Серафима Шестакова.

Бриллиантовое тысячелетие. Часть 1



скачать книгу бесплатно

Предисловие.


Вам приходилось когда-нибудь просыпаться? Не просто проснуться утром, после кошмаров, что выдаёт вам ваш мозг, пока вы находитесь в «царстве Морфея». А проснуться и понять, что вы ничего о себе не помните. Ни вашего имени, ни то кто вы есть, и даже своего отражения в зеркале.

То, о чём я буду рассказывать вам, это хаос моих воспоминаний, который у меня получилось синхронизировать, потратив несколько лет, и не без помощи человека, который был послан мне судьбой. Он был не только рядом, но и мог на некоторое время становиться мной, что бы я могла однажды поведать эту историю.

Как неизвестен нам, наш с вами мир, как безрассудны поступки людей, как ужасны ошибки, и как глупы, страшны и безжалостны последствия каждого нашего неверного решения! Как грустно понимать, что трусость и глупость может перевернуть с ног наголову всё! И как жаль становиться потом, что не можешь ничего поделать, что ничего не исправить и прошлое не вернуть. И в то же время, как же заблуждаются те, кто думают, что ничего исправить нельзя. И это как раз та истина, о которой я буду вам рассказывать.

Я расскажу вам о том, что настанет день, и будет можно исправить многое. И в этом деле важно одно, не навредить! Продумать каждый свой поступок, и сделать всё, что от тебя зависит. Настанет время, когда многим из нас, представится возможность изменить ход событий своей жизни, не навредив никому, а только лишь улучшив свою жизнь и жизнь своих родных и близких людей.

Как часто вы, засыпая, думали о том что: «Вот если бы я тогда дал другой ответ, или сказал по-другому? Что если бы я поступил иначе?» Да, каждый человек, который живёт на этой планете, пережил как минимум один такой сюжет в своей жизни, когда совершил то, что не хотел, или сделал не так как планировал. И много у кого из нас были в жизни моменты, которые хотелось бы скорректировать, или не поступать определённым образом. Нет ни одного человека на Земле, который бы ни разу не ошибся, не обманул или не струсил. А что если бы было бы возможно показать, результаты ваших опрометчивых решений, или действий и дать вам шанс исправить то, что вы уже успели натворить?


Часть I


Глава 1. Пробуждение.


Я открыла глаза и поняла, что не помню ничего: ни сколько мне лет, не своё имя, не говоря уже о том, что происходило со мной вчера.

Мне плохо так, что я не понимаю до конца, “что” я вообще. Я вижу и не могу осмыслить. Перед глазами муть, в голове странные образы. А помещение, где я очнулась, мне было совершенно не знакомо. Множество медицинских приспособлений, какие-то аппараты издают странные звуки, пахнет медикаментами и мне холодно. Состояние бредовое, я не могу сопротивляться, послушно даю себе сделать какой– то укол, смотрю вокруг безмолвно, и стараюсь хоть что-то понять, но не получается. Рассмотрела мужчину, который сделал мне инъекцию: тёмно – каштановые волосы, тёмно карие глаза, и его руки. Когда он делал мне укол, я обратила внимание на них, сильные пальцы и широкая ладонь.

Он пристально смотрел мне в глаза, а после инъекции приложил указательный палец к губам, и промолвил: « Тсс!» Его брови приподнялись вверх, в на лице и во взгляде было трудно не заметить грусть.

Затем я вырубилась и мне снились кошмары. Совершенно не связные друг с другом сновидения. В одном из них, я на каком-то странном острове залезла на дерево. Кого-то выискиваю глазами. В другом отрывке сновидения прячусь в лесу от погони. В следующем плаваю в голубом бассейне, надо мной летают непонятные летательные аппараты, или бегу по улице незнакомого мне города, а вокруг обшарпанные дома. И в каждом из этих сновидений я видела лицо этого мужчины. Он что то говорил мне, но я не могла разобрать его слов.

