Сборник.

Звёздный десант



скачать книгу бесплатно

– Погоди. А вы то как?

– ИДП, – и, видя моё удивление, пояснил, – индивидуальный дыхательный прибор. Был у всех членов экипажа – такая модная, красивая оранжевая сумочка. Её ношение, хоть и предписанное Уставом, давно уже стало данью традициям, и в этих сумочках было всё, что угодно, кроме самого ИДПшника.

Смутно припоминаю, что на первых курсах мы тоже что-то подобное таскали на боку, но потом дружно забили на это дело. Зачем? Ты же всё одно в скафандре всё время. Хотя на лайнере да, там в скафандре ни-ни. Только в парадно-выходном мундире. Даже при проведении ремонтных работ.

– Вот, – глотнув пива продолжает Урфин. – Да ещё психологи вычислили, что вид экипажа в парадке, но с ИДП благотворно влияет на пассажиров.

– И всё же, – продолжаю не соглашаться с ним я, – какой-то тупой план. Ну, потырите вы блестяшки. Но сами-то на корабле останетесь? Возьмут вас. Да и газ этот. Хорошо, хорошо, – поднимаю руки вверх, – корабль вы продуете, а остатки газа в крови? Ваш же врач, ведь у вас же был врач на борту, возьмёт кровь на анализ, и?

– Газ тот распадается в крови за пять часов. Без остатка. А брать кровь, – он пренебрежительно машет рукой, – у этих? Так там у них тааакой коктейль из алкоголя и наркоты. Да они и сами не позволили бы у них кровь брать – ясно, что там при анализе всплывёт. А узнает кто? Известный пропагандист здорового образа жизни и владелец корпорации «Всё для Спорта и Здоровья» сам на наркоте сидит. И что будет?

Качаю головой, – богема, чё.

– А у экипажа?

– Стюарды тоже принимали, попробуй откажи олигарху, когда он в приступе щедрости угощает тебя рюмочкой или укольчиком?

Мде… Даже и возразить нечего.

– А что касается, ну, совсем уж серьёзного исследования крови, так до ближайшей приличной лаборатории лёту дня три. А за это время многократно всё распадётся.

– Но всё же, не хочу сдаваться я, – пропажа, тем более таких! вещей, да и у таких! людей…

Урфин опять улыбается:

– Космос, он того, полон загадок. Кроме того, мы как раз от Чёрной дыры шли. Ух, как они там населфились! А потом банкет закатили на «горизонте событий». Конечно, до самого горизонта пилить и пилить было, но вид был хороший, плюс эти себя чуть ли не героями-первопроходцами ощущали. Наклюкались они все – жуть. Большая часть так за столами и вырубилась – нам прямо подарок. Ну, а пропало что-то? Космос, он такой, – повторил бармен с непонятной задумчивостью, – загадочный. Пусть умники над этой загадкой бьются и гранты осваивают…


Когда пошёл газ, троица задержала дыхание и, убедившись, что все вокруг уснули, включилась в ИДП. Ровно на столько, сколько потребовалось времени, чтобы залезть в свои скафандры. На облегчение рук, шей и прочих частей тел крутышек от ювелирных излишков они отвели полчаса.

Вольдемар, не меняя курса, вывел лайнер в обычное пространство, Пуфф открыл мембрану грузового трюма, готовясь принять Йоса, а Урфин уже снимал украшения с избранных жертв.


Всё шло по плану, но, увы, пошло наперекосяк по вине их лидера – Пуффа.

Они уже заканчивали грузить наиболее ценные украшения в Шестёрку, как на ангарной палубе появился Пуфф, неся на руках какую-то девицу. Девицей оказалась официальная воспитанница одного из олигархов, воспитанница де-юре, а де-факто его любовница. И вот к ней и воспылал любовью Пуфф. Он даже пытался с ней объясниться, но то ли он слишком вошёл в роль смущающегося при больших шишках мужика, то ли действительно оробел, но все его попытки вызывали только её смех и презрительные взгляды.

– Извините, мужики, – сказал тогда Пуфф. – Не могу. Никогда не любил, а тут… Он сокрушённо замолк.

Первым молчание нарушил Урфин:

– И что теперь? Весь план коту под хвост из за одной юбки? Ты что, Пуфф? Мы два года тут горбатились. И за ради чего? Неси её назад.

Пуфф отрицательно покачал головой.

– Неси, – поддержал Урфина Йос, – мы тебе такую же или лучше найдём. Прошерстим с десяток планет или два десятка, верно, народ? – он обратился к остальным и те закивали, – и найдём ещё лучше. Ты чего, брат?

Пуфф бледнел и краснел:

– Извините, – тихо произнёс он, – не могу. Как увидел – и всё.

– Нет, – высказал окончательное мнение обычно отмалчивающийся Вольдемар, – так не будет. Нас четверо, и трое против. Извини, атаман, – и умолк.

Какое-то время все молчали, а потом Пуфф вздрогнул и пошёл обратно. Оставшиеся обменялись взглядами.

– Ты это, Воль, – сказал Йос, – пригляди за ним. Мы с Ур сейчас досогласуем точку встречи, и я отваливаю, мне ещё долго прыгать.

Вольдемар кивнул и направился к двери, ведущей из ангара к палубам корабля, но не успел он дойти до неё, как снова появился Пуфф. С пистолетом в руке.

– Мужики, – сказал он, поднимая пистолет. – Я её того, отнёс на место, но поймите меня. Не могу. Глянул на неё на прощанье и понял – не могу. Я отменил своё воскрешение.

Сказав это, он поднял пистолет, остальные трое отшатнулись, и выстрелил себе в сердце.

– [2]2
  censored


[Закрыть]
! – кратко высказался Урфин, и двое оставшихся посмотрели на него.

– Чёрт! Ну, так-то зачем? Придумали бы что-нибудь. Дождались конца рейса, а потом, ну, выкрали б её. Эххх… Пушистик, что ж ты так-то вот. Молча…

Предаваться горю времени не было. Где-то через час действие газа должно было закончиться, и перед оставшейся троицей стоял выбор: либо валить всем и до конца дней прятаться по углам, ибо с их пропажей сразу будут выявлены воры, либо…


Они приняли другое решение.

– Следующий час мы в жутком темпе распихивали пассажиров и экипаж по спасательным яхтам, – продолжал свой рассказ Урфин. На корабле было три яхты для гостей и пара ботов для экипажа.


Подогнали платформы, загрузили на них всех подряд – и к яхтам.

Яхты были рассчитаны на полсотни человек и оборудованы новейшими стазис-анабиозными камерами. В них человек мог пробыть до тридцати лет безо всякого вреда для здоровья. Конечно, в свете имеющихся мед. технологий по восстановлению тела и сознания на Станции, толку от них было мало. Зачем они, если как только тебя убьют, ты, хоп – и слезаешь с лежака мед центра, но дань традиции и перестраховка на случай непредсказуемости пространства. Воздействие гравитационных волн было изучено слабо, и имелся шанс, что подобные волны могут воспрепятствовать передаче сигнала о воскрешении. А в таком модуле был даже шанс избежать последствий памятной всем бури 3250 года, когда погибла Д. Раст, бывшая лидером Валхаллийской Освободительной Армии.

А загрузив, сели совещаться. Ладно, пока сигнал о произошедшем никуда не ушёл искать их никто не будет. Плановый выход на связь – только вечером, но, с учётом банкета, стандартной отбивки будет достаточно, а её мог и Вольдемар отправить. Что до пассажиров, они, конечно, постоянно с кем-то трепались, но после всё того же банкета… Так что и тут можно было не ждать быстрого поднятия тревоги.

То есть, время было, но не много. И тогда они решили пойти по классически-юридическому пути. Нет трупа – нет преступления. Пропали – да, но не погибли. Или погибли, но так, что никто не смог воскреситься. Что опять же породило бы массу информационного шума и забалтывание реальной проблемы. Уж что-что, а фантазия журналистов, усиленная непонятыми комментариями учёных – это страшная смесь.

Но и убийцами – пусть и спустя тридцать, сорок или пятьдесят лет – им становиться не хотелось. Поэтому они выбрали планету в отдалённом секторе и на её поверхности разместили спасательные яхты, усилив их реакторы снятым с лайнера главным реактором.

– Модульность, – пояснил мне Урфин, – на практике это оказалось даже слишком просто. Вот там, на планете, на одной из её равнин, в зоне тектонического спокойствия, мы и посадили эти яхты.

Хотели рядом и Пуффа похоронить, но всё же он был один из нас, и, как и мы любил космос. Вот я и посадил его в капитанское кресло. Пока корабль не найдут – пусть он и остаётся его капитаном.


Мы помолчали, он, наверное, прокручивал в голове прошедшие события, а я просто пытался понять и переварить эту историю.

– Ддаааа, – сказал я, просто чтобы нарушить затянувшееся молчание, – однако, эк вы, то есть вас…

Он кивнул.

– Ну, а мне-то ты зачем всё это рассказал? И, как я понимаю, денег вы тогда подняли ооооочень прилично?

– Денег… – Урфин замолчал, и, спустя минуту, продолжил, – да, денег мы тогда забрали много. И все украшения сдали, и сейфы все вскрыли. И личные пассажиров, и корабельную кассу тоже. Много. Действительно много.

– Тогда, скажи, – обращаюсь к нему, – вернулся-то ты, вы, зачем?

– Скука. Просто скука. Надоело отдыхать.

Не верю ему, и он видит это.

– Ты молодой ещё, не поймёшь. Вот когда… – он замолкает, потом встряхивается всем телом и переходит на деловой тон.

– Я тебя сюда пригласил не сказки старого Урфа слушать. Дело есть. А ты парень ушлый. Короче. Тут, – он обводит рукой вокруг, – скоро жарко станет и, – он хмыкает, – деловые люди смогут неплохо подзаработать.

Ага, думаю, опять он какую-то афёру замутил. Вот же неймётся человеку. Лежал бы себе на пляже, с толпой девок и винишко б потягивал.

– Ты заметил, что в системе прибавилось… ну, скажем так, предпринимателей?

– Ага, – киваю, – меня отловить недавно пытались.

– Больше не будут, – он делает успокаивающий жест, – ну, так что?

Нет, ну явно тут действительно какая-то заваруха намечается.

Молчу, и он истолковывает моё молчание по-своему.

– Тут скоро две основные партии склоку начнут. Обычное дело, только в этот раз она в небольшую войну перерастёт.

Ах вот оно что. А пока местные аналоги Патруля и попутно являющиеся местными же вооружёнными силами будут между собой воевать, эти, так сказать предприниматели, протащат не одну тысячу тонн контрабанды. Заманчиво, с одной стороны. А с другой, а оно мне надо? Имел я уже такой опыт, нет, прибыль тут хорошая будет, но вот потом что? Урфин, конечно, битый лис, да и в возрасте, а я? Он, видя, что я всё молчу усиливает нажим.

– Ты только не думай, что я, мы, что мы о контрабанде думаем. Ну, и о ней тоже, но, – он победно улыбается, – наши цели шире. Гораздо шире.

Хм… что же он такого задумал? Захватить систему? Да, ну… бред. Прибудет флот и раскатает тут всё в тонкий блин. И, если я тут останусь, то и меня. А потом – мед. центр и рудники. Не, нафиг, нафиг. Но, так как молчать уже становится неприлично, говорю:

– Ты сказал мы?

– Угу. Вольдемар, Йос, ну, и я – все мы тут.

– Йос? Его же посадили?!

Он ржёт во весь голос: – Угу. Посадили. А он сбежал. Ты не обижайся, но с твоей планеты только полный даун сбежать не сможет. Он же в коровнике каком-то работал?

– Да.

– Ну, он и попался на глаза охраннику из местных, тот его грузить канистры послал в корабль на Станцию. Он погрузил, помог грузчикам и спрятался в трюме. Молоко там или сливки везли, не знаю. А на станции он дождался начала разгрузки, взял канистру и вышел. Ну, а добраться до Пеппе… пфффф. Так что Йос тут уже с неделю, – заканчивает свой рассказ Урфин.

– Соглашайся.

– Скажи, продолжаю выяснять ситуацию я, – ну, ладно, не понравился я тогда ни тебе ни Йосу. Корабль тот, убитый, как я понимаю, вы мне специально подсунули?

– Ага, чтобы ты, сдохнув пару раз, у нас ещё пара таких же была, вниз вернулся. А ты выдержал. Нет, после этого мы к тебе любовью не воспылали, не надейся, – он иронически смотрит на меня, – но вот то, что из тебя может что-то путное вырасти увидели.

Он замолкает, глядя на меня, молчу и я. А что сказать-то?

– Ну, так что? – прерывает Урфин паузу, – пойдёшь с нами?

Отрицательно качаю головой:

– Нет, я ещё пока сам, один, погоняю. Посмотреть на космос охота.

– Хотел бы посмотреть, – недовольно ворчит он, – шёл бы в картографы. Ладно. Передумаешь – найдёшь меня. Да, ты про тот корабль, – делая ударение на корабле, говорит он, – забудь. Не твой он.

– Я хотел вытащить его. Это ж сколько денег пропадает…

– Забудь. Да и не вытащить его тебе. Без реактора он, забыл?

Рассказываю ему о своём плане – с питанием от реактора моего корабля и работой маневровых.

Урфин одобрительно кивает, – да, голова у тебя работает, это могло бы сработать, но забудь!

Его взгляд становится жёстким.

– Это не твоё. Ясно?

– А что?

– То! За тобой ещё охотники не гонялись?

Отрицательно качаю головой:

– Нет, я чист.

Он отмахивается, – чист ты или нет, не важно. Не будешь слушать старших… пусть и не товарищей, но старших – будут. А оно тебе надо? Разорим.

– Но мне деньги нужны, а там почитай полтора-два лярда кредов!

Усмехается, – всех денег не заработать. Да ладно-ладно, – видя моё огорчение, он смягчается, – у тебя сейчас же Гадюка, да?

– Угу.

– Продавай.

– И?

– Бери Семёру. Я тебе подкину. По дружбе, так сказать. И за молчание – обо всём, что ты сегодня услыхал. Идёт? – протягивает мне ладонь.

Пожимаю её, скрепляя наш уговор.

– Вот и ладненько, – он смотрит на часы. – Однако… засиделись мы. Открываться уже скоро. Иди, отдыхай, а потом – бери Семёрку и вали отсюда.

– Куда валить-то?

– Да на всю сферу, только подальше отсюда.


Хорошенько выспавшись, я направился в сектор продаж и кораблей. Весь процесс продажи-покупки занял несколько минут, причём мою Гадюку купили по сильно завышенной цене, так что, когда я стоял в ангаре, проводя внешний осмотр нового приобретения, на моём счету ещё оставалось достаточно средств и на загрузку полного трюма, и на страховку и резерв – на всякий пожарный. Семёрку мне предоставили в максимальной комплектации. Как объяснил менеджер, это был бонус от компании постоянному клиенту. Угу, постоянному. Я видел его и его компанию в первый раз. Но расспрашивать не стал, а оно мне надо?


Куда лететь идей не было совсем – вот я и бродил вокруг Семёры, прокручивая в голове различные варианты.

– Собрался уже, – раздался от двери знакомый голос. Оборачиваюсь. Во как, вся троица – и Вольдемар и Йос и, конечно, Урфин.

– Да, – отвечаю, – маршрут прикидываю.

– Ну-ну, – говорит Йос и вдруг протягивает мне руку, – а ты молодец, не верил я в тебя.

Пожимаю и ему и Вольдемару руки.

– Ты эта, паря, – добавляет уже почти повернувшись, чтобы уйти, Вольдемар, – ну, короче, надумаешь того, брякни Урфу.

– Обязательно!

И Вольдемар с Йосом уходят, оставляя нас наедине.

– Куда тебе лететь не посоветую, – говорит мне Урфин, – большой уже, сам разберёшься. Да и кораблик твой мы нормально собрали, не бойся, не как тот Сайд.

Он подмигивает мне и протягивает небольшой свёрток, – вот, возьми. У меня всё одно без дела валялась столько лет. А ты молодой, – он произносит это слово с завистью, – может, и сгодится на что.

Разворачиваю ткань. На моей ладони лежит какая-то непонятная вещица. То ли короткая ветка, то ли кусок арматуры, вся какая-то перекрученная, топорщатся острые грани, но при этом вещица имеет законченный вид. Не деталь, не обломок, а именно нечто завершённое. Сопливого, жёлто-зелёного, цвета, пятнами и переходами.

– Что это? – спрашиваю.

Он пожимает плечами, – помнишь я тебе вчера про того, ну, второго комэска рассказывал?

– Да.

– Ему, вместе с теми бумажками-отчётами, мы должны были передать и это, но, увы, не срослось. Так у меня и валялась.

– А что это?

– Ну сказал же – не знаю. Знаю только, что это не наше, не людское. Теперь твоё. Хочешь, в утилизатор выкинь.

Заворачиваю это нечто обратно в тряпицу.

– Ладно, – говорю, – полечу я.

Он кивает, – давай, молодой, удачи!

Разворачивается и уходит. Я ещё некоторое время смотрю ему в след и забираюсь в кабину своей Семёрки.

– Башня! Прошу добро на взлёт!

– Взлёт разрешён.

Отрабатываю маневровыми и направляюсь к шлюзу.

– Убрать шасси!

– Шасси убрано, – рапортует комп.

Прохожу шлюз и, зависнув около станции, открываю карту. Вся Галактика передо мной, сейчас решим, кого осчастливить своим присутствием…


На наблюдательной площадке платформы, откуда только что поднялся транспортник стояли трое.

– Ну, как думаешь, – спросил соседей один из них, глядя как неловко, переваливаясь с борта на борт, Семёрка ползла к шлюзу, – справится?

– Должен. Вроде, не совсем конченый дебил, – ответил ему другой. Третий только одобрительно хмыкнул.

– А молчать он будет?

Тот же, кто отвечал ему до этого пожал плечами, – не знаю, я постарался его напугать и на слабо взять, вроде повёлся, – он помолчал ещё немного, наблюдая, как Тип-7 протискивается в щель шлюза, – ладно, народ. Пошли, дел много.

Троица развернулась и пошла к выходу с площадки. Выходивший последним, стриженный наголо человек, дёрнул рукой как бы желая пригладить несуществующие усы, и пробурчал себе под нос:

– Ну, Пуфф, ты мне за это заплатишь. Воскрешу, убью и снова воскрешу гада!

И покинул площадку, закрыв за собой дверь.

Глава 10
Спокойная. Почти

И вернулся я на круги торговые.

Хотя нет, всё же придётся возвращаться к началу. Хотя, чего тут возвращаться, если вы проглядывали мои предыдущие записки, то уже имеете представление о скромном быте космического шатуна – вольного торгаша. Я всё так же продолжал свои каботажные перелёты между двух систем. Цены колеблются приемлемо, системы рядом, часок попрыгал и 2–2,5 млн. в кармане. Копил бабки и строил планы по завоеванию Галактики. Семёрка мне досталась не то, чтобы даром, но дёшево, спасибо Урфину.


Дам вам совет: никогда, слышите, никогда не читайте рекламные проспекты и не верьте рекламе. Ни до, ни после обеда! Я вот повёлся: новенький средний грузовоз, топовая комплектация, ручная сборка!

Угу… ручная – руки бы повыдёргивал. Всем причастным и находившимся рядом при сборке. Заводская комплектация это хрень, даже вернее – Хрень! Всё, абсолютно всё пришлось менять, благо мой временный покровитель взвалил все расходы на свои плечи. Даже ремни безопасности, ибо хлипкие на вид были. Ну, не верю, что они удержат в кресле мою тушу – за 100 кг. поди уже. Ну, вот, поменял ремни и понеслось… Не торговля, увы, а доработка корабля под себя. Конечно, основные модули, как я уже сказал были установлены, но вот разные, порой жизненно необходимые дополнения, я ставил уже за свой счёт. Ту же заправку-сосалку, чтобы от звезды бак заправлять нужно? А то! Иначе на одном топливе разориться можно. Оружие, гопоту отгонять, нужно? Угу! Серьёзные дядьки-то ко мне не полезут – Урфин своё слово держал, но вот шпана… ей закон не писан.

Так что бреду в Оружейный лабаз, закупаюсь. Хотел четыре импульсных лазера на свободной подвеске поставить. Полуавтомат! Сами наводятся, мне только на гашетку жать. Потом, правда, повёлся на рекламу и поставил пару ракетных установок. Уж больно складно мне менеджер про них пел.

Вроде, норм. На всякий случай ставлю пару турелек точечной защиты. Щит заводской топовый для этого корабля, я его парой усилителей расширил. Ну, вроде, как бы всё. Это на бумаге всё так просто, а в реальности – всё стоит денег. Собирал я этот обвес где-то недели две. Конечно, я мог всё сразу поставить, а торговать потом, простите, на какие шиши? Откладывал по копеечке, что б и на закупку груза хватало, и на топливо – несмотря на сосалку докупал – ну, и мне, любимому, поесть-попить и стресс снять. А иначе ради чего крутиться-то? Деньги ради денег? Не, это не ко мне.


Всё это время летал по новому, но уже уже набившему оскомину маршруту, торговал. И что характерно, ну, ни одна сволочь не хотела на меня напасть. Летаю, прибыля подсчитываю, планирую, что мне ещё поменять нужно. Не напряжно и вальяжно. Расслабился я, короче.

Ну и такое расслабление закономерно привело меня к печальным последствиям.


Лечу, значит. Везу полный трюм сепараторов. Ноги на боевой пульт закинул, новости галактические читаю. Ничего особо интересного: в Федерации очередной коррупционный скандал, в Империи – старого Императора окончательно подключили к системе искусственного поддержания жизни – и чего человека мучают? Дали б помереть спокойно. В какой-то, незнакомой мне системе, фермеры восстали – им де запретили наркоту выращивать. Официально – для мед. учреждений, но я уже не первый день в космосе, понимаю.

И тут я натыкаюсь на новости из той системы, где я с Урфином и его, кхм… друзьями расстался. Читаю, две ведущие партии не сошлись во мнениях по вопросу взимания станционных сборов. Одни хотели повысить на пол процента, другие – на ноль семьдесят пять. И вот из-за этой четверти процента и разругались. До полного разрыва отношений.

Вот людям делать нечего, подумал я, но углубившись в статью, обнаружил интересные факты: местные охранники, они же полицаи-таможенники-военные в одном флаконе тоже не остались в стороне и увлечённо рубили друг друга в капусту. В азарте они даже выхлестнули свои разборки наружу из легитимных боевых зон и истребляли друг друга по всей системе, и даже в соседних. Прибывший для подавления массовых беспорядков флот моментально огрёб с двух сторон и предпочёл свалить, официально заявив, что де гражданские разборки гасить не его задача, сами, мол, пусть разбираются.

Короче, та система планомерно рушилась в анархию. Думаю, что ещё месяц и всё. И будет там анархическая система, а потом и независимая. Анархисты-то долго не живут. Ну, а независимую подгребёт под себя или Империя обратно, или Федералы.

Интересно, думаю, Урфин и его компашка, на какой стадии свалят? С независимой или раньше?


От моих околополитических раздумий меня отвлёк сигнал компа.

Интердикт!

Вот он шанс новый обвес испытать! Не сопротивляюсь и вываливаюсь в нормальное пространство. Пиратег что-то вякает в эфир. Ну, как обычно – давай груз, это твой последний прыжок и т. д. и т. п. Пфффф… Угу. Ща сброшу обе-две тонны, угу, уже бросаю, лови.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67