Семен Венгеров.

Вильям Шекспир



скачать книгу бесплатно

Органически связан «Фальстафовский» период с серией исторических хроник Шекспира даже помимо того, что Фальстаф фигурирует в двух главных пьесах этой серии – «Генрих IV» и «Генрих V». Исторические хроники из английской истории – это та часть литературного наследия Шекспира, где он меньше всего принадлежит всем векам и народам. Здесь Шекспир – с головы до ног типичный средний англичанин. Когда переживаешь период столь реалистического упивания элементарными благами жизни, то государственные идеалы не заносятся в облака. Единственное мечтательное лицо хроник – Ричард II безжалостно погибает под ударами практика Болингброка, с любовью очерченного автором, между тем как к жалкому Ричарду он едва чувствует пренебрежительное сострадание. A Генрих V – это уже прямо апофеоз кулака. Он завоевал Францию, и этого достаточно, чтобы сделать туповатого увальня истинным любимцем автора.

XX. Гамлетовский период

Приелась, однако, вскоре фальстафовщина, не мог художник такой тончайшей душевной организации долго пить из кубка наслаждения, не ощутив горечи на дне его. Есть что-то символизирующее творческое настроение самого Шекспира, когда он заставляет воцарившегося и вошедшего в сознание своих высоких обязанностей Генриха V отстранить от себя надеявшегося процвести Фальстафа и безжалостно при всех сказать своему недавнему собутыльнику: «Я тебя не знаю, старик». Перестает знать и Шекспир так недавно еще всецело владевшее им беспечальное отношение к жизни. Наступает третий период в его художественной деятельности, приблизительно обнимающий годы 1601–1609, период глубокого душевного мрака, но вместе с тем период создания величайших литературных произведений нового человечества.

Первое предвестие изменившегося настроения и миропонимания сказалось в комедии «Как вам это понравится» (As you like it), в психологии утомленного жизнью меланхолика Жака. И все растет эта меланхолия, сначала только тихо тоскующая, но быстро затем переходящая в порывы самого мрачного отчаяния. Все покрывается для умственного взора великого художника черною пеленою; он во всем сомневается; ему кажется, что «распалась связь времен», что весь мир провонял, как тухлая рыба; он не знает, стоит ли вообще жить. Пред нами развертывается страшная драма противоречий реальной жизни с высшими стремлениями в «Гамлете»; отчаявшийся художник дает нам картину крушения лучших политических идеалов в «Юлии Цезаре»; показывает в «Отелло» ужасы, скрытые под розами любви; дает потрясающее изображение неблагодарности самых близких людей в «Лире» и неблагодарности толпы в «Кориолане»; показывает на очень хороших по существу людях губительное обаяние земного величия в «Макбете». Но не в одном земном отчаялся так глубоко задумавшийся над целью бытия художник. Вещь самая страшная для человека XVI столетия, да еще англичанина – он усомнился даже в загробной жизни; для него бессильны утешения религии.

И вместе с тем в этом безграничном отчаянии было скрыто самое благотворное зиждущееся начало.

Огромное душевное волнение привело в движение все силы великого дарования, дало окончательное развитие орлиному полету его художественного гения. Как буря заставляет океан выбросить на радость людям таящиеся на дне его лучшие перлы, так и здесь глубина отчаяния подняла со дна все лучшее, что было заложено в душу избранника. Органически нуждаясь в душевном лекарстве – иначе жить было нечем, a тем более говорить, – Шекспир Гамлетовского периода создает ряд самых благородных образов, когда-либо данных всемирною литературою. Как в сказке, то же самое копье, которое так глубоко ранило его тоскующее сердце, и вылечило его. С одним презрением к людям ничего великого не создашь. Нужен восторг, нужно глубокое убеждение, что как ни скверен мир, но есть в нем и праведники, из-за которых спасается град нашего бытия. Пусть прав Гёте, впервые давший ключ к пониманию натуры Гамлета, как слабость воли при ярком сознании долга, пусть Гамлет только страстен, но нерешителен, глубок, но лишен свежести непосредственности. Но кто же не подпадает под обаяние его высокого духа, кто в духовном сообществе с ним не становится лучше и чище? A что уже говорить о лучезарных явлениях Корделии и Дездемоны, о бедной Офелии! Все они сотканы из какого-то тончайшего эфира поэзии, все погибают, потому что не могут вместить в себе зло жизни и сколько-нибудь приспособиться к ней. Даже злодейская чета Макбетов погибает от избытка совести. A сколько еще остается высоких сердец среди второстепенных лиц великих трагедий, в особенности в «Лире».