Когда я очнулась вокруг меня стояли люди, которые напоминали медицинских работников. Одежда на них была белая, маски на лице, перчатки на руках, они переговаривались между собой. Звуки были приглушенными, и я не могла ничего разобрать. Среди них был он, тот самый мужчина. Хитрые глаза, серьёзное выражение лица, воинственная осанка, тёмно серая одежда, тёмная щетина, каштановые пряди, которые слегка прикрывали его уши. Весь его образ ассоциировался с человеком, который как минимум военный или наёмник. «Почему он так пристально смотрит на меня?» – задала я себе вопрос.

Что странно было для меня это то, что я не была прикована или связана. Но судя по ситуации, которая окружала, я была подневольной птичкой. Тем не менее, у меня нигде не болело, я добровольно отвечала на вопросы и давала себя осмотреть:

– Голова болит? – спросил один из людей, вошедших в помещение.

– Нет. – Ответила я.

– Тошнит?

– Нет. – Но тут я соврала, от запаха в этом помещении мне было дурно.

– Твоё имя? – задавая этот вопрос, он посветил мне каким-то красным фонариком в глаз, потом в другой.

– Не помню. – Выдохнув, ответила я. – Я ничего не помню.

– Я бы не стал утверждать, что она в полном порядке, память ещё не восстановилась. В прочем, как и всегда, на это нужно время. Но в целом состояние стабильно. – Обратился он к своим коллегам, и что-то пометил у себя на планшете. Это устройство меня немного удивило, прозрачное тонкое изделие.

Несмотря на этот странный осмотр, эти люди враждебными мне не показались. Напротив, улыбка того мужчины мне нравилась, а его “коллега” который меня осматривал, разговаривал со мной с заботливой ноткой в голосе.

Затем меня провели по длинному коридору и оставили в большой комнате. Белые стены, зеркало в полный рост, панели с данными о поведении и состоянии моего организма вплоть до состава моей крови, и женский электронный, но приветливый голос периодически озвучивал что-то из показаний медицинского сканера. Систематически, как я заметила, примерно каждые три минуты сообщал данные о моём сердцебиении.

«Зеркало!» – Боже я даже забыла, как выгляжу. Осматривая эту странную палату, я приблизилась к нему. В зеркале на меня смотрела девушка с русыми волосами чуть ниже плеч, серо зелёные глаза, одетая в белую форму со знаком V на стоячем воротничке. На шее красовался круглый кулон, с розовым камнем в металлической оправе с замысловатым рисунком на тонкой цепочке.

«Сколько времени я здесь нахожусь? С какой целью? И почему не сопротивляюсь? Почему не пытаюсь убежать? Почему не задаю вопросов этим людям? Почему послушно даю наблюдать за собой? Как попала сюда? Что это за одежда на мне?» – Я ничего не могла вспомнить. Но при этом у меня не было чувства тревоги или страха. Я провела по лицу левой рукой, что бы убрать непослушную прядь волос со щеки, и увидела на ладони под кожей странный голубой круг, он переливался. «Что это?!!» – в недоумении я смотрела на это устройство около минуты. Пальцами правой руки я осторожно провела по ладони, и он стал ярче, а внутри круга появились цифры: 3017/12/21

«Дата! Это дата! Но какая? Сегодняшний день? Три тысячи семнадцатый год, декабрь, двадцать первое число?!! И если да, то, какого чёрта я делаю в три тысячи семнадцатом году?» – Обстановка окружающая меня, располагала только к таким догадкам. Я в ужасе повернулась к зеркалу. Голова закружилась; отрывками приходили воспоминания, лица, события. Было не понятно, то ли это сон, то ли это бред. Дыхание перехватило, мне стало страшно жарко! Женский электронный голос, что – то говорил об изменениях в моём организме, звуки стали сплетаться воедино и перед глазами темнело. Резко зазвенело в ушах, появилась головная боль. Меня стошнило. С каждой секундой становилось хуже. Я упала на спину. Лежала и не могла никак совладать со своим телом. Максимум что получалось это стонать, срыгивать рвоту на пол, глядя на себя со стороны в это зеркало, сквозь наворачивающуюся муть в глазах. И вдруг опять стали видеться эти картины, а именно части тех самых кошмаров, которые я видела после укола. Внезапно мне стало ясно, что это не просто отрывки сна, а реальные воспоминания. Воспоминания похожие на старый фильм. И тут я вспомнила самую главную часть своей жизни. Кто я и откуда.

Меня зовут Мая, я родилась в тысяча девятьсот восемьдесят седьмом (1987) году в Украине. В тысяча девятьсот девяносто восьмом (1998) мы с мамой и папой иммигрировали в Америку. Я была единственным ребёнком в семье. В Украине я училась в обыкновенной общеобразовательной школе, а после переезда в Америку обучалась на дому. Из учителей помню только двух: учительницу английского и русского языков, и учителя истории. Имён их я не помню. Вышла замуж в две тысячи тринадцатом году. Со своим мужем Виктором мы познакомились в Нью-Йорке, он приезжал туда на какую-то встречу. Мне вспомнились лишь некоторые нюансы, связанные с ним. Его голос, походка, смех. Свадьба у нас была тайной. Только он и я. Зная друг друга всего месяц, мы обвенчались с ним в одной из церквушек в пригороде, когда я приезжала к нему на неделю в Лондон. Детей у нас нет. Воспоминания о родителях были очень смутными. Вспомнился лишь и образы и голоса.

«Виктор, почему я не могу вспомнить твоё лицо?» – спросила я себя. В голове кавардак! Что вокруг происходит? «Вспоминай!» – мысленно кричала я, вставая с пола. Это отвратительное самочувствие быстро улетучилось. Страшно захотелось пить. Я дотащилась до раковины, стоящей в углу открыла воду, и стала жадно поглощать её, пока не утолила жажду. «Что за дата на руке? Где я нахожусь? Почему я здесь? » – на меня накатили ярость и негодование, я стала пинать в толстую прозрачную дверь дверь этого помещения, бить её кулаками:

– Эй, кто ни будь! – кричала я, в надежде, что кто-то подойдёт и даст мне хоть какие-то объяснения.

Женский электронный голос объявил о том, что у меня участился пульс, и о том, что моё психическое состояние не стабильно и ещё что то. Но я уже толком ничего не слышала. Мне опять стало страшно жарко, дыхание участилось, я сделала пару шагов назад от двери, и, взглянув в зеркало, увидела невероятную вещь: всё моё тело светилось серо-голубым светом, я становилась полупрозрачная, и мерцала странным сиянием. Затем меня резко обдало холодом. Это странное устройство в ладони сильно жгло и мигало разными цветами, от ярко голубого, до красного цвета. Я только лишь успела глянуть в сторону двери. За ней стоял тот самый мужчина, который делал мне инъекцию. На его лице был испуг, он ударил по двери ладонью, и крикнул: «Мая!»

«Виктор!» – вспомнила я. Это был мой муж.

Не знаю, сколько времени прошло с момента, когда я узнала Виктора по ту сторону прозрачной двери.

Но очнулась я совсем не там, где была, как мне казалось несколько секунд назад. Как то всё скользко и мокро, всё тело продрогло, им же я ощущала нечто противное и вязкое. Открыв глаза, я поняла, что валяюсь в огромной луже грязи. Полный рот какой-то отвратительной жижи и тины. Оглядевшись, поняла, что нахожусь в лесу, неподалёку от болота. Вся в дурно пахнущих водорослях, с ног до головы! Ужас как же это было мерзко!

Солнце в зените, в лесу светло. Не смотря на то, что деревья секвойи очень высокие, было видно небо и яркие лучи солнца красиво пронизывали листву, добираясь до самой земли. Щебетали что – то друг другу птички, а тёплый воздух окутывал лес. Лёгкий тёплый ветерок колыхал листочки на траве, а я валяюсь в густой грязной жиже.

– Ну и где я? – поднимаясь из вязкой лужи и сплёвывая изо рта водоросли, с иронией я задала себе вопрос вслух. Встав, отряхнула, как могла с себя мерзкую тину, выжала майку, пропитанную зловонной влагой, и ноги повели меня куда-то. «Ну не сидеть же в луже и дальше»– подумала я.

Через некоторое время моей «прогулки» лесной воздух донёс до моего носа запах свежести. «Значит, неподалёку есть водоём, он просто обязан там быть!» – понадеялась я, и направилась его искать.

Вскоре я набрела на водопад. Сняв с себя одежду, нагишом прыгнула в воду. Вода была замечательная, чистая, тёплая. Перевернувшись на спину, я устремила свой взор в небо. На нем не было ни облачка. Ясное, красивое, голубое! Я долго плавала так близ водопада, который своим шумом успокаивал меня.

Закрыв глаза, и вспоминая часть тех кошмаров, которые виделись мне после инъекции, я пыталась дать им хоть какое-то рациональное объяснение. Так как понимала что это не просто отрывки сна, а мои воспоминания. Ту часть, где я плавала в голубом бассейне, и надо мной пролетали странные машины, вспоминать было довольно приятно. Мне казалось, что я там. И Виктор рядом со мной сидел у бассейна что-то мне рассказывал улыбаясь.

Крик какой-то птицы разогнал мои грёзы, я вспомнила о дате, которую видела у себя на руке в последний раз. Двадцать первое января три тысячи семнадцатого года. Глянув на руку, увидела только голубоватый овал, он так же поблёскивал, как и тогда в этом белом странном помещении. Я провела пальцами по ладони, и опять появились цифры, но на этот раз другие – 2991/12/21.

– Так вот как ты работаешь! – сказала я глядя на свою ладонь. Он реагировал на прикосновение. В общем, месяц и число те же, год две тысячи девятьсот девяносто первый!

Не смотря на то, что я провела у водопада несколько часов, и изучила каждую травинку вокруг, огляделась ещё раз, в надежде увидеть, что то, что даст мне понять, где я. Но по близости кроме растений и мелких птичек не было ничего.

– Чёрт возьми, да что происходит?! – сокрушившись, ударила руками по воде и, поплыла к берегу. Отмывшись от болотной грязи и отстирав от неё эту странную белую форму, я уселась на камень у водопада.

– Сума сойти, что значат все эти даты? Что за провалы в памяти? Почему я оказываюсь то там, то здесь?– мучаясь этими вопросами, я наблюдала за переливающимися на солнце струйками водопада. Не смотря на моё недоумение и кашу в голове, параллельно я наслаждалась тем, как красиво было это место. Так красиво, что мне не хотелось уходить. Да и не следовало, так как уже смеркалось, и по ночному лесу идти, куда глаза глядят, не было никакого смысла.

Ночь была тёплой, и небо таким ясным, что было видно, как мне казалось, каждую звёздочку во вселенной. Под россыпью звёзд на ночном небосклоне, и шум водопада я уснула.

Сон был спокоен, ничего не снилось. Хотя я несколько раз просыпалась от странных звуков, доносящихся из леса. Но как не странно они меня не пугали, а лишь пробуждали, что меня безумно бесило. То какая-то птица ночная засвистит, то кто-то в кустах лазает, то ветка сломится.


Глава 2. Чертоги памяти


– Мая! Мая! – кричал мужской голос. По началу, показалось, что мне это сниться. Но открыв глаза и оглядевшись вокруг, я увидела Виктора! Он стоял на противоположном берегу. На нём был одет серый костюм. На костюме множество карманов, на поясе кобура, в ней оружие. Я такого ещё не видела. На воротнике костюма знак V. В общем, выглядел он футуристично и воинственно.

– Вот ты где! Я так и знал что ты здесь! – С этими словами он красиво нырнул в воду и поплыл в мою сторону. Выйдя на берег, он улыбался. На его лице было сложно не распознать радости, он обнял меня и расцеловал всё лицо.

«Какие губы, какие губы!» – думала я, и, закрыв глаза, наслаждалась его поцелуями. Они были мне так знакомы, и в тоже время они целовали меня как будто в первый раз. Странное чувство, не объяснимое, но приятное. А посмотрев ему в глаза, я поняла, что его этот момент в какой-то мере забавляет. От этого у меня проснулся ещё больший интерес, к тому, что творится со мной. Мне хотелось задавать вопросы, миллионы вопросов!

– Что происходит? – спросила я его, остановив поцелуи и взяв его за руки. – Что со мной твориться, объясни мне.

– Память скоро вернётся к тебе, так происходит каждый раз, с того момента как ты… – он остановился, и посмотрел на меня как на дитя.

– Что я? Что? Говори! Я практически ничего не помню, вспомнила только нас, как познакомились, кое-что из жизни до нашего знакомства… – и тут я замолчала. В памяти появились новые отрывки, я быстро стала рассказывать Виктору то, что вспоминаю:

– Я в том помещении, где очнулась в последний раз, вокруг паника, та прозрачная дверь не закрыта. Звуки взрывов. Не то землетрясение, не то бомбёжка, в общем, полный хаос. Я напугана, бегу по коридору, следом за мной бегут какие-то люди и кричат мне «Мая беги, беги быстрее, спасайся!» – повернувшись, я увидела, как коридор заполняется водой со страшной скоростью и накрывает бежавших следом за мной людей! Среди них был мужчина в преклонном возрасте, в медицинской одежде, с тросточкой. Он бежал медленнее всех. Один из них успел крикнуть мне: «Блокируй, блокируй двери Мая!» Я, забежала в какой-то отсек, с боку на стене нажала кнопку и передо мной закрылись прозрачные двери. Я видела, как по ту сторону умирали эти люди. Вода заполнила помещение, и они захлебнулись. Я рыдала у этих дверей, наблюдая, как они умирают, и ничем не могла им помочь! В ужасе я поползла назад, и в этот момент резкий громкий звук, похожий на взрыв. Всё. – Я остановилась. – Больше не помню ничего…

– И это не начало всей истории, на восстановление памяти потребуется не менее суток. – Хладнокровным голосом сказал Виктор. – По завершению задания мы вернёмся в Центр. На задания я перемещаюсь следом за тобой с опозданием в сутки, а точнее сказать это ты убегаешь от нас без предупреждения. Возвращаемся всегда вместе. С момента той аварии, о которой ты сейчас вспомнила, твой порт не исправен. – Говорил он, указывая мне на мою левую руку. – В том отсеке, где ты осталась, ты задела оголённый кабель. В тот момент там проводились ремонтные работы. Тебя ударило током, это и стало причиной неисправности твоего порта. Теперь на каждое задание ты перемещаешься раньше на сутки. В Центре ещё не имеют ни малейшего представления о задании, а ты уже переместилась туда. И каждый раз мне приходиться тебя вот так вот разыскивать, и часами рассказывать тебе наше прошлое, готовясь к выполнению задания. По возвращению в Центр ты тоже ничего не помнишь, и лишь специальные медикаменты приводят тебя в чувства, через какое то время. Раньше мы перемещались синхронно. Так работают все пары, работающие в Центре V (Voyageur). Я уговорил руководство оставить тебя со мной, не смотря на проблему с перемещением, под свою ответственность. Тем более это и так стало невозможным, так как ты ещё до появления заказчиков в Центре перемещаешься по координатам будущего задания. Да и если пару разделить, замену придётся искать заново. А подходящих не так много. На поиски уходят годы. – Он посмотрел на меня, нежно поцеловав в губы и продолжил: – К сожалению всё сразу я не могу тебе рассказать. Очень важно, что бы ты постаралась вспомнить как можно больше сама. В этот раз тебе даже отдышатся не дали. После последнего возвращения прошёл лишь час. А тебе что бы прийти в себя нужно намного больше времени. Видимо, какая то накладка со временем между заданиями. Но это станет известно только по возвращению в Центр.

– Что за задание? Виктор! – я была в шоке. – Какие задания? Какой порт? Какие перемещения?

– В этот раз нам нужно предотвратить убийство. – Ответил он. – Пошли, наша экипировка наверху, – он качнул головой в сторону водопада, над которым возвышался огромный каменный булыжник, и я послушно последовала за ним. – Дай себе немного времени и всё вспомнишь. – Он взял меня за руку. И добавил: – Не волнуйся я рядом!

– Что такое порт и как он работает? – спросила я, ковыряя пальцем свою левую ладонь.

– Это устройство работает от наших сердец. Сердце даёт импульсы для работы порта. – Виктор достал какое-то устройство с красным излучением провёл по руке и показал, как оно выглядит под кожей. – Это вспомогательный порт. С его помощью и с помощью порта, который находится в Центре V, мы перемещаемся во времени. Работаем парами, так устроена эта система перемещения. Вспомогательный порт работает до тех пор, пока работает сердце. Когда тебя ударило током, ты была в состоянии клинической смерти, почти сутки, а точнее двадцать три часа сорок одну минуту одиннадцать секунд, находясь под аппаратурой жизнеобеспечения. Затем твоё сердце, наконец, завели. И соответственно заработал и твой порт. Только перемешаться во времени ты стала без помощи второго порта, а сама по себе. Хотя порт и показывает дату, где ты находишься и когда, он всё же отправляет тебя на задание сам по себе. Эту аномалию в лаборатории нашего Центра никто не может объяснить. И над ремонтом твоего порта работают сотни человек. Но пока безрезультатно. Изобретатель этого устройства профессор Густав Руге погиб. Он был в большей степени заинтересован в том, что бы восстановить работу твоего порта. Именно этот человек был в том отсеке, который затопило у тебя на глазах.

– А что за препарат ты ввёл мне, когда я очнулась? – перебила я.

– Этот препарат убирает из сознания чувство паники и страха. Мы вводим тебе его каждый раз, по возвращению с задания, пока ты в «отключке». Последнее время я лично ставлю тебе его. В тайне, от работников медицинского блока, я постепенно уменьшаю дозу препарата, по рекомендации профессора, потому что препарат замедляет восстановление твоей памяти. И есть результаты! Раньше ты вообще ничего не могла вспомнить по нескольку часов! Но страх и паника имеен место быть в некоторой степени, когда ты начинаешь приходить в норму. Зато сейчас память стала возвращаться к тебе гораздо быстрее.

– Очень мило с Вашей стороны! – с иронией пробурчала я. – А почему даты похожи? Месяц и число те же, только год другой.

– Это просто совпадение. Большая часть заказов на перезапись реальности идут от частных заказчиков. Но перед тем как выполнять заказ, да и вообще его принять, его проверяют на нарушение причинно-следственных связей. Каждое путешествие в прошлое, мгновенно переписывает старую реальность. И появляется реальность новая. Но перезапись не может действовать на самих путешественников во времени. И мы помним все реальности, и свою личную тоже. Последовательность событий ограниченно изменяема, пока события не влияют на самого путешественника во времени. К тому же, заказчик может изменить в своей жизни только десять событий. То есть каждый, кто обращается в Центр V, имеет право на десять заказов. Есть и заказы Парламента, но они крайне редки. По большому счёту мы «частная лавочка» с огромными возможностями. Каждый работник нашего Центра V или участник какого-то проекта, и даже сами заказчики понимают всю ответственность и важность того что мы делаем. Каждый дорожит своим местом в Центре, своими обязанностями, своими коллегами, и кодексом о неразглашении любой информации о нашей работе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное