Сборник.

Звёздный десант



скачать книгу бесплатно

53

В этом была какая-то чудовищная нелепость. Получалось, что учитель Трускальд заложил в память маршала, а тот передал четверым офицерам название детской песенки. Стас никак не мог это принять, и потому раскрытие его ключа не приносило ему радости.

В подавленном состоянии он вернулся домой, стал расследовать новые факты в сети, для чего нашел эту детскую песенку и даже проштудировал ее текст. Песенка эта относилась к детским годам самого маршала, и нести секретную информацию никак не могла. Зачем надо было так строго ее секретить?

Вечерний визит Ланго последовал совсем некстати, потому что Стас понимал, что должен сказать ему о своем нечаянном открытии, но испугался и смолчал. Ланго был как всегда предельно вежлив и обходителен, но в его поведении тоже чувствовалось напряжение, и Стас с нетерпением ждал, когда они останутся наедине.

Когда наконец Ланго удалось отправить Агату по какому-то делу, Стас спросил прямо:

– Что случилось, Ланго?

– Что произошло в Африке? – спросил тот.

– Да ничего серьезного, – отвечал Стас. – Местные религиозные разборки. Кстати, основой распри является легенда о рептилиде, который принял крещение!

Ланго посмотрел на него внимательно.

– Вы полагаете, это Трускальд?

– Я не строю предположений, – сказал Стас. – Но все идет к этому. Представьте, они боготворят его тапочки и четки.

– Четки?

– Молитвенные бусы, – пояснил Стас. – Во всяком случае, напряжение в районе только растет. Странно, что вы не вмешиваетесь!

– А мы должны вмешаться?

– Но вы же сами рассказывали, что это оскорбление вашей культурной базы!

– И как по-вашему, мы должны вмешаться?

– Я не знаю, – пожал плечами Стас. – Но если это для вас оскорбление, то ваша реакция должна была бы быть резкой и адекватной. А вы позволили этой легенде не только возникнуть, но и окрепнуть. Разве вы не чувствуете в этом проблемы?

Ланго поднялся, и прошел по комнате к широкому окну.

– Я вам скажу, что сказано в хрониках, – сказал он, глядя в окно. – Там утверждается, что Земля была обнаружена розыскной экспедицией лет сто я лишним назад.

– Все-таки, сто с лишним лет! – обрадовался Стас.

– Учитель Трускальд руководил всей системой розыска, но показания Земли его чем-то привлекли. Он перебрался сюда и провел здесь три десятка лет. Первые контакты были организованы под его руководством. Потом начались переговоры на Луне, в ходе которых он скончался. Тот могильный постамент, который стоит на Луне, является только памятником, а его тело было отправлено на Болото и похоронено согласно нашим обрядам.

– Но вы сами говорили, что там лежит тело рептилида!

– Эта мумия входит в комплекс памятника, – отвечал Ланго.

– Как это? – стал даже откинулся на спинку кресла. – Они убили кого-то из рептилидов, чтобы таким образом оставить память учителю.

– Это не рептилид, – сказал Ланго. – Это крокодил из Африки. Кажется, именно земные делегаты на переговорах настояли на этом.

Стас кивнул.

– Что за хроники вы сейчас цитируете?

– Хроники Предвестника, – сказал Ланго. – Жизнь каждого Предвестника фиксируется чуть ли не каждодневно.

Конечно, это информация совершено закрытая, но мне удалось ей воспользоваться благодаря разрешению Цингали. И теперь я с ужасом думаю, как отреагирует Цингали когда узнает, что я рылся в архиве Предвестников.

– Это запрещено?

– Это строжайше запрещено, – вздохнул Ланго. – Но я должен был знать правду.

– И вы уверены, что это правда?

– Там не может быть неправды, – покачал головой Ланго. – Это архив Предвестников!

– И представьте себе, что он на самом деле принял крещение, – сказал Стас. – Он таким образом открыл путь рептилидам в земную культуру. Как должны были отреагировать на это ваши высшие руководители?

Ланго засопел, едва не фыркая.

– Вы считаете, что они могли солгать?

– Если они начали войну вопреки мнению Трускальда, то они были обязаны солгать, – уверено сказал Стас. – Теперь они подкинули эту ложь вам, зная, что вы примете это на веру. Им не нужен путь Трускальда, Ланго! И это понятно, потому что жертвовать приходится слишком многим. Ну а вы сами, что вы об этом думаете?

– Я не знаю, – жалобно отвечал Ланго.

Тут, как водится, вернулась Агата, и вечер продолжался в русле светской вечеринки. Но когда Ланго ушел, Агата ухватила Стаса за руку.

– Что происходит? – спросила она. – Он сам не свой!

– А, по-моему, все нормально, – отвечал Стас.

Главного он Ланго так и не сказал. Ожидание расшифровки сообщения маршала больше не требовалось, а поскольку нужной информации Стас так и не получил, то этим самым обрывалась вся нить расследования. Значит результата не будет, и Цингали должен будет уничтожить Стаса и всех его близких, включая и Ланго. Но говорить об этом Стас считал преждевременным. Не потому, что он чего-то еще ждал, но потому, что хотелось пожить.

В субботу с утра Стас был в храме, и пробыл там до самого вечера, отслужив по просьбе отца Глеба всенощное бдение под воскресенье. Больших хлопот это ему не доставило, но удовольствие получил. Он даже на короткое время отвлекся от всех своих неприятностей, чтобы вернуться к ним по возвращению домой. В гостях была Диана, и она с ужасом рассказала о том, что Витаса арестовала служба безопасности за какие-то наркотики.

– Это же такая чушь! – говорила Диана с досадой. – Все знают, что у Витаса всегда можно достать наркоту, и никому в голову не приходило арестовывать его за это.

– И что ты думаешь?

Диана посмотрела на него выразительно.

– Ты с ним знаком? – спросила Агата.

– Немного, – отвечал Стас. – Он помог мне получить сан.

– Я подняла нескольких важняков, – сказала Диана. – Но все будет ясно только завтра. Получается, что Витас кому-то перешел дорогу!

– Надеюсь, тебя это не коснется? – спросила с тревогой Агата.

– Как это может меня коснуться! – нервно воскликнула Диана.

Когда она собралась уезжать, Стас вышел проводить ее.

– Ты думаешь, это как-то связано с моими проблемами? – спросил он.

– Я не знаю, – отвечала Диана. – Но я чувствую приближение каких-то неприятностей.

– Может нам не надо завтра… ехать на природу?

Диана бросила на него быстрый взгляд.

– Наоборот, теперь это просто необходимо.

Когда Стас вернулся в свою комнату, его там ждала Ванда, по обыкновению сидя в кресле с ногами.

– Ты хотела у меня что-то узнать? – спросил Стас.

– Посоветоваться, – вздохнула Ванда.

Стас сел в кресло. Ванда ему нравилась, но глубоко погружаться в ее проблемы оно не считал возможным.

– Что у тебя?

– Я кажется влюбилась, – сказала Ванда. – Или меня просто водят за нос.

– Объяснись, – потребовал Стас.

– Адам, он ведь никуда не делся, – стала рассказывать она. – И, как он обещал, он познакомил меня с крутым парнишкой.

– Когда это он успел? – качнул головой Стас.

– Ну, на продленке контроль за нами не такой уж сильный, всегда можно отвалить по делам. Адам привел его дня три назад, симпатичный юноша, высокий, стройный, блондин.

– И ты влюбилась?

– Я не знаю, – отвечала она чуть раздраженно. – Он уж очень прямолинейно нацелен на постельные отношения, он любит в этом деле преодоление препятствий. Просто сексуальный экстремал! Вчера он едва не поимел меня в коридоре школы, я опомниться не успела! Хорошо, там появилась группа девчонок!..

– Если хочешь, я могу вмешаться, – сказал Стас, не очень представляя, как он это сможет устроить.

– Вообще-то я и сама могла ему врезать и отшить. Нас обучали уличному насилию, и у меня были прекрасные оценки. Но понимаешь, я ведь сдалась ему без слов!..

Стас вздохнул. Эту тему он считал для себя запретной, и нырять в нее никак не хотел.

– Ты обращаешься к человеку, который настроен крайне консервативно, – предупредил он. – Если ты хочешь моего совета, то должна иметь это в виду. Я лично не считаю это возможным, и советую применить твои познания по уличному насилию. Но ты воспитывалась совсем в другом духе, вокруг тебя девицы, для которых эти вопросы притягательны, и твои побуждения предельно далеки от моих установок.

– Поэтому я к тебе и обращаюсь, – сказала Ванда. – Я прекрасно понимаю, что я инфантильная дура, что в этих вопросах я себя не контролирую, и мне бы хотелось услышать от тебя резкую отповедь. Иначе в понедельник я просто сбегу с уроков, потому что он меня позовет.

Стас засопел.

– Тебя просто заказали, – сказал он. – Этот подонок Адам явно нацелен влезть в семью, и ты для него просто заветная дверца. Легче всего вас поймать на естественных влечениях, и твой экстремал для этого и существует. Когда он тебя бросит, ты ведь пойдешь плакаться к Адаму, ведь так?

Ванда нахмурилась.

– Почему ты думаешь, что я буду плакаться?

– Ну, не обязательно ты будешь плакаться, но настроение твое будет испорчено надолго. А поскольку именно Адам вас познакомил, значит с ним ты и будешь все это мусолить.

Ванда шмыгнула носом.

– Ты не говоришь о главном, – сказала она. – Почему это плохо? Почему я не могу попробовать это с экстремалом, если это представляется мне таким интересным.

Стас развел руками.

– Я не могу тебе этого запрещать, – сказал он. – Но ты разговариваешь с человеком, который никогда этим не занимался, хотя нельзя сказать, что никогда не хотел. Я взял себе за модель Евангелие, любовь к людям, где сексуальные отношения утягивают в глубины инстинктов, уводя с главного направления пути. Я преодолевал в себе свои желания, потому что решил все силы обратить на дела любви христианской. Я не могу требовать от тебя того же, потому что ты далека от христианских идеалов, но я искренне советую тебя ориентироваться на высшие достижения духа.

Ванда затрясла головой.

– Я ничего не поняла, – сказала она с досадой.

– Я не смогу тебе передать это в двух словах, – сказал Стас. – Просто есть служение телу, и всем его потребностям, а есть служение духу, где потребности тела отходят на второй план. При этом тело все же сопротивляется и требует своего, и приходится с ним бороться.

Ванда вздохнула.

– Ты такой умный, Стас, – сказала она. – Скажи просто, мне позволить моему экстремалу мною попользоваться, или послать его подальше?

– Послать подальше, – сказал Стас.

Ванда в сомнении качнула головой.

– Я тебя послушаю, – сказала она. – Но если что…

Она не договорила, вскочила с кресла и вышла.

А Стас неторопливо осенил себя крестным знамением.

54

По окончанию воскресной литургии, которую отец Глеб доверил совершить Стасу, тот чувствовал себя на волне вдохновения, и придавившее его в последнее время уныние отступило. Он с удовольствием разделил трапезу с церковными активистами, и даже остался, чтобы провести личные беседы с желающими. Одним из желающих оказался муж Светланы, который был полон решимости дать отпор консервативным аргументам Стаса, но тот так провел беседу, что мужчина всерьез задумался. Во всяком случае Светлана была просто счастлива.

Домой Стас вернулся после трех, и его уже ждали для поездки за город. Помня о том, что его ждет в той поездке, Стас опять приуныл, но отказываться было невозможно. Они выехали на то самое озеро, купаться в котором было холодно, и потому занялись играми и рыбалкой. Диана нашла какой-то старый челн, и повезла Стаса на остров посреди озера, лукаво подмигнув при этом Агате.

– Мама, она его охмуряет? – спросила Ванда встревожено.

– Не говори глупости, – не очень уверено отвечала Агата.

Как и ожидалось, на острове они нашли еще одного рыбака, генерала Анри Десконье. Причем генерал так увлекся рыбалкой, что не сразу начал разговор. Диана оставила их, и отошла на другую сторону острова, чтобы не мешать.

– Так вы хотели меня видеть? – спросил Десконье.

– Да, – отвечал Стас. – Я узнал, что вы посещали базу «Балхаш». Мне было важно выяснить, что там искал маршал?

Десконье скривился.

– Майора Эскина. Маршал питал относительно его совершено неоправданные надежды. Он пытался расшифровать программу флешкарты, что была у маршала. И что?

– Что?

– А ничего, – вздохнул Десконье. – Не было там никаких секретов.

– Вы тоже заняты проблемой выявления секретной информации? – спросил Стас.

Десконье достал фляжку, открутил крышку и отпил глоток.

– А вы знаете, о чем речь?

– Знаю, – сказал Стас.

Десконье посмотрел на него вопросительно.

– Откуда? Ах, наверное Неделин! Конечно, разве генерал Хануиль может хранить секреты?

– Что с Неделиным?

– Боюсь, обрадовать вас нечем. Он в руках у Цингали, и вы можете себе представить, о чем они беседуют.

– Веритиан, да? – спросил Стас.

– Да, – кивнул Десконье и отпил еще глоток. – Так все надоело!.. Вот бы поставить себе домик прямо здесь, на острове, и остаться навсегда. Рыбалка, это чарующее занятие.

Стас посмотрел на поплавок.

– У мня клюет, – сказал он.

– Где? – спохватился Десконье. – О чем вы?

– У меня сработал механизм расшифровки сигнала, – сказал Стас.

Десконье медленно закручивал пробку фляжки, не поднимая головы.

– И? – спросил он.

– Глупость какая-то, – сказал Стас. – Акулья гора!

Десконье в досаде сплюнул.

– Я так и знал, – сказал он. – У меня эта гора уже в печенках сидит!

– Вы знали?…

– Знал, – отвечал Десконье. – Я только надеялся, что ваша часть информации даст что-то новое.

– Откуда вы знали про Акулью гору?

– Мы раскрутили вашего доктора Хаустова, – сказал Десконье.

– Он отреагировал на детскую песенку?

– При чем тут песенка? Он отреагировал на запах. А вы, значит, включились при звуках этой дурацкой песенки?

– Да. Какой запах? При чем запах?

– У него ключевым был запах, – сказал Десконье.

– А мне вы этот запах давали?

– Давали, – махнул рукой Десконье. – Это был запах духов Дианы в день вашего знакомства. На запах вы не отреагировали.

Стас невольно почесал лоб.

– Конечно! – сказал он. – Когда маршал заряжал нас этой информацией, я страдал от насморка. Но все же, что это за песенка?

– Песенка тут вовсе не при чем, – устало отозвался Десконье. – И это значит, что вы свое отыграли, приятель. Когда это дойдет выше, вас уничтожат.

– Но вы знаете про песенку?

– Еще бы, мы ведь пятнадцать лет уже ломаем голову! Акулья гора, если хотите знать, это название той точки на карте Луны, где похоронен Трускальд.

Стас склонил голову.

– И вы там все перерыли?

– До песчинки, – сказал Десконье. – Мы эту мумию располосовали по всем направлениям. Ничего!..

Он вздохнул, и опять потянулся к фляжке.

– А песенка откуда?

– Песенку мы тоже пропустили через все мыслимые фильтры, – усмехнулся Десконье. – Искали смысл даже в тексте, хотя сама песенка была написана задолго до нашествия рептилидов. Разбирали ноты, переводили ее на все языки… Ничего!

Стас покачал головой.

– Но я ясно слышал голос маршала, он произнес это четко и ясно: «Акулья гора»!

– Значит вы второй, кто это услышал, – усмехнулся Десконье. – Первым был доктор Хаустов. Правда с ним решили не останавливаться, и он умер уже во время пыток.

Стас поднял голову.

– Вы участвовали в этом?

– Вы мне еще обвинение предъявите, – хмыкнул Десконье. – Вы думаете, вы один пойдет на завтрак Цингали? Боюсь, в качестве десерта там буду и я.

– Но может кто-то из близких помощников Трускальда мог бы прояснить, что он имел в виду?

– Наверное, мог бы, – согласился Десконье. – Но их всех так быстро ликвидировали, что слова не дали сказать.

– Кто?

– Бдительные почитатели памяти Трускальда, – отвечал Десконье. – Цингали был в их числе. Он тогда был еще на вторых ролях, но уже старался выбраться.

– А вы где тогда были?

– Я вообще к этой истории не причастен, – сказал Десконье. – Я включился в дело уже в ходе войны, под руководством маршала. Но когда тот рассказал мне, что нам светит в случае овладения Веритианом, я сразу же перешел на его сторону.

– Вы воевали против своих?

– Поди разбери, кто там свои, кто – чужие? Если хотите знать, мы воевали серьезно, вспомните хотя бы диверсию против орбитальной базы! Рептилиды были в панике! Но маршал знал об исчезновении Веритиана, и потому ничего не боялся. Если честно, можно сказать, что раса рептилидов уже на финише своей истории. Без Веритиана они просто не выживут. Но об этом знают только несколько высших фенцеров, ну еще может Хануиль.

– Я слышал, они протянут еще лет двести.

– Что такое двести лет для цивилизации? Мгновение.

Он опять отпил глоток своего напитка.

– Собственно, чего мы радуемся, – сказал он. – Мы-то сгинем еще раньше. Уверен, что у старика Цингали уже заготовлен список жертв.

– Он грозил перебить всю мою семью, – вспомнил Стас.

– И он это сделает, – кивнул Десконье. – Эти рептилиды совсем без чувства юмора.

– Что мне делать?

Он покосился на Стаса удивленно.

– Что делать? Да ничего не делать! Жизнь, это борьба, и в этой борьбе кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает. Стал бы я раскрывать вам всю подноготную, если бы не ужас наступающего конца. А ведь я был уверен, что именно вы, последний из четверки маршала, обязательно дадите нам шанс!

– Извините, – буркнул Стас.

Десконье фыркнул, быстро закручивая пробку фляжки.

– Действительно клюет, – сказал он весело.

Он вытянул удочку, и на крючке оказалась мелкая рыбешка.

– Ну вот, стоило стараться, – генерал бросил удочку на берег. – А смотрите, как все сходится! Вы говорили, у вас клюет, и в результате вышел пшик. Как и здесь!

Диана подошла к ним, заметив:

– Вы тут не заболтались? Мне страшно представить, что подумает Ванда о нашем здесь пребывании!

– Мы закончили, – сказал Десконье.

– Надеюсь, встреча была конструктивной?

– Предельно конструктивной, – кивнул насмешливо Десконье. – Наш лейтенант нашел способ быстрой самореализации.

Диана вопросительно повернулась к Стасу.

– Что это значит?

– Генерал шутит, – сказал Стас. – Но мы нашли общий язык, и согласовали наши позиции.

– Мне придется докладывать руководству, – сказала Диана. – Хотелось бы какие-нибудь наметки.

– Скажи, все было замечательно, – мрачно сказал Десконье.

Диана подошла к нему ближе.

– Анри, ты выглядишь покойником, – сказала она. – Он не оправдал твоих надежд, да?

– Вроде того, – сказал Стас.

– Ладно, – сказал Десконье. – Заканчиваем любезности. Мне приятно, ребята, что именно вы провожаете меня. Если бы в мире было побольше таких друзей, я бы ни за что не стал бы…

– Не стал бы – что? – спросила Диана строго.

– Не стал бы участвовать в наших Новогодних вечеринках, – сказал он с натянутой улыбкой. – На них рептилиды угощают нас мясом поверженных врагов. Это такая мерзость…

– Что за гадости ты выдумываешь? – скривилась Диана.

– Все, – сказал Десконье. – Напишешь в докладе, что я был в депрессии. На Новый год они наметили сожрать меня.

– Я не буду про это писать, – сказала Диана решительно. – А ты просто пьян.

Десконье только махнул ей рукой.

– Пошли, – сказал Стас.

Диана помялась, но склонила голову и пошла за Стасом.

– Я еще никогда не видела его таким, – сказала она.

– Дела обстоят неважно, – сказал Стас. – Не бери в голову.

Десконье проводил их взглядом, достал свою фляжку, открутил пробку и стал выливать свой напиток на траву под ногами.

55

Возвращались они в самом игривом настроении, потому что Агата с Вандой были уверены, что Стас пал под чарами Дианы. У самого Стаса настроения спорить не было, и он угрюмо молчал, зато Диана взялась подыгрывать им, томно вздыхая и позволяя себе самые двусмысленные намеки. Особенно радостно реагировала на это Ванда.

Когда Диану завезли домой, Стас взмолился:

– Скажи им, что ничего не было! Они ведь изведут меня своими насмешками!

– Милый, я не могу отрицать факты, – отвечала та насмешливо. – И я надеюсь, мы это повторим в ближайшее время.

Агата рассмеялась, а Ванда еще и зааплодировала.

Время было уже позднее, они едва успели поужинать, и разошлись по комнатам на сон. Когда спустя некоторое время к Стасу зашла Агата, он воспринял это настороженно.

– Будешь доставать меня намеками? – спросил он агрессивно.

– Нет, – сказала она. – Я насчет Ванды. Она с тобой говорила?

– Про своего потенциального любовника? Да, говорила. Я против.

– А я сомневаюсь, – вздохнула Агата. – Она итак отстает в развитии от своих сверстниц, надо ли нам так упираться?

– Надо, – сказал Стас. – Все дело в том, что это организовал твой Адам. Он хочет снова влезть в твою семью, и судя по тому, с какой последовательностью он это делает, ясно, что его направляют сюда какие-то силовые структуры.

– Да у него просто нет шансов!

– Да? А если он станет единственным конфидентом твоей дочери после того, как рухнут ее мечты о сладкой и вечной любви?

Агата посмотрела на него испуганно. Стас подумал, что она боится совсем не того, чего бы следовало. И в этом смысле им просто не о чем было спорить.

– Ладно, – сказал он. – Поступай, как знаешь. Свое мнение я донес, так что выводы делайте сами.

– Я хочу ей позволить свидание, – сказала Агата не очень уверенно.

Стас пожал плечами.

– Я думаю, ее первый опыт будет определять все дальнейшее, – пояснила Агата.

– Я умываю руки, – сказал Стас.

– Но я все же надеюсь на твою поддержку, если что, – напомнила Агата.

– Во всем остальном – сколько угодно, – отвечал Стас.

Она улыбнулась ему, поцеловала в щеку и вышла.

Раздосадованный Стас не сразу смог заснуть, и долго еще перебирал аргументы против внезапного порыва Ванды.

Когда ночью он вдруг проснулся, то чувство тревоги, знакомое ему еще по лагерным временам, заставило его напрячься. Он сразу почувствовал какой-то запах, не свойственный его комнате, и громко спросил:

– Кто здесь?

– Не пугайтесь. Стас, – услышал он характерный голос Ланго. – Это я!

Стас включил ночник, и увидел Ланго, стоявшего в углу комнаты.

– Ланго! – воскликнул он. – Что вы здесь делаете?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67