыли чемоданчик и повели беседу на компьютерном языке, мне мало понятном. Некоторые слова я, конечно, узнавал, но…

– Ладно, – в итоге сказала Света. – Но в монитор не суйся. Мой интим тебе ни к чему, понял?

Она стала укладываться и пристраивать на голову «шлем». Хромая ворона отнеслась к этому неодобрительно: прыгала вокруг, косилась глазом, разевала клюв, но каркать не решалась. Серёга тоже суетился, как паж возле королевы, а ворону при случае просто отпихивал ногой.

– Поехали! – сказал он.

Никто никуда, естественно, не поехал – где были, там и остались. А меня опять охватили смутные мысли: «Зачем это всё? Чего ради?!»

– Стоп! – скомандовал Серёга. – Хватит! Оно загрузилось. Лишнего нам не надо, а то диск или батарея сдохнет!

Света сняла шлем, сфокусировала свои зеленоватые глаза с выгоревшими ресницами на Серёге, и по лицу её пробежала (мелькнула, скользнула?) этакая неуловимая, почти неуследимая гримаска. Я без труда вспомнил опыт прожитых лет: «Если по лицу девушки пробегает вот такая тень, то она не даст ни за что – сколько её ни пои. Или сразу пошлёт, или «динамо» будет крутить. Так что Серёга в данном случае отпал. А я?»

– Не трогай прибор! – тихо прорычала женщина. – Я сама во всём разберусь! И не подсматривай!

– Света, – примирительно промямлил Серёга, – ваша стеснительность меня просто шокирует. Такая хрупкая, такая робкая, такая ранимая…

– Знаешь что?!.. Вон, ворону свою в колпак засунь и анализируй! Это она хрупкая и ранимая. Не мешай лучше!

– А что, это мысль… – вдруг загорелся Серёга. – Его сразу перестали интересовать обнажённые телеса прекрасной туземки, его захватила новая идея:

– Слышь ты, птица, – обратился он к хромой вороне. – Изучаться будешь?

– Ка-а!

– До чего же ты тупая, блин. Слова по-человечьи сказать не можешь!

– Мох-ожешь… Ка-а!

– Правда, что ли?! – изумился изобретатель. – Ну, скажи что-нибудь умное!

– Ка-а… Кру… Кму… Му-…к!

– Кто?! – грозно насупился Серёга.

– Ка-а…

– Опять за своё, блин… Сейчас я тебя точно в органолептор засуну!

– Ка-а!

А я впал как бы в ступор, прострацию и депрессию. Сидел и смотрел на весь этот абсурд – на фоне лазурного моря. Света дочитала текст на экране, стёрла его и что-то спросила у Серёги, а он ответил. Только мне всё это было до фени… Очнулся я, когда понял, что меня зовут. Оказалось, мы идём в гости – к Свете.

И пошли, благо это было довольно близко. Вообще-то, мне не раз приходилось бывать в женском «холостяцком» жилье. У него есть особые приметы: сантехника в аварийном состоянии и всюду сушатся трусики. Ничего подобного здесь не наблюдалось. Похоже, хозяйка трусиками просто не пользовалась, а сантехника напрочь отсутствовала.

– Есть будете? – явно для проформы спросила Света.

– А… Э… Гм… – ответили мы с Серёгой.

– Так бы сразу и сказали! – отреагировала хозяйка. – Кушайте на здоровье, гости дорогие!

На железный столик с облупившейся краской плюхнулся тот самый шмат мяса, вырезанный из местного «крокодила». А упаковка – кусок чешуйчатой шкуры – стала исполнять роль скатерти. И что с этим делать?!

– О, Света… – сказал Серёга. – Вы так… Кхе… Гм!

– Угу, – кивнула женщина. – Вы что, новенькие? Откуда взялись?

– Мы – старенькие! – твёрдо ответил я. – А взялись мы…

И я чётко – как на экзамене – оттарабанил год, месяц, день и время нашего «попадания». И в заключение добавил:

– Вообще-то, мне завтра на работу!

– Угу, – кивнула Света. – Мне тоже – к девяти тридцати. И что из этого?

– Но мне показалось, что ты как бы… – промямлил Серёга. – Ну, в общем… Того!

– Кого – того? – ухмыльнулась туземка. – Вы есть будете или нет?

– Мэ-э… А надо?

– Пожалуй, надо! – усмехнулась туземка. – Во всех книжках по этологии, психологии, урологии, сексологии и проктологии так прямо и написано: мужики думают не мозгами, а желудком, кишкой и ещё кое-какими придатками.

– Как ты цинична… – простонал Серёга. – Как натуралистична…

– Всё с вами ясно, – вздохнула женщина. – Объясняю для самых тупых: еды в этом мире полно. Вы – тоже еда. Но если кушать хотите сами, то делается это вот так!

С этими словами она отщипнула от студенистой груды, лежащей на столе, изрядный шматок и отправила его в рот. Прожевала, проглотила и потянулась за следующей порцией.

Ни тарелок, ни ножей, ни вилок… Даже салфеток не подали! И что делать? Вообще-то есть мне хотелось не сильно. Однако надо было соблюдать приличия. И я потянулся к этой субстанции…

Как я понял, это действительно было мясо – мышечная ткань. Правда, не красного, а какого-то зеленовато-голубоватого цвета. Отделить кусок от целого было не трудно. А дальше… В общем, больше всего это напоминало мякоть экзотического цитруса помело. Мягонько, почти безвкусно и сытно – ешь себе и ешь!

Дело кончилось тем, что Серёга перестал бороться с рвотными позывами и присоединился к нам. Сначала, конечно, робко – я, дескать, только попробую. Потом он вошёл во вкус, и от здоровенного куска мяса вскоре почти ничего не осталось. На мой организм продукт подействовал как-то странно: тяжести в желудке не ощущалось, но на душе наступило облегчение, как будто утром после вчерашнего застолья выпил бутылку пива.

– Какая прелесть! – умильно промычал компьютерный гений. – Ел бы и ел! Света, ты просто гениальный кулинар! О такой жене должен мечтать каждый здравомыслящий мужчина! Нет, ты просто сказка! Ради того чтобы меня так кормили каждый день, я готов… Что такое?!

Он таки заметил выражение наших лиц и стал пялиться то на меня, то на Свету. Чтобы хуже не стало, я решил прояснить ситуацию:

– Серёга, это блюдо не даёт повода для кулинарных комплиментов нашей очаровательной хозяйке.

– Это ещё почему?

– Потому что это просто сырое мясо какой-то местной морской твари. Понял? И не вздумай блевать!

– А-гмн… – сказал Серёга. – Ты ва-аще, да?

– Не-а!

– Во бли-и-ин…

Снаружи – сквозь клёкот чаек на помойке – донёсся новый звук. Лицо Светы как-то разом осунулось, постарело. Она протиснулась к двери и покинула помещение. Перекошенная дверь сама собой открылась, и мы увидели, что наша хозяйка, бросив гостей, торопливо шагает к берегу. Я решил на всякий случай последовать за ней, а объевшийся Серёга потащился следом.

Ох-хо-хо-о… Есть такой старый шлягер со словами: «Этот мир придуман не нами, этот мир придуман не мной…» В данном случае это было именно так – я бы до такого не додумался.

На пляж – или каким словом обозвать здесь границу воды и суши? – вылезло некое существо. Именно оно издавало клекочущие призывные звуки. Света шла несомненно к нему. Она ещё не рассталась со своей «перевязью», однако в данном случае руки её были пусты – нож из чехла она не достала. Уже на подходе у меня что-то ёкнуло внутри: вдруг совершенно отчётливо я понял или почувствовал, что не надо – не надо нам туда ходить!

– Сядь и уймись! – сказал я Серёге. – Мы тут лишние.

– Угу – согласился компьютерный гений и последовал моему совету. – Поглядим…

Существо, преодолевшее границу воды и суши, было похоже на чёрт знает что. Голова вроде бы человечья и руки есть, а вот всё остальное… Ну, читали мы про Ихтиандра, но это! В общем, я как бы поставил блок в своём ассоциативном мышлении – не надо пытаться понять то, что понять невозможно!

Судя по всему, между Светой и водным существом произошёл короткий, но очень эмоциональный диалог. Закончился он тем, что женщина стала пинать собеседника босыми ногами. Странное существо в ответ издавало какие-то звуки, пыталось защититься руками, но в конце концов благополучно плюхнулось в воду. И больше не появлялось… А Света побрела по песку обратно.

Глава 3. Причины

Я искренне полагал, что уже немало познал в этологии человека. А такое познание, помимо многих печалей, даёт возможность экстра– и интерполировать поведение ближних. Вот и сейчас я сидел на песке и прикидывал: «Мы имеем дело с умной и как бы независимой самочкой нашего вида. Мы с Серёгой, судя по всему, ни сексуального, ни социального интереса для неё не представляем. Как она, будучи в стрессе, поступит? Мимо пройдёт? Не-а!»

Так и случилось: неподалёку от нас Света остановилась, и мы некоторое время слушали, как она всхлипывает. Потом я счёл возможным задать вопрос:

– Слушай, вот мы сюда попали сдуру. А ты из-за чего?

– Хлюп-хлюп…

– Всё ясно: страсти! Глубокие душевные переживания! Любовь и ненависть…

– При чём тут это?!

– А что же «при чём»? Ухват? Скалка?

– Нет, сковородка…

– Да не может быть! – почти против воли подначил я. – Неужели ты…

– Да!

– И что теперь делать? – задумчиво спросил я. – Как нам отсюда выбраться? Ты, кстати, хочешь домой?

– Не знаю…

– Как это не знаешь?! – удивился я.

– Заткнись, дурак! – раздумчиво посоветовал экстрасенс-изобретатель. – Оставь человека в покое. Лучше подумай мысль: чтобы выйти откуда-то, надо бы понять, как вошёл, верно? Или как вошли другие. Ну, с нами всё ясно, а Света?

– Что ты до меня докопался?! – вскинулась женщина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6