Сборник.

Звёздный десант



скачать книгу бесплатно

– Зато вы прекрасно справляетесь с земной фонетикой, – не мог не отметить Стас.

– Благодарите за это нашу хозяйку, – отметил Ланго. – Их институт многое сделал для того, чтобы мы смогли заговорить на вашем языке.

– Действительно, пришлось поработать немало, – отозвалась Агата, присаживаясь на диван. – Это технологии профессора Крокетта.

Стас невольно хмыкнул.

– Да, да, – подхватил Ланго. – Получилось очень удачно, профессор Крокетт научил разговаривать крокодилов.

Он рассмеялся, как показалось Стасу, только для того, чтобы продемонстрировать свой смех. Стас все же одобрительно улыбнулся.

– Зачем вам это понадобилось? – спросил осторожно Стас. – Учить чужой язык! Разве недостаточно было услуги переводчика?

– Ты не представляешь, насколько важна им наша культура, – сказала Агата.

– Вот именно, – согласился Ланго. – Вам трудно представить состояние нашей культуры, а это самое настоящее болото. У нас не хватило ни сил, ни фантазии на развитие, все наши силы уходили на выживание.

– Но вы достигли высокого уровня технологий! – отметил Стас. – Вы превзошли нас в космосе, ваше оружие было куда сокрушительнее.

Ланго вздохнул.

– Увы, – сказал оно. – Что-что, а средства взаимного уничтожения у нас всегда были в почете. К тому же, вы, наверное, знаете, у нас на планете остались довольно зримые следы прежней цивилизации, благодаря которым мы так развились.

Стас сразу выказал живой интерес.

– Это та тема, которая хуже всего освещается у нас, – сказал он. – Правильно ли я понимаю, что ваша цивилизация испытала чей-то мощный толчок в своем развитии?

– Я бы назвал это пинком, – хмыкнул Ланго. – Конечно, мы же раса земноводных, наш удел в пирамиде жизни где-то внизу. Вы же не ждете от ваших крокодилов цивилизационного скачка, верно?

Стас согласно кивнул.

– Впрочем, есть предположения, что наши крокодилы тоже доходили до высоких степеней цивилизации, и только природный катаклизм остановил их. Я имею в виду динозавров, конечно.

Ланго довольно скептично кивнул.

– Мне знакомы эти теории, только мне кажется, их разработали в угоду министерства пропаганды.

Стас чуть удивленно глянул на Агату, и та поспешила вмешаться.

– Не пугайся, Стас, это вовсе не провокация злобного крокодила. Ланго настроен довольно оппозиционно, если ты заметил.

– Нет, нет, – поспешил объясниться Ланго, – я не вмешиваюсь во внутреннюю политику, я вне игры, можно сказать. Но в своих оценках я не стесняюсь. Простите, если вас это шокирует.

Стас кивнул, как бы закрывая тему.

– Вы говорили о культуре, – напомнил он. – Что собственно вас особенно интересует. Наша культура так многолика!

– Но есть основные тенденции, – отвечал Ланго. – Я бы назвал это духовной созидательностью. Лично меня особенно интересуют религиозные мотивы поведения, именно этим объясняется мой интерес к вашему появлению. Видите ли, наше начальство ничего не понимает в религии, и потому игнорирует ее существование.

Считается, что это какой-то лишний нарост на теле цивилизации.

– А вы думаете иначе?

– Разумеется. Мы мало что знаем про цивилизацию Создателей – так мы именуем предшествующих нам инициаторов – но известно совершенно ясно, что это была вполне религиозная цивилизация. И если искать возможности пробуждения культуры в нашем обществе, то начинать надо именно с религии, мне так кажется.

– Вы обращались с этим к нашим духовным лидерам? – спросил Стас с интересом.

– Нет, – сказал Ланго. – Нам это запрещено.

Стас вскинул голову.

– Запрещено?

– Ты должен понять, – опять вмешалась Агата. – Их поведение на Земле тщательно регламентировано. Наш контакт, это довольно редкое явление. Именно поэтому он и хочет использовать его во всей полноте.

– Но в чем причина этого запрета? – не понял Стас.

– Не все руководители нашей цивилизации относятся к вашей культуре с тем благоговением, которого не скрываю я, – сказал Ланго. – Существуют достаточно серьезные помехи нашему контакту, своего рода предрассудки. Многие считают, что влияние вашей культуры может воздействовать отрицательно на нас.

– Но вы приложили столько усилий для восстановления нашей жизни!

– Вы удивитесь, – сказал Ланго, – но это вовсе не общее явление. Восстановлением вашей жизни занимается сугубо частная компания, которая при этом решает свои интересы. Просто эта компания наработала значительный вес, поэтому ей позволяется многое.

Стас откинулся на спинку кресла.

– А какие интересы они тут решают?

– Давайте не будем углубляться в экономику, – Ланго даже поднял руку. – Я сам в этом мало что понимаю. Передо мной стоит четкая задача, разобраться с религиозным вопросом и выработать планы по его использованию.

– Ага, – отметил Стас. – Вы намерены его использовать! Для чего?

– Я уже сказал, – угрюмо вздохнул Ланго. – Для развития нашей цивилизации.

Агата поднялась.

– Не пора ли нам пройти к столу? – предложила она.

Ланго посмотрел на нее с крокодильской улыбкой.

– Спасибо, милая, – сказал он. – Я хотел бы объяснить Стасу, какое место занимает трапеза в нашей культуре. Вопросы пропитания всегда стояли у нас на главном месте, и потому все элементы процесса как бы освящены традициями и преданиями. Никто из реплитидов не позволит себе сесть за трапезу с существом, кому нет стопроцентного доверия. Судя по всему, в деле всегда присутствовал страх отравления.

– И эти правила действуют до сих пор? – спросил Стас.

– Более, чем когда, – отвечал Ланго. – Эти традиции заменяют нам религию, как я понимаю. Нарушения таких правил осуждаются обществом очень строго.

Дальше была пауза, и Стас спохватился.

– Это значит, что вы сейчас собираетесь нарушить какие-то правила?

– И не одно, – отвечал Ланго насмешливо. – Но это значит также, что я вам очень доверяю. Если подробности нашей встречи дойдут до нашего комиссара, меня не просто вышлют, меня подвергнут остракизму! В нашем обществе это обычно означает скорую гибель.

Стас глянул на него удивленно.

– Но что позволяет вам, Ланго, выказывать мне такое доверие? Если вы помните, я только несколько дней назад был заключенным, был преступником, и за мной до сих пор тянется шлейф подозрения.

– Именно поэтому, – отвечал Ланго.

– Пойдем. Стас, – сказала Агата. – В этом деле есть тонкости, которые я сама тебе объясню позже. Просто учти, что тебе оказано высокое доверие.

Стас поднялся и шагнул было к столовой, но Агата придержала его.

– Сначала наш высокий гость, – сказала она, чуть поклонившись Ланго.

– Это тоже традиция, – пояснил тот. – Но следовать ей мне приятно.

И он первым шагнул в столовую, где их ждал накрытый стол.

12

Трапеза с рептилидом была обставлена таким количеством всякого рода условностей и правил, что разговора уже не получилось. То есть, разговор был, но он напоминал какой-то церемониал, с жесткой последовательностью тем и условных фраз. В этой игре Стас быстро потерял интерес, хотя Агата успевала не только объяснять ему ту или иную традицию, но и давать ей сугубо культурологическую трактовку. Стас, который был крайне заинтригован началом их разговора, все не мог дождаться окончания трапезы, тогда как Агата, попав на своего любимого конька, упивалась ролью толкователя, с покровительственным поощрением самого Ланго. Когда же трапеза была закончена, Ланго стал прощаться.

– Вы уже уходите? – удивился Стас. – Мне казалось, мы только начали контакт!

– Так оно и есть, – отвечал Ланго. – Время моего общения с туземцами резко ограничено, к моему сожалению. И это, как ни странно, рекомендации именно ваших культурологов.

Стас повернулся к Агате с вопросом, но та его опередила:

– Специалисты считают, что наши культуры еще достаточно разновекторны, и это может создавать неконтролируемые коллизии.

– Что такое, неконтролируемые коллизии? – хмуро спросил Стас.

– Процессы, приносящие нежелательные эффекты, – сказала Агата, явно не желая углубляться в эту тему. – Существуют скрытые опасности, которых хотелось бы избежать.

– Я сам ничего не понимаю с этими опасностями, – признался Ланго, – но им удалось убедить в этом наших руководителей. Но я уверен, что у нас с вами впереди еще много интересных встреч.

– Я буду с нетерпением ждать их, – кивнул церемонно Стас, хотя оттенки досады в его тоне все же звучали.

Агата вышла проводить Ланго до его машины, а Стас попытался разобраться в том, что услышал от крокодила. Конечно, фигура Ланго шла в полное противоречие с представлениями Стаса о рептилидах, но он не спешил менять свои оценки, потому что опыт учил его относиться к частностям без экстраполяции в общее.

Когда Агата вернулась. Стас накинулся на нее с вопросами.

– Что все это значит? Откуда в нем открылось такое доверие к человеку, который еще недавно стрелял в них!

– Успокойся, – улыбнулась Агата, усаживаясь в кресло. – Должна тебе сказать, Ланго чрезвычайно доволен вашей встречей.

– Чем это он так доволен? – хмыкнул Стас. – Мы только начали разговор!

– Ты представить не можешь, сколько сосредоточения и внутренних сил ему для этого понадобилось, – сказала Агата. – Это тебе кажется, что вести умный разговор, это одно удовольствие, а их мышление вовсе не рассчитано на такие нагрузки. Уж на что Ланго является лучшим среди них, и то часто просто впадает в прострации.

Стас пожал плечами.

– Я как-то не заметил его перегруженности.

– Потому что ты воспринимаешь его человеком, – сказала Агата.

Стас задумчиво кивнул. Конечно, он воспринимал его как равного собеседника, что теперь представилось ему излишеством. Все же это был инопланетянин, и их разделял не только внешний вид, но и масса сопутствующих обстоятельств.

– Значит именно в этом заключаются опасности контакта?

– Не только, – сказала Агата. – Но и в этом тоже. Для простых рептилидов общение с нами вообще противопоказано, потому что они нас просто не понимают.

– Но мне показалось, он все прекрасно понимает!

Агата удовлетворенно улыбнулась.

– Я рада, что ты это заметил. Он мой любимец, я горжусь его успехами.

– Мы подняли много тем, которые нуждаются в пояснении, – сказал Стас. – Я так понял, что он не одобряет общего курса своей команды?

– А у них нет никакого общего курса, – сказала Агата. – Большинство рептилидов нас просто боятся, и наша планета для них просто средоточие страхов и комплексов.

Стас нахмурился.

– Я бы не сказал так про тех, с кем мне пришлось встречаться в бою.

– Конечно, потому что это были профессионалы войны, – отвечала Агата. – Но они использовались только в военных целях, и сейчас их отправили в другие горячие точки, подавлять другие культуры.

– Другие культуры? – удивлено переспросил Стас.

– Если честно, я ничего не знаю про другие культуры, – сказала Агата. – Из того, что иногда проскальзывает в словах Ланго я догадываюсь, что у них там идет нескончаемая внутривидовая война рас, но может быть они и в самом деле они покоряют другие цивилизации. Это культура войны, понимаешь? Они находят в войне свой смысл.

– Я это успел почувствовать, – кивнул Стас. – Но кого тогда представляет Ланго?

– Он в оппозиции, – пояснила Агата. – Как я поняла, гринбеи там в большинстве представляют оппозицию, потому что склонны к созерцанию. Их бы давно всех перебили, но они люди творчества, и без них цивилизация не могла бы развиваться. Ведь именно они разрабатывают технологии, толкуют наследие Создателей.

– Про этих Создателей тоже хотелось бы поподробнее.

Агата усмехнулась.

– Я бы тоже хотела поподробнее, но эта информация у них секретна. Конечно, ведь именно оттуда идет технологическое совершенствование. Кто-то из наших пытался в это сунуться, так им хорошо дали по носу.

– А что за компания владеет Землей?

– Извини, это для меня тоже загадка. Они осваивают земные ресурсы, а какие именно ресурсы, я даже представить не могу.

– И ты считаешь, им действительно опасно с нами долго общаться?

– Так считаю не я, – поправила его Агата. – Так считает экспертный совет. Я только маленький винтик этой машины, и моего мнения никто не спрашивает. Я все же думаю, что инициатива запрета идет от рептилидов, просто это оформлено через экспертов.

Стас машинально кивнул головой, и Агата рассмеялась.

– Так что, зацепил он тебя?

Стас пожал плечами.

– Во всяком случае, вопросов осталось больше, чем было вначале. А главное, возникает некая интрига.

– Какая интрига?

Стас посмотрел на нее внимательно и произнес одно слово:

– Зачем?

Агата понимающе кивнула, и вздохнула, словно она и сама только об этом и думала. Стас улыбнулся и добавил:

– А главное, я представить не могу, чем вы там занимаетесь в постели?

Агата возмущенно вскочила.

– Ты опять начинаешь? Наверное, можно было бы давно догадаться, что речь не идет о совокуплении!.. Точнее, он пытается постичь этот процесс теоретически.

– Значит, контакт с тобою у него не так ограничен?

– Наш с ним контакт, это научная работа, – отвечала Агата. – Он регламентирован по другой шкале.

– Они ведь однополые?

– Не совсем. Время о времени у них появляются особи другого пола, это становится сенсацией, их изучают, и быстро доводят до гибели этим изучением. Ланго к примеру, был бы рад восстановить древнюю двуполую систему, только не знает, как это сделать. Попытки сексуального контакта с женскими крокодилицами ни к чему не привели. Но Ланго утверждает, что в самых богатых домах негласно содержат самок для извращенных отношений.

– Смешно, что это именуется извращенными отношениями, – сказал Стас.

Агата усмехнулась.

– Имей в виду, ты еще не узнал многого интересного про крокодилов.

– Надеюсь, что мне это еще предстоит.

Агата ушла переодеться, а Стас еще некоторое время сидел в гостиной, размышляя над особенностями рептилидов. Если бы ему еще вчера сказали, что он будет в сочувственном плане оценивать крокодилов, он бы и сам не поверил. Но в этом Ланго, не смотря на его крокодильскую внешность, вдруг промелькнула личность, которую вполне можно было уважать. С одной стороны, это увлекало, но с другой даже угнетало, потому что спрятаться от предыстории было невозможно, и проявляя сочувствие к крокодилам Стас чувствовал себя изменником тех парней, что не вернулись с войны.

На этот вечер Ванду отпустили в гости к подруге, потому что она терпеть не могла Ланго, так что вскоре после ухода рептилида она вернулась.

– Пообщались? – спросила она насмешливо. – Помахали хвостиками?

В гостиной, услышав о ее появлении, появилась Агата в домашнем халате.

– Пойдем, я тебя накормлю, – предложила она.

– Не надо, – махнула рукой Ванда. – Меня у Лолы пиццей накормили. Как он тебе, Стас?

Она упала на диван рядом со Стасом.

Агата наблюдала за ними с ревнивым интересом.

– Ты будешь злиться, – сказал Стас неторопливо. – Но он мне понравился.

– Представь себе, – не удержалась Агата.

– Ты шутишь? – осклабилась Ванда. – Этот упырь тебе понравился?

Стас скрестил руки.

– Понимаешь, я ведь видел их в деле, – сказал он. – Я сам наблюдал такие сцены, которые меня до сих пор преследуют в кошмарах. И я был готов возненавидеть его с первой встречи. Так вот, у меня не получилось.

Ванда смотрела на него с вызовом.

– А может это какое-то психотронное оружие? – предположила она.

– Не говори глупости, – усмехнулся Стас. – Кстати, этот зеленый не был на войне, и никого не убивал.

– Ну и что! Он же зеленый!

– Хватит нести чушь! – заявила Агата. – Тебе давно пора взрослеть, милая!

Но Ванда ее даже не слушала.

– А как теперь с нашим отрядом? Ты уже передумал?

– С каким отрядом? – спросила Агата с подозрением.

– С отрядом сопротивления, – отвечал Стас со вздохом. – Успокойся, насчет сопротивления все остается в силе. Только теперь я не уверен, что воевать нам придется именно с крокодилами.

13

Служба мэром Верейска не требовала от Лазаруса Гейшахта полной нагрузки, он вполне справлялся с делами не напрягаясь. Конечно, ведь в строительство новых городов было заложено столько управляющих технологий, что все решалось на уровне нажатия кнопки. Для этого у Гейшахта были свои специалисты, тревожить которых без нужды не было никакой необходимости. Это позволяло ему освободить место для своих личных дел, под которыми он имел в виду разведывательные функции.

Когда его назначали на этот пост, его предупреждали, что обычно на таких местах люди очень быстро деквалифицируются. Здесь все устроено так удобно, что исчезает принцип борьбы, и открывается все предложения для предоставления удовольствий. Прежде, в Греции, где Гейшахт руководил большим рыболовецким предприятием, ему следовало внимательно следить за подчиненными, которые постоянно искали возможность устроить ему неприятность, только затем, чтобы занять его место. Место это было таким притягательным еще и потому, что рыбные продукты пользовались спросом у рептилидов, что предоставляло новые возможности в карьере. Собственно, это была большая политическая игра, в которой у Гейшахта была своя команда, и где существовала дисциплина и чувство локтя. В какой-то момент он дал слабину, и потому оказался в Верейске, а рыбным предприятием стал руководить другой человек, представлявший уже другую команду.

Верейск тоже был объектом притягательным, но действовать здесь следовало очень осторожно. Предыдущий мэр попал в автокатастрофу, и хотя полицейские перерыли все вокруг, криминала там не нашли. Даже сам Гейшахт не знал, кто устранил предыдущего мэра, но разбираться с этим не спешил. У него здесь были свои четко очерченные задачи, и он им дисциплинированно следовал.

После визита генерала Десконье он немедленно составил доклад в свой оперативный центр, который располагался где-то на Севере Европы. Для контакта с куратором ему пришлось организовать визит в Харьков, что по нынешним временам было довольно просто. Считалось, что у мэра в Харькове есть избранная любовница. Собственно, любовница там действительно была, потому что прикрытие надо было обеспечивать, но вряд ли Гейшахт поехал бы к ней, если бы не дела службы.

Харьков во время войны был практически стерт с лица земли, и его воссоздали в сильно уменьшенном масштабе. Этот городок представлял собою административный центр восточной Украины, но большого значения в игре не принимал, предаваясь утехам и удовольствиям. У любовницы был свой дом в престижном районе, она вышла на крыльцо, чтобы поприветствовать Гейшахта перед соседями, и они нежно поцеловались.

– Господи, Катрин ты опять пьяна, – отметил Гейшахт, заводя ее в дом.

– Дело обстоит неважно, Лазарь, – отвечала она со вздохом. – Я залетела.

– Залетела? – он покосился на нее с интересом.

– Точно. Была вечеринка у Оксаны, были славные ребята…

– Ты говоришь так, словно случилась трагедия, – хмыкнул Гейшахт. – Ничего, родишь ребенка, укрепишь народонаселение.

– Ты смеешься! Это больше года одной суеты и головной боли. Последний раз роды были на грани риска, ты понимаешь?

– Ты хочешь что-то предложить?

Она смотрела на него с опаской.

– Ты можешь помочь?

Гейшахт только покачал головой.

– Не будь дурой, – сказал он. – Такие вещи просекают на раз! Могу помочь с медициной, но не более. Где Роджер?

– Он уже подъезжает, – отвечала Катрин недовольным тоном. – Вы мною только пользуетесь, а как помочь, так сразу в кусты!

– Все! – прикрикнул на нее Гейшахт. – Спрячься и не попадайся нам на глаза!

Она ушла, сердито ворча под нос, а Гейшахт подумал, что от нее придется избавляться. Конечно не в криминальном смысле, просто перевести ее на другую точку. В таком состоянии женщины бывают способны на глупости.

Его куратор Роджер Фрост во время войны был советником главного штаба армии рептилидов. Гейшахт, который сам не воевал, а оказался в системе уже после всех ужасов войны, всегда интересовался, каким образом земляне оказались в армии рептилидов чуть и не с самого начала кампании. Но Роджер Фрост никогда не говорил на эти темы. Вот и теперь, приехав из Скандинавии, он был недоволен жарой, хотя для сентября погода вовсе не была исключительной.

– Что заставляет вас жить на Севере? – спросил Гейшахт после приветствия.

– Есть одно обстоятельство, – усмехнулся тот. – Но давайте к делу. Значит, Анри Десконье был у вас?

– Да, – подтвердил Гейшахт. – Он интересовался деятельностью центра рептилидов.

– Он говорил только с вами?

– Он еще имел отдельную беседу с нашим агентом.

– С кем именно?

– С Дианой Милоновой.

Фрост чуть усмехнулся.

– Уверен, что ему потребовалось на это больше времени чем он предполагал.

– Она не стала скрывать, что тот давал ей рекомендации по вопросу работы.

– И что он рекомендовал?

Гейшахт скривился и повертел рукой в воздухе.

– Обычную чепуху, – сказал он. – Ничего серьезного.

Фрост глянул на него пристально.

– Значит вы думаете, что генерал Десконье приехал в ваши места, чтобы наговорить Диане всякую чепуху?

Гейшахт вскинул голову.

– А что я еще могу думать?

Фрост почесал кончик носа. Нос у него был длинный, прямой и тонкий, как на портретах древних римлян.

– С кем работает Диана в центре?

– С Агатой Маркевич, – отвечал Гейшахт.

– Что вам про нее известно?

Гейшахт пожал плечами.

– Возраст, образование, личное дело ее дочери.

– У нее дочь?

– Да, ей пятнадцать лет. Последнее свободное поколение.

– А кто отец?

Гейшахт чуть поморщился.

– Она это скрывает, но нам удалось выяснить. В последние дни войны она была изнасилована мародерами. Этот ребенок появился в результате насилия.

Фрост покачал головой.

– Это интересное обстоятельство. Как она оказалась в центре?

– Она учила их язык в лагере, – стал рассказывать Гейшахт. – Потом ее взяли на курсы. Короче, язык рептилидов это ее основная специальность.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67