Сборник.

Звёздный десант



скачать книгу бесплатно

– Это очень важно, – сказал Ланго.

– Как вы здесь оказались? – спросил Стас. – Без охраны!..

– Это голограмма, – сказал Ланго. – Вроде того, как перед вами являлся Цингали.

Странный запах, который уловил Стас, был запахом электромагнитного поля.

– Понимаю, – сказал Стас ошеломленно. – Так что случилось?

– Это полный облом, Стас, – сказал Ланго. – Все рухнуло, и над нами возникла смертельная опасность.

– Что рухнуло?

– Генерал Десконье покончил собой, – сказал Ланго.

– Не может быть! Я виделся с ним только сегодня днем!

– Да, его нашли в нашем районе, на каком-то заброшенном острове. Стало известно, что ваше воспоминание оказалось ложным, и Цингали распорядился вас немедленно схватить.

– О, Господи, – пробормотал Стас.

– Он поставил ультиматум вашему Председателю Учредительного комитета, чтобы никто из землян не смел в это больше вмешиваться.

– И вы знаете, в чем дело?

– В чем дело? – не понял Ланго.

– Веритиан, – сказал Стас. – Та штука, с помощью которой вы выходите на Создателей. Желая остановить войну, учитель Трускальд похитил его, и теперь никто не знает, где она.

– Ихлемарунга? – спросил Ланго потрясенно.

– Веритиан, – сказал Стас. – Его назвали по земному именно так.

– Но это невозможно! Без этого не осуществима связь с Создателями, без этого мы остаемся беспомощными…

– Однако вам хватило запаса чтобы победить нас в войне, – заметил Стас. – Говорят, что вам еще хватит ресурсов на двести лет развития. Потом, да – финиш.

– Поэтому они так пристально исследуют вашу культуру, – понял Ланго.

– Да, – сказал Стас. – И в этом смысле учитель Трускальд оставил вам яркий пример восприятия земной культуры рептилидом. Путь к нашей культуре лежит через религию.

– Я сам об этом думаю, – кивнул Ланго. – Но сейчас нам думать не об этом. Вам надо бежать!

– Куда, – усмехнулся Стас. – Вся планета просвечивается вашими контрольными наблюдателями.

– Да, да, – нетерпеливо согласился Ланго. – Но вы должны знать, что ваши силовые структуры давно научились обходить все контрольные замеры. Я оставил для вас карточку, по которой вы сможете свободно регистрироваться без опасности быть узнанным. И еще тут финансовая карточка, тоже нераспознаваемая. Вы должны немедленно исчезнуть, понимаете?

– Но ведь тогда все равно пострадают и Агата, и Ванда…

– Нет! Пока вас не поймали, сохраняется возможность раскрытия секрета. Их не тронут, пока вы свободны, понимаете?

Стас кивнул.

– А вы?

Ланго промолчал.

– Знаете, – отметил Стас, уже торопливо надевая майку. – Мне кажется, вы настолько углубились в земную культуру, что уже становитесь человеком.

– Спасибо, – грустно отвечал Ланго. – Это всегда было моей мечтой.

– Выключайтесь, – сказал Стас. – Вы уже достаточно поучаствовали в моей судьбе.

– Прощайте, Стас!

– Удачи вам, Ланго!

Он махнул лапой, и растаял в воздухе.

Стас вышел из дома, совершено не представляя, куда ему деваться.

Был соблазн взять машину, но с машиной его бы выявили достаточно быстро. Отойдя подальше от дома, он вызвал такси.

Таксист прежде всего зарегистрировал его финансовую карточку, и Стас ждал итога, затаив дыхание.

– Куда едем? – спросил таксист.

Стас кашлянул.

– В Липецк, – сказал он. – И быстро!

Липецк был региональным центром, там были вокзалы, и оттуда уже можно было двинуться в самые разные стороны. Только какую сторону выбрать, он даже не представлял. Ланго посоветовал ему запрятаться, но где на этой планете можно было запрятаться?

Решение пришло, когда он глянул на табло в аэропорту. Там было много разных названий, но в глаза Стасу бросился Египет, крупный туристический центр, где затеряться было достаточно легко. Он немедленно пошел покупать билет на Египет, и потом еще почти три часа ждал вылета. Самолет, который летал на этой трассе, был произведен уже на новых заводах, где попросту копировалась нужная техника, и потому эта техника выглядела устарелой. Во всяком случае, полет прошел нормально и вскоре они сели в Каире, откуда в сторону Гизы отправлялись регулярные автобусы.

Здесь Стаса ждало первое испытание, потому что при посадке на автобус на него обратили внимание полицейские и попросили отойти в сторону для проверки документов. Стас совсем обмер, ожидая немедленного ареста, и когда полицейский с извинением вернул ему карточку, он не сразу сообразил, что выкрутился. Уже через час он был в Гизе, где над горизонтом нависали пирамиды, блестя на солнце, и устроился в небольшом отеле. Народу здесь и в самом деле было много, и это Стаса вполне устраивало, хотя за все время своего бегства он даже не успел подумать, куда собственно он бежит. Его друзья в Верейске помочь ему уже не могли, отпали варианты Неделина и генерала Десконье, и в этом мире больше не осталось никого, к кому бы он мог обратиться за помощью. Можно было подумать о необитаемом острове в Тихом океане, но эту авантюрную идею Стас мог рассматривать только в шутку.

Выспавшись в отеле днем, вечером он вышел поужинать и погулять. Несмотря на общую депрессию, он немного взбодрился в атмосфере туристического азарта, и в ресторане даже познакомился с компанией туристов из Южной Африки. Туристы жаловались на обилие народа и отсутствие расовых проблем, о которых много говорили их друзья, путешествовавшие в Европе. Они считали Египет частью Европы.

– А мы видим, здесь немало черных, – говорил южанин. – И никакого расизма!

– Я не ставил целью высмотреть расизм, – отвечал ему Стас. – Хотя сам живу именно в Европе.

– Вы должны понять, – сказала ему доверительно жена туриста. – Это стало формой национального самоутверждения. Не принимайте это серьезно. Разговоры о расизме европейцев, это как бы мода на юге континента.

– Потому что в центре континента царит религиозное сумасшествие, – тоже вставил турист-муж. – Это по понятным причинам не афишируется, но в Конго опять были какие-то взрывы, погибли люди.

Стас кивнул.

– Да, я бывал там недавно, – сказал он и прикусил язык.

Не было никакой необходимости вспоминать реальное прошлое.

– Это такая дикость, – кивнула жена туриста.

А Стас, вспомнив о своей поездке, мысленно перекинулся на сложные события в той стороне, природа которых было ему столь понятна. Вспомнил несчастного диакона Вадима, и того свидетеля, с кем диакон хотел его познакомить. Кажется, его убили в ту же ночь.

– А вы знаете, что у рептилидов совсем нет религии, – сказал муж.

Он видел в этом вершину цивилизации.

– Было бы правильно ввести и нам обязательный атеизм, – сказала жена.

Стас промолчал. Он подумал, что было бы интересно поговорить с этим стариком свидетелем, которого убили. Кому понадобилось его убивать?

– Вы только представьте, – сказала жена. – Они уже и здесь устраивают какие-то религиозные шествия!

– Это реставрации, – сказал муж. – Точное воспроизведение религиозных шествий Древнего Египта.

– Это правда, что египтяне были неопределенной расы? Тогда почему их везде рисуют белыми?

Стас рассеянно кивнул. Кажется диакон Вадим даже называл этот поселок, где подвизался Трускальд. Как же он назывался?…

– Рекомендуем вам посетить Эль-Амарну, – сказала еще жена. – Представляете, они там все восстановили! Это просто удивительно!..

Стас вдруг почувствовал неожиданное волнение, вспоминая название деревни. А когда вспомнил, что невольно обомлел.

– Что с вами? – спросил турист обеспокоенно.

– Все в порядке, – кивнул Стас. – Я тут вдруг вспомнил… Извините.

Он поднялся и торопливо вышел на улицу. Толпы народу на освещенных улицах, музыка, разговоры вокруг его уже не отвлекали. Он вспомнил название деревни. Диакон произнес это достаточно четко: Аколе Гхора.

Что вполне можно было услышать, как Акулья Гора.

56

Добраться в Киншасу было сложнее, чем в Каир, его несколько раз проверяли военные и полицейские, но волшебная карточка Ланго действовала безотказно. Наконец утром вторника он оказался в Киншасе, и первым делом отправился в православный собор. Служили здесь на французском, которого Стас не знал, но угадывал по смыслу песнопения, снова находя их очень своеобразными. Каково же было его удивление, когда он увидел диакона Вадима произносившего ектенью. Было приятно, что тому удалось выбраться, и Стас стал с нетерпением ожидать его после службы.

Когда диакон Вадим уже шел к выходу, Стас его окликнул. Тот недовольно посмотрел в его сторону, и вдруг испуганно отпрыгнул.

– Что с вами? – удивился Стас. – Вы меня не помните?

– Прекрасно помню, – отвечал тот, все еще испуганно. – Мне сказали, что вы меня спровоцировали!

– Куда я вас спровоцировал? – скривился Стас. – Спокойно, приятель! Если уж вспоминать все, то это вы меня вовлекли в эту историю. Все обошлось?

Диакон осторожно посмотрел по сторонам.

– Меня выпустили после того, как я написал на вас жалобу. Странно, что они вас не арестовали! Вы меня извините, но они меня били!

– И что, меня посчитали убийцей вашего старца?

Диакон понуро кивнул.

– Я понимаю, что это глупо, – сказал он. – Но ведь дело все равно расследовать не стали. Извините…

– Ладно, – махнул рукой Стас. – Я к вам по другому вопросу. Напомните мне, как называлась та деревня, откуда был родом убитый?

– Аколе Гхора, – сказал диакон. – Вы все же продолжаете поиски?

– Как туда добраться? – спросил Стас.

– Там уже ничего нет, – сказал диакон. – Специальный отряд десантников выжег всю деревню.

– И все же? – спросил Стас.

Диакон скривился.

– Как вы туда доберетесь? – спросил он. – Это же джунгли! Непроходимые заросли!

– Это же деревня, – напомнил Стас. – Наверное, какие-то дороги сохранились.

Диакон посмотрел на него пытливо.

– Деньги у вас есть? – спросил он вдруг.

– Зачем деньги?

– Мой старый друг гоняет вертолет по заказу самых разных экспедиций. За полторы тысячи он доставит вас туда и обратно. А за две тысячи еще будет об этом молчать.

Две тысячи у Стаса оставались. У него оставалось больше, но усердствовать с тратами средств он не спешил.

– Договаривайтесь с ним, – сказал Стас. – Скажем, прогулка в джунгли.

– А меня возьмете? – спросил диакон с разгорающимся интересом.

– За те же деньги? Да нет проблем!

Диакон расцвел.

– У меня завтра как раз свободный день. Летим?

– Договорились, – кивнул Стас. – Встречаемся у собора?

– Лучше давайте ваш адрес, – сказал диакон. – Я подъеду на машине.

Весь последующий день Стас провел в своем гостиничном номере, нервно ожидая ареста. Он в этом деле пошел на действительно большой риск, и на протяжении всего дня не уставал корить себя за доверчивость. Когда улегся спать, то продолжал нервничать, вскакивая на каждый шорох, и потому совершенно не выспался. На завтрак он спустился, уже готовый к вылету, и диакон Вадим нашел его в ресторане.

– Все готово, – сказал он. – Нам бы следовало прихватить с собой еды, потому что путешествие займет весь день.

Стас предложил ему собрать еду в дорогу, и потом сам оплатил все со своей карточки. Диакон на своей машине отвез их к аэродрому на окраине города, и там их действительно ждал частный вертолет. Спустя еще полчаса они уже летели.

Пилот говорил на английском, также как и на родных языках, но в разговоре с диаконом он то и дело переходил на французский, и Стас подозревал, что они обсуждают его. Если бы не диаконский сан Вадима, Стас вполне мог бы предположить, что они придумывают способ ограбления. Летели долго, так что Стас даже задремал, и очнулся он, когда диакон стал дергать его за руку. Внизу были джунгли, и рассмотреть там признаки старой деревни было практически невозможно. Пилот с трудом нашел какую-то поляну, и посадил вертолет.

– В общем так, – сказал он на английском. – Жду вас не больше двух часов. Мне здесь как-то не по себе.

– Не наглей, – сказал ему диакон. – Мы оплатили тебе рабочий день, так что жди, пока мы не придем.

Деревню они нашли довольно быстро, ориентируясь на протекающую рядом реку. Дома были разрушены, со следами пожара, и поначалу казалось, что эта поездка результата не принесет. Но когда они нашли останки монашеского скита, где согласно легенде и крестился Трускальд, стало ясно, что потерей времени это не станет. Потому что внутри часовни, что стояла там, были явно заметны следы недавнего посещения. Здесь было и убрано, и иконы висели на стене, и даже огарки свечей остались в подсвечниках.

– Поразительно, – воскликнул Вадим. – Здесь есть люди!

– Причем, они были тут недавно, – отметил Стас. – И они молились!

– Но кто это может быть?

– Сам бы хотел знать, – сказал Стас.

Они бережно перебирали предметы на своеобразном алтаре, чьи-то четки, часть епитрахили, поручи.

– Хорошо, что ваши искатели редкостей сюда не добрались, – заметил Стас.

– Это ведь не вещи Первосвященника, – возразил наивный Вадим.

– А поди разбери, – усмехнулся Стас.

Диакон предложил отслужить панихиду по погибшим, но Стас напомнил, что их еще никто не отпевал, и они отслужили службу погребения. Стас произносил молитвы и возгласы на церковно-славянском, а диакон читал ектеньи на французском. Получилось славно, и они сели перекусить в добром настроении.

– Вряд ли сюда кто придет, – заметил диакон. – Я думаю, это здесь молились в воскресенье, значит до следующего воскресения здесь никого не будет.

– Почему же, – сказал Стас. – Если ночью зажечь костер, то кто-нибудь точно заметит и придет.

Диакон посмотрел на него изумленно.

– Вы хотите сказать, что останетесь здесь на ночь?

Стас улыбнулся.

– Надо, – сказал он. – Есть у меня тут незаконченное дело.

– Вы понимаете, где вы находитесь? – спросил диакон испуганно. – Это дикие джунгли, даже если вы попросите о помощи, к вам явятся не меньше, чем через десять часов! Уж на что я обитатель здешних мест, но и я не пытаюсь так рисковать! Змеи, хищники, насекомые… Я не говорю о крокодилах, которых здесь кишмя кишит! Не вздумайте подходить к реке!..

– Значит вы оставите мне все припасы, и всю воду, – сказал Стас. – Вернетесь ориентировочно через неделю.

– Как мы вернемся? Все деньги у вас!

Стас немедленно протянул ему свою карточку. Диакон совсем обалдел.

– Что вы делаете? Это же ваша карточка, на меня она не сработает!

– Сработает, – сказал уверенно Стас. – Только не пытайтесь переплатить пилоту, на это могут обратить внимание.

– Но наших припасов не хватит и на два дня! Как вы тут выживите неделю?

– Выживу, – махнул рукой Стас.

Диакон покачал головой.

– Я считал вас изнеженным белым человеком, – сказал он. – А вы вроде как крутняк!

– Я не крутняк, – сказал Стас. – Просто выбор у меня небольшой.

Они вместе вернулись к вертолету, где пилот уже отстреливался от каких-то змей, и Стас забрал все припасы.

– Он сумасшедший? – спросил пилот на английском.

– Белый человек, – махнул рукой Вадим. – Причем я уверен, что он останется в живых. Мы бы с тобой точно загнулись!..

Вертолет улетел, а Стас собрал все вещи и двинулся к скиту. Он прекрасно понимал весь риск пребывания в диких джунглях, но у него действительно не оставалось выбора. К тому же тайна Акульей Горы манила его жестоким соблазном.

У него была палатка, какая-то химия для того, чтобы отгонять опасных зверей и насекомых, и кое-что из еды. Первым делом он стал располагаться около скита, разжег костер, и стал пристально изучать останки прежних подвижников. Судя по всему, их тут было несколько человек, Стас насчитал только шесть останков хижин, не считая часовни, где они собирались на молитву. Среди икон хорошо сохранилось изображение Богородицы на мраморной доске, хотя следы копоти на ней еще оставались. Чтобы обрести нужный настрой, Стас принялся читать молебен Богородице, и уже по ходу решил дополнить его чином водоосвящения. Для этого ему пришлось пройти к реке и набрать воды. Он проделал это со всей осторожностью, на которую был способен, и не стал там задерживаться, хотя не увидел ни одного крокодила. Вернувшись в скит, он продолжил молебен и довел его до момента водоосвящения, испытав необыкновенный подъем духа. После этого он уже смело кропил святой водой окрестности, веря в благодатную помощь своей молитвы.

Темнело тут быстро, и Стас едва успел собрать хворост и дрова, чтобы поддерживать костер ночью. На небе высыпали звезды, что только добавило молитвенного благоговения, но ночные звуки явно сбивали с толку. Звуки были резкие, угрожающие, агрессивные, словно его и в самом деле хотели изгнать из этого поселения. Стас добавил дров в костер, и снова пустился в молитву. Звуки вокруг казалось усиливались, причем среди них явно выделялся неприятный гортанно-хриплый вопль, свойственный крокодилам. Именно такой вопль издавали барсифы, когда шли в атаку, и забыть его Стас не мог. Когда что-то неподалеку рухнуло, видимо какая-то постройка, он испуганно вскочил. Пилот оставил ему карабин, но разобрать цель в темноте было невозможно, так что это оружие вносило только психологическую успокоенность. Что-то хрустнуло совсем рядом, и Стас резко повернулся туда с карабином.

Какой-то черный человек вдруг оказался в свете костра, он был старый, сгорбленный, испуганно поднимал руки и что-то бормотал. Стас опустил карабин.

– Сава, – сказал он на том уровне знания французского, каким владел.

Но старик явно не знал французского, зато активно тараторил на своем языке, с прицокиваниями, гортанным звуками и активными жестами. Он явно звал Стаса за собой, при этом указывая в сторону реки с выражением показательного ужаса. При этом он затаптывал босыми ногами костер, пытался засыпать его землей, и непрестанно бормотал.

Стас позволил ему затушить костер, но включил фонарь. Старик стал звать его за собой, и Стас пошел, полагая, что именно старик и является искомым героем скита. Они пошли по ночным джунглям, причем старик постоянно оглядывался, затихал на мгновение, чтобы прислушаться к тишине, и снова что-то бормотал. Стас подумал, что это его молитва.

Шли они около получаса, причем за время передвижения до них доносились самые разные звуки, вплоть до рева какого-то большого хищника, которые, как известно, именно ночью выходят на охоту. Наконец они оказались в каком-то деревянном доме, стоявшем посреди джунглей, и только там старик стал успокаиваться. Его слова стали медленнее, но его претензии к Стасу явно не убавлялись. По интонациям Стас понял, что старик недоумевает, зачем он сюда приехал.

Стас достал свой наперсный крест, который носил под одеждой, и показал старику. Тот удивлено посмотрел на Стаса, и опять засыпал его вопросами. Стас в ответ просто перекрестился и сказал:

– Ортодокс.

– Ортодокс? – удивленно переспросил старик, но вдруг понял, что хотел сказать ему Стас, и потому чрезвычайно обрадовался. Слово «ортодокс» сразу вышло у него на первое место среди употребляемых.

Покопавшись в своих вещах, он достал старый и потертый потир, и благоговейно протянул его Стасу.

– Ортодокс, – сказал он.

Стас кивнул. Потир не был ценным, это был типовой предмет церковного обихода, но понимая, что он относился к службе погибших монахов, Стас благоговейно взял его в руки и поцеловал. Старик заверещал от восторга.

– Ортодокс! – восклицал он. – Ордотокс!..

После этого Стас начал вычитывать вечернее молитвенное правило, и старик благоговейно стоял рядом, хотя и крестился невпопад. Оставалось только лечь спать и ждать утра, когда все по природе своей должно было проясниться.

57

На утро все началось не с завтрака, а с представления. Старик приложил руку к груди и назвал свое имя – Кифери. При этом он раз пятнадцать поправлял Стаса в произношении, требуя от него, чтобы он букву «ф» произносил с уклоном в «т».

– Давай я буду звать тебя – Простокваша, – предложил Стас в отчаянии.

Зато с его именем проблем не возникло, хотя Кифери и сократил его до простого «Таас». Он еще пытался что-то рассказать Стасу, но осознавая, что тот его не поймет, махнул рукой. Они позавтракали какой-то сомнительной кашей без соли, и пошли к скиту, потому что Кифери был настроен поведать Стасу всю трагическую историю этого поселения. Как ни странно, но система жестов позволила старику передать цепь событий достаточно ясно, тут была и мирная жизнь людей, и подвиги монахов, был еще какой-то эпизод, который старик излагал в большим волнением, но Стас его не понял. Ему ничего не оставалось, как отнести его к легенде о Первосвященнике. Время от времени, указывая в сторону реки, старик издавал звуки, похожие на вопль крокодила, и тем как бы предупреждал Стаса об опасности.

Между разговорами, они занялись уборкой скита и приведением его в надлежащий порядок. Стас обратил внимание, что его палатка оставалась нетронутой, что можно было объяснить порцией химической защиты, и это вдохновило его на подвиг. Вечером, когда Кифери стал звать его уходить в дом, Стас покачал головой, и указал на палатку.

– Я останусь здесь.

Кифери сразу же стал отоваривать его и запугивать, но в конце концов собрался ночевать вместе с ним, хотя и пугался этого чрезвычайно. Ему не хватало молитв Стаса, он теперь сам молился на своем языке перед теми иконами, что оставались там. Наконец наступила ночь, и они затихли.

Стас разжег костер и прошел в скит. Он сам не знал, чего он ждет, но общение с Кифери дало ему понять, что от старика много информации он не получит. А поскольку он пришел сюда за информацией, то следовало предпринять что-то неординарное. Вот он и затеял всенощное бдение в брошенном монашеском скиту. Конечно, ему не хватало текстов богослужения, но основные песнопения он знал наизусть, а стихиры можно было и пропустить. Надо же было с чего-то начинать!

Кифери пришел к нему, когда он уже запел «Свете тихий…», что было только серединой вечерней службы. Кифери был напуган, но звуки молитвенного пения его завораживали, и он даже начал что-то подвывать. Когда дошли до пения «Богородице», Стас уверено возвысил голос, и они ясно услышали хруст ветвей и хрип чужого дыхания.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67