Селеста Брэдли.

Самый желанный



скачать книгу бесплатно

– Пожалуйста…

Пронзительный взгляд девушки поразил Грэма.

«Отлично. Отлично».

А потом вдруг: «Что ты делаешь, мерзавец? Зачем соблазняешь эту девочку? Чтобы отвлечься от мысли о долге?» Все-таки он негодяй, и доказал это снова. Слишком много часов они провели вместе, слишком много вечеров, полных свободы и дружеской близости. Грэм отстранился, справился со своей реакцией на ее просьбу, намеренно истолковав ее ложно.

– Да, да, конечно. Уже перестал. Прости.

Он медленно поднялся, растягивая время, чтобы спало возбуждение, но беспокоился он напрасно, ибо взгляд Софи не отрывался от ее рук, крепко сжатых на коленях.

«Идиотка! Тупая, бессмысленная дура! Что ты возомнила?» Слава богу, что Грэм неправильно истолковал ее пошлую мольбу. Теперь ясно, что она вовсе не так надежно защищена, как казалось, но она и вообразить не могла, что будет готова расстелиться перед ним прямо тут, на ковре, стоит ему только поманить ее.

«Стоит ли беспокоиться о таких вещах? Он скучал. Играли в детскую игру… Он не хочет тебя».

Грэм со стыдом отвернулся, более того, он сразу вспомнил то, о чем настойчиво старался не думать. Краткие мгновения передышки только ухудшили дело, ибо сейчас вся тяжесть его положения обрушилась на него, словно крошащиеся камни самого Иденкорта.

Он с силой потер лицо обеими руками.

– Софи, простите… Простите меня. Боюсь, я сегодня сам не свой.

У него за спиной она прочистила горло.

– Почему…

Он услышал, как она шевельнулась. По шороху ее простого муслинового платья можно было понять, что она отодвинулась в сторону. А чего было ждать? После такой эгоистичной выходки с его стороны…

– Почему вы сам не свой? – продолжила Софи.

Он невесело хохотнул.

– После того как я ушел отсюда вчера вечером, произошла странная вещь. – Ему все еще не хотелось произносить это вслух. Рассказать все Софи – значит превратить кошмар в реальность. Но, возможно, пора это сделать? – Мой отец умер.

– О боже! Ужасно! – В голосе Софи снова появилось тепло, отчего Грэм почувствовал себя еще хуже. – Неудивительно, что сегодня вы не тот Грей, которого я знаю.

В ответ он громко расхохотался, лающие звуки скорее напоминали истерику, чем смех.

– Мой старший брат погиб вместе с ним.

На сей раз Софи шагнула к нему и положила руку на плечо.

– О, Грэм!

Он закрыл рот рукой, как будто стараясь затолкать обратно истерику, которая рвалась наружу. Софи, настороженная и смущенная, смотрела на него в недоумении.

– Двойная трагедия, – наконец проговорила она. – Как это печально.

Смех, неудержимый, панический, изо всех сил пытался вырваться из его груди.

– И это еще не все…

Софи сделала шаг назад, сложила на груди руки и решительно заявила:

– Грей, говорите все!

– Они все погибли. – Его голос, напряженный от необходимости сдержать истеричный смех, словно бы треснул на слове «погибли». Он снова потер лицо.

Ладони оказались мокрыми. Грэм сделал глубокий вдох. Его поразила собственная несдержанность.

Но Софи была рядом, она взяла его за руки, подвела к креслу – практически толкнула на сиденье, опустилась на колени у его ног. Грэм хотел поблагодарить ее за участие, но заметил, что ее ладони у него в руках и он сжимает их с такой силой, что побелели косточки, но девушка ни одним звуком не показала, что ей больно. Грэм ослабил хватку.

– Простите.

Софи потянулась к нему, он сам к ней склонился. Она положила ладонь ему на грудь и вынула из нагрудного кармана платок.

– Возьмите, – спокойно произнесла она. – Глаза влажные.

«Влажные». Конечно, говорить, что он плачет, нелепо. Грэм чувствовал себя вполне спокойно, вот только справиться бы с приступами смеха, да из глаз почему-то льются слезы.

Наконец он поднял взгляд на Софи.

– Разумеется, вы понимаете, что это значит.

Она кивнула с простодушным сочувствием:

– Да. Вы теперь совсем один.

Он с трудом подавил новый, еще более мощный приступ истерики.

– Нет… Я имею в виду… Но да, я теперь один. Но, с другой стороны, я ведь всегда был один. Важнее другое: теперь я новый герцог Иденкорт.

Софи всегда удивлялась, почему люди употребляют выражение «разбитое сердце». Сердца стучат, иногда останавливаются, но как может мышца разбиться? Оказывается, легко.

Софи всегда считала себя защищенной. Она самоуверенно полагала, что раз у нее нет возлюбленного, она не будет страдать от любви. Идиотка!

Сквозь стук в голове и грохот в ушах Софи услышала, как Грэм зовет ее по имени. Голос доносился как будто издалека.

 
Он ушел в далекую дальнюю даль
Он ушел и уже не вернется.
 

Глава 5

Комната, которая всегда казалась Софи надежным убежищем, защитой от враждебного мира, теперь предстала перед ней во всем своем мишурном убожестве. Ее святилище оказалось просто комнатой в дешевом наемном доме, а ее принц – просто мужчиной, который не может ей принадлежать.

– Разумеется, денег я не получу ни фунта, – легким тоном, как о чем-то незначительном, говорил Грэм. – Куча земли и ни пенни, чтобы поддержать мое герцогское достоинство.

Деньги. Он говорит о деньгах, хотя должен слышать звон ее разлетевшегося на осколки сердца.

«А чего можно ждать от такого мужчины, как он, и от такой женщины, как ты?»

– Так что, похоже, – продолжал Грэм, – что мне надо жениться немедленно, и жениться на богатой, если, конечно, я желаю сохранить тот образ жизни, к которому привык.

Ну что тут скажешь… Трижды идиотка в один день! Она-то полагала, что ее сердце разбито и больше с ним ничего не может произойти. Как видно, придется избавляться от привычки делать скоропалительные заключения.

– Жениться, – тупо повторила она.

– Да, – ответил он, устремляя взгляд на пейзаж за окном, а может быть, значительно дальше. Прямо к дому леди Лилы Кристи?

– На ком?

Грэм заморгал. Удивление вернуло его в реальность, в эту скромную гостиную, к Софи. Он пожал плечами, криво ухмыльнулся и широко развел руками.

– Боюсь, что понятия не имею. – Он постарался вернуться к своему обычному поддразнивающему тону. – Дорогая, почему же вы меня не браните за это? Разумеется, предпочтительнее жениться на особе, общество которой я смогу выдерживать хотя бы в течение часа.

Он вовсе не хотел быть жестоким. Ей придется в это поверить. Если ей требовались доказательства того, насколько он для нее недосягаем, можно было бы просто подойти к зеркалу.

«Достаточно!»

Софи резко поднялась на ноги. А когда села? Она не помнила.

– Простите, Грэм… э-э-э… ваша светлость, я только что поняла, сколько уже времени. Надеюсь, вы простите меня, но мне так много сегодня надо еще сделать.

Смешная отговорка, ведь он застал ее спящей на подоконнике не больше часа назад. Хорошие манеры не позволили Грэму высказаться на эту тему, он просто поклонился и принес извинения за то, что задержал ее. Софи кивнула, пытаясь придерживаться избранной манеры, хотя все ее существо протестовало против этого.

– Надеюсь, вы не обидитесь, если я не стану вас провожать… – Взмах рукой в сторону двери, и… фарфоровая ваза, которая ни разу не подвергалась опасности за все вечера, которые они провели вместе в этой комнате, поехала по паркету, с силой ударилась о стену и разбилась вдребезги.

Нет, только не сейчас! «Пожалуйста, не сейчас!» Бесполезно. В ужасе шарахнувшись назад, Софи перевернула маленький столик, и все хрустальные безделушки, стоявшие на столешнице, мелкими осколками рассыпались по полу.

– Софи…

Она ощутила тепло его ладони у себя на руке и тревогу в голосе.

«Невыносимо».

Она дернулась в сторону от него, оступилась и задела вышитую скамеечку для ног, та с грохотом пролетела по всей комнате. Затем Софи задела за край ковра и едва не влетела лицом в дверь гостиной.

– Ах, простите, надо идти… – Ей действительно надо было как можно скорее уйти, уйти, уйти…

И вот наконец она на лестнице. Рука высоко придерживает юбки, ноги, слава богу, надежно ступают по узким ступеням. Ее комната, обставленная скудно, почти как монастырская келья, к счастью, была лишена бьющихся предметов.

«Прощай, Грэм!»

Будь Софи из тех девиц, которые способны броситься на постель и утопить горе в рыданиях, ей стало бы легче. Но нет, она могла лишь сидеть, выпрямив спину и намертво сцепив руки на коленях, сидеть и прощаться с мечтой. А ведь она даже не подозревала, что эта мечта у нее есть.

Казалось, Софи привыкла к мысли, что Грэм навсегда останется для нее только волшебной фантазией. Она давно решила тешиться ею, сколько будет возможно, а потом уйти тихо и без сожалений. Она считала себя реалисткой и знала, что он никогда ее не захочет, но Софи и представить не могла, что будет убита и опустошена, когда он выберет кого-то другого.

«Прощай навсегда!»

Он быстро найдет себе кого-нибудь, ибо о чем еще может мечтать любая богатая семья, кроме как о том, чтобы купить титул?

Вот хотя бы Хеймиш Пикеринг.

Вдруг Софи застыла. Ее осенило. «Нет!» На это она не способна. Нет никакой возможности убедить Грэма жениться на ней, не рассказав ему историю с завещанием, а это нарушит условия наследования, к тому же Дирдре тоже лишится своего шанса.

Нет, эти деньги должна получить Дирдре, а не она. Практически это решенное дело, ведь муж Дирдре скоро станет герцогом, и Дирдре заполучила его без всякого обмана. А если Софи хитростью уведет у нее этот приз, это будет несправедливо и нечестно.

Тишина в комнате буквально давила ей на плечи. Пустота. Одиночество. Ей следовало бы уже привыкнуть к этому. И лучше бы она привыкла. Ведь какое будущее ее ждет, если в свете станет известно, как она распорядилась деньгами, посланными Тессой, как отправилась в Лондон, не сказав никому ни слова, незваная, ненужная и нежеланная.

Будущее одинокой женщины в Англии всегда было неопределенным и даже опасным. Софи видела, как сиротский приют возле Эктона выпускал своих повзрослевших воспитанниц: в одном-единственном платье, с куском хлеба в узелке, едва способных прочесть дорожные указатели. Некоторые находили работу в поле или даже становились служанками на кухне в Эктоне, а некоторые исчезали бесследно. Кто-то добирался до больших фабрик и получал там работу, тяжелую, грязную, от которой девушки старились раньше срока. О некоторых известия все же приходили, позже. О тех, кто становился жертвами изнасилований и даже убийств. А чьи-то бледные лица потом мелькали в окнах городских борделей.

Конечно, по сравнению с этими девушками у Софи были определенные преимущества. Она получила образование как леди, к тому же была леди по рождению. В ее случае благородное происхождение будет только помехой. Никто не захочет взять в гувернантки родственницу герцога Брукмора. Возможно, Софи могла бы получить место компаньонки при богатой даме, но такое положение было бы слишком похоже на то, от чего она убежала в Эктоне.

Она могла бы рассчитывать на щедрость Дирдре или Фебы, стать приживалкой у них в доме, с годами отупеть, сделаться старой причудницей. Софи отчетливо видела себя в этом образе: толстые линзы очков на испорченных неумеренным чтением глазах, поседевшие кудри… Да и разум притупится, если прожить целую жизнь и быть никому не нужной, прятаться в дальних уголках большого дома, бормоча себе под нос отрывки из переводов.

Сумасшедшая кузина Софи, Злая Ведьма из западного крыла. В конце концов, аристократия – не аристократия без слегка сумасшедшего родственника или даже парочки. Очень живописная картинка, разве не так?

Так и будет, если она не сделает что-нибудь прямо сейчас.

В конце концов, ничто не мешает ей использовать эти последние несколько недель в Лондоне и попытаться найти себе хотя бы какого-нибудь мужа. Никто не говорит про любовь, но ведь она не может оставаться здесь вечно и не может вернуться в Эктон.

Ведь есть же мужчины… там, за стенами этого дома… Мужчины, которым нужна трудолюбивая, пусть и не слишком красивая женщина, которая не будет задирать нос и возражать против того, чтобы самой готовить еду.

«Стоит вам только захотеть, и вы затмите их всех, моя дорогая, в свете и не вспомнят их имена. Стоит вам сказать слово, и я сделаю вас своей музой, своим шедевром!» Удивительное безрассудство поднялось в душе Софи, когда она вспомнила эти слова лучшего лондонского кутюрье. Такая же отчаянная беспечность овладела ею в тот момент, когда она впервые получила письмо Тессы с предложением провести сезон в Лондоне – тогда она тут же спланировала собственное будущее.

«Стоит вам только слово сказать…»

Конечно, он сумасшедший, этот портной, во всяком случае, несравненный мастер преувеличений. Даже само его имя – Лементер – переводится на английский как «лжец».

Тесса фыркала и утверждала, что еще несколько лет назад никто и не слышал про этого типа, он просто взялся ниоткуда и стал создавать туалеты для самых влиятельных дам Лондона. Выскочка, заявляла Тесса, который сам назначил себя лучшим дамским мастером на свете и убедил в этом других, а на самом деле он просто портняжка, едва вылезший из канавы.

Однако у Тессы, естественно, хватило ума не отказываться от платьев, когда их ей предложили. И правда, разве может этот человек быть мошенником, когда Феба в его платьях выглядит принцессой, а Дирдре – богиней?

Возможно… возможно, он мог бы плеснуть немного своей магии и на нее, Софи, чтобы превратить ее в нормальную женщину?

Да, она должна еще раз взять судьбу в собственные руки. На сей раз ей недостаточно быть просто Софи Блейк. Она должна превратиться в кого-то еще.

«В кого-то, кто сумеет привлечь Грэма?»

Она тут же подавила эту надежду. Хватит, она покончила с этими фантастическими мечтами. Нет, все, что ей нужно, – это добропорядочный брак и крыша над головой. И чтобы добиться этого, она готова окунуться в реальный мир.


Вход в модный салон Лементера выглядел настолько представительнее входа в обычный магазин дамского платья, что Софи, которая была здесь лишь однажды, нашла его без труда. Во-первых, за стеклами огромных витрин не было выставлено никаких товаров, и прохожим не на что было глазеть. Во-вторых, не имелось никакой вывески. На элегантной дубовой двери висел только молоточек в форме какой-то экзотической птицы. Любой мог бы пройти мимо этой двери и ничего не заметить, конечно, если этот любой – не женщина в самый разгар лондонского сезона, к тому же женщина в своем уме.

Едва приблизившись к заветной двери, Софи сквозь хаос собственных мыслей ощутила, как к ней тянутся щупальца роскоши. В обычных условиях она бросила бы жадный, тоскующий взгляд на эту дверь и прошла мимо, ибо платья, подобные тем, что создает месье Лементер, не для девушек вроде Софи. Хотя на самом деле у нее было два таких платья – простых белых повседневных платья из муслина. Казалось бы, подобные может пошить любой компетентный портной, разумеется, если не обращать внимание на безупречность облегания и совершенство их силуэта. Платья эти достались Софи в качестве дара от щедрого супруга Дирдре, лорда Брукхейвена. В тот день в выигрыше осталась даже Тесса. Месье Лементер в спешке прилетел в дом, окинул оценивающим взглядом всех четырех дам и по непонятной причине вдруг сосредоточил всю свою бешеную энергию на Софи. Длилось это всего минуту, ибо Тесса с негодованием пресекла непорядок, но в эти короткие мгновения Софи успела подумать, что, возможно… когда-нибудь… она станет кем-то совсем иным. А в данную минуту требовался именно некто абсолютно иной.

На стук в дверь тут же ответили. Внутрь, в утонченную атмосферу от-кутюр, Софию провел молодой человек очень живописной внешности, Кабо. Софи его уже видела.

– Он на месте? Мне нужно его видеть, – торопливо произнесла девушка, если бы потребовалось, то она стала бы просить и даже молить.

Кабо указал на двойные двери в глубине холла.

– Он у себя в кабинете.

Софи быстро зашагала в указанном направлении, пока решимость ее не оставила. Одним движением она распахнула дверь и оказалась перед самим великим кутюрье – небольшим человечком, стоящим у огромного стола, на котором не было ничего, кроме беспорядочно разбросанных рисунков и карандашей.

Софи шагнула к столу и дрожащими руками вытряхнула на него содержимое своего ридикюля, все до последней монеты.

– Вот все, что у меня есть. Вы должны это взять. Вы сказали… сказали… – У Софи перехватило дыхание. Вдруг это были только пустые обещания? Вдруг месье просто развлекался за ее счет? И нет никаких шансов превратить ее… Но Софи не могла уйти, не выяснив все до конца, а потому расправила плечи, взяла себя в руки и подняла глаза на маленького человечка за большим столом, который смотрел на нее в изумлении. – Вы сказали, что можете сделать меня красивой.

В душе вдруг разверзлась бездна разочарования. Разве можно ждать, можно надеяться?

Чья-то рука стиснула ее кисть и сжимала до тех пор, пока Софи не прогнала набежавшие на глаза слезы и не встретилась взглядом с напряженным взглядом Лементера.

– Я не обещал вам красоты, – произнес он. – Я сказал, что могу сделать вас способной затмить любую женщину в свете.

Софи всхлипнула.

– Значит, вы признаетесь, что солгали?

Кутюрье с улыбкой покачал головой.

– Дорогая моя, красота – это то, что дано вам от рождения. Или не дано. Хорошеньких девушек масса, как цветов на лугу. Миловидность – явление обычное, простое, ею легко восхищаются и так же легко забывают. Но стиль, элегантность, манера себя держать – это незабываемо. Именно это я вам обещал. С вашей фигурой и моими платьями – и несколькими уроками правильной осанки, потому что вы ужасно сутулитесь, – вы положите Лондон к своим ногам.

Огромное облегчение – или это была надежда? – наполнило сердце Софи.

– Я понравлюсь Грэ… мужчинам?

– Мужчины будут ради вас драться насмерть. Будут изнемогать от страсти. Будут страдать и чахнуть. В вашу честь напишут столько сонетов, что вам надоест их читать. Я превращу ваш высокий рост в превосходство, вашу хрупкость – в элегантность, вашу застенчивость и неловкость – в надменную грацию.

Софи едва не рассмеялась, выслушивая такие невероятные обещания. Право слово, смешно. Разумеется, это невозможно. Но вдруг – ну, просто как вероятность, – вдруг с его помощью она сможет стать чуть-чуть привлекательнее?

– А этих денег хватит? – Должно хватить, ведь больше все равно нет.

Лементер в раздражении смахнул деньги на пол.

– Думаете, Леонардо брал деньги со своей Моны Лизы?

Софи шмыгнула носом и быстро вытерла глаза.

– Кстати, это был заказной портрет, так что… – И тут она поняла, что он имел в виду. – Но почему… почему вы хотите сделать такое даром? – Она отшатнулась. – Чего вы от меня ждете?

Он похлопал ее по руке.

– Знаю, милая, вы никому не доверяете. Да и с чего бы всем доверять? – Потом он внимательно посмотрел ей в глаза. – Думаю, мы узнали друг друга. Отверженные всегда узнают.

Софи удивленно моргнула. На мгновение она увидела этого мужчину другими глазами, его образ успешного, востребованного кутюрье словно бы померк, уступив место мальчику, которым он когда-то был. Мальчику, возможно, не похожему на других.

Лементер увидел понимание в ее глазах и улыбнулся:

– Думаю, что слишком высокая, слишком худая и не очень яркая девушка, а в первую очередь не очень желанная – ведь так? – должна себя чувствовать примерно так же, как бедный парень-кокни, который мечтал только о прекрасных тканях и тонком кружеве. Думаю, вам, как и мне, нелегко добиться понимания. – Его улыбка сделалась шире. – Но нашелся человек, который помог мне. Костюмер из театральной труппы. Он увидел, как я любуюсь шелками на рыночном прилавке, взял меня к себе и научил шить. Как-то раз я попробовал с ним расплатиться – как будто за это можно расплатиться, – но он лишь сказал, чтобы я вместо денег тоже нашел потерянную душу и спас ее. «Расплатиться ты не можешь, – сказал он мне. – Можешь только передать дар дальше».

Софи покачала головой:

– Но… вы ведь уже помогли Фебе и Дирдре!

Лементер присел на свой стол и сложил руки на груди.

– И взял с них за это совсем немало! – Он улыбнулся хитрой улыбкой. – Но работа того стоила. Каждое пенни себя окупило. – Он склонил голову набок. – Более того, я подумал, что если вы увидите, что я смог сделать для них, то когда-нибудь придете и спросите, что я могу сделать для вас.

Софи улыбнулась:

– И, наверное, слегка завысили счет лорду Брукхейвену. Ну просто на всякий случай?

Лементер расхохотался и поцеловал ей руку.

– Софи, вы просто сокровище.

– О нет, – покачала головой девушка, – я просто Софи.

Тут Лементер взял ее за подбородок, взгляд его сделался вдруг серьезным, он всматривался в ее лицо с таким напряжением, что девушка смутилась. Кто он, этот человек, на самом деле?

– Любовь моя, дорогая моя, моя муза, – негромко и строго проговорил он. – Если вы еще раз назовете себя «просто Софи», то я умываю руки. Вы поняли? Это, и только это, заставит меня покинуть вас навсегда.

Софи удивлено распахнула глаза. Да он сумасшедший! Но тут возникла новая мысль: может быть, именно «сумасшедший» сейчас ей и нужен?

Лементер выпустил ее подбородок и выпрямился.

– С этой минуты и впредь о вас везде будут говорить только как об «этой потрясающей мисс Софии Блейк». Конечно, понадобится время, понадобится достойное приглашение, но это я легко смогу устроить, и, кстати, вы должны быть у меня под рукой… – он несколько мгновений рассматривал ее сутулую фигуру, – какое-то время.

Софи смущенно выпрямилась.

– Я не всегда так держалась, – пробормотала она. – Просто я стала чувствовать себя слишком высокой среди… среди лондонский дам.

Лементер поджал губы.

– Вы слишком хорошо воспитаны, моя дорогая. Позвольте выразиться яснее. Леди Тесса известная мегера. Никто ее не любит, даже самые близкие друзья. Кроме того, мне доподлинно известно, что она всегда была недовольна своим ростом и стремилась выглядеть выше. Могу высказать предположение, что она просто завидует вашей фигуре.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное