Сергей Черкасов.

Сыр в мышеловке



скачать книгу бесплатно

Зажигалочка

Есть люди, с молодости, ведущие здоровый образ жизни. А есть их прямая противоположность. Первые – хоть с ними никто и не спорит, с пеной у рта доказывают свою правоту. Вторые, заняв оборонительную позицию, как немцы под Сталинградом, во всем с ними соглашаются, но в отличие от последних – капитулировать не спешат. Продолжая потихоньку гробить свое здоровье вредными излишествами. Но как быть с третьей категорией? К которой относятся все те, кто по молодости ни в чем себя не ограничивая, с первым инфарктным звоночком, или с вежливым стуком прободной язвы – вспоминают про свой горячо любимый организм, безоглядно бросаясь в пучину ЗОЖа. Именно к ним можно смело причислить нашего героя. С той только разницей, что вступить на путь исправления ему помогла не коварная болезнь, а.… Но впрочем, давайте поговорим обо всем по порядку. Служенье ЗОЖ не терпит суеты. Итак – занавес. На сцене с единственным представлением, актер больших и малых излишеств, обычный человек средних лет – Сергей. Простоватое русское лицо с прилепленным непонятно откуда взявшимся грузинским носом, торчащим подобно горному утесу из-под густых бровей и жесткой порослью усов под ним, создавали интернациональную внешность космополита. Которую в последнее время начали портить большие залысины. После сорока, волосы вместе с зубами стали напоминать наполеоновскую армию, стремительно покидая организм, как французы уже обжитую и ставшую почти родной Москву. Задерживаясь небольшими очагами сопротивления наступающей старости в стратегически важных точках. Тем самым создавая пеструю картину и мешая определить характер и социальную принадлежность. Мнения друзей на его счет разделились. Одни считали его похожим на престарелого Гоголя, после прочтения романов Стивена Кинга. Другие на бывшего депутата государственной думы Кису Воробьянинова, который узнал что великий комбинатор вместо эмиграции в Рио де Жанейро, стал президентом страны. Ни мало не тяготясь подобными полярными определениями, наш герой, весело ухмыляясь остатками зубов сквозь усы, гордо нес по жизни свое бренное тело, с округлившимся пивным животиком. Если представить его на сеансе групповой терапии – это выглядело бы примерно следующим образом.

– Здравствуйте. Меня зовут Сергей. Я работаю отделочником на стройке и всю свою сознательную жизнь, я был курильщиком, (вялые аплодисменты) Начав курить в четырнадцать лет, я не расставался с этой пагубной привычкой до сегодняшнего дня, (сочувствующие кивки и перешептывания). Детское желание выделиться из толпы сверстников, с кажущейся мнимой взрослостью, привели к тому, что без сигареты, я уже не могу обходиться, (всеобщее оживление и поддерживающие реплики). Все мои попытки бросить курить, заканчивались крахом, а любимой фразой на эту тему, стала цитата Марка Твена – Бросить курить очень просто. Я сам это делал сотню раз, (продолжительные аплодисменты, перемежающиеся вопросами – Кто такой Марк Твен? И почему его нет среди присутствующих?). Жевательная резинка сменялась антиникотиновым пластырем, на смену китайских знахарей с иголками приходили шаманы с бубнами.

Книга «Как легко бросить курить», подаренная друзьями, пылилась на полке, (бурные и продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию). Жесткий способ кодирования при помощи НЛП – оказался слишком мягким. Вместо того чтобы вынести мозг мне, ум за разум зашел у самого кодировщика. (Крики – Браво! Бис! – овация плавно перерастает в стихийный митинг, где мнения разделяются на два лагеря. Одни утверждают, что во всем виноваты масоны, другие, что ныне действующий президент. По тому, как он виноват во всем по определению).

Вот как это могло выглядеть, если бы наш герой имел кучу свободного времени, и желание посещать подобные собрания. На самом деле в пьесе под названием «Жизнь» с Сергеем в роли главного героя, все происходило намного прозаичней. Посмотрев на бросившего курить, который взглядом вампира посаженного на морковный сок провожает каждого курильщика, Серега, со спокойной совестью махнув на все рукой, продолжил уничтожение своего организма никотином. В один из похожих друг на друга дней – матрешками, складывающимися в месяцы, а из месяцев в годы, проснувшись в шесть утра, он отправился совершать привычный моцион. Подобно минеру не имея права на ошибку, тщательно соизмеряя каждое движение, Серега, осторожно перебравшись через спящую жену, в потемках нашарил стоявшие на обычном месте тапочки и, стараясь, лишний раз не шуметь – вышел из комнаты. Закрыв за собой дверь, он, поддернув сползающие трусы, с облегчением вздохнул. Жена вставала на работу позже и, очень бурно реагировала, если ей не давали спокойно поспать последние сорок минут перед пробуждением. Не зажигая свет, он прошлепал по коридору в сторону кухни. На ощупь, дойдя до входной двери, где слева на вешалке висела его верхняя одежда, достал пачку, вытащил сигарету, сонно щурясь от утреннего недосыпа, щелкнул выключателем, включив свет в туалете. Ритуал, выработанный годами, не отличался разнообразием. Сразу же за пробуждением – шло посещение удобств, где на фоне утренних раздумий обо всем сущем, следовал перекур.

Алый огонек с голубоватым отливом по нижней кромке пламени, перекинулся от зажигалки на белую бумагу, заставляя ее почернеть, и начать обугливаться. Темное колечко, по мере затягивания, начало свое неспешное путешествие в сторону фильтра. Оставляя после себя серый пепел, с тлеющим внутри огоньком. Переждав приступ утреннего кашля, разогнавший остатки сонной вялости, Сергей уже со смаком и удовольствием сделал вторую затяжку. Выдохнув дым, он погрузился в созерцание туалетной двери, на фоне которой, чуть колеблясь, тянулась вверх белесая струйка от сигареты. Думы его были велики в своей глобальности и ничтожны в своей конкретике. Иными словами он умудрялся думать обо всем сразу и ни о чем. Но все хорошее, рано или поздно заканчивается. Окончательно проснувшийся Серега, перейдя в ванную, ополоснул руки, вытер их висящим рядышком полотенцем и, раздумывая над причиной отсутствия вездесущего кота, направился на кухню. Утренний ритуал продолжался. Теперь надлежало накормить эту скотину, а после попить кофе. Причем именно в такой последовательности. Попытка сначала попить кофе, а уже потом обслужить это семи килограммовое чудовище, воспринималось котом, как оскорбление его королевского достоинства, и наказывалось громким мявом, с попыткой поточить когти о Серегины ноги. По привычке не поднимая глаз от пола, чтобы не наступить на серое несчастье, которому именно в это время и в этом месте приспичило растянуться во всю кошачью длину, полностью перегородив проход, Серега, сделав пару шаркающих шагов, зашел на кухню. На удивление, кота нигде не было. Вместо него, на угловом диванчике, спиной к окну, за столом сидел незнакомый мужик похожий на певца Шнурова, решившего завязать с порочным прошлым и пришедшим на собрание Свидетелей Иеговы. В связи, с чем гладко выбритого, бросившего постоянно курить и одетого в деловой костюм. А в качестве напоминания о вредной привычке, вертевшего в руках дешевую одноразовую зажигалку.

Мягко говоря, Серега был в ах… удивлен. Первой мыслью было, что жена вчера забыла закрыть входную дверь. Однако это не до конца объясняло появление незнакомца. – Кто он такой? Гость соседей? По ошибке зашедший к ним и, не разобравшись, боясь побеспокоить хозяев, тихо сидящий в темноте на кухне, скромно ожидая пробуждения? Вор домушник, застигнутый на месте преступления? Тогда почему он так спокоен? Или он не один, а с подельником? Который, услышав пробуждение Сереги, спрятался в коридорном шкафу, и сейчас тихо подкрадывается к нему со спины, держа в волосатых, татуированных руках старый топор? – Ворохнувшие в голове мысли, заставили его не произвольно втянуть голову в плечи, в попытке спасти эту важную с его точки зрения часть тела от криминальных посягательств. На всякий случай, оглянувшись за спину, он не увидел никакой явной угрозы своей жизни. Оставалось последнее, самое фантастическое предположение. Он стал участником очередного реалити – шоу, которые в последнее время заполонили наше телевидение. И в данный момент со стороны коридора ожидается толпа народу с видеокамерами, осветительным оборудованием, дорогими смартфонами на селфи палках. А сидящий перед ним мужик, в отнюдь не дешевом костюме, окажется тайным миллионером. Всю свою жизнь мечтающим отвалить Сереге кучу своего бабла, за то, что он вчера, допустим, помог перейти бабушке через дорогу. Все это промелькнуло у него в голове в течение пары секунд. В это время, незнакомец, оторвав взгляд от крутящейся в пальцах зажигалки, посмотрел на Серегу. Тяжелый взгляд его темных глаз, с непонятными алыми точками, мелькавшими в глубине зрачков, пригвоздил нашего героя к полу. Однозначно намекая, что все намного серьезней, чем он себе по на придумывал. Раздавшийся вслед за этим мягкий бархатный голос, казалось проникающий в самую душу, настолько не вязался с этим взглядом, диссонансом вырываясь из представшего перед глазами, что это окончательно выбило Серегу из колеи.

