Серг Усов.

Соправитель королевства



скачать книгу бесплатно

Пятый пехотный полк герцога-соправителя на левом фланге, попав под удар сразу двух полков линерийцев, постепенно начинал откатываться назад, пока не упёрся в небольшую густую рощу.

Своевременный удар кавалерийской роты в тыл одной из двух линерийских фаланг, прижавших пятый пехотный к стене деревьев, позволил командиру полка перестроить своих солдат в батальонные каре и отбросить противника на несколько десятков шагов. Впрочем, ситуацию это не сильно спасло.

– Ещё немного, и мы их потеряем, – прокомментировал Чек эту ситуацию. – Олег, не пора?

Олег был согласен с Чеком в том, что Кабрина попала в тяжёлое положение. И хотя потери её полка, насколько можно было это увидеть из ставки, были не столь велики, но противнику удалось её основательно зажать и практически полностью лишить возможности маневра. А рубка стенка на стенку давала все преимущества более многочисленному и плотному строю линерийцев.

К счастью, эту ситуацию заметили не только они с Чеком, но и командиры войск княжества, наверняка обратившие также внимание и на то, что его другие два полка плотно увязли в бою с фалангами линерийцев.

Руанцы, наконец-то, двинулись через Солу, и довольно быстро.

– Вот теперь пора, – сказал Олег.

Одновременно с рванувшим к своим полкам Чеком, от Олега, не дожидаясь его отдельных команд – всё уже было оговорено заранее – двое ниндзя, вскочив на коней, помчались к кавалеристам.

Вторая линия армии, состоявшая из ветеранов, двинулась вперёд. И к тому моменту, когда она показалась противнику из-за гребней холмов, Олег, обернувшись, увидел, как кавалерийские полки стройными рядами, поднимая фонтаны брызг, устремились на восточный берег реки.

– Им конец, – засмеялась Нирма, видевшая всё то, что видел и Олег.

– Ещё нет, но близко к тому, – сказал он.

Руанцы, только-только сбившиеся в строи, увидев появившуюся вторую линию полков Чека, замешкались. Было видно, как вдоль фаланг забегали сотники. Искушение развернуться и уйти обратно на другой берег наверняка у них возникло. Но, разумно оценив расстояние, опытные вояки решили не подставлять под удар свои спины.

Полки руанцев двинулись в промежутки между линерийскими фалангами, справедливо полагая, что именно туда войдут полки Чека.

– А вот теперь и мне предстоит поработать, – сказал герцог. – Не всё, как Илье Муромцу, тридцать лет и три года на печке лежать.

Стоявшая рядом с Олегом капитан егерей Нирма, также как и десяток гвардейцев его эскорта, удивления на его слова не выказали – и не того ещё наслушались.

Несмотря на довольно большое расстояние – больше полулиги, никакой сложности в уничтожении Сфер вражеских магов для Олега не было. Это сестре на уничтожение Сферы, поставленной достаточно сильным магом, и на расстоянии более близком, пришлось бы затратить треть своего резерва. Олегу же, спасибо Сущности, хватало и двадцатой части, чтобы расколоть защиту, как яичную скорлупу.

Первой под его удар попала фаланга, бившаяся против полка Волма Ньетера. Разбив Сферу, он предоставил возможность нанесения дальнейших магических ударов полковым магам Волма.

Те свою задачу знали и ждали его действий. Как только они увидели в своём магозрении, что защита исчезла, так сразу нанесли удары, сначала по вражеским магам, затем по передним рядам центра фаланги.

Всего этого Олег не наблюдал, потому что после нанесения ударов по первой фаланге он проделал тоже самое и с остальными.

Исчезновение магической защиты, гибель своих магов, а после и магические удары в центры строя, в очень короткий промежуток времени посеяли панику в рядах линерийцев и руанцев. А существенное численное превосходство войск Олега над ними, быстро решило исход этой битвы.

Первыми побежал левофланговый полк руанцев, он ближе всего находился к реке, куда и начал отступать. Под натиском полка Женка Орвина отступление превратилось в бегство. Следом побежали и остальные фаланги противника.

Но не успели они войти в воду Солы, как им навстречу выскочили руанские егеря, преследуемые кавалеристами ри Крета.

Дальше началось то, что во всех книгах, прочитанных Олегом, называлось избиением отступающих.

Резвости Олеговой пехоты, чтобы догонять бегущих линерийцев и руанцев, хватило бы надолго. Уж чем-чем, а выносливостью и физической силой даже его новобранцы превосходили любого противника.

Но, как было обговорено им с Чеком и Тормом ещё накануне, достигнув реки, пехотные полки преследование врага прекратили, оставив эту миссию кавалеристам.

Правда, среди новобранцев нашлось немало тех, кто в горячке боя об этом позабыл и пытался гнать противника дальше, но таких быстро вразумили зуботычины сержантов и плётки офицеров.

– Даже никто не попытался закрепиться в своём лагере, – прокомментировал поведение врага полковник Шерез.

Барон был искренне расстроен, что его гвардейцам так и не пришлось поучаствовать в сражении.

Заметивший это Олег, похлопал одного из самых старых своих соратников по плечу. Проявил, так сказать, сочувствие. К тому же Шерез, как и сам герцог, когда-то были брошены коварной соблазнительницей Ритой, отдавшей предпочтение пожилому графу ри Крету, а не таким молодым и красивым парням, как они.

– Успеешь ещё навоеваться, Шерез, – сказал Олег. – Лучше давай собирай своих, и бравым строем пойдём к воротам Сольта. Надеюсь, там не откажутся оказать подобающие почести соправителю королевства и своему спасителю. Впрочем, – передумал спешить Олег, – сначала дождёмся результатов преследования. И посмотрим, какие трофеи нам достались. Главное, что Гортензии ещё раненых надо исцелить.

– Да, Олег, а тебе надо будет посмотреть, как она это делает. Может, чему научишься, – усмехнулся Шерез, который, как и уже многие, был в курсе возможностей своего герцога-соправителя.

Гортензия подошла к герцогу, когда тот прошёл по полю прошедшей битвы до Солы.

– Как видишь, уйти удалось немногим, – сказала магиня, имея в виду горы трупов линерийцев и руанцев, зажатых с двух сторон и перебитых в основном на обоих берегах реки. – Но часть всё же ушла ниже по руслу.

– Ри Крет скоро приедет и доложит, далеко ли они ушли, – Олег взял Гортензию под руку и направился с ней к лагерю линерийцев, куда начали сносить раненых.

Естественно, сносили только своих. Раненых противников, если их ранения были серьёзными, добивали, если лёгкими – гнали в центр поля, где уже находилось до тысячи пленных.

Олег не испытывал к побеждённым никакого сочувствия. И не только потому, что за время пребывания в этом мире он сильно очерствел душой. Скорее, наоборот. Насмотревшись в походе на подвиги линерийской и руанской солдатни, совершённые над местными крестьянами, он горел желанием преподать жестокий урок.

– Посмотрел я, чем они тут питались, – подошёл генерал Чек, когда Олег с Гортензией пришли на территорию лагеря. – У нас такое собаки есть не станут. Да и с трофеями тут совсем не густо.

– Понятно, что лучшие полки ушли на север, против армии маршала, – сказала его жена. – А тут, сразу видно, оставили самых негодных.

– Не умаляй нам с Чеком значения одержанной победы, – Олег погрозил магине пальцем и обнял своего командующего. – Поздравляю, мы неплохо поработали. И нашим новичкам хороший урок. Потери?

– Ещё не посчитали, – пожал плечами генерал. – А раненые… вроде бы уже всех сюда снесли.

Вместе с Гортензией Олег прошёл сначала вдоль всех тяжелораненых, оттаскивая их от черты смерти, затем исцелил тех, кто имел ранения средней степени тяжести, потом снова вернулся к тяжёлым.

У него ещё оставалась десятина магического резерва, когда с исцелением было закончено. Оставшиеся лёгкие раны и повреждения будут лечить уже штатные полковые лекари.

Несмотря на то, что стены Сольта были битком забиты народом, и люди давно уже надорвали глотки, приветствуя победителей, открывать ворота никто не торопился. И Олег такую неторопливость понимал и одобрял. Мало ли, кто тут мог пожаловать. Всё же враг твоего врага не всегда твой друг.

Наконец, одна из створок ворот приоткрылась и оттуда выехали три всадника.

– Господин соправитель, нижайше просим войти в наш славный город Сольт, – восторженно приветствовал Олега заместитель начальника городской стражи, старший из приехавших всадников, когда узнал, перед кем он предстал. О назначении герцога ре Сфорца соправителем Винора в городе узнали по голубиной почте ещё три декады назад. – Только прошу вас, господин соправитель, разрешите я сначала доложу мэру и магистрам о вас, чтобы они могли подготовить вам достойную встречу!

– Хорошо, лейтенант, – милостиво согласился Олег. – Доложи. Можешь даже сказать, чтобы сильно не торопились. Я желаю войти в город на четвёртой склянке после полудня.

Необходимости лично контролировать разбивку лагеря и размещение своей армии у герцога-соправителя не было – на это у него были его командиры, но Олег уже понимал важность таких статусных мероприятий, как въезд в город господина и спасителя от неминуемой погибели.

Поэтому он и дал время городским властям как следует подготовиться, а сам занялся распределением полков на постой.

– Чек, сильно людей не напрягай, – предупредил он. – Всё равно уже завтра с утра, после завтрака, выходим. Распорядись, чтобы на завтрак в этот раз было горячее.

Прискакал Торм. Бросил поводья одному из бойцов герцогского эскорта и подошёл к их компании.

– С пленными что делать будем? – спросил он. – Насчитали тысячу сто семнадцать. Из них примерно треть – раненые.

– Отдадим городским властям, – решил Олег. – Думаю, местные жители лучше нас разберутся, что с ними делать.

– Жестоко, но справедливо, – прокомментировала его решение Гортензия.

Чеку пришлось останавливать разошедшегося начальника инженерной службы полковника Кашицу. Тот, не дожидаясь указаний, распределил силы двух находящихся у него под рукой инженерных батальонов и организовал рытьё рвов, насыпей и установку ограждений периметра будущего лагеря.

– Молодец какой, – вслух похвалил толстяка Олег, заметив, как Кашица понурил голову, что-то выслушивая от обоих генералов.

– Ты уже простил ему ошибку при строительстве понтонного моста? – спросила Гортензия.

– Не ошибается тот, кто ничего не делает, – огласил он мысль, услышанную когда-то им в родном мире. – Гора, а тебе сильно сейчас хочется в Сольт?

– Знаешь, пожалуй, не очень, – после некоторых раздумий ответила магиня. – Я ведь его воспринимала как место ссылки. Ты думаешь, мне очень нравилось заниматься приёмом гостей в своём салоне? – она грустно усмехнулась. – Необходимость на что-то жить. И нежелание от кого-то зависеть. Вот причина того, зачем мы с племянницей организовали это заведение. А сам город… После Пскова и того нового, что ты принёс в мою жизнь, в нашу жизнь… Опять марать ноги в лужах грязи, нюхать эту вонь, про которую я уже начинаю забывать… Нет, Олег. В Сольт меня не тянет, но я, конечно же, поеду с тобой, – Гортензия вновь заулыбалась, – если пригласишь.

В этот момент со стороны Солы показался скачущий во весь опор всадник. По мере его приближения стало видно, что это всадница, одна из ниндзя десятка, ушедшего с полком ри Крета.

– Господин, – браво доложила она, соскочив с седла, – преследование противника завершено. Двум сотням егерей руанцев удалось уйти почти в полном составе. Одну сотню изрядно потрепали, потери её уточняются. Остальные противники или уничтожены, или рассеяны и скрываются в лесах. Силами двух кавалерийских полков организовано их прочёсывание. Как вы и приказывали, до наступления темноты поисковые мероприятия будут закончены.

– Отлично, – принял доклад герцог. – Возвращайся и сообщи, что не нужно ждать темноты. Пусть возвращаются сейчас же.

Когда девушка вновь вскочила в седло, Гортензия тронула Олега за рукав.

– Кажется, наш старый знакомый, – показала она в сторону городских ворот, откуда в сопровождении десятка важных господ выехал мэр Сольта.

Глава 7

Из окна ратуши Олег видел, как один из патрулей гвардейцев Шереза остановил какую-то тётку и развернул её в направлении, обратном ратушной площади. И правильно, нечего тут заранее толкотню создавать, шуметь под окнами, за которыми размышляет сам герцог-соправитель.

К тому же и делать сейчас на ратушной площади нечего – казни захваченных Олегом и переданных городским властям пленных намечены на сегодняшний вечер, когда соправитель уже покинет город.

Мэр накануне пытался уговорить Олега остаться хотя бы ещё на сутки и посетить городской бал, который магистрат дал бы в честь своего спасителя, но он отказался.

Торжества вчера вечером, когда весь город встречал соправителя, и сегодня утром, когда Олег награждал отличившихся солдат и офицеров, уже состоялись. Аресты, если так можно назвать захват пленных, прошли в ходе боя.

Несмотря на то, что встреча победителя и торжественный ужин затянулись допоздна, а ночь Олег провёл довольно бурную, с вертлявой и весёлой племянницей мэра, встал он сегодня рано и уже съездил в лагерь своей армии.

Там, сразу после завтрака, на всеобщем построении своей армии, он вручил ордена Сфорца своим генералам и полковникам, и медали Сфорца – наиболее отличившимся солдатам и офицерам по представлениям командиров полков. В свой пространственный карман он заранее положил эти награды в достаточном количестве.

Несмотря на то, что церемонию он сильно не затягивал, армии предстояло за три дня преодолеть путь в сто тридцать лиг, награждение прошло достаточно эффектно, это он видел по реакции армии, и произвело то впечатление, на которое он и рассчитывал.

Это было уже второе массовое награждение отличившихся, которое он проводил. Первое состоялось в Пскове, куда были вызваны лучшие из тех, кто участвовали в походе в Сарскую провинцию и взятии Вейнага.

Второй в этом мире орден тогда, под восторженные и радостные крики толпы зрителей и участников, получила его сестра, графиня Уля ри Шотел. Но и для остальных участников похода он в тот раз не пожадничал. Орденом, правда, наградил ещё только полковника Ашера, зато медалями Сфорца – более сорока солдат и одиннадцать офицеров.

Сегодня, сразу после утренней церемонии, занявшей меньше склянки времени, армия отправилась к Нарову, а Олег с Гортензией и полковником Шерезом вернулись в город. Отряд сопровождения из ниндзя во главе с капитаном Нирмой последовал за ними. А эскорт в виде гвардейского полка, без одного батальона, приступил к патрулированию городских улиц и площадей Сольта на всё время пребывания в нём соправителя.

На самом деле, никакой нужды в таком патрулировании не было, но Олег решил, что порядок должен быть во всём.

Идти к Нарову гвардейцам предстояло налегке, поэтому Олег рассчитывал, что уже на второй день, к его исходу, они нагонят армию.

– Господин соправитель, – услышал он за спиной голос мэра, – позвольте доложить, что к торжественному обеду в вашу честь всё готово.

Олег повернулся от окна и посмотрел на старого взяточника, которого он славно растряс в былые времена.

Сейчас Олег намного проще смотрел на жульничество чиновников. Лейн, друг детства Ингара, заставил его несколько по-иному взглянуть на ситуацию. Именно глядя на Лейна, герцог часто в сердцах думал, что лучше бы он взятки брал, но при этом своевременно принимал правильные оптимальные решения.

Это вовсе не означало, что Олег готов был мириться со взяточниками в рядах своих чиновников, но жёсткости в принимаемых им решениях, касаемых их наказания, у него значительно поубавилось.

Он даже вспомнил прочитанную им когда-то фразу обер-прокурора Ягужинского, который на предложение царя Петра казнить взяточников сразу же, как только попадутся, грустно его спросил: «С кем останешься, государь?»

Мэр Сольта оказался талантливым организатором и предусмотрительным распорядителем. Город был им полностью подготовлен к осаде и штурму.

К приходу линерийских и руанских войск склады Сольта были наполнены запасами продовольствия, а городские арсеналы – оружием для ополчения, болтами для арбалетов и маслом для ошпаривания врага.

Как у Олега ни чесались руки проучить прохвоста, слишком вольно распоряжавшимся городской казной, но глядя на его счастливое и доброе лицо, отложил процесс воспитания на потом.

– Баронесса Пален прибыла? – спросил он.

– Да, господин соправитель. Она уже в приёмном зале. Беседует с полковником Шерезом, – изогнулся в угодливом поклоне градоначальник. – И все члены городского магистрата с семьями прибыли. Я взял на себя смелость пригласить Шульку, свою племянницу. Она в полном восторге, господин, от той чести, что вы ей этой ночью оказали. Она… – мэр засмущался, – попросила себе место за столом недалеко от вас, чтобы иметь возможность лучше любоваться вами.

Олег, делая вид, что полез в карман камзола, извлёк из пространственного кармана мешочек с десятком крупных золотых пятидесятирублёвых монет.

– Хорошо, – согласился он. – Посадишь её рядом с собой. А это, – Олег протянул мэру красиво вышитый кожаный мешочек, – передашь ей потом. Пусть она любуется на мой профиль на этих монетах. Там я выгляжу гораздо лучше.

Последнюю фразу Олег позаимствовал из виденной им когда-то рекламы банка «Империал». Жалко, что тот банк лопнул в кризис девяносто восьмого года – замечательные ролики снимал.

Обед прошёл замечательно, благодаря искусству поваров и предусмотрительности Олега, строго-настрого запретившего мэру приглашать на обед местных музыкальных исполнителей.

Кстати, идеи насчёт совершенствования музыкальных вкусов местного населения у него давно бродили в голове. Но всему мешало на данный момент, помимо его вечной загруженности, убожество местного музыкального инструментария.

Здесь были дудки, свистульки, ударные и звонящие инструменты разных конструкций, и были ещё и струнные инструменты, которые могли бы внушить оптимизм его творческой натуре, если бы они не делались на основе досок, отчего их звучание было негромким и плоским.

Начинать надо было с новых музыкальных инструментов, а когда? Да и был бы он каким-нибудь Амати или Страдивари, который, помимо скрипок для лохов, делал ещё и барабаны для путных крутых пацанов, если верить анекдоту.

Обильные славословия, звучащие в его адрес, и пламенные взгляды дам и девиц нисколько не мешали ему отдавать должное приготовленным явствам.

Слухи о том, что их земляк достиг таких высот, давно уже достигли города, ещё когда Олег стал имперским графом. Но сейчас, глядя на него, в это мало кто верил, слишком уж незаметным и незапоминающимся он во времена своей сольтской жизни был. А напрямую спросить об этом самого соправителя или его приближённых все боялись.

Олег отлично читал это любопытство на лицах собравшихся, но облегчать им жизнь не стал.

– А теперь позволю себе поднять этот кубок за славный город Сольт, за мужество и стойкость его граждан, за таланты и мудрость его руководителей, в первую очередь, за его мэра, – герцог-соправитель, не вставая со своего места, высоко поднял над головой золотой кубок, преподнесённый ему городским магистратом в дар. – Выражаю уверенность, что вы и дальше будете верно служить короне и всему Винору. Объявляю, своей властью, что с сегодняшнего дня и на три года вперёд славный город Сольт будет выплачивать налоги в два раза меньше установленных ранее.

Последние его слова потонули во всеобщем радостном крике. Каждый из глав гильдий, входящий в состав магистрата, моментально – это были люди опытные – просчитал предстоящую выгоду, а мэр, тот и вовсе прослезился – тонкая, чувствительная душа. Он пока не знал, что соправитель запланировал на будущее провести с ним отдельный разговор. Иначе бы радости у него сильно поубавилось.

– Ну и зачем ты это сделал? – спросила его Гортензия, когда они в сопровождении гвардейского полка выехали догонять армию.

– Что ты имеешь в виду? Снижение налогов? Они заслужили. Только не рассказывай мне, пожалуйста, что часть этих послаблений пойдёт в личные карманы глав гильдий и мэра, я это и так знаю. Ну и ладно. Государство не обеднеет, как говорил один, тебе неизвестный, маг.

После привала, устроенного возле большого ручья, недалеко от разрушенной мельницы, Олег приказал Нирме отозвать своих ниндзя из бокового дозора.

– Мы тебя ждать не будем, – сказал он Шерезу. – Поскачем вперёд. В эскорт мне твои не нужны – красоваться, как я вижу, мне тут не перед кем, – Олег взглядом показал на развалины строений. – Так что обойдусь ниндзя. Разведку и охранение организуешь своими силами. А мы с Горой поскачем к Нарову.

– Опять мои орлы не при делах окажутся? – грустно усмехнулся барон.

– Вот уж насчёт этого не переживай, – вернул ему усмешку герцог. – Войн на твой век хватит. Как бы ты ещё у меня в отставку не запросился через пару годочков.

– Уж через пару-то годочков точно не запрошусь. Да и вообще… Что ещё-то я делать умею?

– Ну за это не переживай. Не умеешь – научим, не хочешь…

Заканчивать фразу Олег не стал. Хлопнул старого соратника по плечу и, позвав взглядом за собой магиню, поехал в сторону головы колонны, где уже начал собираться десяток ниндзя в сопровождение.

Армию они нагнали возле Найта, небольшого городка на линерийском тракте, вернее, того, что от него осталось.

– Приезжали двое егерей от Дениза, – рассказывал Чек, когда армия встала на короткую остановку для обеда. – Крепость он уже обложил со всех сторон. Со стороны Руанска три сотни дурных наёмников попытались прорваться к крепости. Наверное, шли к Орежу, надеялись на выгодный и безопасный контракт. И нарвались.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении