Селеста Брэдли.

Любовь меняет все



скачать книгу бесплатно

Дейдре продолжала смотреть на него в упор, и ни тени сомнения не было в ее взгляде.

– Вы – не зверь.

Зверь я, зверь.

И все же у него было ощущение, словно он сейчас смотрит на единственную женщину в Лондоне, которая не считает его зверем. Колдер склонил голову набок.

– Вы хотите стать моей женой?

– О, да, – с готовностью согласилась Дейдре. – Кто об этом не мечтает?

Он мог бы напомнить ей о Мелинде. Или о Фиби.

Неопровержимые факты говорят о том, что титул и богатство, ради которого женщины в своем большинстве готовы закрыть глаза на многое, не помогли маркизу удержать при себе его женщин.

– Мисс Кантор, я…

Она смотрела ему в глаза без страха и без подобострастия.

– Я – не Мелинда. Я – не избалованный ребенок. Я – не Фиби, послушная долгу, но не уверенная в том, чего хочет. Я точно знаю, кто я и что хочу, и я знаю, что стану вам прекрасной женой. – Дейдре усмехнулась. – Вы ничем не рискуете, потому что самое худшее для вас уже позади.

С ней трудно было не согласиться.

– У многих на этот счет иное мнение.

Глаза ее вспыхнули. Что это было? Гнев?

– У некоторых людей любимое занятие – сочинять небылицы.

– Откуда вам знать: небылицы сочиняют люди или правду говорят? – Он ведь Зверь, Проклятие Света, Душегуб и кто там еще? Повинуясь внезапному и не вполне отчетливому порыву, Колдер шагнул к ней и, впившись в нее взглядом, спросил: – Вас легко напугать, мисс Кантор?

Дейдре не опустила взгляд и не отступила.

– Я не знаю.

Колдер приблизился к ней вплотную, куда ближе, чем позволяли приличия, но, видит Бог, она была прелестна, и после столь утомительного дня ему хотелось хоть чем-то себя вознаградить.

– Как это не знаете? – тихо произнес Колдер у самого ее уха. – Страхи есть у всех.

Тогда Дейдре повернула голову и встретила его взгляд. Синие глубины ее взора были все так же безмятежны.

– Я не пуглива, – невозмутимо сообщила она. – Но я мстительна.

Он едва не рассмеялся в голос. Ее уж точно не назовешь робкой и застенчивой. Колдер не двигался, он дразнил ее, испытывал. Знай, с кем имеешь дело. Не стоит меня недооценивать.

– Вы уклоняетесь от ответа, – тихо сказала Дейдре, согревая его лицо своим дыханием. – Я хочу знать, вы женитесь на мне? Да или нет?

Довольно! Пора прекратить эту глупую игру. Колдер открыл было рот, чтобы отправить ее паковать вещи. Сейчас он велит ей убраться прочь, чтобы к утру ее не было в его доме вместе с гарпией-мачехой. Скатертью дорога! Все, что он хотел, – это чтобы его оставили в покое. Навсегда.

– Да.

Что? Он произнес это вслух? Удивление в ее глазах подтвердило его опасения. Да, именно это он и сказал.

Проклятие!

– Я… – во рту внезапно пересохло. Колдер закашлялся. – Простите, я…

– Вы сказали «да», – с торжеством в голосе объявила Дейдре. – Я вас слышала.

Тысяча чертей!

– Мисс Кантор, я…

Она подалась ему навстречу, едва не подставив губы для поцелуя.

– Вы сказали «да», – прошептала Дейдре. – И слово джентльмена нерушимо.

Маркиз качнулся ей навстречу, подумав, что не будет ничего предосудительного в том, что он ее обнимет, раз уж они теперь жених и невеста…

О, Боже! Что он наделал?

И как раз в этот момент Дейдре, сияя торжеством, начала плавное отступление к двери.

Это отступление напоминало танец.

– Я должна немедленно сообщить Тессе. Полагаю, нам следует как можно быстрее провести церемонию, если мы хотим заставить умолкнуть всех сплетников!

Ах да, сплетни. Любопытно, как преподнесут злые языки новость о новой помолвке Брукхейвеновского Зверя?

После того что произошло в церкви сегодня утром, бракосочетание маркиза Брукхейвена с кузиной сбежавшей невесты едва ли произведет сенсацию.

Она для него – неподходящая партия.

Она идеально тебе подходит. Связи ее безупречны, репутация чиста как снег, красота бесспорна, и, ей-богу, тебе будут завидовать все мужчины Лондона.

Она слишком молода.

Она молода, но не наивна. И насчет Мелинды она все верно сказала. Что свидетельствует о наблюдательности и уме этой девицы.

Колдер удивленно моргнул. Он никак не ожидал, что мысли его примут такое направление. Неужели он действительно всерьез рассматривает подобный сценарий?

А почему бы и нет. Пришло время ему жениться снова. Вполне логичный и мудрый шаг, особенно с учетом того, что у него не было времени на поиск новой жены.

Убедив себя в том, что он проявил решительность, а никак не легкомыслие, Колдер почувствовал себя заметно лучше, и пережитое им утром в церкви потрясение, как и потрясение от прочтения статьи в газете, уже превратилось в далекое воспоминание.

Да, Дейдре идеально подходит ему. И, кроме того, в ней есть что-то такое, что цепляет его за живое. Колдер никогда бы не признался, что ему нравится, как она на него смотрит, словно он никакой не Зверь.

Глава 3

Через две недели, после того как Брукхейвен ответил согласием на ее предложение, настал день свадьбы, и Дейдре вдруг осознала, что сильно нервничает, что, вообще говоря, ей было совсем не свойственно. Дойдя до алтаря, она присела в реверансе перед мужчиной, которого с этого дня будет называть мужем.

Прощай, Тесса. Прощай, мучительное прошлое.

Здравствуй, маркиз Брукхейвен. Здравствуй, туманное будущее.

Дейдре машинально повторяла за священником нужные слова, не вдумываясь в их смысл. Свершилось, думала она. Наконец она стоит рядом с ним, его невеста.

И вскоре – его жена.

Сбылось то, о чем она, бесправная заложница амбиций Тессы, мечтала все эти годы. Этот мужчина был целью всей ее жизни. И хотя ему об этом не было известно, он изначально был предназначен судьбой ей, Дейдре.

Когда пришло время поднять вуаль, Дейдре несмело повернулась к нему, готовая разделить с ним свои чувства. И когда тонкая завеса из кисеи перестала их разделять, Дейдре робко улыбнулась ему и прикрыла глаза в тот момент, когда Колдер наклонился, чтобы поцеловать ее.

Она думала, это будет чудесно. Она мечтала о незабываемом поцелуе.

Она не имела ни малейшего представления о том, как это будет.

Его поцелуй при всем целомудрии был крепким и властным. И в тот миг, когда его теплые губы прижались к ее губам, ее словно ударило током.

Дейдре чуть не уронила букет. И все от одного целомудренного поцелуя у алтаря?

Тогда брачную ночь ей просто не пережить!

Губы их разъединились, и Дейдре тихо вздохнула. Воодушевленная, она с тихим смешком открыла глаза, рассчитывая увидеть ответный блеск в его глазах. В конце концов, не может быть, чтобы он не почувствовал то, что ощутила она…

Однако взгляд его был невозмутимо-отстраненным. Колдер смотрел на нее так, как мог бы смотреть на чистильщика сапог. Дейдре словно окатили ледяной водой. Ни о каких чувствах с его стороны не было и речи.

Впервые Дейдре вдруг посетила мысль о том, что он может так и не проникнуться к ней чувствами. Никогда. Пожалуй, следовало бы рассмотреть такую возможность, прежде чем искать брака с мужчиной, которому она совершенно безразлична. С мужчиной, с которым не смогла ужиться даже та, к которой он испытывал нежные чувства.

Вдруг все изменилось. Церемония венчания больше не казалась ей романтичной и торжественной, обстановка церкви представлялась суровой и мрачной, священник – угрюмым, гости – бессердечными притворщиками, да и само событие было совсем не праздничным и имело одну цель – впечатлить общество.

Дейдре, леди Брукхейвен, во все глаза смотрела на своего мужа и господина, который, как положено, вел ее под руку к выходу из церкви. Высокий, импозантный, прямой, он шел рядом и ни разу на нее не посмотрел.

Если именно этого я всю жизнь хотела, то почему тогда так пусто на душе?


Среди присутствующих на церемонии венчания было двое знакомых Дейдре. Сидели они далеко, не на самых почетных местах и ничего собой не представляли с точки зрения общественного статуса. Один из них был хорош собой, хотя и несколько потрепан. Он обитал на задворках общества и скорее принадлежал полусвету, чем свету, а второй был и вовсе никому не знаком: небольшого роста, сутулый, в очках, он был похож на нищего студента.

– Ну вот, Дейдре это сделала, – несколько громче, чем следовало бы, произнес тот, что посимпатичнее. Похоже, парень был навеселе с самого утра. Как бы там ни было, его реплика осталась без комментариев.

– Ей деньги без надобности с таким богатым мужем! – сказал второй, протирая запотевшие стекла очков.

Вулфа, похоже, переполняли эмоции при мысли о золоте Пикеринга, которое все эти годы находилось в их надежных руках.

– Такой чудесный день! – со вздохом проговорил Стикли. – Волшебный день!

Вулф не разделял восторга партнера. Он до последнего надеялся, что Дейдре передумает.

К несчастью, он узнал о венчании слишком поздно – когда что-либо изменить не представлялось возможным.

– Если бы ты не ушел в трехнедельный запой после того, как мы успешно предотвратили свадьбу маркиза с мисс Фиби, ты бы, вероятно, нашел время для того, чтобы высказать свое мнение или дать дельный совет, – вместо приветствия сообщил Стикли своему партнеру, когда тот, пошатываясь, вошел в контору сегодня утром. – Лично я вполне доволен результатом. Леди Брукхейвен согласилась оставить свое наследство в нашем распоряжении на многие годы. Разве не к этому мы стремились изначально?

Стикли, видимо, все устраивало. Но не Вулфа. У него были долги, большие долги, и задолжал он людям, которые долги не прощают. Он рисковал расстаться не только с привычным комфортом, но и с жизнью. Вулф уставился на Стикли с нескрываемой ненавистью. Вдруг ему пришло в голову, что если он внезапно потеряет партнера, то и делиться ни с кем не придется.

Но старый добрый Стикли бывал полезен. Считать пенни и складывать цифры – этого Вулф точно делать не хотел. Вначале надо победить врага, а с друзьями он разберется позже.


Колдер вел свою невесту к выходу из церкви, пропуская мимо ушей раздающиеся с обеих сторон поздравления. Он сделал это. Он снова был женатым мужчиной.

И, что еще важнее, он вновь был мужем очень красивой женщины.

Возможно, слишком красивой женщины. Помнишь, что произошло в прошлый раз?

И, черт его дери, Дейдре с каждым мгновением расцветала все ярче. Видит Бог, когда он поднял вуаль, она улыбалась ему так, словно любила его!

Увы, Колдер слишком хорошо знал, чего стоят улыбки красивых женщин. Почти ничего не стоят. Очевидно, она была счастлива просто потому, что ей удалось стать женой маркиза. Дейдре не делала тайны из того, что ей импонировали как его титул, так и его состояние. По крайней мере, она не жалела его денег на свадебную церемонию, которая должна была стать подчеркнуто статусной. Хорошо, что ее во всех смыслах устраивал брак с ним, но поцелуй… Колдер не находил объяснений.

Он был потрясен до глубины души тем, какую реакцию вызвало в нем это краткое соприкосновение губ. Пульс его участился втрое, а пальцы свело от желания прикоснуться к ней. Невероятно!

Что с ним такое? В конце концов, Колдер был далеко не мальчик. Он целовал немало женщин. Возможно, не так много, как Рейф, но вполне достаточно для того, чтобы знать, что такая реакция – редкость.

А потом, когда губы их разъединились, Дейдре засмеялась, и этот смех вернул его с небес на землю. Этот момент, скорее всего, ничего для нее не значил. Она лишь почувствовала облегчение из-за того, что дело сделано и что все ее труды не пропали зря.

Он должен помнить о том, что эта девушка – особа практичная. Дейдре первая сделала ему предложение – прямо, без обиняков и без лишних эмоций. Она была совершенно права в том, что этот брак был выгоден им обоим. Он получал жену с прекрасным воспитанием, достаточно вышколенную, чтобы со временем стать герцогиней. Женщину, достойную стать матерью его детям и хозяйкой Брукмора. Она получала все богатство и статус, о котором только может мечтать женщина, и свободу от ненавистной мачехи.

Да, Дейдре вполне его устраивала. И тот факт, что в ее присутствии сердце его начинало биться чаще, был лишь приятным побочным эффектом.

После того поцелуя Колдер уже пожалел о том, что поторопился с сюрпризом. Было бы приятно провести с ней больше времени наедине…

Дейдре вышла из церкви. У дверей уже ждала роскошная карета с золотым гербом Брукхейвенов на черной лакированной двери.

Ее карета. Ее герб.

За спиной слышались голоса знакомых Тессы.

– Какая красивая свадьба, – жеманно растягивая слова, вещала одна из приятельниц мачехи. – Я почти завидую Дейдре. Замужем за Зверем! Какая прелесть.

– Почти, да не совсем! – прыснула ее подруга.

Дейдре тошнило от этих перешептываний, произносимых намеренно громко, чтобы она не могла не услышать. Мужчина, к которому общество совсем недавно относилось со снисхождением и жалостью, явно набирал очки в роли злодея. Впрочем, это неудивительно: злодей всегда интригует сильнее, чем жертва.

– Мой Зверь, – прошептала Дейдре. Муж поклонился при ее приближении, после чего распрямился и расправил плечи, оказавшись на голову выше всех прочих мужчин.

Дейдре Кантор получила маркиза Брукхейвена по прозвищу Зверь в пожизненную собственность.

Как же хотелось верить, что она не совершила непоправимую ошибку.

Глава 4

До Брук-Хауса было всего пару миль езды, но для Дейдре, сидящей рядом с молчащим мужем, время тянулось бесконечно.

Маркиз Брукхейвен стал ее мужем, не приложив для этого никаких усилий. И сейчас он не предпринимал ничего, чтобы приободрить свою молодую жену, развеять опасения, если они у нее имелись. За все время пути он ни разу не прикоснулся к ней. Нет, Дейдре не хотела, чтобы он вел себя с ней, как с девицей легкого поведения, но такая холодность со стороны супруга, по меньшей мере, вызывала вопросы.

Может, Колдер ждал от нее сигнала? Дейдре придвинулась ближе, посмотрела ему в глаза, нежно улыбнулась…

Он прочистил горло.

– Мисс… э… моя дорогая…

Дейдре нахмурилась. Ему было неловко? Как неожиданно. Маркиза Брукхейвена можно обвинить в излишнем высокомерии, несговорчивости, упрямстве, но недостатка уверенности в себе он точно никогда не демонстрировал. Его непоколебимая самоуверенность добавляла ему привлекательности в глазах Дейдре.

Маркиз заерзал на сиденье, сдвинул брови. Он явно был чем-то расстроен.

Дейдре без труда разглядела, что маркиза что-то гнетет, хотя другие, возможно, просто решили бы, что он раздражен. Надо понимать, с каким замкнутым человеком имеешь дело, чтобы догадаться о том, что любое видимое выражение эмоций в его случае означает отчаянный, рвущийся из души крик.

Другим этого не понять, но Дейдре имела немалый опыт в этом деле. Она потратила годы на то, чтобы научиться сдержанности. Жизнь со злобной и коварной мачехой научила ее держать под контролем свои чувства и эмоции и не позволять другим понять, что у нее на душе.

Кто-то мог бы назвать ее черствой или даже жестокой, но Дейдре давно решила для себя, что должна подняться на недосягаемую высоту. Чтобы оттуда, с высоты своего положения, наблюдать за тем, как общество втаптывает в грязь ненавистную Тессу, ставшую жалким посмешищем в глазах жены самого ничтожного сквайра!

Конечно, не в этом Дейдре видела основную цель своей жизни, но фантазии на эту тему помогли ей пережить несколько жутких лет. Но и сейчас, когда худшее было уже позади, если Дейдре хотелось поднять себе настроение, она представляла падение Тессы с завоеванных высот. Живо, в красочных подробностях!

А главную свою задачу сейчас Дейдре видела в том, чтобы влюбить в себя мужа. Задача была непростой. Сначала ей предстояло проникнуть за «баррикады», а затем она должна заставить его осознать, что без нее он просто не сможет жить.

В том, что ей удалось выйти за Брукхейвена, был большой неоспоримый плюс: как только Брукхейвен станет герцогом Брукмора, Дейдре получит огромное наследство – почти тридцать тысяч фунтов. С такими деньгами она сможет распоряжаться своей жизнью так, как захочет, и никому никогда не удастся манипулировать ею: она не собиралась давать карты в руки шантажистам, ибо понимала, что безупречная репутация – главное условие безбедного существования.

Дейдре была во всех смыслах той самой девушкой, какой видел ее муж, с одной существенной поправкой: эта девушка была богата, как принцесса. С двенадцати лет ее растили как будущую герцогиню, и, хотя методы Тессы были жестоки, Дейдре знала все необходимое о том, как управлять большим поместьем и как вести себя в соответствии с высоким статусом, коим судьба наградила ее и ее мужа. Разумеется, она бы не хотела, чтобы случайно пришедшая в голову Брукхейвена мысль о том, что он, возможно, женился не на той девушке, засела там надолго. И как лучше всего избавить супруга от подобных мыслей? Разумеется, сообщив ему о наследстве.

Брукхейвен вновь прочистил горло.

– Моя дорогая, признаюсь, у меня для вас имеется небольшой сюрприз.

Дейдре ответила ему спокойной улыбкой.

– У меня для вас тоже есть сюрприз, милорд.

Колдер нахмурился и вновь приоткрыл рот, наверное, чтобы развить тему, но тут карету качнуло, и она остановилась. Прямо перед парадным входом в Брук-Хаус.

Брукхейвен так и не успел ничего пояснить, поскольку дверь кареты распахнулась, и лакей в ливрее подал Дейдре руку.

– Добро пожаловать домой, миледи, – с замогильной серьезностью произнес лакей.

Вся прислуга, от дворецкого Фортескью до последней поломойки, выстроилась в шеренгу в холле. Дворецкий приветствовал ее низким поклоном. Каким-то образом статному и высокому, с благородной сединой на висках, величавому дворецкому удавалось сохранять внутреннее достоинство даже в глубоком поклоне. Сейчас, распрямившись, он смотрел на нее спокойно, немного свысока и, безусловно, оценивающе.

Дейдре отдавала себе отчет в том, что первые минуты в роли леди Брукхейвен зададут тон всей ее оставшейся жизни. Дейдре сделала вдох, готовясь произнести приветственную речь, достаточно теплую и в то же время не оставляющую сомнений в том, что хозяйка тут она, Дейдре.

– Папа!

Поскольку в этот момент она как раз смотрела на Брукхейвена, Дейдре не столько обратила внимание на крик, сколько на маску ужаса, в которую на миг превратилось сведенное спазмом худое лицо Брукхейвена. Маркиз отвернулся от жены, повернув голову в сторону лестницы, на которой увидел…

Дейдре проследила за его взглядом. Ей открылось жуткое зрелище. По лестнице спускалась девочка. Маленькая, грязная, запущенная. Как ни странно, Брукхейвен не отстранился, когда это немытое создание в рваных чулках, со спутанными волосами и острыми локтями обхватило его руками за ноги – насколько хватало роста.

– Довольно, леди Маргарет. Хватит, – сказал, наконец, маркиз Брукхейвен. – Фортескью, вы могли бы меня предупредить о том, что леди Маргарет приедет на день раньше, чем ожидалось.

Девочка обернулась к Дейдре. Большие карие глаза смотрели на нее сквозь спутанные пряди темных волос.

– Вы! – Она приблизилась к мачехе. Дейдре сохраняла самообладание. Она не отшатнулась и не бросилась наутек. И даже не отвела взгляда. – Вы слишком хорошо одеты, чтобы быть гувернанткой. Вы выглядите так, будто думаете, что выходите замуж. – Каждое слово сочилось презрением к самозванке, возомнившей себя леди Брукхейвен.

Маркиз Брукхейвен имел дочь.

Ребенка, который знал о ней, Дейдре, не больше, чем она знала о нем. Вернее, о ней. О дочери.

Время сделало петлю. Старая боль напомнила о себе с новой силой.

Нет, папа! Забери ее отсюда! Верни туда, откуда взял! Я не хочу новую маму. Я не хочу, чтобы она была здесь.

То был не голос девочки, то был ее собственный голос, донесшийся из глубины лет. Потрясение, смятение нашли выход. В гневе.

– Вы ничего не сказали, – чеканя слова, проговорила Дейдре, глядя на мужа. – Как вы могли?

– Я ждал ее не раньше завтрашнего дня, – произнес Брукхейвен с напускным равнодушием. – Я не предполагал, что это будет для вас проблемой.

– Вы не видите в этом проблемы? – Дейдре попятилась от девочки, от этого до боли знакомого взгляда, взгляда ребенка, которого предали. Как он мог так поступить? Он превратил ее в Тессу! Дейдре развернулась к нему лицом. – Нет. Мы так не договаривались.

Брукхейвен смотрел на нее почти с тем же выражением, что и его дочь.

– Моя дорогая, у нас с вами – не договор, у нас – брак. Вы – моя жена. И вы будете делать то, что вам велят.

Дейдре смотрела на него во все глаза. За кого он ее принимает, этот болван? Она скрестила на груди руки.

– Я никогда не поступаю так, как мне велят.

Леди Маргарет повернула голову и посмотрела на Дейдре с некоторым удивлением.

– И я тоже, – сказала она и, встав в ту же позу, что и Дейдре, мрачно уставилась на Брукхейвена. – Уволь ее прямо сейчас, папа. Я отказываюсь с ней общаться. – И тут тоненькие ручонки девочки опустились вдоль туловища. – Жена? Папа, ты женился на гувернантке?

Колдер сделал глубокий вдох, потом еще, и так дышал, пока не поборол желание бежать без оглядки в свой кабинет и закрыться там на ключ.

– Леди Маргарет, позвольте вам представить новую маркизу Брукхейвен и вашу новую маму.

Он не сказал ни Фиби, ни Дейдре о том, что у него есть дочь. Вообще-то, он не делал тайны из того, что имеет ребенка. Просто девочку редко привозили в Лондон. В свете давнего скандала общество не видело ничего предосудительного в том, чтобы делать вид, словно девочки не существует в природе, а что касается самого Колдера, то он просто привык помалкивать о том, что у него есть дочь.

И он не хотел, чтобы его отвергли из-за дочери. Мегги была трудным ребенком. Настолько, что ни одна ее няня или гувернантка не могла продержаться на работе больше нескольких дней. В глубине души Колдер всерьез начал бояться того, что его дочь – точная копия матери, какой Мелинда показала себя в итоге: вздорной, вспыльчивой, склонной к истерикам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное