Семен Барабанов.

Мой Путь. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно

Предисловие

Я написал эту книгу для людей похожих на меня. Я называю такой тип людей «Ищущие». Такие люди всегда находятся в процессе поиска ответов на вопросы, которыми многие не задаются. Они думают о крайностях, иногда примеряют маски различных личностей у себя в фантазиях, им интересны ответы на вопросы мировоззрения. Такие люди обычно имеют широкий спектр весьма специфичных интересов. От ядерной энергетики до классической немецкой философии. Я знаю, Ищущим живется нелегко, мало кто их может понять, и я рад, что у меня есть человек, понимающий меня полностью, мой Учитель. Личность учителя не будет освещена в данной книге, но незримая рука его всегда будет видна в моих мыслях, чувствах.

Данное произведение состоит из двух частей. В первой я буду описывать пришедшие ко мне истины в состоянии, в котором нельзя разрешить проблемы, освещённые в рассказах этой части. Вторая же будет давать ответы. Эта книга как карта, по которой можно прийти из тупика в точку решения хотя бы части основных проблем.

Эта книга будет полезна как вступившим на взрослый путь бывшим подросткам, так и людям средних лет, которые заблудились. Если Вы хотите найти смысл жизни, понять, а есть ли он вообще, и к чему стремиться в этой жизни, то эта книга для вас.

Sentmosa

Der Mensch

Родился Человек. Он был обыкновенен в своей младенческой красоте, и душа его была нага как и он сам. Годы летели, Человек рос, постепенно проникая в мир своим острым разумом, обнажая для себя сокрытые во вселенной и в нем самом истины. Одного не мог Человек понять – кто он и зачем он здесь. Терзалось и билось его сердце как в клетке, пытаясь то взлететь в небеса, то разбиться о землю. Познавал человек ненависть и любовь, зависть и щедрость, экстаз и уныние. Познавал науки и учения, познавал себя и мир. Страдал и порой находил в этом счастье, был счастлив и в этом чувствовал привкус разложения и гибели. Летели годы наполненной оказиями и перепетиями жизни, лишь успевали считать их, и лист за листом улетали календари в бездну времени.

Однажды Человек отправился в Последнее путешествие по земле, терзаясь жаждой понимания кто он и зачем прожил столь длинную жизнь; побывал в разных странах, много видел людей и учителей, много объяснений, но лишь одна встреча запала ему глубоко в душу.

Это был не то монастырь, не то вольное поселение. Человек зашёл в открытые ворота и увидел Старика. Он подошёл к нему – тот обернулся.

– С чем ты пришёл в нашу обитель, о Путник?

– Я ищу того, кто знает кто есть Человек и зачем Он живёт, о Старейшина.

– Хорошо. Я удовлетворю твоё любопытство. Давай посидим за чашкой чая и поговорим.

Они прошли в глиняную лачугу, сели на старый ковёр и разлили чай. Старейшина пригубил и начал:

– Много веков прожило человечество, многих Людей повидало. Были среди них и великие и простые, сильные духом и слабые, святые и грешники. Много было говорено о жизни и о смерти, эти утверждения переходили иногда в догмы и тогда за них проливалась кровь и невинных и бессовестных искателей наживы.

Но всегда мир приходил к тому, что совесть побеждала. На полях сражений расцветали цветы, в честь страдальцев воздвигали памятники. Так зачем это всё? С каждым поколением всё развивается и становится неясен изначальный посыл. На протяжении всего Пути чувствуется некая сила, что организует пространство, энергию, материю. И эта сила сама себя воспроизводит находя в человеке вершину своей идеи. Люди должны творить. Прорваться из обыденной рутины дней в пространство нестандартных решений и творить. Вот ЗАЧЕМ живёт человек. Так кто же он? Он мятущийся дух, что не знает куда направить свой непомерно большой разум; Он – сгусток противоречий, что являются почвой на которой растет дерево его Разума; Он ребёнок вселенной; Он самсознающее Я вселенной, её лик. Вот КТО такой Человек. Я вижу незаданный вопрос в твоих старческих глазах: куда уходит Человек? Я скажу только куда уходят гении и мудрецы ибо остальное неважно, ведь о тех кто никуда не уходит говорить нечего – он усмехнулся и продолжил, сделав пару глотков чая, запив и проглотив печенье: – Они уходят в мир по ту сторону добра и зла, Нирвану, Царство Божие, коллективное бессознательное – называй как хочешь. Важно что они остаются там где их не достать, в вечном бессмертном мире. Они везде и нигде. Они в умах людей, вокруг них и в звёздах на небе. Это трудно объяснить словами. Ты сам это поймёшь когда будешь лежать на смертном одре.

Они допили чай, Старик предложил Человеку ночлег, а утром Человек двинулся в путь и в пути умер, тоскуя, что он будет снова на бренной земле, что столь великое предназначение он не осуществил в своей длинной и наполненной жизни в полном размере, что часто предавался лени, но перед самой смертью он вдруг успокоился и понял: все мы рано или поздно будем По Ту Сторону, вот зачем нужна Смерть.

***

Тот Человек прожил долгую жизнь. Много разных событий произошло с ним. О них мы поведаем в сём произведении. Мы поговорим об отрочестве, юности Человека, о его взрослых годах, о причудах его судьбы и о том, как это отдавалось в его душе. Сие повествование не просто пересказ реальных и нереальных событий, но преследующее цели объединить весь духовный опыт человечества очерк некоего теоретического человека со всеми пороками и душевной силой. Человек в данном контексте лишь призрак блуждающий среди лабиринтов жизни и смерти, блеклый отблеск затерявшийся в темной ночи. Обрисовать Человека в глубочайших его порывах, основных чертах, что не поддаются времени, географическим привязкам и тому подобным вещам – вот моя задача.

Итак начнём с отрочества Человека, минуя его детские годы, минуя тени его родителей и предков, взяв его как целостную данность без какой либо причинности его бытия, ибо образ его и в прошлом, и в настоящем соединён тончайшей нитью скрытого потенциала вещей.

Отрочество

Начнём с того момента, когда Человек перешёл в средние классы Школы. Школа была для человека тяжким бременем. Когда-то давно, когда Человек пошёл в Школу, он начал отдаляться от матери. Он был крайне упрям и ни за что не хотел делать что-либо для школы. Он её боялся и ненавидел. Вообще, Человек был замкнутым существом.

Теперь же, когда он повзрослел и окреп стеснительность отступила, его признавали в классе, даже старшие. Вокруг него было множество девочек, очень красивых, но сам он был им не очень приятен. Всегда и все его считали чудаком. Он пытался заговорить с этими девочками, но они лишь воротили носы. Со стороны это казалось обычным явлением, но в душе Человека, с каждым разом всё увеличивалось чувство отторгнутости. Он веселился с одноклассниками мальчишками, но не понимал, что не так с ним, почему его никто не любил. Сам он мечтал, что когда-нибудь станет великим человеком, и та, которая ему нравится вдруг раскается и будет с ним… Этими мечтами он тешил собственное ущемлённое самолюбие.

Тем временем дома Человек также чувствовал себя не в своей тарелке и от того прятался под одеялом и слушал печальную и очень грустную музыку. Нигде не находил он ласки, а если ласка находила его, его внутренний Зверь громогласно заявлял о себе, говоря, что ласка – это лишь для слабых духом никчёмностей, и бежал от неё куда смотрели глаза. Он был похож на волка одиночку, что родился и бродил среди овец, и не зная волчьей жизни, стремился стать бараном. Тогда он не понимал, что это абсурд; среди его друзей были лузеры и ему часто приходилось защищать их от более сильных, но оттого не менее лузеров. В старших классах он начал понимать, что отличается от многих в своём окружении, и стал считать что ему уготована лучшая судьба, великое предназначение. Уже тогда Человек стремился к знаниям, хотел изучать всё самое сложное, и преуспевал нередко. В старшей Школе он был уже всеобщим любимцем, но был так одинок внутри, что однажды зимой, влюбившись, мучался от переполнявших его чувств и осознанием своей неполноценности. Но откуда взялась эта неполноценность?

Всё просто, если Лев воспитывается в обществе зайцев рано или поздно он почувствует, что что-то не так, либо с ним либо с обществом, что кто-то из них дурак, и озлобится, сначала на себя, потом на всех остальных. Беда только в том, что эти зайцы чрезвычайно хотят быть львами, но выходят из них лишь уродливо искарёженные оскалом, сбивающиеся в кучки, подлые, низкие твари, всем скопом нападающие на настоящих и благородных Львов. Ты живёшь пока борешься. Считается, что это неверное утверждение. Они говорят: “Борьба это не смысл жизни”. Да это так. Но это её непременное условие. А бороться приходится со многим, и если не с обществом, так с собой или природой.

Человеку много пришлось бороться с собой, чтобы понять, кто есть кто.

Я не хочу сказать, что всё было плохо. Находились и среди этого болота чудесные цветы. Такими были персонажи следующих глав. Но даже они не смогли заглушить боль и обиду ранних лет.

Юность

Когда Человек стал свободен, и дух его окреп, ему стало неповторимо грустно от того, что беззаботные годы, годы опеки и сладостного осознания настоящего – узкой реальности в которой он жил, как в клетке, – прошли и он стоял на пороге. Пороге нового непомерно широкого мира, за горизонтом которого скрывались новые возможности и перспективы, а также новые опасности для его жизни, эго и духа. Внутри него происходила буря и смятение, душа рвалась то вперёд, к звёздам другого мира, то назад, к истоку.

Решение было принято без него: только вперёд! И расправив паруса корабль Человека поплыл в даль, к манящим, но чужим берегам. Он был не один. Подле него был мудрый Учитель. Учитель помогал Человеку познавать мир и себя. Они обосновались в большом городе и решили начать путь с познания Ремесла. В Саду Ремёсел царила творческая атмосфера, и с первого взгляда казалась вполне дружелюбной. Но человек чувствовал себя чудаком в этом чудесном Саду Учёности и Ремесла. Хотя ему нравилось учиться, он с трудом находил для себя место среди себе подобных. Нет он не был изгоем, к его мнению прислушивались. Но стена неприятия мира оставалась нерушимой. Он рвался к людям, хотел обнять их своими большими руками, но что-то очень холодное и твёрдое как стальной клинок предостерегало его от сближения. Хотя с парой человек он всё-таки нашёл общий язык. Они стали его друзьями и спутниками

Одного из них звали Тихий Рассвет, а другого Шторм. Они были доброжелательными существами.

В Тихом Рассвете была какая-то добрая искра и некоторая поэтичность. Сама его сущность была светлой грустью и томлением любви ко всем людям, нотка философии добавляла ему задумчивости и спокойствия. Особенно любил Человек гулять с тихим рассветом рассказывая ему истории из своей жизни, и тогда Тихий Рассвет смеялся, звеня колокольчиком на посохе Странника что проходил ясными дорогами от человеческой души к свету Тихого Рассвета. Но это случалось больше когда они были вдвоем. Человек не переносил компании, потому что не мог быть присоединенным к ним.

Со Штормом была похожая ситуация. Шторм был изящен и красив, он был прирождённый лидер, всегда вежлив и приветлив. Но стоило ему выйти на простор, где для него был вра,г он сметал его и побеждал. Он так же был учителем для маленьких вихрей, что давали ему на воспитание другие люди. У него это, наверное, неплохо получалось. Но с Человеком тот был более сдержан. А человек хотел отдать ему всего себя, лишь бы не чувствовать себя столь одиноким.

Когда Человек приходил из Сада в свою обитель, он много скорбел, и порой плакал от одиночества, хотя где-то далеко была его семья, а подле него был Учитель. Но Учитель не мог удовлетворить бездну желания дружеской близости Человека. И Человек страдал.

Из-за этого Человек уходил в мир грёз. Там он представлял себе идеальное будущее, не понимая, что оно, это будущее, – всего лишь клетка; клетка эта была под личиной власти или же милости, или служения миру, миру обычных существ. Но существа всегда были для него лишь эфемерными единицами, в лучшем случае такие же как он, в худшем – вообще обезличенные. Других вариантов не было. Но мечты порой становились красивыми, когда к ним примешивались знакомые со Школы девушки. Их было две, и попеременно он представлял себя их мужем, сильным и изящным как Шторм, богатым и обильным как долина Нила, щедрым как проливной Дождь, и чувствовал как его знакомицы им гордятся, при этом всегда к этому примешивался акцент какого-то реванша, словно он был синицей, в лапах орла, хотя всё было ровно наоборот, но пока Человек об этом не знал.

Так день за днём, за летом осень, за дождём снег, летели листы календаря человеческого одиночества. Спасали лишь переписка с одной из своих возлюбленных Мудрой Волчицей с серыми глазами, чистой душой, страдающей от того же. Но ей было тяжелее, и посему Человек считал своим долгом помочь хотя бы словом Мудрой Волчице. Волчица так же как и он покинула своё детское логово, но на чужбине с ней не было даже учителя. От того ей было тяжелее, чем Человеку.

***

Так прошло два года. Презрение к людям в Человеке росло. Он начал обращаться к старинным письменам. В них он находил ответы на свои вопросы, всё более стремясь к нарисованному в них совершенству. Одно за другим отрицались созидательные в нем силы. Всё своё существо бросил он на поиски химеры: чистого творчества. Творчества, которое в самом истоке своём имело бы человека, а не природу. Кроме того он ввёл несколько утверждений. Одно из них гласило, что творчество это власть, власть над формой и натурой; второе же гласило, что власть это насилие, а по сему высшим творчеством является власть над людьми и ресурсами, ибо в этом творчестве власть проявляла более жестокости и энергии в своём насилии чем где бы то ни было.

Характерным свойством того крайнего состояния человека была наивысшая злоба и вместе с тем наивысшая чувствительность. Например в этот период рядом с ним всегда присутствовал образ небесной музыки возвышающей и стройной, словно колонны шагающих ландскнехтов на лошадях, одного известного немецкого композитора. Слушая ее, он представлял себя перешагивающим через горы, долины, взирающим из-за облаков.

Разрывалось человеческое трепещущее в агонии сердце, не находя абсолютно чистого творчества на земле. В приступе нечеловеческого душевного напряжения лились по его лицу искривлённому самоиздевательской ухмылкой слёзы. В один день ему пришлось бросить всё и позорно бежать от всего того кошмара, что крутился вокруг воспалённого человеческого разума под сень древа его рода, в свое прежнее жилище. Его лечил один врачеватель, лечение помогало, но очень медленно. Итак, Человек заболел.

***

Болея, познавал человек себя. Изучал древнюю восточную мудрость, в упорных медитациях встречал беду и радость. Встретил он на своём пути почтенного Готаму. Тот неспешно проходил свой пустынный путь в Нирване. Он читал теплыми вечерами Человеку притчи, указывал на ошибки человеческого рассуждения. Рассказал о скрытом потенциале вещей, о том что жизнь изменчива и всё зависит от восприятия и принятых ранее решений. Особое внимание уделили они медитации и рассужению. Они сидели под чайными деревьями и разговаривали с ветром и листвой, которую освещала бледноликая луна.

Ещё к Человеку приходил Одинокий Волк и учил его о страдании, счастье, болезни и вечности. Он научил его что есть мир бессмертных, куда уходят совершенные и Будды. Научил Человека и тому что все они страдали, прежде чем попали туда, в общее пространство создаваемое людским сознанием. Попасть в этот вечный мир он захотел уже тогда, когда Волк ушёл; образ Волка навсегда остался в душе Человека. Оба они – Волк и Человек нашли друг в друге нечто схожее. Оба были как бы отделены от общества, оба дики в своей звериной половине, и оба ранимы в своей человечьей жизни.

Болезнь научила Человека по другому относиться к людям: либо хорошо либо с жалостью и состраданием. Это принесло столь желаемое освобождение от тягостей одиночества. Теперь Человек смотрел на одиночество как на вечный спутник его естества и это необходимое страдание на пути в страну бессмертных.

Так же понимал человек, что попадание в вечную страну не есть цель, а лишь награда за достоинство, которое проходит красной нитью сквозь страдания великих скитаний. Попадают они туда по одной лишь необходимости, что они не выдержат ещё раз такой жизни, и пытать их более нет смысла.

И Человек пошёл на поправку.

***

Что есть счастье? Человеку было неведомо это. Когда-то он чувствовал радость, да и сейчас иногда тоже. Но разве радость и счастье это одно и то же? Нет. Радость кратка, мгновенна.

Человек размышлял об этом лёжа на скошенной траве, над ним разверзлось голубое небо с белыми большими облаками, а в уши лилась музыка Led Zeppelin. Человек окончательно растерялся в своей жизни. Он не хотел такого счастья, которое подразумевают обычно под этим жалким затасканным словом, за этой химерой, обыватели. Он не желал богатства, он не желал славы, не желал власти. Теперь он совсем не знал, чего же он желает. Его честолюбие вдруг куда-то испарилось, так же как и альтруизм, который он испытывал по отношению к себе подобным. Всё чего он когда-то хотел больше было ему не нужно.

Теперь Человек чувствовал в себе подлинную свободу – свободу от ложных целей, от цепей смысла, от оков страстей… Но что ему делать с этой свободой он не знал.

Дул тёплый южный ветер, слегка трепавший локоны Человека. Музыка проникала в самую его сущность и заставляла сердце замирать от восторга и страха.

“Видимо, – подумал Человек – мой путь – это путь Многоликого Странника. Когда этот Странник грядёт в тишине между городами, везде он оставляет за собой радость и добро; с кем бы он не соприкоснулся в своём пути, в сердце каждого останется след многоликости его души; и человечеству останутся его мудрость, его изобретения и мысли о вселенной; и да взрастят они не одно поколение; многократно преумножит Странник добро в самом простом его и душевном смысле. “Я хочу быть свободным духом, мимолётным привкусом позднего жаркого лета для одних, и в тоже время обжигающе страстным зверем с большим сердцем для других.” Одним словом Человек станет чем-то большим нежели разумное животное, дарующей рукой (ибо дарение это всегда счастье для дарящего), светлым всполохом добра и участия в тёмной и порой уродливой жизни обывателя. Так думал Человек и обрёл успокоение в своей мятущейся душе.

***

Настало время скитаний. Скитаний по родному до боли мирку детства. Вечным состоянием его стала дорога. Лишь бы не стоять на месте, всё время где-то, всё время с кем-то. Бестолковая эта суета вокруг него нисколько не занимала его, иногда надоедала, но сидеть на месте он не желал. За время болезни он отвык от людей и привыкал к ним заново. Торговцы, погонщики железных драконов, проходящие мимо призраки – среди них Человек сам становился призраком, безликим призраком. Он был один из многих, что занимало его голову, куда идёт он, почему так долго и тяжело смотрит на небо – никто не знал ответов на эти вопросы. В дороге проводил он дни, а ночи в сладостном мечтании о своем свободном одиноком пути, понимая, что этим грёзам суждено также разбиться о скалы его сущности. Не было в этом мире ничего, что было бы вечно, что можно было бы взять за точку отсчёта.

Счастья нет, есть лишь одна его иллюзия. А иллюзиями Человек был сыт по горло.

Человек выздоровел и преобразился.

***

Пришло время Человеку заняться делом. Он приехал снова к своему Учителю. Обговорил с ним все свои умозаключения прошедшего периода. Они пришли к выводу что пора попробовать себя в новой роли – трудящегося и добывающего. Они прошли по торговым рядам и нашли приличную лавку, где торговали волшебными картами – они могли показать любую местность, стоило лишь капнуть волшебной жидкости в её центр и сказать место. Ещё там продавали волшебные глобусы на которых показывались другие миры и проходы в них. Учитель и Человек поговорили с купцом и Человека взяли в ученики.

На новом месте он встречал многих людей. Он был обходителен и интеллегентен. В его лавку заходили призраки кладоискателей, охотников за приключениями, просто туристов. Заходили сюда звёзды и кометы, чтобы взять карту вселенной и не заплутать в своем одиноком пути и заглянуть до своей смерти во все планеты где высшими силами им полагалось исполнять желания влюблённых и романтиков, а также детей и стариков. Со всеми находил Человек общий язык, и торговля шла хорошо, а потому Торговец платил ему хорошее жалование. То жалование Человек копил. И к возвращению своему в Сад Учёности и Ремёсел скопил неплохую сумму. Человек повзрослел. В Саду его прежние соученики давно ушли вперёд, сам же Человек попал в новый для себя мир. В нём вращались молодые плеяды звёзд, ещё только туманности, и даже целая Галактика; всё это великолепие теснилось рядом с земными гадами и другими безобидными, но уродливыми жителями топкого болота. Но о них мы скажем мало, ибо они никак не повлияли на судьбу Человека, в отличие от Галактики. О, она была блистательна и глубока, как и подобает всем Галактиками. Она была прекрасна своими созвездиями и кометами, но в середине её находилась чёрная дыра, которая манила и поглощала в страшных муках всякого кто попадёт под её влияние. Иными словами, сначала некто начинал дружить с Галактикой, потом влюблялся, а в конце концов в любовной лихорадке мозг его плавился от осознания, что для неё это всего лишь шаг на пути сквозь космос. С Человеком произошло ровно противоположное. Он в начале также как все подпал под притяжение Галактики. Они общались обычным дружественным тоном, но ни в чём не могли они найти общий интерес. Каждый пытался произвести впечатление, каждый раскрывался словно лотос никак не загорающемуся рассвету. Но рассвет наступил, так как каждый оценил глубину интересов друг друга. Они слушали разную музыку, читали разные книги, смотрели разное кино, смотрели с разных сторон на вещи, но оба были слишком умны для своих лет. Если в мировоззрении Галактики преобладали эмоции, то у Человека – разум. Но эмоции не хотели учиться у разума, а разум хотел научиться у эмоций, и у него были для этого все задатки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3