Сергей Шаповалов.

Сыновья Черной Земли. Книга первая



скачать книгу бесплатно

В большом медном чане тлели угли. Над чаном на цепи качался котел. Кашевар колдовал, заправляя похлебку специями. Он облизал большую деревянную ложку, смачно причмокнул, перемазал в густом вареве рыжую бороду и, торчащие дыбом, жесткие усы. Заметив Элиля, недовольно крикнул:

– Чего надо?

Элиль показал миску.

– Кто прислал? Давай!

Кашевар почти до краев наполнил миску похлебкой. Парок вился над густой белесой жижей. Темными островками плавали кусочки мяса. Элиль побрел обратно, глотая слюну и стараясь не смотреть в миску, даже не вдыхать. Живот прилип к спине. Отчаянные мысли сдавливали грудь. Неужели он теперь – раб! Так и будет носить похлебку, драить палубу… Он теперь не человек. Двуногая скотина. Живой-убитый…

Надо бежать! Кинув быстрый взгляд по сторонам, Элиль увидел справа безграничную изумрудную даль, подернутую утренней сизой дымкой, слева чуть заметно темнела неровная полоска берега.

– Скорей неси! Я очень голоден! – торопил его здоровяк.

Элиль подошел вплотную к воину. Тот потянулся за миской. Но мальчик выплеснул горячую кашу ему в лицо. Хетт взвыл, хватаясь за глаза. Элиль метнулся к борту. Он уже готов был проскочить между двух гребцов и с разбегу бултыхнуться в воду, а после пусть попробуют его найти. Он рос на берегу моря, плавал как рыба, мог подолгу находиться под водой без дыхания…Удар по ногам, и беглец растянулся на досках, ободрав колени и разбив нос. Тяжелая ступня придавила его к палубе так, что не вдохнуть. Ребра заскрипели.

– Не тронь! – послышался окрик Зоосе.

Глухой удар. Тяжесть исчезла. Элиль перекатился на спину. Зоосе стоял, широко расставив ноги. В могучих руках он держал кусок обломанного весла. Рядом без движения валялся оглушенный хетт. Драка разбудила моряков. Они окружили наставника. Тот пытался отмахиваться, защищая Элиля. Тяжелый бронзовый топор хрястнул меж лопаток. Зоосе выгнулся, неестественно выпячивая грудь. Обломок весла выпал из рук. Наставник без единого стона свалился замертво.

– Зоосе! – закричал Элиль. Слезы брызнули из глаз. Роднее и ближе человека сейчас не было. И он умирает.

– Держи мальчишку! – Уверенно ступая по палубе мягкими сапогами с загнутыми кверху острыми носами, подошел воин в дорогой ассирийской одежде. Широкие плечи. Короткая толстая шея. От левой брови через все лицо бледнел уродливый шрам и терялся в густой черной бороде. Вместо левого глаза зияла пустая глазница. Он с холодным безразличием выдернул топор из мертвого тела наставники и коротко бросил: – За борт его. Мальчишку обратно в трюм.

Элиль грохнулся в темноту. Люди, сидевшие вокруг, испуганно поджали ноги. Крышка захлопнулась, поглотив солнечный свет. Там, наверху, на палубе продолжал истошно выть рыжий бородач с обожженным лицом. Раздался всплеск. У Элиля сжалось сердце. Он понял: в воду выкинули тело наставника. Ярость закипела внутри. Он вскочил на ноги, чуть не треснувшись головой о балку.

– Чего вы сидите? – оглядел мальчик несчастных людей. – Неужели вы хотите стать рабами?

Никто не шевельнулся, даже не взглянул в его сторону.

– Сядь и смирись, – пробасил здоровый мужчина. – Из-за тебя уже погиб человек.

Хочешь и нашей смерти?

– Но вас же сделают рабами! На всю жизнь!

– Из рабства можно убежать, – вновь пробасил мужчина, – от смерти – нет.

– Аху, хватит ныть! – раздался вверху грубый окрик одноглазого. – Облейте его рожу холодной водой и смажьте маслом.

– Щенок! Я вспорю ему живот и намотаю кишки на голову! – завывал ошпаренный.

– Только попробуй! Я сам тебе вспорю живот! – утихомирил его одноглазый. – Предупреждал ведь: не тронь мальчишку. Он стоит больше, чем этот корабль вместе с гребцами. Если я не довезу его живым до Угарита, ты всю жизнь будешь со мной расплачиваться! Понял?

– Прости, господин, – заскулил рыжебородый.

Услышав последние слова одноглазого, Элиль совсем сник. Значит, он не просто невольник, он – очень дорогой невольник. Цена – больше чем корабль с гребцами. Сколько это? Если так, то убежать ему не дадут. Но кому его хотят продать? Ничего не оставалось, как только забиться в угол и ждать своей участи.

На рассвете следующего дня смотрящий с носовой площадки крикнул кормчему: впереди устье реки Оронты. Весла зашлепали веселее. Кнут погонщика шипел, рассекая воздух, и чавкал, падая на голые спины гребцов. Вскоре вокруг корабля возник шум неугомон-ного торгового порта: крики кормчих, стук бортов о причалы, отборная ругань грузчиков. Весла втянули. Судно качнуло, когда борт встретил-ся с пристанью.

Дверца отлетела, и в затхлый трюм хлынул яркий солнечный свет.

– Вылезай! – прозвучала команда.

Невольники зашевелились, стали по одному выбираться из трюма. Когда дошла очередь до Элиля, он высунул голову наружу, но тут же получил удар сапогом в лицо:

– Сиди внутри и не высовывайся, – приказал ему одноглазый.

Все пленники покинули корабль. Элиль один остался в вонючем пустом трюме. Он подтянул колени к подбородку, обхватил ноги руками и впал в оцепенение.

– Мальчишка, вылезай!

Дверца открылась. По оранжевому небу с лиловыми облаками Элиль понял, что уже наступил вечер. Одноглазый схватил его за волосы и кинул на колени перед высоким худощавым человеком. Дорогая, расшитая серебряными розетками одежда походила на покрывало жреца. Лицо строгое, надменное с большим носом и густой, завитой мелкими колечками, бородой. Он поднял за подбородок лицо мальчика холодными холеными пальцами, унизанными перстнями, пристально посмотрел в глаза.

– Похож, – кивнул он. – На него похож.

– Он – и есть. Ты мне не веришь? – возмутился одноглазый.

– Верю, – кивнул худощавый, отпустил подбородок Элиля и брезгливо вытер руку о край одежды.

– Цена – как договорились, – напомнил одноглазый.

– Не беспокойся, – заверил его худощавый. – Я держу слово.

– Следи за мальчишкой. Уж больно прыткий, – предупредил хетт.

– Никуда он не денется. Эй! – крикнул жрец слуге, здоровяку с тупым хмурым лицом. – Тащи мальчишку на мой корабль.

Шея Элиля оказалась в крепкой веревочной петле. Его повели на берег. Шли по грязной набережной, мимо снующих мускулистых грузчиков с ношей на спине, мимо важных толстых торговцев и портовых стражников с дубинами в руках. Никто не обращал внимания на привязанного за шею мальчика. Словно хозяин вел за собой осла.

Кругом, криво возведенные из камня, стены складов, амбаров. За складами на холме белел город. Элиль гостил здесь с отцом у местного правителя. Он помнил роскошный дворец, множество слуг, охоту в пустыне на колесницах. Тогда отец убил льва. Наверняка, начальник стражи его помнит. Вот если бы попробовать сбежать…

– Сюда!

По шатким сходням его привели на широкий торговый корабль. Палуба была заставлена большими глиняными кувшинами, корзинами и кладками мешков. Вдоль бортов дремали гребцы, скованные цепями. Элиля втолкнули в клетку. Сквозь толстые вертикальные прутья из крепкого дерева едва удалось бы просунуть руку. На грязном полу валялись клочья соломы. Остро пахло звериной мочой. Наверняка перевозили львов или леопардов. Стражник приоткрыл дверцу, поставил перед Элилем кружку с водой и бросил кусок черствой лепешки. Сторож проверил, надежно ли засов лег в скобы, ушел отдыхать. Элиль набросился на еду. От голода не чувствовал, как исколол язык засохшим хлебом, уже с горьким привкусом плесени. Жадно выпил вонючей, теплой воды. Голод чуть затих. Закончив с ужином, Элиль сгреб в угол солому и свернулся на ней калачиком.

Корабль мерно покачивался на волнах, скрежетал бортом о пристань. Небо чернело, пробуждая звезды. Спать не хотелось. Слез не было. Злость сменялась в душе безразличием к происходящему и обреченностью. Элиль взмолился богам. Он перебрал все молитвы. Даже вспомнил заговор старшей сестры. Когда буйствовал за окном Бог Грозы, сотрясая землю, она шептала слова, однажды прочтенные ею в заброшенном храме. Говорила, что заговор оберегает от нес-частий. Элиль всегда смеялся над сестрой. Но сейчас и этот заговор пустил в дело:


Бог Грозы, мой покровитель!

От стрелы твоей загорается могучее дерево,

Скала рушится от голоса твоего!

Но птицу ты не сможешь ранить,

Она невредимая летает перед грозным ликом твоим.

Я – птица! Ты – мой покровитель!


Элиль долго ждал хоть какого-нибудь знамения. Ничего! Все – впустую. Неужели Боги отвернулись от него?

Он подгреб под себя еще соломы из дальнего угла. Вдруг заметил, что один из прутьев возле самого основания изгрызен острыми зубами. Видать, зверь, которого перевозили в этой клетке, рвался на свободу и пытался перекусить прут. Элиль ощупал размочаленное дерево. Сердце от радости запрыгало в груди. Если чуть-чуть навалиться, можно выломать. Мальчик тут же уперся в прут ногами и, что есть силы, напряг все тело, даже голова закружилась. Ничего не получалось! Он попробовал еще раз. Показалось, что прут начал поддаваться. Он расслабился, немного передохнул и надавил с новой силой. Раздался сухой треск.

– Что еще там такое? – по палубе зашлепали босые ноги угрюмого слуги.

Элиль тут же свернулся калачиком и притворился спящим. Сторож осветил факелом клетку, проверил засов, прошел дальше. Ничего не обнаружив, выругался и зашлепал обратно. Вновь остановился возле Элиля. Осмотрел клеть еще раз. Мальчик весь сжался. Если заметит сломанную решетку – все пропало. Но боги отвели взгляд стражника.

Когда шаги и сердитое бормотание стихло, Элиль осторожно отогнул прут и попробовал протиснуться в дыру. Голова еле-еле пролезла. Потом плечи. Выдохнув и втянув в себя живот, он, наконец, выбрался наружу. Голова закружилась, как от слабого вина, сердце стучало так, что отдавалось в горле. Неужели – свобода! Он прокрался вдоль кладки кувшинов. У сходен двое корабельщиков дремали сидя на палубе, вытянув волосатые ноги. Оба громко храпели. Между ними стоял недопитый кувшин вина и блюдо с фруктами. Элиль, стараясь ступать очень осторожно, подкрался к самым сходням. Он уже оказался между сторожей. Те продолжали храпеть. Впереди свобода! Неожиданно мальчик поскользнулся на брошенной кости и чуть не упал. Удержался, но задел ногой кувшин. Сосуд с грохотом перевер-нулся. Вино расплескалось по палубе. Сторожа встрепенулись. Элиль кинулся на берег.

– Держи! – услышал он за спиной.

Ноги несли сами. Легко огибая кладки мешков и кувшинов, он летел, едва касаясь земли. В город! Там спасение! Из портовой сторожки на крики высунулись сонные охранники. Они попытались поймать мальчишку, но Элиль ловко проскользнул между рук.

В городе темно. Еле различались на фоне неба беленые заборы из глинобитного кирпича. Забрехали собаки. Элиль сообразил, что надо где-нибудь спрятаться и переждать до рассвета. Если он побежит сейчас в город, собаки могут его выдать, а то и набросятся. Прокрав-шись вдоль забора, он наткнулся на беспорядочную свалку досок и бревен – останки старых кораблей. Не раздумывая, мальчик нырнул в щель между досками и затаился. Вдруг прямо перед ним сверкнули два зеленых глаза. Раздалось угрожающее шипение. Элиль перепугался, чуть ли не до обморока. Отлегло, когда понял, что это кошка. Тем временем лай собак и топот ног приближался. Заметалось пламя факелов. Собаки остановились возле кучи досок, злобно рычали и скребли лапами.

– Гаденыш спрятался в корабельном хламе, – услышал он сторожей. – Собаки его учуяли.

Элиль чуть не заплакал от досады. Попался! Но в это время кошка метнулась из укрытия и помчалась по улице черной тенью. Псы бросились за ней.

– Кошка! – Сторожа посылали ей вслед проклятья.

– Надо обшарить все вокруг, – предложил один из преследователей. Элиль узнал голос угрюмого слуги со звериным тупым лицом.

– Э, нет, – в разговор вступил один из охранников порта. – Ваш беглец – вы его и ловите. А мы, за так, ночью не желаем бегать по городу. К тому же, нам склады надо охранять.

– Пойми же, – взмолился слуга. – Хозяин с нас за мальчишку с живых шкуру снимет.

– А нам-то что? – усмехнулся сторож. – Твоя шкура…

– Хорошо, – сломался слуга. – За мальчишку мешок чечевицы и кувшин масла.

– Еще кувшин вина, – добавил второй портовый сторож.

– И кувшин вина, – согласился слуга, тяжело вздохнув.

Шаги удалились. Свет от факелов пропал. Элиль еще долго прислу-шивался к ночным звукам. Все – тихо! Завтра он с рассветом найдет начальника охраны правителя. Они с отцом гостили в его просторном белом доме. К Элилю относились, как к маленькому властителю. Все было в его распоряжении: слуги, колесница, повара. Исполнялся любой каприз. А как чудесно проходила охота! Ночь, стремительный бег коней. Колесницы неслись, словно на крыльях. Пылали факела загонщиков. Лай охотничьих псов… и лев: большой, грозный, с роскошной гривой и огромной пастью. Зверь бесстрашно бросился навстречу охотникам, но с десяток стрел заставили его повалиться набок. Отец соскочил с колесницы и вонзил длинный нож в сердце зверю… Элиль не заметил, как глаза сомкнулись сами собой.

Он вздрогнул, услышав крики молочника, призывавшего ранних хозяек купить свежего молока. Солнечное утро окрасило стены оград и сады за ними в оранжевые тона. Элиль осторожно выглянул из укрытия. Никого! Прислушался. Ничего подозрительного. Мальчик вылез из-под штабеля досок и направился в город, все время, огляды-ваясь по сторонам. Петляя по узким улочкам вдоль каменных заборов, обмазанных глиной, он добрался до богатого квартала, где красовались высокие дома с резными воротами. Улица становилась шире. Мостовая устлана камнями. Наконец перед Элилем вырос дворец правителя: высокий каменный дом в три этажа с красочными колоннами. За кирпичной оградой зеленел ухоженный сад. У входа стояли вооружен-ные стражники с высокими копьями и круглыми щитами.

– Чего тебе надо, заморыш? – строго спросил один из стражников.

– Мне нужен начальник охраны правителя, – смело ответил Элиль.

– Зачем?

– Я сын правителя Алалаха.

– А ну, пошел отсюда, щенок! Я тебе такого сейчас сына правителя покажу!

Стражник достал из-за пояса плеть, с намереньем от души про-тянуть ей чумазого мальчишку.

– Остановись! – раздался за спиной Элиля властный голос.

Стражники вытянулись в струнку. Элиль обернулся. Перед ним стоял невысокий человек в короткой воинской одежде. Грудь укрывали латы, сверкая начищенными медными пластинами. Но они служили больше для украшения, нежели для защиты. Из-под расшитой бисером круглой шапочки выбивались черные кудри. Лицо строгое с большим горбатым носом. Борода уложена ровными завитками. Черные пронзительные глаза внимательно изучали мальчика.

– Элиль? – изумленно произнес он. – Почему ты в таком виде.

– Меня похитили, – Элиль узнал начальника стражи правителя Угарита.

– Пойдем в мой дом. Тебе надо вымыться и причесаться. Как ты попал в Угарит?

В светлых покоях с высокими потолками приятно пахло миртом и свежевыделанной кожей. Элилю дали большую кружку молока и пирог с мясом. Мальчик набросился на еду, будто голодный волчонок. После он рассказал все, что с ним приключилось. В конце разрыдался. Его уложили на мягкое ложе, укрыли тонким покрывалом и воскурили у изголовья благовония. Он тут же уснул спокойным счастливым сном…

Его трясли за плечо. Элиль оторвал голову от мягкой теплой подстилки, набитой шерстью козленка, и сел на ложе. Но никак не мог до конца проснуться.

– За тобой пришли, – донесся до него требовательный голос старшего над охраной правителя. Даже послышались нотки нетер-пения.

– Ничего! Сейчас он быстро очухается!

Словно холодным ножом резанули по сердцу. Элиль моментально пришел в себя. Перед ним стоял худощавый хозяин корабля в дорогой одежде жреца. За ним скалил зубы угрюмый слуга. Мальчик вскочил и метнулся в угол, но его схватили крепкие руки.

– Ты предал меня! – закричал он в лицо старшего охранника. – Ты предал сына правителя Алалаха!

– Прости, но сейчас ты не сын правителя Алалаха, – брезгливо развел руками старший охранник. – Ты – товар. Тебя покупают и продают.

– Ответишь за это! Отец убьет тебя! – продолжал кричать Элиль.

– Отец… Где он? – Старший охранник повернулся к худощавому. – Как договорились…

– Разве я смею обманывать столь благородного человека, – расшар-кался тот перед ним. – Пришлю лучшее ароматное масло, привезенное из самой Та-Кемет.

Его вновь бросили в ту же клетку. Только на этот раз проверили все жерди. Вместо сломанной стояла новая, крепкая. Да и бежать не было смысла: корабль отчалил, поймав попутный ветер. На Элиля навалилась невыносимая тоска! Захотелось лишь поскорее умереть. Был бы нож, он вскрыл бы вены. Тогда пусть, что хотят, то и делают с его телом. Душу никто не удержит в клетке. Обида на весь мир давила, словно тяжелый камень, брошенный на грудь. Его подло предали! Он больше не сын правителя, не сын воина, даже не человек, он – товар, невольник, хуже, чем скотина. Слезы лились из глаз, а губы сами шептали:


Бог Грозы, мой покровитель!

От стрелы твоей загорается могучее дерево,

Скала рушится от голоса твоего!

Но птицу ты не сможешь ранить,

Она невредимая летает перед грозным ликом твоим.

Я – птица! Ты – мой покровитель!


2


В конце пути корабль вошел в порт торгового города Тира1717
  Тир (от финикийск. «Цор» —скалистый остров) – знаменитый финикийский город, один из древнейших крупных торговых центров. Находился на территории современного Ливана, провинция Аль-Джануб («Южный Ливан»). В настоящее время – город Сур.


[Закрыть]
. Тихую бухту полукольцом охватили скалистые серые берега, защищая от штормов. Сам город раскинулся на большом острове, вытянутом с севера на юг. Город богатый, с добротными белокаменными домами и тенистыми садами. От материка остров отделял пролив в несколько сотен шагов. А на самом материке через пролив располагался другой город – Ушу, такой же шумный, но грязный и бедный.

Корабль стал под разгрузку. Смуглые грузчики столпились возле сходен, готовые приступить к работе. Они громко и очень быстро говорили, при этом усиленно жестикулировали руками. Наконец, поторговавшись, согласились с оплатой и принялись за работу.

Для хозяина судна подали носилки с полотняным навесом от солнца. Жрец устроился на удобном низеньком сиденье. Четверо слуг водрузили носилки на плечи и плавно зашагали, неся драгоценный груз.

Косолапый угрюмый стражник шел следом. Волосатая рука крепко держала конец веревки. Другой конец петлей давил шею Элиля. Они пробирались по людным шумным улицам. Навстречу спешили горожанки в пестрых нарядах с кувшинами или плетеными корзинами на головах, грациозно покачивая бедрами. Некоторые держали за руку нарядных детей. Холеные мужчины с аккуратно подстриженными бородками вели приятную беседу в тени раскидистых деревьев, попивая при этом вино. Важные торговцы подгоняли ослов с поклажей.

Торговцы с почтением кланялись господину в носилках. Горожанки снимали ношу с головы, просили благословения. Мужчины бросали беседу, вино и подходили ближе, желали счастья и здоровья жрецу.

Элиль плелся сзади с веревкой на шее, как скотина. Вокруг красивый, белый город, обласканный солнцем и просоленным морским ветром. Элиль с первого же взгляда его возненавидел. Возненавидел этих праздных довольных людей с масляными рожами, эти дома из светлого песчаника. Даже солнце казалось чужим и неприветливым.

У крыльца большого дома с колоннами ожидала целая толпа слуг. Все бросились помогать хозяину выйти из носилок. Так голодные псы с радостным визгом выплясывают перед охотником.

Элиля отвели в грязный двор, обнесенный каменным забором. В дальнем углу теснились низенькие лачуги, сложенные из булыжника и покрытые сверху потемневшей от времени соломы. Толстый неряш-ливый надсмотрщик схватил широкой пятерней его за волосы, так что слезы выступили, толкнул в одну из лачуг. Элиль пролетел несколько шагов и ввалился внутрь, растянувшись на земляном полу. Пахло немытыми телами и мочой. Он поднял голову. У стен дощатые нары, устланные старыми грубыми циновками. На нарах сидели трое мальчиков, чуть помладше Элиля. Они с испугом глядели на него. Одежды на них никакой не было, кроме набедренных повязок. Но выглядели они упитанными. Элиль поднялся с земли, отошел в угол, уселся на корточки. Мальчики не отводили от него взгляда. В глазах страх, больше того – привычка к страху и унижению.

– Чего таращитесь? – зло буркнул Элиль.

– Ты будешь петь в хоре или просить подаяние? – спросил один из них звонким дрожащим голоском.

– Где я нахожусь? И кто вы такие? – грубо спросил Элиль.

– Мы принадлежим храму великого бога Мелькарта1818
  Мелька?рт, Мелике?рт (финикийское Milk-Qart, «царь города») – в финикийской религии и мифологии – бог-покровитель мореплавания и города Тира. Почитался в Тире и Фасосе.


[Закрыть]
. И ты теперь будешь среди его служителей, – объяснил ему другой мальчишка.

– Служителем храма? – не понял Элиль. – Это что – жрецом?

– Нет, не жрецом – служителем, – начали они ему объяснять, чуть осмелев. – Жрецы вольные. А служители – рабы. Мы поем в хоре, удовлетворяем похоти заезжих моряков или просит подаяние на торжищах. Тебя, наверное, поставят в хор петь гимны.

– Не буду я ничего делать, – огрызнулся Элиль.

– Тогда тебя заставят, – последовал ответ, полный безнадежного смирения.

К нему обращались, как к глупому малышу. Это начинало злить.

– А вы что делаете? Поете? Голосочки у вас тоненькие, как у девчонок.

– Когда тебя оскопят, тоже голос будет тонкий, – печально произнес самый младший из них.

До Элиля стало доходить, о каких служителях идет речь. От заезжих торговцев он слышал о хорах, поющих чарующими небесными голосами в храмах хананеев. Жрецы скупают на невольничьих рынках мальчиков с красивыми голосами и кастрируют их.

– Лучше смирись, иначе тебя принесут в жертву на празднике Ваала, – увещевал самый младший мягко. От его слов веяло полной безысходностью.

– В жертву? – Элилю стало не по себе. О человеческих жертво-приношениях он тоже слышал. – Здесь что, режут на истанане1919
  Истанана – алтарь для жертвоприношений.


[Закрыть]
людей, как баранов?

– Нет, не режут – сжигают, – был ответ. – Во чреве Бога Баала2020
  Баа?л – «бог, благой, владыка, великий», «хозяин, Господь или господин» – вообще является эпитетом «бог, владыка» для разных богов у древних западных семитов. Также являлся божеством в ассиро-вавилонской этнокультуре, почитавшийся в Финикии, Ханаане и Сирии как громовержец, бог плодородия, вод, войны, неба, солнца и прочего.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9