Серафима Банько.

Цузамэн



скачать книгу бесплатно


… Мы шли с ним вместе, в поисках воды…

Но сокращается путь, когда вокруг тебе больше не врут.


По пути, правда, попадались в основном праздно шатающиеся бароны, алкоголики. Их дети-наркоманы, отбрасывали его назад, и ещё раз назад, а потом оставляли одного, бороться со всеми их проблемами и несбывшимися надеждами.

– Что нового, Мур? – так нежно по-кошачьи называла его Елена в своё время.

– В клубе напился, двое подвезли.

– А я могу им открыть счета?

– Только Адаму и Еве.

– Иисус умер от кислоты. У него спросили на кресте “Хочешь ли ты ещё пить?”. Христос ответил “нет”, помотав отрицательно головой. Тогда ему смочили губы уксусом, и так его ушли.

– Стефан Цвёйг выпил бирбатурат.

– Он и его жена не выдержали в Лондоне эмиграции. Однако как писатель стал к тому времени успешным литератором без кинематографа и ушёл из жизни счастливо…

– Стефан продвигал Горького до Нобеля, а мы знаем эстрагон и поставщика кофе.

– Другая планета – Perfect Path1212
  Идеальная тропа


[Закрыть]
. Будда был человек. В Библии поменяли местами первые и последние кадры. Апокалипсис был вначале, когда Земля только создавалась. Смена последовательности – это не ложь. Она была сделана заранее жрецами в целях управления обществом.

– Amour1313
  Amour – в переводе с французского “любовь”


[Закрыть]
, ты течёшь!

– Амур – это река на Дальнем Востоке. И ещё так прозвал жену на французский манер.

– В Китай ты решил полететь, а не встречать меня с малышкой Сонечкой из роддома. После высшей математики “трёх толстяков” Бестужев вышел на пенсию раньше твоих, а у тебя тут ещё печать с Гоа в паспорте есть, крендельки, заварные колечки с нежным творожком…

Это и есть Рай на Земле! Мы с ними так балдели, что чуть не ошалели.

– Из Китая мне достался только подсвечник, без свечи. Мне говорили, там было много наркотических средств… Антарктида – по мне. Родители уже забирали нас из центра матери и ребёнка. Софию тянули так, что надо теперь с остеопатом выправлять. Мне привязали ноги ремнями к гинекологическому креслу, оставили одну в холодине, а главврач роддома шёл по коридору с обходом, кивая роженицам.

Елене казалось, что она до сих пор находится в этом ритуальном цикле.

– Булочки с маком ешь сама на обед. Мне сказала акушерка, что у тебя разошлись тазобедренные суставы нормально, а потом вновь сошлись, как ни в чём не бывало.

– Акушерки подделали запись.

София родилась 4,500 кг, о чём мне чётко сказали после весов. На бирке отметили лишь 4,200. Ритуалы повсеместно.

– Какие были твои слова, когда дочь родилась?

– “Такая красивая!”

– Вот они и “скорректировали” по своему видению.

– Ты хорошо медсёстрам истерил.

– Тебе сделали укол в спинной нерв. Я заплатил на входе!

– Иначе я не знаю, как схватки переживали женщины раньше. Аромалогия – новейшая культурология! Что скажешь ещё?!

– Во времена Гоа шла первая мировая война, шампанского не хватало.

– Бутылка вина в неделю попадает в Англии под зависимость алкогольную. Я смотрела передачу по телевизору об избавлении.

– Семьдесят пятого.

– От выдержанного с рейтингом не пьянеешь!

– Помнишь барона?

– Семь лет урожая не было…

– Сейчас я в недвижимости зелёной, то есть экологически здоровой .

– А я – в очередь за золотом, рубинами из Бирмы и камнями полудрагоценными. Вместе с маслами и газами – это и есть практическое питание, то есть через дыхание и сквозь кожу. Пью из Грааля серебряного – отбивает вампиров, кто помнит Тарантино. Напитки – это мега-тренд сегодня.

И он продолжал бороться, вместе с ней, по своему, нервно, переживая все взлёты и падения, и в итоге закрепился там, в их западном мире, хоть и со второй попытки.

* * *

Вернувшись в Лондон, к ней, его работу они нашли быстро.

Работодателями были таинственные инвесторы фонда хедж-фондов. Они вели умные беседы о курсах валют и рынке недвижимости.

– На российские масштабы у нас маловато капитала, – рассказывал партнёр. – Инвестируем в сектор недвижимости в Украине. Сейчас есть один строящийся склад, но мы разовьём целую сеть! А Вы, Александр, будете отвечать за скупку земель!

– В Украине мораторий на продажу земель сельско-хозяйственного назначения, – пояснил ему Александр, кто был единственным, хоть что-то понимающим в недвижимости. – Можно взять только в аренду и переводить в другое назначение.

Он сэкономил им уйму времени до две тысячи девятого года.

* * *

Юг Франции партнёры выбрали местом корпоративных сборов. Однако у многих сотрудников не оказалось действующих виз. По этой причине они не доехали. Только Саша прорвался каким-то магическим образом, по специальному соглашению единой визы, действовавшей тогда между Великобританией и Швейцарией. Ему было важно быть вместе с командой.

– He is a real team player1414
  Он настоящий командный игрок!


[Закрыть]
! – отметил себе старший партнёр.

К сожалению, команды только вот попадались всё больше из вторых и третьих лиг.

* * *

Оставался, к счастью, фитнес-клуб и Лондон. Саша снова стал бегать по утрам в парке.

Новые условия для трудовых мигрантов!

Однако чем лучше они жили, тем хуже становились их личные отношения.

Бескорыстных поступков Рёйтер не совершал. А она не понимала, зачем ему такие дорогие имплантанты, если он никогда не улыбается.

– А жена, это – инвестиция или статья расходов? – задавался вопросом Рёйтер на тему семейного бухгалтерского учёта.

“Хмм, про обязательства он почему-то не подумал…” – удивилась она.

Рёйтер становился всё более психопатичный личностью, прикрываясь стратегией “итальянской семьи”.

Они постоянно ссорятся, – высказался про них дедушка Слава. (Алёна приходился ему внучатой племянницей).

При отсутствии содержания подпитка для спутника исходила из инициации скандалов и обвинений в адрес жены и близких. Одолевал вещизм.

– Лена, а что ты так бедно одета?

“Какой-то порочный круг,” – не понимала Елена. – “Даже большие квартиры и дома не помогают!” Это его ненасытное стремление получать собственную выгоду проявлялось везде, в каждом вздохе и минуте их совместного времяпрепровождения.

– Лена, ну чего ты села?! Принеси мне чаю. Хочу, аж кончаю!

Он подпаивал её вином.

– Ах, даже у Золушки был шикарный бал! Когда же наступит мой карнавал?!

И Рёйтер закончил музыкальную школу и купил дорогостоящую стерео-систему, имелась даже коллекция дисков, однако музыка в доме не звучала никогда. Вместо песен пространство наполнялось его недовольным шумом и телевизионной рекламой.

– Лена, ну откуда твои руки? – возмущался он.

– А откуда твои брюки?

– Бездарность, кому ты нужна! Всё, что ты можешь – это бить по клавишам.

Я – писательница, та ещё машинистка! Печатаю “вслепую”, на русском и английском! Это было эффективней, чем играть на пианино…

Лене, и правда, нравилось писать письма ещё с детства, а он, почему-то, обвинял её за это.

– Ты распространяешь дайперы. А я – не все снайперы!

Рёйтер гнал её как бильярдный шар, в ту удобную лузу, куда ему было нужно.

“Меня или гонят, или тянут!” – не понимала Елена. “Но мне это всё не нужно! В мои руки внедрились останки Крупской!”

Препирались по каждой мелочовке и тыкали вопросами:

– Ты это повесила, чтобы я бился? – спрашивал он про хрустальный шарик Сваровски, вращающийся на изящной спирали в проёме дверной арки, ведущий в их совместные спальни.

Маслова купила модель на рождественской ярмарке в Цюрихе. Прозрачное стекло, размером чуть меньше шара для гольфа, было прекрасно огранено и, когда на него попадали солнечные лучи, расщепляло их свет на радужные палитры.

Доминантность же спутника откачивало у неё много сил на постоянное сопротивление и реплики соучастницы. Клиенты и банковский менеджмент прессовали параллельно в своих сиюминутных намерениях. Таким образом Елена находилась как-будто в вечной среде закомплексованности и неудовлетворённости, созданной вокруг супружескими и бизнес-партнёрствами.

* * *

– Таня, всё очень плохо, – рассказывала она про свои семейные отношения. – Рёйтер требует от меня то, что я уже не могу ему дать, потому что оно всё укатано в асфальт. Вот он и звереет. И этот микро-менеджмент на каждом шагу и по любому поводу…

– Играй! – посоветовала почему-то Баянова вовлечься в такую стихию отношений.

– На игру ведь тоже силы нужны, а в Республике Коми я уже отыграла в гимназическом театре Зодченко.

– Понимаешь, есть отношения временные. А любить можно долго, годами, несмотря ни на что…

– А что если просто не реагировать, и посмотреть что выйдет?

Таня была настоящей женой и реальным партнёром, только ею почему-то пренебрегали. Это её с Леной и объединяло.

– Я потеряла столько времени в Германии, пока девочек няньчила… – с горечью в голосе вспоминала Баянова о заграничном периоде своего материнства со вторым мужем.

– Время создаёт упущенные возможности, согласны все. Если мама катает ребёнка на детских качелях, она не может сдавать одновременно коммерческие площади.

* * *

До Масловой Александр заводил личные отношения только с женскими племенами – взрослыми или молодыми дамами, однако ж не бездетными.

“Разведённые – такие голодные!” – пояснял он ей в Алма-Ате.

За своим гардеробом он отменно следил, сам был ухожен, и ещё в двухтысячных полировал ногти.

Десятилетия позже Маслова вспоминала в интервью журналисту на английском: “When I saw his wardrobe, I got astonished. It was impeccable. I have never seen such a thing in my life1515
  Когда я впервые увидела его гардероб, я пришла в ужас от восторга. Он был безупречен. Я никогда такого не видела.


[Закрыть]
”.

Внешним видом Сашуля походил на некого этнического дэнди, бесстрашно бушующего в обществе орангутангов, приходящих в офис Адама в кожаных штанах. Они все вместе кучковались за получкой в кассовое окошечко. Коллеги в связи с этим сплетничали, что он “голубой”. “Не общайся с ним!” – предупреждали в бухгалтерии.

Молодым сотрудникам обедать в строительной Москве в те времена было негде: формат бизнес-ланча был ещё не опробирован. Коллега Шурочки оформлял приглашения в бизнес-центр на Малом Головином, где числилась его тёща. Елена ощутила удары судьбы, когда поняла, что это и есть офис её матери. Попав туда до неё, аут-сайдер Рёйтер устраивал мини-импровизации местным служащим.

– Я так и знала, что ты теперь – его пассия, – высказывалась недовольно мама Елены, которую посетитель их заведения “достал” больше всего, стоя с ними в очереди столовой с подносом в руках. – Ты уже всё рассказала ему про наши денежки?

Дочь ничего такого Рёйтеру никогда не говорила. У спутника было много энергии работать на публику.

Так, знакомые Александра были хорошо информированы, хочет ли жена идти гулять, если супруг не был до этого с ней, и имеет ли он ещё её после этого. Не было даже русла, куда бы Рёйтер был в состоянии направлять свои таланты, и он глушил энергию, чем только мог, периодически заваливаясь хламом и включая алкоголь. Семейным оставалось разгребать всё.

Последний раз она была отвергнута в Китцбюэле в феврале две тысячи двенадцатого. Они обедали в ресторане вчетвером с Арсением Викторовичем и Ниной Васильевной. Саша был довольно сильно пьян. Ужин был бессмысленным мучением, а в показательных выступлениях Рёйтера пренебрежение к Елене становилось очевидно окружающим. (До этого было просто стыдно появляться в паре на людях; такой он был экзальтированный).

В гардеробе, к Елене подбежала Нина, опередив заболтавшихся с официантами мужчин:

– Лен, надо прекращать это сейчас. Видно, что ты еле терпишь. Потом будет поздно.

– Спасибо, Ниночка. Наверное, со стороны, и правда, лучше видно.

* * *

Предложение Александра было сделано до ужина: тогда в две тысячи втором он положил ей на тарелку колечко из белого золото 750 пробы, с голубым топазом посерединке.

* * *

– Ты рано соскочила, – заявил ей Рёйтер весной двенадцатого.

– Почему же рано? Десять лет прошло всё-таки.

– Теперь тебя некому будет защищать!

В тот момент она ещё не понимала, что именно это означает, однако обручальное колечко не продалось. Оба свадебных кольца были утеряны ранее на каких-то курортах.

* * *

– Лен, может ты ещё передумаешь,– внимала ей свекровь. – Время лечит!

– Тамара Яковлевна! Время делает всё только хуже. Саша много для меня сделал, поэтому мне нужно было терпеть.


Но он был Первым, и он поставил Флаг!


Тогда в две тысячи первом, она влюбилась в него именно за свободный взгляд, альтернативную позицию и независимость от семьи. Было что-то удивительное в его ауре, его целенаправленности, в понимании пути и иностранных манерах вести себя. Она была им ослеплена. На фоне московских студентов, державшихся на плаву благодаря родительским счетам, пропискам и связям, Саша казался ей невероятным героем, прибывшим в российскую столицу из казахстанской и украинской заграницы без прописки, получив контракт директора по маркетингу в компании Адама Степановича.

Первое жильё в Москве он снял около трёх вокзалов. Планировка квартиры была странноватая, так как дверь в ванную с джакузи вела сразу из кухни. А Лена летала в далёкие командировки по всей России, где проходили аудиторские инвентаризации складов в двадцатиградусный мороз с удобствами на улице.

Почему-то работа была всегда не там, где жили, а отдыхали, вообще, в других местах. Но была борьба, и это объединяло.

Тогда Саша был её единственным маяком в океане тёмных вод. Она летела бабочкой на поток его света, обжигая свои крылышки, падала, поправлялась, но всегда долетала.


Он её ослепил, но оказалось,

Что его привлёк, лишь её автомобиль.


Однако со временем практика показала, что независимость Рёйтера от родительской семьи была скорее территориальной отстранённостью. Свекровь “отвоёвывала” обратно шаг за шагом жизненное пространство своего взрослого сына. Неразвязанный когда-то психологический узел затягивался всё сильнее, “благодаря” взаимным обвинениям обоих сторон.

– Это всё твоё воспитание! – обвинял свёкр свою жену касательно поведения их взрослого сына.


Мама колет его всю жизнь, как иголкой.

Плечи, руки до локтей.

Он стоит у раковины, весь в наколках.

Гордится, думает, что крутой…


Этот негативный спрут просто “убивал” психику Елены. Воюющие сплачивались в своей борьбе всё сильнее и сильнее и тянули друг-друга на дно… Они не желали освободиться от этих уз, не умели радоваться уединению. Их внутренняя семейная проблема была очень давней, но они отказывались признавать свою зависимость и как-то её решать.

Сашу, когда-то яркого человека, первопроходца и футболиста, деградирующего в осьминога, было искренне жаль. Помочь она ему больше не могла.

Краски сгущались везде, в том числе нянями.

– Сначала было светло. Потом становилось всё темнее и темнее, потому что ты рисовала!

– Так рисуйте сами! Москва слезам не верит. А кому-то так понравилась картина, что он купил весь дом!

– Почему же отель-мама1616
  Мама, проживающая с взрослым сыном и оказывающая ему услуги по хозяйству


[Закрыть]
не могла отпустить, освободить своего почти сорокалетнего сына или просто оставить его в покое? Думается, лишь потому, что он оставался последним источником улучшения её пенсионного благополучия…


Мы с Тамарой ходим парой!

Мы с Тамарой – санитары!


К лету двенадцатого на панель мобильного Рёйтер вынес три телефонных номера: “Мама”, “Амур” и “Мила Кунис”. Видимо, так ему было легче.

– Барак за меня вступился, – тихо сказала Елена.

– Барак за тебя вступился, потому что ты зарабатываешь ему деньги, – высказался Рёйтер.

“Саша был тысячу раз прав на этот счёт”, – согласилась Елена. – “Хотя деньги я не ему персонально зарабатываю, а Банку. И он отправил клиентский договор по другому адресу”.

* * *

– Что ты от меня хочешь? – спросил Рёйтер в ванной комнате.

– Я хочу, чтобы мы остались друзьями, – ответила Елена спокойно и ровно.

Плашмя его не устраивало.

– Я тебе ещё пригожусь, – сказал он жалобным тоном в прихожей, отправляясь на переговоры.

* * *

– Тамара, твой сын был прав двадцать лет назад – с таким образованием только время теряешь, – пыталась открыть глаза Свекрови Банкирша. – Чем Вы ему помогаете в сорок лет? Тем, что рубашки стираете и горшки убираете?

– Тебе это неудобно. На кухне остаются хозяйственные губки.

– Его нужно было оставить в полном одиночестве. На излечение!

– Живи теперь на улице!

На том и разъехались полюбовно.


Приехали гости и сели к малышке за стол,

Елене даже нет места,

И чай всем подаёт царская невеста….


А где-то в Средней Азии,

Прорвало отходы в канал,

Пока я спала, испортилась вся вода,

И украли все плоды нашей любви и нашей борьбы…

Но это ничего, нам всё равно.

И мы в эпоху потребителей,

Станем здесь производителями!

Кадр 3. Виктор

Оставь мне свой след и систему координат,

Чтоб даже сквозь тысячи созвездий и дат,

Тебя одного мне найти и узнать…


– Я, как Человек-Амфибия, живу счастливо в любой среде! – заметил Редактор. – Только если меня, как селёдку, не запирают в бочку.

– А я вселяю в вас Надежду! – ответила Писательница.

Надежду?

– Могу изменить вокруг себя любую среду! Сколько вам налить любви, дорогие мои?!

* * *

После этого было ещё пол-года ночных перелётов между Лондоном и Лихтенштейном.

* * *

Вновь встретились они в обновлённой сталинской высотке гостиницы “Украина” весной две тысячи десятого. Гранит в отеле положили качественный. Старинный стиль, как ни странно, не испортили, а высокие потолки по-прежнему хранили много воздуха. Только публика вокруг была какая-то неуважаемая.

Королёв выглядел как главный герой её кино-романа.

– Человеком себя чувствуешь, – вздохнул Виктор, стоя на высокой гранитной лестнице.

Так как оба позавтракали, они прошли в кафе и заказали по чашечке кофе. Виктор казался открытым и честным и впервые был в очках. Елена начала рассказывать про новую организацию, и почему она к ней присоединилась:

– Виктор Михайлович, я теперь работаю не в немецкам, а в княжеском банке и привлекаю деньги!

– Лен, у меня от компаний уже голова кругом идёт. Таранов понюхал, и я ушёл… Подсел на кокаин, понимаешь?!

– Как и другие тоже…

– Активы свои, правда, приберёг.

Она молчала, а он продолжал:

– В журнале прочитал, надо создавать “Family Office”1717
  Семейный Офис


[Закрыть]
!

– Рейтера главой сделаем!

– У меня сестра, – вторил Виктор, – вышла замуж за француза, родила. Правильно сделала. Только вот за имущество в Париже налоги выставляют.

Елена сочувственно кивала. В этот момент взгляд будущего Клиента упал на её запястье, на котором красовались недавно купленные бриллиантовые часы.

– Красивые часы у тебя! – заметил В.

– Саша подарил, – ответила Елена.

На этой фразе Виктор встрепенулся и начал осматриваться по сторонам:

– Ленка, посмотри какая красивая гостиница!

– Виктор Михайлович, я – по клиентским услугам, но другого характера, – пояснила Банкирша.

Кино-герой не останавливался:

– Лен, здесь такой апартамент, с видом на всю Москву. Я тут снял… Могу я жене сказать, что в командировку уехал на несколько дней?! А сам с красивой девушкой…

– А почему нет, – спросила она с лёгким вопросом в голосе.

Он не стал спорить, а повёл её показывать гостиничную обстановку.

* * *

– Елена, а откуда он взял деньги на бизнес, если всё время работал в государственных компаниях? – спрашивал её Филип, тогдашний шеф по России.

– Пойдите спросите у американских ковбоев, где они взяли деньги на первый бизнес. А он с нуля бизнес начал!

* * *

– Елена, – звонила бухгалтер Клиента, – мы отправили Вам налоговый сертификат по компании для сегрегации активов в держании.

– Это правда. Он пришёл в Банк, однако не дошёл до моего стола.

– Наверное, инициативу перехватили другие “повара”…

В этот самый момент к ней подлетел второй начальник по имени Барак, восклицая по английски:

– What are you doing, Elena? What’s up?1818
  – Что ты делаешь, Элена? Как дела?


[Закрыть]

– Right now I am in a cinema, watching a movie in a 4Dx format.1919
  – В настоящий момент я – в кинотеатре, и смотрю фильм нового формата. Это когда босс мешает богам.


[Закрыть]

You are watching too many movies!2020
  – Ты смотришь слишком много кинофильмов.


[Закрыть]
– только и нашёл, что ответить Барак в ответ на изъятие документа.

– That’s life. They liberate from some negative past.2121
  – Это – жизнь. Они освобождают от негативного прошлого. Гитлером управляла эмоциональная особа. Назовём её “Чертополох” для будущего кода.


[Закрыть]

– What happens in Las Vegas stays in Las Vegas.2222
  – Что случается в Лас Вегасе, остаётся в Лес Вегасе.


[Закрыть]

The cards and fortunes are known in advance. This play does not make sense2323
  – Карты и фортуны известны заранее. Эта игра не имеет более смысла.


[Закрыть]
.

– I can neutralise2424
  – Я могу нейтрализовать, как последний всеядный.


[Закрыть]
.

– Erase your memories in once. Like in “Man in Black” with that magic lightning effect. They died after that.2525
  – Избавься от памяти. Помнишь “Люди в чёрном”? У них был магический нейтрализатор и кассовые сборы, но они умерли вскоре.


[Закрыть]

– I’ve heard your laughter in Kiev2626
  Я слышал твой хохот в Киеве.


[Закрыть]
.

Он жил только кинофильмами, а она отвечала устойчивыми выражениями, возвращая ему сказанные ранее каменистые афоризмы.

– What happens in Las Vegas, stays in Las Vegas2727
  Что происходит в Лас Вегасе остаётся в Лас Вегасе.


[Закрыть]
.

– Re-start then?2828
  Начать всё с начала тогда?


[Закрыть]

– We start from the end: “Ночной дозор” & “Blake”.2929
  Мы начинаем с конца: “Ночной дозор” и “Блэйк” – кинофильмы о борьбе с вампирами из России и Голливуда соответственно.


[Закрыть]

Загадочная пропажа сертификата внутри СББ задерживала перевод активов на счёт Королёва. Им всем была нужна только одна особа. Казалось, её продвижение по карьерной лестнице контролировали боги.

* * *

Виктор был активным товарищем и обладал примерной внутренней самодисциплиной. В офис приезжал вовремя, рано утром по московским стандартам, хотя, в принципе, мог бы вообще не приезжать. Дело было не в том, что их компания Milky Way была реально первой и лучшей в Украине, а в степени и сложности задачи, которая была решена в той среде “первобытного” строя, если классифицировать общество по западным финансово-экономическим стандартам. Невероятный прогресс. Вылет в космос с украинской земли. Как страна, Украина ещё не существовала на финансовой карте мира, у неё даже не сформировалось инвестиционного сообщество! А по мнению Банкирши, работники Млечного Пути являлись реальной украинской элитой. Просто их никто об этом не информировал, а они, соответственно, об этом не догадывались.

– Лен, в Украине приватизационные процессы идут, – сообщал Королёв. – Мне предлагают заняться алкогольной индустрией. Банк может организовать аналитическую поддержку? Тебе же там полчаса, и всё дадут!

– Организуем, – пообещала Банкирша.

Через некоторое время возникла новая идея.

– Лен, в Украине у нас доля рынка 20%. Теперь смотрим птицеводство в России…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8