Сергей Чекунов.

Пишу иск лючительно по памяти… Командиры Красной Армии о катастрофе первых дней Великой Отечественной войны. Том 1



скачать книгу бесплатно

10 июля 1941 г. начат был подготовкой запасной узел в районе г. Валдая, а 14-го июля для управления боями под Сольцы и Дно был развернут узел связи при ВПУ фронта в г. Шимск.

10 июля было решено перенести базирование связи фронта с магистральных линий, идущих вдоль шоссе и железных дорог, на телефонные линии районного и сельского значения.

Первой такой линией была линия для связи с левым флангом фронта в районе Пушкинские горы.

Линия эта проходила – Новгород – Пролетарская Слобода – Зайцево – ст. Пола – Старая Русса и далее на юг.

До создания этой линии пришлось строить небольшие участки от Зайцево до ст. Пола и в других местах.

С переходом на использование низовых линий фронту пришлось развернуть свои контрольно-испытательные пункты в Ст. Руссе, Пролетарской слободе и др.

В это время фронт, кроме своих 3-х рот, сформированных из кадров линейного батальона 17 отдельного полка связи округа – получил несколько отдельных рот и один линейный батальон из ЛенВО.

15 августа начсвязи СЗФ должен был обеспечить оперативную связь из г. Демьянск.

– Оперативной группой генерала Коровникова, оборонявшейся по р. Волхов против г. Новгорода на стыке с Ленфронтом;

– с 11 армией генерала Морозова (штаб в р-не г. Ст. Русса).

– с Кавалерийской дивизией комбрига Гусева[54]54
  Комбриг Гусев Н.И. командовал 25 кавалерийской дивизией.


[Закрыть]
(ныне генерал-полковник, командует армией), прикрывавшей разрыв по болотам между 11 и 27 армией.

– С 27 армией (штаб в р-не 30 км. ю-з Демьянская).

– С 34 армией (ст. Лычково), находившейся во втором эшелоне фронта.

– С боевой авиацией, располагавшейся на линии г. Валдая.

– С тылами фронта – Валдай – Бологое.

– С соседями Ленинградским и Западным фронтами.

– С Штабом войск Северо-Западного направления г. Ленинград.

– С Генеральным Штабом г. Москва.

Связи с Генштабом, СЗН и Ленфронтом обеспечивалась ВОУ Министерства связи до г. Валдая, а далее средствами войск связи СЗФ.

Все связи Штаба фронта должны были обеспечиваться по проводам и радио одновременно.

Проводная связь фронта вверх, вниз и с соседями в дневное время очень часто нарушалась авиацией противника, а так как линейные части фронта были плохо обучены, а линейно-технические узлы Министерства связи ввиду призыва в армию имели очень малое количество монтеров (на 10–15 клм. линии один человек), то восстановление проводных связей происходило очень медленно.

Радиосвязь хотя и работала, но штабы еще не умели ее использовать.

В августовской наступательной операции 34 армии с рубежа р. Ловать в направлении на ст. Дно – начсвязи СЗФ не сумел обеспечить бесперебойную связь штаба фронта с командованием армии (ни проводную, ни радио).

Штаб фронта по 3–5 часов не имел никаких сведений о событиях на фронте 34 армии, которая сначала успешно и быстро продвигалась вперед, а затем еще быстрей отступила за р. Ловать.

Проводная связь штаба 34 А. с подчиненными соединениями почти не работала, так как в распоряжении начсвязи было около 60 клм. телефонного и телеграфного кабеля. Это количество кабеля имел полк связи армии[55]55
  Отдельный полк связи 34-й армии сформирован на базе 273-го отдельного батальона связи 47-го стрелкового корпуса, в декабре 1941 г. переименован в 95-й отдельный полк связи.


[Закрыть]
, в ходе наступления формировавшийся из корпусного батальона. Из положенных 34 А. частей связи к началу наступления прибыл отдельный линейный батальон связи (ОЛБС), сформированный в г. Ульяновске Приволжским военным округом[56]56
  Речь идет о сформированном на основании директивы Генерального штаба № орг/1074 от 27.06.1941 655-м отдельном линейном батальоне связи (ЦАМО. Ф. 48а. Оп.3408. Д. 23. Л.л. 19–20).


[Закрыть]
. Этот ОЛБС имел полностью положенный по штатам состав людей, лошадей, повозок, инструмент для постройки линий связи. Но этот ОЛБС почти не имел людей, знающих строительство и эксплоатацию линий связи. ОЛБС не имел ни одного телефонного и телеграфного аппарата, ни одного километра кабеля или провода.

Начсвязи фронта 15 августа – принявший 34 А. – выделил некоторое количество имущества связи для укомплектования ОПС и ОЛБС армии, но выделенное находилось в эшелонах склада связи, дислоцированного под г. Рыбинском.

Доставленные 16 августа для 34 армии, по приказанию начальника связи Советской Армии Пересыпкина И.Т., на автомашинах из г.г. Москвы и Ленинграда телефонные аппараты, переносные радиостанции, полевой телефонный кабель – были обращены на укомплектование стрелковых и артиллерийских полков. Дивизии, вошедшие в состав 34 А., формировались из частей войск НКВД, а по их штатам, вместо роты связи СП и взводов связи сб – в полку имелся один взвод связи с очень малым количеством средств связи.

Части связи дивизий также имели не все положенное им имущество связи и кроме того большая часть связистов была слабо подготовлена по специальности.

Танковый батальон 34 А. имел танки без радиостанций. Командование армии весь автотранспорт с имуществом связи из Москвы и Ленинграда направило на укомплектование соединений и их частей.

Вместо подвижных средств связи частям были выданы седла, полученные из Москвы, и было приказано выделить команды конных связных, изъяв лошадей для этих команд из обозов.

Такое положение в 34 армии с частями и подразделениями связи и средствами связи привело к тому, что как только части встретили (на 2-й день наступления) упорное сопротивление пр-ка и начали подвергаться длительным бомбежкам, кое-как организованная связь радио и проводными средствами стала нарушаться, командование армии и командование дивизий стало терять управление.

Потеря управления привела к катастрофическому отходу армии.

18 и 19 августа (не помню точно) Штаб СЗФронта в г. Демьянске подвергся налету авиации противника. Узел связи, размещавшийся по отдельным домам – понес потери в людях и в технике. При налете был ранен начсвязи фронта полковник Курочкин. Через час после налета Штаб фронта перешел в район запасного узла связи на кладбище д. Пески, откуда в двадцатых числах перешел в район Валдая.

На этом, собственно, и закончился маневренный период обороны СЗФ и началась стабилизация обороны, обеспечивавшая все возможности к организации устойчивой связи от фронта и до полка.


ЛЕНИНГРАДСКИЙ ФРОНТ

В первые недели войны Командование Северного фронта, располагаясь стабильно в Ленинграде и в Шувалове, имело лучшие возможности к установлению непрерывной связи с своими соединениями, чем командование Северо-Западного или другого какого фронта.

Город Ленинград давал армии прекрасные кадры, транспорт, вооружение и боевую технику. В Ленинграде были самые мощные заводы средств связи (радио, телефонная аппаратура, полевые кабели).

Территория Северного фронта имела довольно развернутые сети различных учреждений связи и телеграфно-телефонных линий.

Кадровые соединения и части фронта начали пограничное сражение против наступавших финов, занимая заранее подготовленную, глубоко-эшелонированную оборону. Все войска фронта имели опыт войны 1939–1940 гг.

Партия и Правительство СССР на помощь фронту командировала товарищей Ворошилова и Жданова.

Взоры Ленинградцев с начала войны были обращены на события под Выборгом, Сартовалой, Мурманском, а затем были повернуты и на юг, так как войска Северо-Западного фронта не выдержали внезапного нападения и превосходства противника и стали с боями отходить на территорию Северного фронта (Псковской, Великолуцкой, Ленинградской области).

За пределами г. Ленинграда проводные линии связи Северного фронта с 14 армией (Мурманск), с 168 сд (Сартавала), с 23 армией на Карельском перешейке, с гарнизонами Ревеля, Пскова, Новгорода, Бологое, с Москвой – подвергались разрушениям от авиации противника, но возможность маневра обширной сетью гражданских т/т проводов позволяла быстро находить обходные провода.

С приближением войск СЗФ к Ленинграду, возможность нахождения обходных проводов стала снижаться, это и заставило Управление связи Северного фронта в середине июля м-ца приступить к постройке новых обходных линий.

Первой такой линией была т/т Батецкая, Оредж, Вырица. Эта линия была построена на низких (2–3 м.) опорах, по полям, болотам, лесам. По этой линии была установлена связь с войсками левого фланга Лужской опергруппы и соседом. Вскоре после постройки этой линии, оказавшейся весьма устойчивой и мало заметной с воздуха, было построено на других участках фронта еще несколько коротких «МАЛОГАБАРИТНЫХ» линий.

В тоже время Управление связи обратило внимание на умощнение выходов т/т связей из Ленинграда на юг и на восток. Начата была реконструкция магистрали на Пороховые, Шлиссельбург, Волховстрой, Тихвин; Пороховые, Мга, Будогощь.

По причине того, что немецко-фашисткая бомбардировочная авиация, начиная с первых чисел июля, почти ежедневно стала наносить бомбовые удары по Октябрьской ж.д., идущие вдоль нее магистральные линии связи также ежедневно подвергались разрушениям. По приказанию Москвы – Управление связи Северного фронта в июле м-це приступило к постройке новой линии Ленинград – Вологда, на нормальных опорах, с подвеской на ней одной бронзовой телефонной цепи.

Трасса для этой линии, протяжением около 650 км., была набрана вдоль проселочных и лесных дорог, обходя встречающиеся по пути населенные пункты.

Строительство новой столбовой линии было начало от кабельного перехода через р. Нева линии Ленинград – Шлиссельбург у д. Марьино, что южнее города Шлиссельбурга.

Трасса линии проходила вдоль следующих пунктов – Марьино, Торфянские поселки, Войбакало, Чернецкое, Гостинополье, Усадище, Зеленец, Усть Шомуненко, Березовик, (шлейф в Тихвин) Сарька, Великий Двор, Ефимовская, Сомино, Коробище, Борисово Судское, Чирок, Белозерск, Кубенское, Вологда (контора связи). (Все пункты названы по стотысячное карте).

Строительство линии до Борисово Судское было произведено вновь сформированными 411, 602, 604 и др. отдельными телеграфными строительными ротами, под руководством управления связи фронта.

От Борисово-Судское до Вологды работы по строительству вели вновь сформированные 934 отср, 303 отэр и ремонтеры Вологодского областного Управления связи. Общее руководство на этом участке осуществлялось начальником Вологодского областного Управления связи. Линия была построена в минимально возможный срок.

Новая телефонная линия Ленинград – Вологда, начиная с 25–26 августа 1941 г. и до прорыва кольца блокады в ОБЕСПЕЧЕНИИ СВЯЗИ НА СЕВЕРО-ЗАПАДНОМ ОПЕРАТИВНОМ НАПРАВЛЕНИИ сыграла большую роль.

По этой линии обеспечивалась трехканальная ВЧ телефонная связь и телеграфная Генерального Штаба Вооруженных Сил с:

– командованием и штабом Ленфронта,

– командованием и штабом Волховского фронта,

– командованием и штабами 52-й, 54-й, 4-й, 7-й армий, оперативной группы Мерецкова, опергруппы Цветаева и др.

По этой же линии была обеспечена связь Правительства СССР с Ленинградом.

Говоря о большем значении линии Ленинград – Вологда, следует кратко остановиться и на тех способах, какими эта линия была введена в Ленинград при окружении его противником с суши.

В начале августа 1941 г. Управление связи СЗН, исходя из создавшейся оперативной обстановки и по плану, утвержденному Главнокомандующим, предложило Управлению связи Северного (Ленинградского) фронта построить в Берозовике (св. г. Тихвин) ЗАПАСНЫЙ УЗЕЛ СВЯЗИ фронта и испытать возможность использования полевого телеграфного кабеля и речного кабеля для обеспечения связи через Ладожское озеро.

Опытная прокладка кабеля была произведена на участке от МАЯК ОСИНОВЕЦ – (на Ленинградском берегу Ладожского озера) до КОБОНА (на южном берегу озера, западнее Новая Ладога). По карте длина избранного участка равнялась 35–36 км., кабеля же прокладываемого по дну озера – потребовалось до 45 км.

Тогда же было решено подвести бронзовые телефонные цепи по линии Всеволожская – МАЯК ОСИНОВЕЦ и от КОБОНА до выхода на линию Ленинград – Вологда.

Опытная прокладка кабеля через озеро показала, что полевой телеграфный и речной кабели, уложенные по дну озера, работают исправно на связь 8–9 суток, после чего ЗАМОКАЮТ и связь прекращается.

С первых чисел сентября 1941 г. (после занятия немцами района г. Шлиссельбурга) проложенный через Ладожское озеро полевой (речной) кабель являлся единственной проводной линией связи Ленинграда, в которую и БЫЛА ВКЛЮЧЕНА бронзовая телефонная линия ЛЕНИНГРАД – ВОЛОГДА.

В октябре месяце 1941 г. по решению Правительства СССР в Ленинграде был изготовлен морской многожильный кабель 45 клм. длины и 21 ОКТЯБРЯ 1941 г. связистами Ленфронта и моряками Ладожской Краснознаменной Флотилии был проложен по трассе маяк Осиновец – Кобона.

В июле, августе и сентябре м-цах 1941 г. с обеспечением связи на Северном (Ленинградском) фронте, в боях на Мурманском, Олонецком направлениях, на Карельском перешейке, в Эстонии (8 армия), под Лугой положение было следующее:

а) ФРОНТ с 14, 23, 8 армиями, Олонецкой, Лужской группой, несмотря на малоудовлетворительную подготовку своих линейных частей, благодаря наличию большой сети т/т проводов, имел удовлетворительную проводную связь и радио.

б) АРМИИ с корпусами и дивизиями. Из-за отсутствия положенных армейских частей связь не была в состоянии обеспечить непрерывность управления. По этой причине, как только штабы соединений ушли от постоянных линий, Штаб 23 А. потерял управление.

в) КАДРОВЫЕ ДИВИЗИИ с полками и полки с батальонами во всех положениях обороны имели связь; во второочередных дивизиях, как правило, связь техническими средствами работала с большими перебоями (311 сд, 246 сд, Ленинградские добровольческие дивизии) и обеспечивалась в бою только посыльными и офицерами связи.

Во исполнение приказа товарища Сталина об использовании в бою РАДИОСВЯЗИ, Ленинградским фронтом была сформирована Школа по подготовке радиоспециалистов и начато было изготовление командирских бронемашин с радиостанциями. Кроме того, серьезное внимание всех начальников связи было обращено на организацию и проверку работы радиосредств в подразделениях, частях и соединениях всех родов войск. Управлениям связи фронтов (ЛФ и СЗФ) были проведены сборы радистов, где позволила обстановка и проверка действующих радиосвязей.

Проведение этих мероприятий сказалось на улучшении использования радиосвязи в последующих боях.

На описание этих событий я и заканчиваю свои воспоминания.

Они мною начаты с воспоминаний о связи во время Советско-финской войны 1939–1940 гг. затем, чтобы подчеркнуть, что к началу Великой Отечественной войны вопрос об обеспечении связи фронтов и армий только средствами и силами войск связи решен НЕ БЫЛ. По этой причине не был определен состав КОМПЛЕКТА войск связи для фронта и армии. По этой причине формирования частей войск связи для фронтов и армий велись чуть не в 3-ю и 4-ю ОЧЕРЕДЬ.

Все это в начальный период войны привело к ряду неприятностей в обеспечении связи фронтов и армий, а затем и ускорило решение вопроса об ответственности ЗА СВЯЗЬ и о частях связи в звене ставка-фронт, фронт-армия, армия-соединение.

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ВОЙСК СВЯЗИ автограф /Т. КАРГОПОЛОВ/ «29» Ноябрь 1949 г.

________________________________________________

ЦАМО, фонд 15, опись 178612, дело 44, листы 65-103.

Б. Ленинградский военный округ

? Лейчик Д.О. – начальник инженерных войск 14-й армии.

? Щербаков В. И. – командир 50-го стрелкового корпуса.

? Пядусов И.М. – начальник артиллерии 19-го стрелкового корпуса.

? Коньков В.Ф. – командир 115-й стрелковой дивизии.

Лейчик Дмитрий Онуфриевич
07.11.1900-1972

Родился в д. Ясиновка (в настоящее время Брестская область, Республика Беларусь).

В Красной Армии с октября 1918 г.

Окончил 5-ю Елизаветградскую кавалерийскую школу (1922), разведывательное отделение при курсах усовершенствования командного состава Ленинградского военного округа (1922), Военно-инженерную академию (1936).

Красноармеец 1-го Варшавского кавалерийского полка 1-й стрелковой дивизии, с декабря 1918 г. командир взвода в том же полку. В октябре 1919 г. назначен помощником командира отдельного кавалерийского эскадрона 52-й стрелковой дивизии.

После завершения обучения в школе, в октябре 1922 г. назначен командиром взвода 20-го кавалерийского полка 4-й кавалерийской дивизии, с апреля 1923 г. заместитель начальника разведки этого полка. После окончания обучения на курсах усовершенствования назначен заведующим разведкой того же полка.

С апреля 1925 г. в резерве назначений Туркестанского фронта. С мая 1925 г. помощник начальника штаба 44-го кавалерийского полка 8-й кавалерийской дивизии, с июля 1925 г. временно исполняющий должность начальника штаба 43-го кавалерийского полка той же дивизии. С сентября 1925 г. вновь помощник начальника штаба 44-го кавалерийского полка, с декабря 1925 г. помощник начальника штаба 47-го кавалерийского полка той же дивизии. В апреле 1926 г. назначен помощником начальника штаба 76-го кавалерийского полка 6-й отдельной кавалерийской бригады, с октября

1926 г. командир эскадрона 77-го кавалерийского полка той же бригады, с января 1929 г. командир эскадрона 77-го кавалерийского полка 11-й кавалерийской дивизии. В июле 1929 г. назначен начальником полковой школы 67-го кавалерийского полка.

После окончания инженерного факультета Военно-технической академии, в январе 1937 г. назначен инженером лаборатории в этой академии, с февраля 1937 г. начальник отделения прикладной электротехники там же, затем начальник лаборатории электротехники, с августа 1938 г. начальник инженерно-командного факультета той же академии. В феврале 1941 г. назначен начальником отдела инженерных войск 14-й армии.

В начале Великой Отечественной войны в той же должности. В октябре 1945 г. назначен начальником инженерных войск 2-й Ударной армии. С апреля 1946 г. начальник инженерных войск Архангельского военного округа, с февраля 1948 г. начальник инженерных войск Дальневосточного военного округа, с февраля 1952 г. начальник инженерных войск Одесского военного округа.

Уволен в запас приказом министра обороны СССР № 4 от 10.01.1961.

Капитан (1936), майор (приказ НКО СССР № 194/п от 15.01.1938), полковник (приказ НКО СССР № 04826 от 29.11.1939), генерал-майор инженерных войск (постановление СНК СССР № 1540 от 02.11.1944).

Награды: орден Ленина (02.11.1944, 21.02.1945), орден Красного Знамени (24.09.1943, 03.11.1944, 20.06.1949), медаль «XX лет РККА» (22.02.1038), медаль «За оборону Заполярья» (05.12.1944), медаль «За победу над Германией»

(09.05.1945), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948), медаль «40 лет Вооруженных Сил СССР» (18.12.1957).



Начальник инженерных войск[57]57
  На листе имеются пометы: 1/ т. Платонову. Для изучения. 26.9 Автограф Покровского; 2/ Учтено. В дело. 27.9.55 Автограф Лябина.


[Закрыть]


СЕКРЕТНО

экз. №_


ВОЕННО-НАУЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО

ШТАБА МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР.

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ

тов. ПОКРОВСКОМУ

гор. Москва

На № 648077 от 11.7.1955 г.


В соответствии с Вашим письмом представляю краткий доклад об инженерном обеспечении боевых действий 14 Армии в начальный период Великой Отечественной войны.

Одновременно докладываю, что воспоминания составлены исключительно по памяти, без наличия фактических материалов, ввиду чего ряд вопросов освещен не достаточно полно и не исключены отдельные неточности.

ПРИЛОЖЕНИЕ: 1. Краткая характеристика инженерного обеспечения боевых действий 14 А на 12 листах по ж.р. 982 в одном экземпляре адресату, на 12 листах экземпляр второй в дело.

2. Карта 1:100000 – Положение сторон и ход боевых действий на 2-х листах (Р-35, 36, а-35, 36) только адресату. По ж.р. № 63.

НАЧАЛЬНИК ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК ОдВО

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК автограф /ЛЕЙЧИК/

отп. 2 экз. [58]58
  На листе имеется штамп: Вх.№ 02854 «26» 9 1955 г. Военно-научное управление Генерального штаба.


[Закрыть]

экз. № 1 – адрес

экз. № 2 – дело

17 9 55 № 980


СЕКРЕТНО

экз. №_


КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

инженерного обеспечения боевых действий 14 Армии в начальный период Великой Отечественной войны.

При рассмотрении вопроса инженерного обеспечения боевых действий 14 А в начальный период войны, прежде всего, необходимо отметить особенности местности, климатические и географические условия данного операционного направления.

Основными особенностями, влиявшими на проведение боевых действий и их инженерное обеспечение, являлись:

– суровый климат Заполярья;

– горно-тундровый на крайнем севере и горно-лесистый южнее характер местности;

– отсутствие темного времени в мае-июне и светлого времени в декабре-январе месяце;

– изрезанность всей территории озерами и болотами;

– крайне ограниченная проходимость местности и отсутствие дорожной сети.

Все перечисленные факторы требовали специальной организации и подготовки войск, их боевого и материально-технического оснащения: транспортом повышенной проходимости, средствами механизации для постройки оборонительных и вспомогательных сооружений, машинами для постройки дорог и их содержания, особенно в зимних условиях, в периоды снежных заносов.

Между тем войска 14 А имели обычную организацию и все виды боевого и материального обеспечения, что, несомненно, ограничивало их боевые возможности.

1. К началу войны 14 А в своем составе имела пять дивизий и армейские части, из которых двумя дивизиями (14 и 52) прикрывалось Мурманское направление и тремя дивизиями (54, 122 и т. д.), объединенными в 41 ск, прикрывалось Кандалакшское направление. Один сп 54 сд прикрывал Кестеньгское направление (см. схему).

Против 14 А немецкое командование развернуло два горных корпуса Лапландской армии.

В составе 14 Армии имелись следующие инженерные части:

– 31 армейский инженерно-саперный батальон, численностью 950 человек;

– корпусной и дивизионные саперные батальоны численностью около 550 человек каждый.

В оперативном подчинении армии находились:

– управление оборонительного строительства с двумя военно-строительными участками;

– военно-строительный батальон, выполнявший работы Управления оборонительного строительства, численностью 1100 человек.

На вооружении инженерно-саперных частей имелось обычное инженерное вооружение: шанцевый инструмент, подрывные, электротехнические и лесопильные средства, прицепные грейдеры, легкие переправочные парки на надувных лодках А-3 и др.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14