Серг Усов.

Соправитель королевства



скачать книгу бесплатно

Слова ри Зенда попали в самую точку. Лекс и сам уже не раз благодарил Семерых, что в тот день, а вернее, в ту ночь, когда он принял решение провозгласить герцога ре Сфорца своим соправителем, Доратия не было в столице. Король невольно посмотрел на свой рабочий стол, на котором лежал свиток с посланием его мага.

Но ещё больше теплоты доставило королю упоминание об Уле. Ведь, и правда, не сможет же она не приезжать к брату, хотя бы изредка. А то и совсем переселиться в столицу.

Лекс подумал, что граф абсолютно прав, когда честно и открыто говорит о том, что своим умом, без совета верного, но уже впадающего в маразм наставника, король Винора справляется с проблемами намного лучше.

– Хорошо, я подумаю по поводу его назначения на полк, – милостиво кивнул король. – Но сначала побеседую с ним. Посмотрю, что за… Подожди, – он вдруг понял, что крутилось у него в голове, – а это, склянкой, не тот барон, за которого на прошлой декаде выскочила замуж язва Прила, бывшая компаньонка моей жены? Ничего себе, Олни! Твой друг – муж глаторской баронессы!

– Государь, – вздохнул с улыбкой ри Зенд, – а вы, извиняюсь, муж глаторской принцессы. Что это меняет? Да и Прила, я уверен, не испытывает никаких симпатий к глаторскому Двору, где жила приживалкой. Думаете, баронессе Ерон нравилось быть кем-то вроде комнатной собачки? Я с ней тоже разговаривал. Она вместе со своим мужем, моим старым приятелем Лешиком Гирвестом, готова быть вам лично максимально полезной.

На следующий день поговорить с протеже графа ри Зенда у Лекса не получилось – пришлось срочно выезжать в армейский лагерь, расположенный в двух десятках лиг к северу от города.

С собой он взял половину из сотни оставшихся в городе гвардейцев – весь остальной личный состав гвардейского полка ушёл с маршалом ре Вилом. Кроме того, с королём отправились почти две сотни благородных, проживавших в столице и во дворце.

Сообщение о том, что толпы крестьян при поддержке магов-слабосилков из сельских поселений захватили город Верхний Ранск, второй по величине в северной провинции Вил, привёз сам мэр этого города, раненный арбалетным болтом в бедро навылет, окровавленный и перепуганный, в сопровождении полутора десятков городских стражников.

В армейском лагере сейчас находилось три пехотных полка. Но от полков там были одни названия. В ходе подавления Сарского мятежа они понесли самые тяжёлые потери. Кроме того, часть их офицерского и унтер-офицерского состава использовали для пополнения полков, отправлявшихся с маршалом Артом к Сольту.

– Всего в лагере сейчас тысяча двести двенадцать солдат и офицеров, государь, – доложил бывший командир четвёртого пехотного полка, чей полк ушёл на ту сторону Ирменя, пока сам полковник Вылег залечивал серьёзную, загноившуюся рану, полученную при одном из штурмов Лара-Сара. Сейчас он был начальником лагеря, командуя всеми находившимися здесь солдатами. – Но примерно треть ещё не до конца излечились. Кавалерии нет вообще – маршал забрал всех коней, даже половина офицеров безлошадные. Нет тяжеловозов для фургонов и телег обоза. Пополнение на подходе, прибудет через два дня, но, сами понимаете, ставить их в строй…

– Понимаю, – махнул рукой Лекс. – Ждать не будем, полковник. Получается, восемьсот человек ты мне выставишь, две кавалерийские сотни благородных, прибывших со мной, да ещё полусотня гвардейцев на конях. Хватит, – решительно сказал он. – Чтобы разогнать этот вонючий сброд хватит. Давай команду готовиться к маршу. Завтра же с самого утра выступаем. Припасы будем получать от мэров и глав поселений, по пути следования.

– По сведениям, пусть и непроверенным, там бунтуют почти десять тысяч человек, – осторожно попытался образумить своего короля полковник Вылег. – И там не только крестьяне. Есть и бывшие наёмники, и скрывавшиеся дезертиры, и даже бывшие солдаты, те, кто знает, как держаться за меч. К тому же в Верхнем Ранске были большие склады оружия. И не всё там маршал изъял.

– Я вижу, полковник, что ты ещё не очень хорошо себя чувствуешь, – демонстративно сожалея, произнёс Лекс. – Но я и не собирался брать тебя с собой. Останешься здесь. Дождёшься пополнения и начнёшь заниматься с ними подготовкой. С толпой черни мы как-нибудь управимся без тебя. Пусть не думают, что в отсутствии армии в королевстве некому навести порядок. Я, король Винора, лично напомню бунтующему скоту его место.

– Государь, – побледнел Вылег. – Прошу вас, не думайте, что я…

– Я и не думаю, полковник, что ты не хочешь идти в бой, – прервал его Лекс. – Но ты должен будешь остаться здесь и выполнять мой приказ, – развернувшись к своей свите, он дал понять, что дальнейшего обсуждения не будет.

На следующее утро король принял участие в смотре войска, отправляющегося с ним на север к Ранску. Вопреки его пессимистичным ожиданиям, восемьсот солдат, назначенных полковником для похода, выглядели вполне бодро и были неплохо вооружены.

Действительно серьёзной проблемой было отсутствие достаточного количества лошадей для обоза, но Лекс решил эту проблему просто, приказав отправляться налегке. Правда, предусмотрительно отправил вперед два десятка гвардейцев, чтобы те по дороге нашли всё необходимое.

Денег он им не дал, сказав, что казна со всеми поставщиками рассчитается после его возвращения в столицу.

– Вот ведь неугомонный, не усидел, – произнёс адъютант, глядя в сторону дорожной развилки.

Лекс, посмотрев в том направлении, увидел за спинами своей свиты из придворных, быстро приближающихся к ним двух всадников.

В одном из них он легко узнал своего нового друга – графа ри Зенда. А вот второго король не знал, но ему не трудно было догадаться, кто это.

– Государь, прошу меня простить, что нарушил ваше пожелание и прибыл к вам, как только освободился, – граф, сидя в седле, поклонился. Затем показал рукой на приехавшего с ним молодого мужчину: – Позвольте вам представить моего старого друга – барона Лешика Гирвеста.

Глава 4

– Не хватило длины цепи, – доложил полковник Кашица, начальник инженерной службы армии, лично руководивший, под приглядом самого герцога, строительством понтонного моста через Ирмень.

– Ты же говорил, что всё дно промерили? – с досадой сказал Олег. – Кашица, в твоём деле мелочей не бывает. Понимаешь?

Ему было немного жалко этого трудолюбивого и по-своему талантливого мужика, который сейчас стоял перед ним красный, как рак, от стыда за свою промашку, и вытирал с толстого лица пот, катившийся по нему ручьями, несмотря на холодную ветреную погоду.

Но эту жалость Олег задвинул куда подальше. Теперь из-за того, что не удалось заякорить баркас по самому центру строящейся переправы, за сегодня с её строительством они не закончат. А ведь он планировал уложиться в три дня.

Когда герцог-соправитель с кавалерийскими полками, инженерными батальонами и обозами дотащился до Нимеи, полковник Дениз не просто выполнил, а перевыполнил порученное ему задание. Он конфисковал двадцать семь судов подходящей осадки, в основном рыболовецкие баркасы, и договорился с пятью иностранными капитанами малоразмерных однопалубных галер, и даже выбил скидку из-за оплаты рублями.

Чтобы не терять время, Олег приказал начать строительство в этот же день.

На два десятка баркасов и пять галер загрузили и переправили подготовленные конструкции разборных мостов, из которых начали собирать один мост между западным берегом и островком. Там было достаточно мелко – не более полутора ростов человека в самом глубоком месте, поэтому всё его возведение заняло один день.

В это же время промерили глубину реки на всю ширину между островком и восточным берегом. Под эту глубину выбрали соответствующую длину цепей, вывели и заякорили вдоль всего русла до островка двадцать восемь судов. И вот такой казус.

Нет, конечно, цепь они сейчас быстро нарастят до нужной длины. И даже загонят судно на её место в ряду. Вот только сейчас зима. Световой день закончится раньше, чем успеют наложить настилы и начать движение.

– Вот пусть теперь тебе будет стыдно, – ответил Олег на оправдывающийся лепет Кашицы.

С самого утра на следующий день проблему удалось устранить довольно быстро.

Пехотные полки, как Олег и предполагал, уже подходили к Нимее. Генерал Чек примчался на полсклянки раньше их и после непродолжительных, но крепких объятий со своим герцогом, со своей женой и со своим начальником штаба – именно в такой последовательности – кратко доложил о ходе марша.

– А тут, я смотрю, творится очередное чудо, – посмотрел Чек на завершающееся строительство понтонного моста. – Ничего, что так открыто? Может, лучше было бы чуть подальше? – он указал на толпы жителей Нимеи, которые наблюдали за доселе не виданном строительством.

– Да пусть смотрят, – небрежно бросил Олег.

Он не особо стремился сохранить эту свою придумку в тайне, будучи уверенным, что повторить её смогут ещё не скоро. Если, конечно, не приобретут у него готовые конструкции.

Для строительства понтонного моста мало было выстроить линию судов, заякорить их, снять мешающие мачты и уложить доски настила. Необходимо было обеспечить этим доскам надёжное крепление к судам и между собой.

С тогда ещё майором Кашицей два с лишним года назад, проектируя разборные мосты большой длины, Олег немало поломал голову над стыковочными узлами. Если бы не знания из его родного мира, вряд ли бы у них что получилось.

– Может, сказать мэру, чтобы пригнал пару сотен рабов из тех, что строили лагеря для полков? – спросила Гортензия. – Пусть подготовят пока места складирования для конструкций. Мы ведь его разберём после переправы? – она кивнула в сторону моста, когда по нему тронулись первые ряды егерского полка Асера Дениза.

– Не нужно, – отказался Олег. – Кашица оставит здесь один из инженерных батальонов. Они, не спеша, и займутся этими делами.

Переправа на западный берег заняла у армии Олега всего один день. И почти половину этого времени затратили на обозы. Хотя после разгрузки мостовых конструкций обозы уменьшились почти на две трети.

– Будем усиливать охрану остающихся здесь припасов? – спросил у герцога-соправителя генерал Торм на кратком совещании, когда они уже сидели в штабном шатре, разбитом в полевом лагере на западном берегу Ирменя.

– Зачем? Остающийся инженерный батальон вполне справится с задачами охраны, – сказал Олег. – В случае чего, я дал указание мэру Нимеи, можно будет привлекать и городских стражников. С судами всё порешала? – спросил он у полковника Кабрины Тувал, которой поручал отобрать из ранее конфискованных судов десяток лоханей повместительней для перевозки через Ирмень тех припасов, что Гури будет отправлять из Сфорца.

– Да.

Вдаваться в подробности баронесса не стала, понимая, что Олега такие мелочи сейчас не интересуют.

– Завтра выдвигаемся к Сольту, – огласил своё решение Олег. – Порядок движения тот же, что много раз отрабатывали. Я иду с теми колоннами, что будут двигаться по южной дороге. Тебя, Гортензия, попрошу сопровождать колонны Торма. Точка встречи – поселение Веселовка. Надеюсь, задержек в пути не будет, и к нему мы подойдём одновременно. Асер, – обратился он к полковнику Денизу, – силами одних только отрядов ниндзя мы своё движение к Сольту не скроем. Поэтому возлагаю большие надежды и на твоих егерей. Передай им от меня, что я лично просил их проявить всё, на что они способны.

Олег, рассчитывая на худшее, исходил из того, что штабы армий Великого княжества Руанского и королевства Линерия в ближайшее время узнают о совершённой им переправе на западный берег.

Но он при этом рассчитывал и на то, что направление его движения они вряд ли определят. Особенно с учётом того, что любой другой военачальник на его месте сейчас повёл бы свои войска к Орежу, где армия маршала Арта ре Вила держала подступы к орежскому мосту, чтобы объединить все силы в один кулак для решительного и решающего сражения.

Герцог-соправитель с уважением относился к достижениям местной средневековой мысли, но считал их безнадёжно устаревшими на фоне тех знаний, которые он получил в родном мире, и того опыта реальных сражений, который он приобрёл уже в мире этом.

– Интересно, каким мы увидим Сольт? – спросил Торм, когда в палатке остались только герцог, он и Палены.

Вопрос соратника повис в воздухе, невольно заставив их всех мыслями перенестись в прошлое и сравнить его с настоящим.

Отряды линерийцев и руанцев хорошо похозяйничали на этих землях. Замок барона Гринга, также как и монастырь Роха, лежали в руинах. Сожжены были и мельницы с мостами, из-за которых в своё время так яростно боролись монахи с боевитым бароном.

Деревни были сожжены лишь частично – здесь они были настолько бедными и убогими, что даже у озверевшей от крови и безнаказанности солдатни не вызывали желание разрушить.

Жители этих деревень, кто успел, попрятались в лесах или уплыли на восточный берег – не случайно на западном берегу на десяток лиг вокруг не было ни одной даже самой утлой лодчёнки.

Всё это его штабу доложили ниндзя, облазившие всю округу. Притащили даже двух детей, брата с сестрой, оказавшихся бывшими односельчанами Ингара, в чьё тело когда-то Олег попал. Он их не вспомнил. Видимо, и Ингар их не знал. Дети были сильно истощены и напуганы, девочка всё время тихо плакала. Олег распорядился переправить их на левый берег, к мэру Нимеи. Пусть поможет.

– Сольт же они не взяли, – после молчания изрёк Чек. – Так что всё там, как прежде. Может и твой салон ещё действует? – он ласково обнял жену.

– Вряд ли, – улыбнулась Гортензия. – Кара, когда уезжала, там всё распродала. Даже работавших там рабынь. Не думаю, что кто-то на этом месте потом решил открыть новый салон. Олег, – спросила она, – а если по-честному, ты решил оставить маршала без поддержки и идти деблокировать Сольт только из одних лишь тактических соображений?

– Ты думаешь, меня ностальгия подвигла к этому решению? – усмехнулся он. – Могу тебя заверить, что тут с моей стороны лишь холодный расчёт. И ничего более. Хотя, не скрою, доклады ниндзя и вид этих вот детей меня задели за живое. Всё-таки это мои родные места. Тяжело сейчас видеть, что здесь натворили наши соседи. Впрочем, я поэтому и не хочу выгонять их из Винора. Я хочу всех, кто пришёл сюда незваными гостями, уничтожить. И поэтому сначала Сольт, а затем рывок к Нарову. Мы их запрём, как в мышеловке. Вернее, даже, как в волчьем капкане.

– Если бы ещё взаимодействие с ре Вилом наладить, – задумчиво сказал Чек, поглаживая коленку своей жены.

Это его задумчивое поглаживание на миг вызвало у Олега приступ непонятной и глупой ревности – вот почему кому-то так везёт на таких замечательных женщин?

Двое ниндзя, парень и девушка, под командой Нирмы принесли в шатёр горячего чая. Рабов в походы Олег не брал, а ниндзя, к его удивлению, не только не гнушались подменять у своего герцога хозвзводников, но и искренне рады были ему услужить.

Мёд Олег любил, но, что называется, в охотку, а обычно предпочитал сахар. И не раз себя время от времени хвалил, что смог организовать в этом мире производство такого замечательного продукта. Кстати, пока очень дорогого и не всякому доступного. Но уж герцог-то, соправитель мог позволить положить себе в чашку его столько, что ложка бы стояла. Что он и сделал – почему-то сладкого захотелось. Ещё бы шоколад тут получить. Он думал об этом. Но тут никто не слышал про какао-бобы, и есть ли они вообще в этом мире, он не знал. Могли знать растинцы, наверное. Потомственные морепроходцы и торговцы.

Ассоциативная цепочка «какао – растинцы» завершилась Каем Шитором.

– А что, Гортензия, бывший верховный дож долго будет над твоим предложением думать?

– Над нашим, Олег. Над нашим, – поправила его магиня. – Ты должен понимать, что такие серьёзные развороты мгновенно не происходят. Но то, что он наше предложение выслушал, уже говорит о многом. Так что пусть думает и решает. Тебе ведь Агрий докладывал? Шитор своего сына куда-то услал. Куда – этого людям Агрия узнать так и не удалось. Судя по той завесе тайны, которую бывший верховный дож навесил даже от самых близких сторонников, говорит о многом. Я предполагаю, что он нашёл кого-то, кто может его поддержать. Тут выбор-то невелик – если нынешний верховный дож заключил союз с Хадонской империей, а Оросская империя хочет захватить Растин, значит, Шитору одна дорога – в Кринскую империю. Если он там поддержки не получит, то наверняка примет наше предложение. Если получит, то отвергнет.

Гортензия посмотрела на мужа и, вздохнув, перевела взгляд на стоявшую перед ней пустую чашку. Слава Семи, Чек быстро сообразил и налил ей чая.

– Лучше бы отверг, – заметил Олег, который так и не принял до конца эту идею соратницы, хотя согласился попытаться её реализовать.

– Зря ты так. Но я не хочу в сотый раз возвращаться к этому спору. Ты лучше скажи, ты понимаешь, что взять неприступный Наров и не раскрыть себя как самого могущественного мага этого мира у тебя не получится? Это Уля, наша умница, сообразила воспользоваться отсутствием магов. В Нарове-то маги наверняка будут в нужном для обороны количестве. Не исключаю даже, что там будет кто-нибудь из королевских или княжеских магов. А продавить их Сферы сможет только такое чудовище, как ты. С соответствующими известиями и слухами о тебе по всему континенту.

– Спасибо за чудовище, – поблагодарил Олег. – Насчёт же остального, я думаю, обойдусь силами одной сильной магини. Вроде бы как это ты проявишь свою мощь. Во-первых, в крепости сейчас не такой уж большой гарнизон. Эти олухи понадеялись на то, что в случае чего всегда его могут усилить теми войсками, которые сейчас у Сольта. Мы же, обойдя город и заняв Веселовку, оставляем им фактически только одно направление отступления или бегства, не важно, к своей северной армии. Так что солдат в крепости не так уж и много. Во-вторых, я не собираюсь оставлять там в живых ни одного мага, а рассказам выживших обычных простолюдинов или даже солдат про магические заклинания, сама знаешь, мало кто поверит. Так что быть тебе ещё разок вместо меня знаменитой.

– Всё равно теперь уже многие догадываются, – пожала плечами Гортензия.

– Догадываться и знать, это разное. Не?

– Ага, – засмеялась магиня.

Колонны шли не по прямой дороге к Сольту, находящейся в довольно приличном состоянии, а просёлочными и лесными, в обход.

Тем полкам, которые шли севернее, под командованием Торма, предстояло пройти чуть больше, но и дорога там была получше, так что они рассчитали, что к Веселовке обе части армии ре Сфорца подойдут примерно в одно время.

Из трёх инженерных батальонов два шли с Чеком. Кавалерия и пехота разделились поровну. Пришлось временно разделить на две части и егерский полк и армейский обоз.

– Господин, генерал Чек собирается останавливаться на ночёвку.

Это сообщил один из двух гвардейских кавалеристов, приехавших к нему с головы колонны, где сейчас был командующий.

Оба гвардейца выглядели отнюдь не богатырски, что неудивительно – они были магами, и в огромной физической силе не очень нуждались.

– Поехали вперёд, – скомандовал Олег капитану Нирме и направил коня по обочине.

У Олега во время этого марша иногда возникало чувство дежавю. В принципе, это чувство было ему понятно. Когда-то этими местами, правда, избегая дорог и поселений, он бежал от участи раба в другую жизнь.

Пару раз ему показалось даже, что он узнаёт места своих прежних стоянок. Хотя, конечно же, это было чепухой – в лесу много похожих мест, да и времени с тех пор прошло уже много.

– Инженеры выдвинулись вперёд. Ниндзя сообщили, что там есть пара заболоченных речушек впереди, – Чек устроился на стволе срубленного дерева и ел кусок вяленого мяса. Свой шатёр командующего он приказал не разбивать. – До вечера проложат путь, и с утра пройдём этот участок быстрее.

– Понятно, – согласился Олег, совсем не по-герцогски пристраиваясь с ним рядом. – Поделишься? – кивнул он на разложенные перед Чеком на чистой тряпице припасы.

– Бери. Жалко, что ли? – кивнул генерал. – К тому же о тебе вон позаботились, – он указал на капитана Нирму, которая исчезла буквально на пару ударов сердца, и уже шла к нему с полными руками снеди, зажимая в подмышке бутылку вина. – Тоже решил сегодня обойтись без шатра?

– Угу, – ответил Олег, угощаясь вяленым мясом.

Полевые кухни во время этого похода по его приказу готовили только обед. Завтракали и ужинали сухими припасами. Это тоже дало свой результат. Дорогу, на которую он когда-то затратил больше пяти дней, идя налегке, его армия преодолела за два дня и к исходу третьего должна была выйти к Веселовке. Правда, он шёл лесами, избегая дорог, но всё же результат марша Олега впечатлил.

– Завтра будем на месте, – словно подтверждая его мысли, выговорил Чек, как только проглотил долго перемалываемый кусок. – Интересно, мы вперёд Торма придём?

– А мы не соревнуемся, Чек. Главное, что запрём этих сволочей в котле.

Вид двух деревень, которые они миновали на марше, серьёзно взбодрил Олега.

Повешенные, зарубленные, посаженные на кол или сожженные, возможно, и заживо, жители этих деревень, чьи трупы уже давно были расклёваны воронами и подъедены волками и дикими собаками, словно просили его о мести.

Хотя он уже не первый день жил в этом мире и понимал, что эти зверства не были чем-то, присущим только линерийцам или руанцам. Винорская солдатня часто поступала не лучше. Но прощать такое, особенно убийства детей, не собирался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении