Сборник.

Звёздный десант



скачать книгу бесплатно

– Руку пока старайтесь не перегружать. Голова не ломит?

Стас пожал плечами.

– Вроде ничего…

– Тогда все, – улыбнулся врач. – Вас отвезут домой на машине.

42

Дома Стас еще долго проверял работоспособность своей только что сломанной руки, и не мог поверить в ее исцеление. Часа через два стали звонить, сначала от церковных людей, потом епархиальное начальство выразило сочувствие, и наконец позвонила Агата, которая сообщила, что это досадное происшествие вынесли в сеть городских новостей, наверное, было снято кем-то из полицейских для протокола. Имя Стаса никто не назвал, но упомянули «некое духовное лицо», да и физиономия его была на экране крупным планом, так что ошибиться было трудно. Стасу пришлось отчитаться за происшедшее, и Агата была шокирована, узнав, что идейным организатором нападения был тот противный тип из клуба.

– Ты представляешь! – кипела она возмущением. – И в такое заведение он потащил Ванду!

Сама Ванда узнала обо всем от матери во время возвращения домой, и была в шоке, особенно узнав о переломе руки. Впрочем, встретив дома Стаса с обеими здоровыми руками она была несколько разочарована, хотя Стас и уверял ее, что его спасли новые технологии в медицине.

– Почему ты им не накостылял? – спрашивала Ванда. – Ты же солдат, ты их свободно мог в бараний рог согнуть!

– Значит, не смог, – вздохнул виновато Стас.

На другое утро ему позвонил отец Глеб и сказал, что на несколько дней он может считать себя свободным, учитывая то, что ему пришлось пережить. Стас рассказал ему про успехи новой медицины, но отдохнуть не отказался, разве что только пару дней.

А потом к нему на связь через сеть вышел Витас Лемба. На экране он выглядел довольно пошлым чиновником не высшего разряда, но амбиции у него кипели и выплескивались через край.

– Мне сообщили, – говорил он раздраженно, – что вы виделись с профессором Цингали! И вы даже ни словом об этом не обмолвились!

– Он вызывал меня к себе чтобы пропесочить, – сказал Стас смиренно. – Кому приятно рассказывать, как его ругали?

– За что он вас ругал?

– За старую историю времен войны, – сказал Стас.

Витас наклонился вперед, заняв собою весь экран.

– Вы хоть понимаете, кто такой профессор Цингали?

– Я понимаю, – кивнул Стас. – И вы должны понимать, что о контактах такого рода я не могу докладывать открыто. Если вам неизвестно, то некоторые собеседники профессора после разговоров с ним просто исчезают.

Он засопел.

– Есть шанс на то, что такая встреча повторится?

– Избави Господь, – отвечал Стас. – Моя сестра, как вы знаете, работает в центре и встречается с рептилидами каждый день, но даже она после разговора с профессором выбыла из рабочего состояния на три дня. А что вы хотели?

Он откинулся на спинку кресла и закачал головой.

– Нет, нет, ничего… Так мне вас надо поздравить с законным назначением в священство? – последнее он спросил со смешком.

– Я вас не поблагодарил, – кивнул Стас. – Поэтому спешу компенсировать это выражением самой искренней благодарности.

Это состоялось очень вовремя.

– Мне уже сообщили, – ухмыльнулся Витас. – Говорят, ваш главный поп был в ярости!

– Да, – улыбнулся Стас. – Когда вам отослать ящик коньяка?

– С первой получки, как водится, – рассмеялся Витас. – Что у вас за дела с этим Ланго? Говорят, вы стали просто неразлучными друзьями!

– Да, мы встречаемся, – кивнул Стас. – Он же специалист по культуре, его необычайно интересуют вопросы религии. Представьте, он даже предлагал мне устроиться в его центре экспертом в этой области.

– Зачем же вы отказались? – удивился Витас.

Стас хмыкнул.

– Хотя бы потому, что тогда мне не удалось бы говорить с вами так запросто. У них там жуткие правила секретности.

– Да, я знаю, – вздохнул Витас. – А наши козлы не смогли даже уберечь вас от гопников!

Стас склонил голову.

– Так это с вашей подачи я записан в категорию «А»?

Он заулыбался.

– Круто, да? Но ситуацию они уже прокачали, этот дебил с татуировками решил вам отомстить за какие-то разборки в клубе.

– Это я понял, – кивнул Стас. – Кстати, а вы не следите за тем типом, который влез в дом Агаты?

Было видно, что Витас насторожился.

– Он появлялся?

– Пока нет. Просто мне интересно, чего он хотел?

– Темная личность, – сказал Витас. – Есть сведения, что он работал в военной разведке.

– Военная разведка полезла в дом Агаты? – не поверил Стас.

– Там много всего темного, – сказал Витас. – Да и вы не спешите меня просветить.

– Потому что сам мало знаю, – сказал Стас. – Я даже не очень понимаю, что конкретно вы от меня хотите? Информировать вас об интересах рептилидов? Мы их интересуем во всех аспектах, потому что они в самом деле отстают в развитии.

– Мне известно, – заговорил Витас чуть сдержанней, – что вас все пятнадцать лет пытали по делу маршала Гремина.

Стас всплеснул руками.

– И вы туда же! Вы могли поднять протоколы, я ничем не смог помочь следствию.

– Но я не понял, что собственно они хотели?

– Если бы я сам это понял, – ответил Стас устало. – Историю своей кроткой встречи с маршалом я уже пересказал, наверное, тысячу раз, честное слово. Со мной даже несколько раз случался нервный срыв. Я об этом больше не то что вспоминать, думать не хочу!

– А у меня есть сведения, что профессор Цингали запал на вас именно через маршала, – сказал Витас.

– Тогда он это тщательно скрывает, – буркнул Стас. – В нашем разговоре он ни словом не упомянул о маршале.

– А за что он вас тогда ругал?

Стас вздохнул.

– Просто мы там убили в бою какого-то важного рептилида, он приходился профессору родственником. У них считается традицией отомстить за убитого родственника. Профессор сказал, что по его приказу разыскали всех уцелевших участников боя.

– И что он с ними сделал? – с интересом спросил Витас.

Стал посмотрел на экран с укором.

– То, о чем не принято говорить вслух, – сказал он. – Он их просто сожрал.

Витас даже отшатнулся.

– Что за глупости вы говорите! – воскликнул он.

– Простите, – сказал Стас. – Но это его собственные слова. Я уверен, что это не пойдет дальше нашего с вами разговора. Понимаете, какие могут быть последствия.

– Я вообще ничего не слышал! – сказал Витас. – И никогда больше эту тему не поднимайте!

Стас просто пожал плечами. Глядя на ухоженную физиономию Витаса он гадал, знает ли он правду про работу детских центров воспитания? Или он заставил себя забыть это, даже если знал?

– Какая-то сила определенно интересуется вами, – заговорил Витас снова. – И я не смогу вас защитить, если не буду знать, кто это!

– Вы полагаете, что я не заинтересован в возможности узнать это?

– Так приложите усилия! – рявкнул Витас. – Используйте вашего друга Ланго. Что его так интересует в вашем семействе?

– Моя сестра, – сказал Стас. – Он влюблен в нее.

– Что? – насмешливо переспросил Витас. – Влюблен? Рептилид? Вы это серьезно?

– Он ученый, – напомнил Стас. – К тому же гринбей, творческая интеллигенция. Он старается понять суть нашей культуры, и потому преувеличивает некоторые из наших достижений. У них в культуре нет любви, и это его угнетает.

– Думаю, он водит вас за нос, – фыркнул Витас. – Я немного знаю рептилидов, они любят только сами себя.

– Тогда я не знаю, – Стас устал от спора. – Кстати, вы тоже можете заняться встречным расследованием. Вот мы только что списали моих гопников на оскорбленное чувство татуированного парня. А ведь это был самый простой способ узнать о степени моей защищенности. И мы им все это прекрасно открыли.

Витас встревожено вскинул голову.

– Вы полагаете, что это не простое хулиганское нападение?

– Разве такую вероятность вы не рассматриваете?

– И в голову не приходило, – признался Витас растерянно. – Я непременно попрошу заняться этим внимательнее.

Стас пожал плечами.

– Просто, вам это выяснить легче, чем мне.

– Ладно, – махнул рукой Витас. – Разойдемся мирно.

– Кстати, вы не скажете, а где Диана? – вдруг вспомнил Стас.

Витас усмехнулся.

– Где она, я могу вам сказать, – кивнул он. – Но с кем, это уже государственная тайна.

Стас поднял руки.

– Тогда пусть это все остается государственной тайной. Всего вам доброго, Витас.

– И вам не кашлять, – сказал он и отключился.

Стас еще несколько минут смотрел на экран компьютера, пытаясь избавиться от неприятного чувства, оставшегося после встречи с этим типом. Главным было сознание собственной нечистоты, словно он искупался в грязи. Он вспомнил, как отец Глеб хвалил его за отсутствие лицемерия, но теперь он лицемерил добрые десять минут, играя с Витасом в какую-то сложную и непонятную игру. Теперь он сожалел о том, что согласился встретиться с ним и начать цепь этих неприятных встреч. Хотя нельзя было не вспомнить что это Витас организовал ему такое эффектное восстановление сана, да и назначенная им охрана хоть и припоздала к началу событий, но все же успела спасти его от больших неприятностей. Витас был человеком своего времени, и нельзя было требовать от него духовного подвига.

Восстанавливался он в бассейне, накручивая круги по примеру Агаты. Полчаса интенсивного плавания взбодрили его, и он вернулся к компьютеру в своей комнате в самом рабочем состоянии. Именно в таком состоянии его застал видеозвонок из военной комендатуры, что его сразу же насторожило.

– Бельский Станислав Семенович? – спросил его какой-то незнакомый лейтенант.

– Да, это я. Чем могу?

– Я лейтенант Давыдов из Кубанского лагеря строгого содержания. Я доставил в Верейск двух арестованных, которых мне указано передать с документами в ваши руки.

– Погодите! – испугался Стас. – А что я с ними должен делать?

– Понятия не имею, – сказал тот. – Вы их сорвали за два месяца до окончания срока, так что думайте сами.

Стас сдержано вздохнул.

– Как я могу из получить?

– В изоляторе комендатуры по предъявлению личного документа, – сказал лейтенант. – Они работают до восьми, так что свободно успеете сделать это еще сегодня.

– Спасибо, лейтенант, – сказал Стас. – Я непременно за ними зайду.

43

Для рептилидов космический скафандр представлял собой довольно сложный механизм, являвшийся скорее транспортной камерой, чем скафандром. Ланго помещался туда в утепленном костюме, и изолировался тремя слоями изоляции. В таком виде о собрался прогуляться по Луне в окрестностях базы «Тень». Эта база, как оказалось, была создана рептилидами еще лет тридцать назад, и именно здесь базировался тот отряд, который был совершил первое нападение на Землю.

– Почему об этом так мало известно? – спросил Ланго и пожилого румандея по имени Катрибус.

– Что я могу знать, – сказал тот философски. – Я и без того живу здесь уже почти пятнадцать лет, и никто не спрашивает, почему?

Ланго, который привык к тому, что румандеи никогда не критикуют начальство, немного удивился.

– Ты здесь один? – спросил он.

– Время от времени меня посещают, – сказал тот. – У нас тут сохранился передатчик, который достает до Болота, и некоторые пилоты об этом знают. Ведь этот передатчик не контролируется.

– Хитро придумано, – согласился Ланго.

– Так что вы хотите там увидеть? – прямо спросил Катрибус.

– А просто прогуляться по лунной поверхности я не имею права?

Катрибус оскалил зубы в улыбке.

– Вы потратили немалые деньги на перелет, – напомнил он. – Теперь платите за скафандр и ресурсы. И все для того, чтобы погулять по Луне?

– Деньги в жизни не главное, – отвечал Ланго высокомерно. – Закрывай меня!

Катрибус закупорил его в скафандре, после чего покинул его и началась откачка воздуха. Сам Катрибус поспешил в кают-компанию, где остался пилот того корабля, на котором прилетел Ланго, и наверняка стал предлагать тому неконтролируемую передачу домой.

А Ланго выбрался из шлюзовой камеры на поверхность Луны. Пыль от посадки их корабля еще оседала, хотя прошло не меньше часа. На гусеничном ходу его «скафандр» двинулся по поверхности Луны, и в компьютер уже был заложен нужный маршрут. Оставалось только наблюдать. Прожектор высвечивал перед ним круг поверхности, остальное освещалось солнцем, проходившим низко над горизонтом. База располагалась на той стороне Луны, откуда Землю не было видно, но Ланго особенно и не ждал этого. Будучи рептилидом с их довольно бедной фантазией даже для гринбеев, Ланго вовсе не благоговел перед бесконечностью космоса, и не испытывал никаких чувств, находясь на поверхности Луны, кроме естественного опасения за собственное здоровье. Он искренне считал эту поездку авантюрой, и пошел на это лишь потому, что настаивал Стас. Мысль о том, что учитель Трускальд мог настолько углубиться в земную культуру, что принял ее религию, пугала Ланго, потому что он и сам подумывал о таких кульбитах, но лишь в самых безрассудных мечтаниях. Но он считал себя лидером погружения в земную культуру, и известие о том, что великий Предвестник, учитель Трускальд опередил его в этом, разрывала его на части. С одной стороны, было лестно признать, что он является продолжателем дела великого рептилида, идет по его стопам, но с другой стороны его мечты о земной культуре вдруг обрели явственное реальное звучание, и теперь он не мог оставить их в разделе сладких грез. Теперь ему следовало или признавать этот путь, как надежду всех рептилидов, или отвергать его, как величайшее предательство родной культуры. А он не был готов ни к тому, ни к другому. Конечно, земная культура все еще оставалась для него светлым идеалом, но когда он представлял, какие опасности его ждут на этом пути, в его памяти сразу возникали искорки в глазах профессора Цингали, отчего хотелось спрятаться поглубже в болото и замереть в ужасе.

Поэтому он полетел на Луну вопреки собственному желанию, только по последовательному развитию расследования Стаса Бельского. Он еще даже не до конца представлял, чем все это может кончиться, потому что отгонял от себя эти мысли.

Место, указанное на плане Неделина, располагалось не более чем в пятистах метрах от базы, и когда он туда подъезжал, то очень надеялся на то, что не найдет там ничего похожего на легенду Стаса, и успокоенный вернется на Землю. Но его надеждам не суждено было сбыться, и на указанном месте и в самом деле стоял массивный пирамидальный монумент из местного материала, но с ясно видным крестом на вершине. Ланго остановился перед ним в беспомощной растерянности, не представляя, что ему делать дальше. Ему пришлось взять себя в руки, и попытаться исследовать поверхность монумента, чтобы его экспедиция все же имела хоть какой-то результат. И точно, на одной из сторон он обнаружил дверцу, и после недолгих усилий с помощью сервомеханизмов и инструментов в багаже «скафандра» ему удалось ее открыть. Конечно, о том, чтобы пробраться внутрь не было и разговора, потому что даже без скафандра Ланго туда бы не забрался. Но когда он открыл дверцу, вдруг внутри загорелся светильник, и внутреннее помещение оказалось освещено. Не слишком ярко, но достаточно, чтобы рассмотреть стоявший посреди стеклянный ящик, в котором под каким-то расшитым покрывалом лежало тело рептилида. Ланго даже издал жалобный стон, когда увидел это, но жесткая дисциплина исследователя принудила его сделать снимки, чтобы запечатлеть невероятную картину захоронения рептилида на Луне. Там даже обозначилась надпись на небольшой металлической плите на английском языке: «Здесь захоронен несчастный раб Божий, избранный для пролития Божественной любви, но прервавший свое восхождение по смирению». Смысла фразы Ланго пока не уловил, но нашел, что она вполне подходит для захоронения учителя Трускальда, принявшего базовые принципы земной культуры.

Теперь его выбор обострился еще больше. Некоторое время он просто стоял у захоронения, глядя в оконце, и невольно обращался к своему предшественнику с вопросом, как ему теперь себя вести. По сути он самовольно проник в тайну Предвестника, и понимал, что ему грозит в случае раскрытия. Если это дойдет до Цингали, со стороны ли доброжелателей, или от него самого, его уничтожат довольно быстро. Как все рептилиды, Ланго был воспитан в презрении к смерти, но уже коснувшийся культуры иного рода, он не считал это высоким достоинством своей цивилизации. Но окончательный выбор предстоял впереди, и он закрыл дверцу захоронения и отправился в обратный путь.

Пока он с помощью Катрибуса выбирался из скафандра, в голове его билась одна и та же мысль, как подойти к теме.

– Как погуляли, господин? – спросил Катрибус, когда он наконец освободился от оков.

– Странное впечатление, – сказал Ланго. – Ты мне можешь сказать, что это за сооружение расположено тут неподалеку?

– Мне велено его не трогать, – сказал Катрибус.

– И ты не трогал?

Катрибус рассмеялся.

– Как бы не так! Сидеть здесь пятнадцать лет, и не обойти всю поверхность вокруг?

– И что ты об этом думаешь?

Катрибус засопел.

– Там внутри рептилид, – сказал он.

– Да что ты! – очень правдоподобно ахнул Ланго. – Почему?

– Загадочная история, господин, – сказал Катрибус. – Это относится к тем временам, когда здесь готовили войну.

– Так здесь готовили войну?

– Мне так объяснили, – кивнул Катрибус. – И это захоронение носит какой-то символический характер.

– Когда оно появилось?

– Говорят, незадолго до войны, – продолжал рассказывать Катрибус. – И поставили его люди, а не мы.

– Здесь были люди?

– Эту базу построили люди, – пояснил Катрибус. – По нашему заказу, конечно, но исполнителями были они. Конечно, я бы предпочел, чтобы внутри было что-то похожее на болото, но они видят комфорт только так.

– Когда это было? – спросил Ланго.

– Я же говорю, незадолго до войны. Видите, какая громадина? Тут собиралось до двух десятков рептилидов и столько же людей!

– И то захоронение относится к тому периоду?

– Да, судя по всему. Тот лустер, что сидел здесь до меня, говорил мне шепотом, что это люди похоронили там какого-то важного рептилида. Они так хоронят, – хмыкнул Катрибус.

– А кого именно? – спросил Ланго.

– Это неизвестно, – сказал Катрибус. – Но это довольно странно, потому что для людей мы ведь просто крокодилы, и зачем хоронить крокодилов по земному обряду?

– Да, странно, – согласился Ланго.

– В общем, я стараюсь это не обсуждать, – сказал Катрибус. – Между собой мы назвали эту могилу Памятником Неизвестному Рептилиду, – он захихикал.

Ланго тоже усмехнулся.

– А что на этот счет говорит начальство?

Катрибус покачал головой.

– За свои пятнадцать лет я только один раз видел здесь начальство, когда они отмечали здесь победу.

– Отмечали победу здесь?

Катрибус хихикнул.

– Чтобы без людишек. А то эти людишки считают, что это они одержали победу. Наши ребята по этому поводу ворчат.

Ланго покачал головой.

– Зачем вообще тебя здесь держат?

– Это резервная база, – сказал Катрибус чуть обиженно. – Здесь запасы ресурсов, топлива, даже техника есть в ангарах. Мало ли, когда пригодится.

– Наверное, в этом есть смысл, – кивнул Ланго.

– А то! – воскликнул Катрибус.

Пилот того корабля, на котором Ланго был доставлен на Луну, уже успел переговорить со своей семьей на Болоте, и Ланго уловил его последние слова:

– Зато кормят здесь от пуза!.. Ты вообще когда-нибудь пробовал сьюхуму? То-то!..

Сьюхумой называлось деликатесное мясо, и Ланго вполне мог себе представить, о чем говорит пилот. Сам он сьюхуму не пробовал никогда, потому что с ранних лет решительно перешел на синтетическую пищу.

– Мы отправляемся, – сказал он.

– Да, мой господин, – отвечал пилот, поднимаясь.

Ланго расплатился за услугу с Катрибусом, обменялся с ним впечатлениями от лунной поверхности, где оба не понимали, что в ней может быть привлекательного, и распорядился изъять из журнала запись о его посещении.

– Как? – растерялся Катрибус. – Это же регистрация! Я обязан!..

– Это специальная операция, – отвечал Ланго важно. – Мы не оставляем следов.

Катрибус испугался и поспешно закивал головой.

Ланго с пилотом прошли через коридор прямо в корабль, после чего Катрибус отвел коридор в сторону.

– Можно трогаться? – спросил пилот.

– Да, конечно, – рассеянно кивнул Ланго.

– Вас вернуть на Кавказскую базу, мой господин?

Ланго посмотрел на него и спросил:

– А где ты успел попробовать съюхуму?

Пилот нервно хихикнул.

– Мы подъедали праздничный стол после вечеринки генерала Хануиля.

– Повезло, – сказал Ланго. – Трогай!..

44

Виктория Маслова была довольно приятной внешности, но ее запуганный вид позволял предположить, что контакт с нею будет затруднен. Другое дело Алим Мирзоев, тот просто ликовал от возвращения к вольной жизни и с нетерпением ждал, когда ему позволят присоединиться к семье.

– Я отправлю вас немедленно, как только мы обсудим все вопросы, – пообещал Стас.

Он разговаривал с ними в номере гостиницы, которую снял для них накануне. Алим уже успел вкусить вольностей в ресторане гостиницы, и чувствовал себя превосходно, так что именно с него начал свой разговор Стас.

– Мне поручено разобраться с одной проблемой в истории войны, – пояснил он.

– Разве там не все еще ясно? – подивился Алим.

– Загадок осталось много, – сказал ему Стас. – Например, чем занималась ваша база?

Тот пожал плечами.

– Как я могу знать? – спросил он. – Я был призван из Намангана, у меня были ограничения по здоровью, вот я и оказался там уборщиком. У меня была такая машина, на ней я ездил по коридорам каждый день, утром и вечером. Важно было содержать чистоту.

– И вы совсем не знаете, чем они занимались?

– Знаю, почему, – сказал Мирзоев. – Они компьютерами занимались.

Стас понимающе кивнул.

– Много народу там работало?

– Человек тридцать, – уверенно сказал Алим. – Я это понял по количеству отходов в столовой. Мне их приходилось убирать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67