– Проходите Сергей. Не стесняйтесь, присаживайтесь. Разговор нам предстоит долгий. – Нотки мудрого следователя, который знает про тебя все, мягко обволокли сознание Сереги, предлагая, не дожидаясь света лампы в лицо и отборной матерщины, сознаться и покаяться во всех грехах. Откашлявшись и делая шаг вперед, Серега не уверенно спросил – А вы собственно кто? – При этом стараясь не встречаться взглядом с собеседником, он, нашарив табуретку, стоявшую под столом, с душераздирающим скрипом подтянул ее под себя, присев на самый краешек напротив незваного гостя. – Мне кажется, что вы уже и сами догадались, кого я представляю. – Контора! – вяло ворохнулось у него в мозгах. – Но что им от меня надо? – кроме секрета как обмануть заказчика при закупе отделочных материалов – он не знал, ни одной государственной тайны. Направленный на Серегу взгляд был полон немого укора налогового инспектора, а от приоткрытой форточки, сквозняком потянуло явным запахом серы. – Аннушка, уже не только купила масло, но и его пролила – всплыло у Сереги в мозгу. – Ну, вот видите – будто прочитав его мысли, продолжил собеседник. – Вам и объяснять ничего не нужно. – После этих слов Серега внезапно успокоился, смело посмотрев на собеседника. Для человека, живущего в России, встреча с резидентом потусторонних сил, была наименьшим злом, по сравнению с представителями органов власти. – Ну и за каким, извините – я вам понадобился?– Успокоившийся Серега пренебрежительно посмотрел на собеседника, явно намекая, что ни о какой сделке не может быть и речи. – О, все очень просто – словно обрадованный Серегиным спокойствием, с энтузиазмом продолжил незваный гость. – Видите ли, в чем дело. Наш отдел проводит акцию для суицидников. Совершенно безвозмездно, то есть даром – к месту процитировал он сову из советского мультфильма. – Это какая – то ошибка – ошеломленно промямлил Сергей. Все показное спокойствие, шелухой слетело с нашего героя, явив перед собеседником мелкого хулигана, получившего на суде за разбитое стекло не административный штраф, а пожизненное заключение. – Уж кем кем, а суицидником я никогда не стану. – Ну что вы – мягко возразил адский менеджер – Никакой ошибки. Вы самый настоящий суицидник. – Поудобней развалившись на диване, он сыто прижмурился Серегиным котом, залезшим в холодильник на кануне Нового года. – Поскольку абсолютно добровольно, безо всякого принуждения, с детства травите себя ядом, содержавшимся в сигаретах. А так, как принять сразу сильный яд, и покончить с бренным существованием у вас не хватает смелости, то вы растянули этот процесс на долгие годы. Посему, вы не просто суицидник. А еще и с мазохистскими наклонностями. – В интонациях говорившего, явно сквозила снисходительная укоризна матери, пеняющая неразумному ребенку, за втихаря съеденное варенье. – Именно для таких как вы, наш отдел разработал этот индикатор. – Он небрежно катнул в сторону Сереги дешевую зажигалку. Тот не притрагиваясь к ней, начал пристально ее рассматривать. Поделка на первый взгляд была из самых дешевых, причем уже побывавшей в употреблении. Поверх мутной зеленоватой пластмассы, из которого был сделан корпус, была наклеена полоска бумаги с данными производителя. Пообтершаяся от длительного ношения в карманах, она утратила практически весь текст, кроме гордой надписи, произведено в Китае. На одном из боков, толи ножом, толи чем – то другим были нанесены три продольных полоски. Таким макаром обычно работяги помечают свои вещи, от любителей поживиться на халяву. – И в чем подвох? – Серега хитро посмотрел на собеседника. – Уверяю вас, никакого подвоха! – радостно ухмыляясь, ответил его собеседник. Жизнерадостная улыбка которого, абсолютно не вязалась с пристальным взглядом, сводя на нет все его показное радушие. – Никакого подвоха – еще раз повторил собеседник. – Ни каких контрактов, расписок кровью, жертвоприношений, и прочей средневековщины. Мы же современные люди. Зачем мне покупать вашу душу, напрягать наш юротдел составлением головоломного договора, если по окончании достаточно не продолжительного времени, вы все равно окажетесь у нас, как самоубийца. – Так под такое определение, в нашей стране пятьдесят процентов населения подпадает. – Совершенно верно. Они все у нас и оказываются – с мудрой улыбкой подтвердил его слова собеседник. – А как же те, кто трескает дешевые продукты – в которых мясо – только слово на этикетке? – спросил Серега. – Они, что, не самоубийцы? – Впервые за все время беседы, взгляд собеседника из снисходительного, стал заинтересованным. – А вы знаете, мы с вами сработаемся – задумчиво проговорил он. – Потом. Когда вы уже окончательно к нам попадете. – Уж лучше вы к нам! – вспомнил крылатую фразу Сергей. Понимающе склонив голову, маркетолог от нечистой силы, продолжил – Видите ли, нашим отделом для удобства пользователей был разработан индикатор жизни. Простой и удобный в обращении, он позволит вам точно рассчитать свой уход из жизни. Подготовиться, так сказать. – А, в чем это выражается? – достаточно невежливо перебил его Сергей. Не обратив внимания на то, что его грубо прервали, агент преисподней продолжил тарабанить заученный рекламный текст, который у опытного менеджера не сможет прервать, даже конец света. – Выполненный в качестве обычной газовой зажигалки, он позволяет пользователю постоянно держать его при себе. Уровень жидкости, как раз и показывает вам время, в этой бренной жизни. Стоит только жидкости закончиться, как вы, минуя все инстанции, включая чистилище, по упрощенной процедуре, попадете прямиком к нам. Никакой волокиты и бюрократии. – А, как же праведный суд, на котором будут взвешены все грехи? – Серега проявил недюжинные познания в религиозном вопросе. – Помилуйте батенька! – вернувшийся к образу, толи средней руки помещика, толи земского врача, особо уполномоченный адских сил развел руками – Душа самоубийцы, лишается божьей благодати, и не может рассчитывать на пересмотр дела по определению. – Сочувственный взгляд коллектора, из под опущенных век намекал, что ни о какой отсрочке не может быть и речи. И за все в этой жизни, приходиться платить адские проценты. – За сим, я с вами раскланиваюсь, и убываю по своим делам. – Мужик начал приподниматься из-за стола. – Да, забыл предупредить. – Выдержав положенную театральную паузу, он сурово посмотрел на Серегу. – Индикатор неразрушим. Абсолютно. Его невозможно уничтожить, потерять или подарить. –

С легким хлопком пробки от шампанского, странный гость исчез, оставив после себя китайскую зажигалку на столе, и легкое облачко дыма с неприятным запахом, быстро разносимое сквозняком по всей квартире. Секундная стрелка на настенных часах, судорожно дернувшись вместе с сердцем нашего героя, торопливо побежала по кругу. Еще раз, посмотрев на лежащую, на столе зажигалку, но, не притрагиваясь к ней, Сергей в полном обалдении поднялся, и, не видя ничего перед собой, направился в коридор.

На пути его следования мирно разлегся кошак, как обычно ожидающий, что хозяин совершит ритуальный поклон, почешет пузико, скажет несколько ласковых слов и кинется кормить его любимого. Вместо этого с неотвратимостью гидравлического пресса, на шикарный хвост опустилась нога ничего не видящего человека. Издав вопль вселенской скорби, тот стрелой метнулся в сторону окна, где усевшись на распахнувшуюся форточку, принялся вылизывать пострадавшую часть тела. Не забывая осторожно посматривать на знакомый ему мир. Сергей же, не обращая внимания на вопль кота, и чуть слабее слышимые из-за закрытой двери крики жены, – которая находясь в комнате одна, спрашивала неизвестно, у кого дадут ли ей сегодня поспать! Получила ли она ответ и от кого – не ясно. Но спрашивать перестала. Притормозивший Серега дошел до вешалки, вытащил трясущимися руками еще одну сигарету, и крепко сжав губами, фильтр кинулся в туалет. Выписывая пляшущими руками замысловатые движения дирижера симфонического оркестра, ему с третьей или четвертой попытки удалось прикурить. Но, не сделав и пары затяжек, он с ужасом выкинул практически целую сигарету в унитаз, после чего с грохотом распахнув дверь, кинулся на кухню. Кошак сидевший на форточке, увидев выскочившего с выпученными глазами хозяина, непонятно почему решил, что настал его смертный час. Скорее всего – подумал он – его последнее послание в тапок было найдено, поэтому теперь вместо благодарности за любовь и заботу, его будут особо жестоко лишать всех девяти жизней сразу, и с особым цинизмом. – Не дожидаясь кульминации, кот принял единственно верное на тот момент решение. Поскольку из-за своих габаритов, он не мог развернуться в форточке, а сидел он мордой на кухню, все, что ему оставалось – это совершить прыжок на балкон – хвостом вперед. Разбив в падении пару стоявших на полу банок, и потратив одну из своих жизней, он материализовался в точке респавна, на другом конце балкона. Судорожно вцепившись в занавески, от которых его смогла оторвать только жена после сорока минут уговоров и пакета «Вискаса». Собственно говоря, она – то после произведенного котом шума и появилась на сцене. Подобно американским ястребам, кинувшись за два океана и пару морей – отстаивать свои национальные интересы.

– Сережа, ты совсем охренел? – вместо доброго утра любимый, произнесла она. Встретить женщину с пустым ведром к несчастью. Встретить утром не накрашенную жену – к катастрофе. Прическа Медузы Горгоны увидевшей себя в зеркале дополнялась узкими щелочками глаз, пулеметными гнездами, распределяющими сектора обстрела окружающих. А ночная рубашка, белым парусом в цветочек летящая за скользящей по волнам праведного гнева хозяйкой, довершали картину. – Что у тебя вообще происходит? Просила же, как человека не шуметь! Я и так не высыпаюсь. А ты как специально. Накурил, не проветрил, дымом воняет на всю квартиру. – За свою долгую семейную жизнь, где год идет за три, Серега уяснил для себя одну простую истину. – Не перебивать! – Это одно из основных правил по технике безопасности, спасло немало мужских жизней, лежавших в хрупких женских ладонях. Жена между тем и не думала останавливаться. – Кошака, зачем то на балкон выпустил. Кто его доставать будет? Я что ли? Мне на работу надо собираться, а я еще не накрасилась. – Рея гордым буревестником, который черной молнии подобен, она кинулась упрекать мужа во всех истинных и мнимых грехах. Паровым катком, раскатывая в тонкий блин, честь и достоинство своего мужа. Но как показывает практика – и паровой каток можно остановить. С минимальными для катка жертвами и разрушениями. – Да подожди – ты! – видимо было в словах Сереги нечто, заставившее замолчать даже жену. Которая на тот момент, как раз начала оплакивать свою жизнь и тяготы воспитания сына без отца, когда он так не своевременно ее покинет, от чрезмерного употребления пива и сигарет. – Ты, это видишь? – Произнеся фразу из черновика Гоголя – которая принадлежала Вию, после того как ему подняли веки, его дрожащий палец указывал на лежащую, на столе зажигалку. Вспышка праведного гнева супруги, была подобна взрыву сверхновой звезды. – Ты придурок, нет?! – рев паровозного гудка и сирены гражданской обороны вместе взятых, были как легкий майский ветерок, по сравнению с ураганом кипящих страстей жены. Кот, висящий на занавесках, на всякий случай, перекрестился, сминусовал еще одну свою кошачью жизнь, и зарекся заходить на кухню, когда его хозяйка ТАК разговаривает.– Совсем уже мозги свои пивом залил, что ничего не соображаешь?! – Утренний скандал набирал обороты. – Ты на какой помойке, эту гадость откопал? Да еще на стол положил, за которым едим? По пьяни уже ничего не соображаешь? – После чего, злосчастная зажигалка была схвачена и выкинута в ведро с мусором. Избавившись от непонятного предмета, жена вернулась к плановой проработке Сереги. Набор обвинений был стандартный, и озвучивался с завидным постоянством, при каждом удобном случае. Пластиковые бутылки из под пива, уже не только валялись по всей квартире, а громоздились штабелями, грозя похоронить под собой всю семью. Стены туалета, пропитались никотином настолько, что если размолоть кирпич в мелкую крошку – его можно использовать вместо табака. А на деньги, которые потратил Серега на себя – уже можно было не просто всей семьей съездить на море отдохнуть, но и содержать небольшую африканскую страну – типа Зимбабве – целый год, спасая жителей от засухи и голода.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2