Сборник.

Звёздный десант



скачать книгу бесплатно

Молясь про себя, чтобы Тип-7 был ещё достаточно цел для возвращения, ибо провести остаток дежурства в сопровождении едва живого корыта, ему совсем не улыбалось, Урфин вызвал Семёрку на связь:

– Транспорт, Тип Семь, ответьте Патрулю.

– Здесь Тип Семь! Здесь! Спасибо! Вы спасли меня! Да я! Да вам!

Радостные вопли пилота транспорта перебил вызов Йоса по внутренней частоте.

– Ком, ты его не сканил?

– Нет, – ответил командир звена, – а что?

– Ну, ты сам глянь, – ответил Йос и отключился.

Сканирование показало неприятную для пилота транспорта и приятную для Патруля картину: транспорт был под завязку забит контрабандой. Немного: десяток тонн элитного алкоголя, столько же различных деликатесов, золотые, ручной сборки сигары с LTT 43 704 02, оружие, броня и даже с десяток живых существ – то ли рабы, то ли танцовщицы – Урфину было лень копаться. Он был зол, теперь вместо того чтобы вернуться в ангар и насладиться кружечкой ароматного напитка и сигаретой он должен был конвоировать транспорт к Станции. Но это было не самое страшное. После конвоя ему светило следующие несколько часов писать отчёты и о том коротком бое, и об обнаружении контрабанды, потом присутствовать при выгрузке нелегальных товаров и при… Так что обычно в подобной ситуации они просто отгоняли бандитов, убеждались, что с транспортом всё в порядке, и возвращались на Станцию, отметив произошедшее, как ложный вызов. А что? Всем хорошо. И им, и руководству – показатели по криминальной обстановке они регулярно докладывали наверх.


– Твою ж мать! – на самом деле Урфин высказался покрепче, – да как же вы все меня задолбали! Я ж задолбаюсь отчёты рисовать… ну, мля…

– Ком, – проявился на связи Вольдемар, – а давай грохнем его, и все дела. Кто проверять-то полезет?

Идея была здравая, но в этот момент на их канал влез пилот Семёрки.

– Эй-эй, мужики. Вы чего?

Урфин вздрогнул, как это пилот транспортника мог выйти на их канал, но оглядев панель связи, чуть не дал себе по лбу – он всё это время был на открытой волне, забыл отключить после разговора с пиратами.

– Да, валим его и назад, – продолжал настаивать Вольдемар и Урфин был готов уже с ним согласиться.

– Стойте! Не надо! Я… я откуплюсь! – чуть ли не визжал пилот транспортника.

– Патруль купить хочешь? Ну-ну! Оружие – в боевое, цель… – начал было командир звена, но его прервал вызов от Пуффа. Удостоверившись, что в этот раз он таки перешёл на закрытый канал, Урфин спросил:

– Ну, чего?

– Отпусти его.

– С какой такой радости?

– Мыслишка у меня есть. Забирай ребят и возвращайся. Я тут… ну, подзадержусь малость.

– Ну, как скажешь. Народ, курс на станцию.

И четвёрка патрульных скрылась в сверхскоростном режиме.


После окончания дежурства их лидер и вдохновитель собрал всех и предложил подумать о работе, ну, на сторону. Особой дискуссии и не было – все друг друга знали уже давно и привыкли доверять своим партнёрам.


Новая жизнь совсем немного изменила их уклад.

Теперь они иногда отклонялись от курса при патрулировании или чуть-чуть, но опаздывали с прибытием в точку, откуда приходил истошный вопль о помощи. Совсем немного отклониться от курса или задержаться у Станции при формировании походного ордера – это же так просто. И за подобную простоту им капали денюжки. Не то чтобы большие, но на фоне очередного урезания фондов Патруля, вполне себе достойные. В те годы в Патруле ещё действовало правило ротации, и за время контракта слётанные звенья зачастую меняли по две-три станции. Состав эскадрильи Патруля на Станции, вне зависимости от места его действия, был стандартен – три звена на Станцию. По традиции Первое звено, командирское, всегда отличалось лучшими машинами и обвесом. Второе набирали из местных, и не подвергали ротации в силу известных послаблений, ну а третье – из вновь прибывших по ротации. При этом, когда подходил срок Первому звену менять Станцию, Третье занимало его место. Вот, таким образом пятёрка друзей и оказалась на очередной Станции где-то на бывшей Периферии.

Быстро установили связи с местным теневым рынком, эти дельцы тоже получили соответствующую информацию касательно прибывающих, и жизнь покатилась по привычной колее. По началу, в первый год всё шло ровно, но потом комэск начал что-то подозревать. Уж больно расходы этой пятёрки отличались в сторону превышения, от их официальных доходов.

Несколько проведённых им самолично проверок на предмет контрабанды результата не дали. Но и не успокоили его. Он – комэск, вообще был из разряда старых служак, прочно сдвинутых на дисциплине. Про него шутили, что он и спит только по стойке смирно.


Над его проверками в звене только посмеивались, система получения «благодарностей» была отработана и не давала сбоев. А продолжающаяся, шикарная с точки зрения комэска, жизнь крайне бесила последнего. Дошло до того, что он начал анализировать даже их маршруты патрулирования и, не найдя там ничего предосудительного, или выходящего за рамки Устава, он решил лично, в составе своего звена, проверить несение службы.

На его удачу в том патруле мужики сопровождали и прикрывали несколько грузовозов с полными трюмами раритетных напитков.


Транспорты вышли в согласованную точку и спокойно шли к планете, по пятам сопровождаемые пятёркой Патрульных, когда у них на пути проявилось из стелс режима звено комэска. Проведённое им сканирование однозначно выявило факт контрабанды, но его приказ о смене курса был проигнорирован – мало ли, кто в пространстве шляется, нас, вон, сзади, прикрывают. С ними и разговаривайте. Так, или примерно так ответили вояке с транспортов. Понятное дело, что подобный ответ его, скажем так, огорчил.

Решив, что с транспортами он ещё успеет разобраться, вояка двинул своё звено на перехват патрульной пятёрки. В ходе последующей беседы, а точнее монолога командира, друзья были обвинены и заочно приговорены. В принципе, за дело, ибо, если ты работаешь налево, будь готов к расплате. Скорее всего, мужики могли бы отделаться штрафом и досрочным расторжением контракта – послужной список у них был идеален, а в самом Патруле уже начинались процессы распада, но как это бывает – вмешался случай. Один из пилотов звена комеска по какой-то причине саданул из спаренных рельсов по одному из кораблей пятёрки. Удачный выстрел разнёс стекло кабины и разорвал в клочья пилота.


– Рельсовая пушка, – слегка наклонившись ко мне над столом, сказал Урфин, – препоганейшее оружие. При попадании снаряд практически весь переходит в энергию, со всем спектром волн. Переход материи в энергию из школьной программы помнишь?

Я кивнул, хотя помнил смутно.

– Какие-то из этих волн или колебаний, – продолжил он после моего кивка, – перекрывают связь с мед центром.

– Это же невозможно! – начал протестовать я, – нам, мне, всегда говорили, что воскрешение гарантировано в любом случае, кроме смерти от старости!

– Пфффф… – презрительно скривился он, – они много чего говорят. Факты – другое дело.

И он откинулся на спинку стула, любуясь моим обалделым видом.


Так их стало четверо.

В последующей короткой схватке четверо пилотов убедительно доказали, что главное не железо и Уставы, а люди. А, доказав, задумались, что же делать дальше?

О возвращении на станцию не могло быть и речи: стандартный, генерируемый компом отчёт о полёте моментально покажет, с кем они воевали, и тогда – трибунал. Несмотря на наступающую либерализацию порядков, убийство своих, а тем более командира, каралось по верхней планке.

Им оставалось либо спуститься на какую-нибудь планету и жить на поверхности, забыв про космос, либо полностью переходить на тёмную сторону. Понятно, что выбрана была тёмная сторона.

На орбитальной платформе в ближайшей анархической системе их приняли, мягко говоря, не ласково. Патрульные всё же. Подвизались они на всё той же почве охраны ценных грузов, закрасив эмблемы патруля и в первый раз сменив свои имена.


– Погоди, – останавливаю его, – и что, никакого расследования не было? Два ж звена пропало?

– Было, – Урфин соглашается со мной, – следаки установили место боя, в котором геройски погибли оба звена, сражаясь с пиратами.

– А обломки? – не успокаиваюсь я, – обломки патрульных машин, – да, ясно, но их противников?

Он потирает пальцы в известном жесте подсчитывания купюр.

– Всё нашли, если по бумагам судить. Да в том бардаке… – он замокает и добивает свою кружку.


Дело никто не раздувал, и оно само тихо заглохло. Ну, мало ли кого, где и как убивают. Погибли? Память почтили, и всё – вперёд, делить пирог Галактического Патруля. На станцию назначили нового комэска и в очередной раз урезали фонды, оставив только два звена.

Новый оказался гораздо более сговорчивым и вскоре с ним были налажены деловые отношения.

Взяток он не брал – это Патруль, господа, да-с! Но он очень увлекался древними артефактами. В конце концов, у каждого свои слабости.


– Вот мы с ним и договорились, – поигрывая кружкой, рассказывал Урфин, – он отворачивался, пока мы свои делишки проворачивали, а взамен в антикварной лавке на Станции появлялись разные артефакты. Непонятные. За бесценок. Ну, кто полезет копаться в груде ржавых железяк? Тем более – официально приобретённых. Ну, а, если страстный искатель, разобрав этот ком грязи, выудит из него табличку с надписью на мёртвом и не людском языке – так свезло же человеку!

Понимающе киваю.


– А как же отчётность, показатели? Он же не мог не ловить никого?

Он улыбается.

– Ну, смотри. Всегда же есть люди, считающие себя самыми умными, читающими, что они могут всех обхитрить. Вот летит такой умник и засекает сигнал, – я начал краснеть, – засекает и прыгает туда. А там – о, чудо! Висят себе в пространстве конты. С дурью там или с золотом…

Краснею сильнее.

– Он-то и рад радёхонек. Хвать конты – и на станцию. Если свезёт, проскочит мимо Второго звена, им всё по барабану, и выгрузив добычу, такой весь из себя деловой, начинает по торговому сектору бегать. Кому бы впарить чужой, – он поднимает палец в назидательном жесте, – чужой груз.

Прячу лицо в кружке.

– Ну, вот таких и… – он не договаривает, отправляя в рот кусок вяленной рыбки.

– А меня вы чего… ну… не? – поднимаю глаза.

– А ты не наглел. Тупил – да, но это приемлимо. Все через это прошли.


Такая жизнь продолжалась ещё около года, а потом в секторе объявили программу по борьбе с наркотой. Серьёзные теневые игроки пожали плечами и переключили свои активы на другие сектора – азартные игры, алкоголь, торговлю краденым, проституцию и прочее. А комэску нужно было отчитаться о борьбе. Для этого пришлось разработать целую операцию, по счастливой случайности совпавшую с прохождением через их систему транспорта с экспроприированными ювелирными украшениями. Они были, скажем, позаимствованы у одного олигарха, обитающего за три с лишним сотни световых лет от этой системы, и тянули на пару миллиардов кредитов.

Поэтому, пока оба звена сначала гоняли по системе Тип-9 с полным трюмом, согласно сканеру, дури, неприметная шестёрка спокойно совершила посадку где-то в степях планеты.

Тип-9 же активно отрывался от Патруля, несколько раз разрывая контакт, так что, когда его наконец-то подловили у совсем другой планеты, комэск с чистой совестью приказал уничтожить этого торговца смертью. При исследовании обломков Девятки были выловлены несколько повреждённых контейнеров с явными следами особо жёсткой дури.

Комэск получил очередное звание, как же, уничтожил почти четыре сотни тонн наркоты, и повышение.

– А мы, – продолжил свой рассказ бармен, – неслабую премию, за тот груз. Все довольны и счастливы. Только поднадоело нам это всё. Решили отдохнуть несколько лет. А что? Денег было более чем – только с последней проводки почти по десятку миллионов получили, да и до неё кое-что подкопили. Комэску на прощание подарили очередной артефакт – сканы каких-то древних бумаг-отчётов. Он, кстати, потом хорошую карьеру сделал. Видел я его по ящику недавно – адмирал, Третьим Ударным рулит. Да ты видел его.

Пожимаю плечами, мне-то что, какое мне дело до военных.

– Вот так мы с ним и с Патрулём, во всех его проявлениях, и расстались.


Отдыхали они несколько лет подряд. А потом надоело. Резко, как отрезало. Навалилась хандра и прочие проявления зова звёзд.

В один солнечно-стандартный день, а других на курортной планете класса ААА+ и не бывало, их всех собрал Пуфф.

– А не засиделись ли мы, мужики? – жизнерадостно начал он.

– Угу, – насуплено кивнул Вольдемар, – засиделись. Меня уже от женских животов тошнит.

– Пора возвращаться! – подтвердил Йос. Урфин только кивнул, ожидая деталей плана. Раз их собрал Пуфф, то план у него должен быть.

– Вы в курсе, что через пару лет «Даймонд Тревел» будет отмечать свою триста пятую годовщину?

Согласные кивки, попробуй не быть в курсе – ведущий тур оператор Галактики. По всем каналам отдыха каждый час его реклама идёт.

– И вы знаете, что они планируют организовать круиз для самых дорогих и уважаемых клиентов?

Опять кивки. Журналисты про это уже растрезвонили, да так заливисто, что среди богатеев началась натуральная гонка за приглашением в этот круиз. А как же, только самые-самые-самые. Сливки от сливок Галактики. Обладателей состояния ниже трёх сотен миллиардов – просьба не беспокоиться.

– Ну и что, – лениво поинтересовался Йос. – Нам-то что? Там такая охрана будет…

– Это будет круиз с сюрпризом, – продолжил пояснения Пуфф. – Они берут свой обычный лайнер, класс ААА+, немного его дорабатывают и запускают на него всю эту публику. Какой лайнер выбран я знаю. Конечно, могут и поменять, но вряд ли. Проект дополнительной отделки уже согласован. Не успеют поменять.

– И чё? – не успокаивался Йос. – Этот кусок не по нам. Твой лайнер будет целый флот охранять.

– Не будет!

– Как это? Ты, конечно, голова, но по моему ты, того, бредишь.

– Всё просто и сложно, – и Пуфф поделился деталями.

Корпа решила убить сразу двух зайцев. Во-первых, организовать круиз класса ААААА… АААА, что-то вроде А-10, чего ещё никто никогда не делал и, во-вторых, доказать, что их лайнеры самые надёжные и безопасные. Вне зависимости от класса и достатка пассажиров на борту. Официально лайнер «Свет Пополюса» повезёт около тысячи пассажиров эконом и среднего класса по стандартному маршруту, а по факту – на борту будут те самые сливки, и маршрут будет немного, или много, изменён. Ну, кто полезет на лайнер с эконом классом? Брать нечего. Вот таким образом богатенькие папики и мамики абсолютно безопасно смогут наслаждаться процессом полёта и прочими процессами, попутно демонстрируя друг другу своё богатство через призму раритетных украшений.

По плану Пуффа трое из четвёрки прямо сейчас должны были идти устраиваться на этот корабль. Урфин – помощником повара, Вольдемар – рулевым матросом, а сам Пуфф – трюмным механиком. За несколько лет до начала празднования они должны были через усердную и честную службу несколько приподняться по служебной лестнице, но не слишком высоко – до ранга среднего звена…


За последовавшие пару лет им это удалось. Пуфф зарекомендовал себя отличным механиком, и уже несколько раз представлялся к производству в чин старшего механика лайнера. Но вот беда, общавшийся со всеми механизмами корабля на «ты», Пуфф моментально терялся при виде начальства, краснел, покрывался испариной и не мог членораздельно говорить, выдавливая из себя куски фраз типа… Ну… это… вот для того чтобы… значит… Среди офицеров корабля он негласно пользовался большим уважением и вызывал сочувствие. Ну, как же, золотые руки, а сказать ничего не может.

Вольдемар дисциплинированно выполнял все команды дежурного навигатора, но сильно не высовывался. Не пил, форму содержал в порядке, но не более. Нелюдимый, замкнутый, но дисциплинированный – говорили про него. Чин помощника рулевого был его потолком.

Урфин же, в отличие от Вольдемара, был балагуром и душой любой компании. Готовил прилично, посещал все курсы повышения квалификации, которые оплачивала компания, имел благодарности от капитана и пассажиров. Всё шло по плану.

До начала столь долго ожидаемого круиза оставались считанные дни.

* * *

Круиз продолжался уже вторую неделю и близился к завершению. Ну, ещё бы, все пассажиры были жутко деловыми, а многие и публичными личностями, и не могли оторваться от своих дел на больший срок. Бизнес, понимаете ли, или публичность, а, ну, как публика забудет о них? Так что круиз был рассчитан на три недели. Первую неделю все СМИ обсуждали, кто именно полетел и, что на полетевшем было надето. На вторую обсуждали, но с меньшим накалом, маршрут. Ну, а на третьей планировалось начать накрутку публики о возвращений таких…Таких Людей из своего, эпического, полёта, делая с одной, стороны акцент на опасностях космоса – в маршруте было даже посещение горизонта событий у ближайшей Чёрной Дыры, а с другой, расписывая безопасность круизов от Даймонд Тревел. В результате все должны были остаться довольными: и Личности, и СМИ и, зрители, и компания.

Бывшие патрульные за прошедшую пару лет, также успешно выполнили свои планы. Урфин поднялся до старшего кока палубы, а Пуфф плотно оккупировал место старшего помощника главного механика, и ему руководством компании было принято решение присвоить чин Старшего Механика после текущего рейса. А что? Спец он хороший, а то, что при начальстве мямлить начинает и теряется – так это боссам нравится, да и не лазают боссы по его заведованиям. Вольдемар слегка приподнялся и стал вторым рулевым – так громко на этом лайнере, да и вообще, на всех лайнерах Даймонд Тревел, именовали пилота. Не капитану же джой и РУД крутить? Капитан – лицо компании на корабле и должен соответствовать, ну, и пассажиров ублажать и вселять в них уверенность, что абсолютно всё под контролем.

Эти несколько лет они старательно делали вид, что не знают друг друга. Ну, как не знают? Конечно, на корпоративах пересекались и в кают-компании экипажа – той, что для нижних чинов, сталкивались. Но именно сталкивались, перебрасывались стандартным привет-как дела, и не более того. Конечно, это была только видимость. Общение между ними шло через различные форумы. Так, на кулинарном Урфин мог задать какой-то пустячный вопрос или оставить комментарий, проглядева который Пуфф, отвечал уже в разделе «Части и Механизмы», но совсем в другой области. Ключевые слова и то, что они знали друг друга очень долго делали своё дело. Самая халявная, по общему мнению, часть работы досталась Йосу, и всё прошедшее время он, с небольшими перерывами, спокойно продолжил свой отдых на курортной планетке.

И вот, наступил день Д и час Ч, как любят говорить люди военные.

План действий был многократно обсуждён, согласован и отполирован в деталях. Согласно ему Старший помощник Стармеха заблаговременно – за пару дней до нужного момента разместил в воздуховодах небольшие ёмкости с сонным полицейским газом. Этот газ гарантированно и практически моментально погружал любого вдохнувшего в крепкий и здоровый сон – где-то на час-полтора – не более. Канистры с газом были доставлены Йосом, который неспешно трудился пилотом среднего транспортника – Тип-6, и иногда доставлял различные грузы на лайнер.

У уснувших пассажиров троица быстро собирала самые дорогие украшения и отдавала Йосу, который уже с ними прыгал лет так за триста-четыреста, к знакомому скупщику подобного товара. Сама же троица возвращалась на свои места, где они были до поступления газа и, улёгшись на палубу, ждала пробуждения действительно спящих. В результате – корабль, как шёл по курсу, так и продолжал идти – выход из сверхскорости и последующее возвращение на курс было делом Вольдемара. Все: и пассажиры, и экипаж оставались на местах и, как пропали дорогие цацки, оставалось только гадать.


– Погоди, прерываю Урфина, – бред какой-то. Выход из сверхскорости, приём транспорта – это же всё фиксируется в логах компа?

Он усмехается:

– На лайнере типа Белуга, – он говорит это тоном учителя, – по штату может находиться от тысячи до тысячи трёхсот пассажиров, плюс три сотни человек экипажа.

Киваю, – типа да, знаю.

– Но это же был ультра-супер круиз. Для самых-самых. Всего их – крутышек, было около пяти десятков. К ним приставили почти семь десятков стюардов. Ещё у нас было три инженера и пять офицеров – с капитаном вместе.

– И справлялись? – спрашиваю.

Вздыхает.

– Да, эта публика заставила нас побегать. Сам-то корабль был практически весь автоматизирован и зарезервирован по самые гланды, – он показывает себе на шею. А вот публика эта, – он кривится.

– Брррр… Кстати о выходе из сверхскорости, мы очень часто останавливались и выходили в простой космос. Каждый пассажир мог в любой момент попросить капитана о такой услуге. Вот захотелось дамочке селфи на фоне эффектной туманности сделать – она вызывает капитана, и тот останавливает корабль. Ещё и повернёт, чтобы освещение было соответствующее. А еда!

Он кривится.

– У нас на борту был колоссальный запас всех возможных деликатесов, но постоянно, – он повторяет это слово, горестно глядя на потолок бара, – по-сто-ян-но! Им! Хотелось чего-то эдакого. У нас даже бассейн с устрицами с HIP 4003 был! Сам знаешь, какие они требовательные к составу воды. Так нет! Не свежие! «Чувствуется искусственный, технический привкус!» – он явно передразнивал кого-то из тех гурманов.

Сочувственно вздыхаю.

– Так что и фиксирование выходов в простой космос, и прибытие транспортов – всё было отключено.

– В условленный момент Пуфф пустил газ.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67