Целая галерея волшебно-нежных и самоотверженных женщин и благороднейшего духа мужчин, созданная в мрачную полосу третьего периода, показывает, что пессимистическое настроение художника было порождено не только созерцанием зла мира. Оно имеет свой источник и в том, что в душе его, под влиянием дум о смысле жизни, создался очень высокий идеал назначения человека. Он был так строг к миру, потому что хотел его видеть совершенным.

Настоящая мизантропия проступает только в «Тимоне Афинском», и величайшего в мире художника постигла неудача: человеконенавистник Тимон не удался Шекспиру, характер его мало мотивирован. Очевидно, одна злоба не заключает в себе творческого начала. «Тимон Афинский» – это как бы злокачественный нарыв, вызванный душевною томскою художника.

XXI. Период примирения с жизнью

И если мы обратим внимание на то, что «Тимон Афинский» относится к самому концу мрачного периода, к 1609 г., то мы, чтобы продолжать медицинское сравнение, будем иметь основание видеть в «Тимоне» как бы вскрытие нарыва мизантропии, из которой теперь совершенно удалился гной человеконенавистничества. Наступает светлый период примиренного искания душевного мира и спокойствия.

Переходом к этой полосе шекспировского творчества можно считать «Антония и Клеопатру» и «Перикла». В «Антоние и Клеопатре», талантливый, но лишенный всяких нравственных устоев хищник из «Юлия Цезаря» окружен истинно-поэтическим ореолом, a полупредательница Клеопатра геройскою смертью в значительной степени искупает свои прегрешения. Особенно же ощутительно начало нового настроения в «Перикле», где явственно проступает главный мотив 4-го периода – отечески-нежное созерцание жизни сквозь призму любви к детям и вообще семейного чувства.

4-й период, если не считать весьма слабого участия Шекспира в «Генрихе VIII», обнимает всего только З-4 года и 3 пьесы – так назыв. «романтические драмы». Из них «Цимбелин» и «Зимняя сказка» принадлежат к пьесам второстепенным и только в «Буре» гений Шекспира опять сказался во всем блеске своей обобщающей силы, создав одностороннее, но необыкновенно яркое воплощение некультурности черни в лице пьяного дикаря Калибана.

В пьесах 4-го и последнего периода все обстоит благополучно, тяжелые испытания вводятся только для того, чтобы слаще была радость избавления от бедствий. Клевета уличается, невинность оправдывает себя, верность получает награду, безумие ревности не имеет трагических последствий; любящие соединяются в счастливом браке.

В этом оптимизме нет, однако, нечего приторного, потому что чувствуется истинная примиренность. Мудрец изжил личные чувства; он видит нарождение нового поколения, которое будет любить, будет счастливо, будет хоть на время очаровано жизнью. Он видит, что жизнь есть, таким образом, круговорот светлых и мрачных явлений и искренно примиряется с нею. Он перестает возиться с собственною психологией, его занимает только счастье близких ему молодых существ. Поэтические девушки, созданные теперь – Морина из «Перикла», Пердита из «Зимней сказки», Миранда из «Бури» – это уже не восторги любовника, как Джульета, не упоение мужа, как Дездемона, a тихое любование счастливого отца.

Чрезвычайно заманчиво желание многих шекспирологов видеть автобиографическую символизацию в заключительной сцене «Бури», этой последней самостоятельной пьесы Шекспира.

Изгнанный врагами миланский герцог, a затем ставший волшебником Просперо устроил с помощью своих чар счастливый брак дочери и возвращается на недобровольно покинутую родину. Достигнув всех заветных целей, Просперо отказывается от своего владычества над подвластным ему миром волшебных духов. «От этих сил теперь я отрекаюсь», – восклицает он. – «Лишь одного осталось мне желать: мне музыки небесной нужны звуки». Для осуществления своего отречения он уничтожает самый источник своей волшебной власти, жезл и книгу с магическими заклинаниями:

 
«Я раздроблю тогда мой жезл волшебный,
И в глубь земли зарою я его.
A книгу так глубоко потоплю,
Что до неё никто не досягнет».
 

Решение это совершенно неожиданно и совершенно не нужно для хода пьесы. Но оно получает яркий смысл, если увидеть тут решение бросить литературную деятельность, которая обняла весь круг человеческих страстей, человеческих страданий и радостей. Шекспир тоже величайший волшебник, ему подвластны величайшие чары слова, при помощи которых он, как Просперо, то насылал на души самые страшные бури, то навевал человечеству золотые сны. Но все это уже сделано. Чародей-творец все испытал, все изобразил, все истолковал, ему нечего больше сказать. Книга жизни прочитана и можно ее закрыть.

XXII. Шекспировская Библиография

Литература о Шекспире колоссальна и самые обстоятельные шекспировские библиографии, отказываясь от регистрации журнальных статей, ограничиваются перечнем книг. Впрочем, превосходные погодные списки журнальных статей за последние десятилетия (Cohn'a) можно найти в ежегодниках нем. шекспировского общества. В богатейшей Shakespeariana – Британского музея в Лондоне насчитывается около 4000 книг. В 1868 г. открыта была в Бирмингеме специально шекспировская библиотека, в 1879 г. сгоревшая, но с 1882 г. вновь возродившаяся. Она широко понимает свои задачи, собирает все, что служит к уяснению сочинений Шекспира и насчитывает более 11000 №№. Каталоги Shakespeariana британского музея (1897) и Бирмингемской библиотеки (закончен в 1903 г.) дают специалисту шекспировскую библиографию во всем её объеме, здесь же указаны только основные её очертания. Издания сочинений. В основу всех изданий по необходимости приходится класть, при всей его недостоверности, знаменитое in folio 1623 года, изданное товарищами Шекспира – актерами Юмингом и Конделем. Оно является первоисточником 19 пьес. Незначительное число сохранившихся экземпляров (около 160) довело цену их до неслыханной суммы 20–25 тысяч рублей, и, чтобы дать возможность ученым пользоваться этим драгоценнейшим источником, первое фолио неоднократно переиздавалось в новейшее время фотографическим путем: в 1864-65 гг. вышли изд. Стаунтона, в 1876 г. (в уменьшенном виде) Голиуэля-Филиппса, в 1902 г. до полной иллюзии доведенное фототипическое воспроизведение, с предисловием Сидни Ли. В 1862-71 году Голиуэль-Филипсом, в 1880-89 году Фэринвалем издано также факсимиле отдельных пьес, вышедших in 4° при жизни и вскоре после смерти Шекспира. Почти повторением первого in folio является второе in folio 1632 r.; третье in folio 1663 года присоединило ряд псевдо-Шекспировских драм. Повторением 3-го издания было 4-е in folio 1685 г. Первое сколько-нибудь критическое издание принадлежит первому биографу Шекспира Николаю Роу (Rowe; 1709 в 6 т., 1714 в 9 т. in 8°). Из перечисляемых здесь в хронологическом порядке других изданий XVIII в. представляет, при всех своих ошибках, интерес изд. Попа (1725, 6 т.; 1728 в 10 т.; 1735. 1768); превосходно изд. Теобальда (1733, 7 т.; 1740, 1752, 1772, 1773); ценны изд. Гэнмера (1744), еп. Варбуртона (1747, 8 т.); Джонсона (1765, в 8 т.; 1768); Кэпеля (Capell, 1768 в 10 т.); первостепенное значение имеют изд. Стивенса (1773, в 10 т.; 1778, 1785, 1793 в 15 т.) и Мэлона (Malone, 1790 в 10 т.). Сводом всех догадок и комментариев лучших исследователей является так наз. «Variorum edition» 1803 г. Рида (21 т.). Исправленное второе «Variorum edition» появилось в 1813 г., третье (редактированное Босвелем по заметкам Мэлона) – в 1821 г. По типу «Variorum» было предпринято в 1871 г. американцем Фэрнесом (H. Howard Furness) замечательнейшее издание «New Variorum editon», которое является настоящею шекспировскою энциклопедией. Но Фэрнес умер, в 30 лет успевши издать только 12 томов (11 пьес). Из изданий XIX в. крупное научное значение имеют много раз повторенные издания Александра Дайса (1857), Стаунтона (1868-70); выдающегося немецкого шекспиролога Делиуса (1854), так наз. Кэмбриджеское изд. Кларка и Альдиса Райта, и так называемое «Bankside edition», с 1888 года выпускаемое нью-йоркским Шекспировским обществом под редакцией Эпльтона Моргана (вышло 21 том). Среди более 200 различных полных собраний соч. Шекспира можно еще отметить изд. Гарнеса (1825); Сингера (1826); Чарльза Найта (замечательное своими историческими иллюстрациями «Pictorial Edition», 1838-43), Барри Корнуэля (1839-43, иллюстрир.), Пэн-Кольера (неудачная, частью основанная на недобросовестности, попытка дать новый текст), Голиуэль-Филиппса (монументальное иллюстр. изд. в 15 т., 1853-61); американца Грэнт-Уайта (1857-65), «Leopold Shakespeare» (1876; замечательно предисл. Фэрниваля), так назыв. «Henry Irving edition» (1888-90); «Temple Shakespere» Голанца (1894-96). «Oxford edition» Крэга (1894), «Eversley Shakespeare» Герфорда (1899) и др. Число изданий все растет и нет года, чтобы не появлялось 2–3 новых.

Переводы. Отдельные пьесы переведены почти на все языки; не исключая малайского, наречий индостанского и т. п. Полные собрания сочинений имеются на франц. (все прозаические: Летурнера, 1776-82; его же в исправлении Гизо, 1821 и 1860-62; Мишеля, 1839; Лароша, 1839-43; Монтегю, 1867-72; лучший – сына Виктора Гюго, Франсуа Виктора Гюго, 1859-66, и др.); немецком (прозаические переводы Виланда, 1762-66, и Эшенбурга, 1775-82; классический стихотворный перевод Шлегель-Тика, 1797–1833; вытесняющий его теперь превосходный перевод при участии Боденштедта, Фрейлиграта и Гейзе, 1867-71; Фосса, 1818-29; Бенды, 1825-26; Кернера, 1836; Бетгера, 1836-37; Ортлеппа, 1838-39; Келлера и Раппа, 1843-46; Мольтке, 1865; Кауфмана, 1830-31); итальянском (Микеле Леони, 1819-22; прозаич. Карло Рускони, 1831; Каркано, 1875-82); голландском (прозаич. Кока, 1873-80; стихотвор. Бургердика, 1884-88); польском (превосходный перевод под ред. Крашевского, 1875); венгерском (1824, 1889-92); чешском (1856-73); шведском (Гагберга, 1848-51); датском (1807-18, и лучший Лембке, 1845-50), финском (Каяндера, 1879 и позднее); испанском (1885). По интересу к Шекспиру после Англии, Америки и Германии непосредственно следует Россия. Ниже мы даем обстоятельнейший библиографический обзор H. H. Бахтина под назв. «Шекспир в России». Здесь же отметим только главное. Уже в 1748 г. появляется Сумароковский «Гамлет», переделка грубой франц. переделки Дюсиса. В 1770-80-х гг. в журналах и отдельно русская публика знакомится с «Ромео и Джульеттой», «Ричардом III», «Юлием Цезарем». Екатерина II приспособляла к сцене «Короля Джона» и «Виндзор. Кумушки». В начале XIX в. Шекспировские пьесы составляют заметную часть репертуара. Но особенно часты становятся переводы в 1830-х и 40-х гг., благодаря широкой популярности, доставленной Шекспиру в России гениальною игрою Мочалова. В настоящее время число отдельно переведенных пьес огромно. Первое полное собрание сочинений Шекспира предпринято в 1830-х годах в прозе В. X. Кетчером. Над своим дубоватым, но точным переводом Кетчер работал 30 лет. Еще более замечательным подвигом является единоличный стихотворный перевод всего Шекспира, законченный в 1897 г. А. Л. Соколовским и тоже потребовавший 30 лет. Он обладает литературными достоинствами, но не точен и растянут, при чем прибавляет не только отдельные слова, но и образы, и сравнения. В 1865-68 гг. Гербель вместе с Некрасовым издал Шекспира в стихотворном переводе лучших наших переводчиков. Издание Гербеля получило широкое распространение (5 изд.). В 1893 г. редакцией «Живописн. Обозр.» издан прозаич. перевод под ред. П. А. Каншина (2 изд., 1902). С 1902 г. выходит настоящее издание Брокгауз-Ефрона под ред. нижеподписавшегося. Здесь, кроме переводов, уже появившихся у Гербеля и в других изданиях (П. И. Вейнберга, П. П. Гнедича, Аполлона Григорьева, A. B. Дружинина, П. П. Козлова, А. И. Кронеберга, Всеволода Миллера, Фед. Миллера, H. M. Сатина), дан новый перевод всех сонетов, поэм и 13 пьес (переводы пьес: Зин. Венгеровой, Гнедича, Ганзен, Лихачова, Минского, Федорова, Холодковского, Чюминой). Все пьесы снабжены вступительными статьями и примечаниями. Художественная часть представляет собою первую не только в России, но и в Европе, попытку дать собрание картин выдающихся художников XVIII и XIX стол. на шекспировские темы. Из русских переводчиков, непоименованных выше, следует еще отметить A. H. Островского («Укрощение строптивой»), Д. Л. Михаловского, Н. П. Грекова, Вронченко («Гамлет», 1828, «Макбет», 1837), Ник. Полевого (знаменитый, но неточный перевод «Гамлета», 1839), Загуляева («Гамлет», 1861), П. Кускова («Отелло», «Ромео и Джульета»), Аверкиева («Гамлет»), С. А. Юрьева, К. Р. очень точный перевод «Гамлета», 1902).

Научная разработка биографии Шекспира начинается только в XIX в., когда стали собирать ряд мелких, но достоверных фактов, в общем проливших чрезвычайно много света на Шекспира и его время. Свод этих данных дают англ. соч. Дрэка (1817), Найта (1843 и 1868), Гэнтера (1845), Нейля (1861), Де-Квинси (1864), Гудзона (1872), Флея; немецкия – Курца (1868), Жене (1874), Эльце (1876), Коха (1886), Брандля (1894), Кельнера (1900); датско-нем. книга Брандеса (1895) и др. Не только свод, но и множество самостоятельных исследований дают два основных в настоящее время сочинения по биографии Шекспира: Голиуэля-Филиппса, «Outlines of the life of S.» (1881; 10-e изд. 1898) и Сидни Ли, «Life of S.» (1898; 5 изд.). Книга Ли – образец трезвой научной осторожности. Не было недостатка в попытках корыстного пользования интересом к Шекспиру. Печальную известность приобрели в конце XVIII в. грубые фальсификаторы Джордэн и Айрленд, a в 1835-49 гг. Пэн-Кольер, человек очень ученый, но соблазнившийся желанием нашуметь.

Для литературного критического понимания Шекспира больше всего сделали немцы. Комментарии XVIII-го и начала XIX вв. Лессинга, Гёте, Гердера, Шлегеля, Тика; в 1830-1850-х гг. Гейне, Ретчера, Гервинуса, Ульрицы; позднее Рюмелина, Сиверса, Крейсига, Людвига, Фризена, Бультгаупта, Фишера, Тен-Бринка, Эхельгейзера и др. обогатили шекспирологию рядом в высокой степени замечательных толкований. Но немцы же внесли массу философско-эстетического произвола, и многие «глубокие» соображения самых вдумчивых немецких шекспирологов безжалостно разбиваются более внимательным обращением с подлинными фактами. Трезво-историческое изучение Шекспира сосредоточено в последние десятилетия в превосходных ежегодниках немец. Шекспировского общества (34 т.). Из английских писателей много сделали для оценки творчества Шекспира Кольрид, Вордсворт, Гэзлит, мистрисс Джемсон, позднее Доуден (1875), Лойд (1875), Бэнс (1894), Льюис, Свинбэрн и д. Центром научного изучения сочинений Шекспира в Англии явилось в 1870-х гг. «Ново-Шекспировское общество» под руководством заслуженного филолога Фэрниваля, издавшее много ценного и важного. Из французов, писавших о Шекспире можно назвать Гизо, Мезьера (1860-65), Тэна, Дармстетера. Очень популярна блестяще написанная, но легкомысленная книга о Шекспире известного датского критика Брандеса (1895). Из разного рода пособий по изучению Шекспира следует еще отметить «Шекспировский Словарь» Александра Шмидта (2 изд., 1886), «Шекспировскую грамматику» Абота, «S. Library» Гэзлита (источники, откуда Шекспир взял свои сюжеты); Simrock, «Quellen des S.» (2-e из., (1872), «Шекспировские конкорданции» Кларка (1864) и Бартлета (1894). На русском языке следует отметить вдохновенные статьи Белинского о «Гамлете», статьи 1840-х и 50-х гг. Василия Боткина, предисловия Дружинина к «Лиру» и «Ричарду III», статьи Тургенева («Гамлет и Дон-Кихот»), Тихонравова (1864), Спасовича. Серьезное научное значение имеют только превосходные труды Н. И. Стороженка: «Предшественники Шекспира» (1872), «Роберт Грин» (переведено на англ. яз.) и ряд замечательных статей его, собранных в книге «Этюды о Шекспире» (1902). Объемистая книга Чуйко (1889) написана диллетантски и не стоит на высоте задачи. В «Биогр. Библ». Павленко появилась интересная книжка И. И. Иванова (1896). Специально для настоящего издания написаны этюды Аничкова, Арсеньева, Батюшкова, Бойля, Брауна, Зин. Венгеровой, С. Венгерова, Юрия Веселовского, Горнфельда, Дашкевича, Зелинского, Иванова, Кирпичникова, Всев. Миллера, Морозова, Л. Полонского, Радлова, M. H. Розанова, Спасовича, Стороженко, Шепелевича, Шестова.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6