Сборник.

Звёздный десант



скачать книгу бесплатно

Стас скривил усмешку.

– Такое ощущение, что вы в своих исследованиях зашли слишком далеко, – заметил он.

– Да, – сказал Ланго. – У нас вовсе не рабочие отношения, как вы понимаете. И мне бы хотелось поскорее выковырять из вас все ваши тайны. Как это сделать, скажите?

Стал тяжело вздохнул.

– Вы хоть знаете, о каких тайнах идет речь? – спросил он.

– Нет, – сказал Ланго. – А вы знаете?

Стас чуть помедлил.

– Я знаю, – ответил он. – Но я не уверен, что вам тоже надо это знать.

Ланго даже вскочил с места.

– Что это значит? Как вы смеете мне такое говорить?

Стас развел руками.

– Ведь профессор Цингали не стал вам этого открывать, – напомнил он. – Может, вами и не надо?

Ланго осекся.

– Вы так думаете? Значит, речь идет не о военных секретах?

– Нет, – сказал Стас. – Но я еще раз повторяю, я не знаю секрета открытия моей информации. Я буду рад, если вы мне поможете, но я уверен, что это только вспомогательная информация, которая должна вести дальше. Вы понимаете, что это значит для меня?

Ланго кивнул и снова сел в свое кресло.

– Вас сразу убьют, – сказал он.

– Так стоит ли мне рваться к открытию?

– В противном случае вас тоже убьют, – сказал Ланго. – Профессор Цингали дал мне срок в три земных месяца. Он считает, что дальнейшее продление поисков рискованно, и предпочитает избавиться от вас, включая весь список ваших близких, о котором я вам рассказал. Включая, естественно, и меня самого.

– Прекрасно, – натужно улыбнулся Стас. – Значит, мы в одной лодке!

– Я понимаю трудности вашего выбора, – вздохнул Ланго. – Или погибнуть самому, или увлечь за собой десятки людей, но не открывать секрета.

– У меня нет выбора, – сказал Стас. – Я открою ваш секрет, как только смогу. Но я не могу! Помогите мне, если сможете.

– Конечно, – кивнул Ланго. – Я для этого и пришел к вам. Что я могу для вас сделать?

Стас глубоко вздохнул. Пришло время реализации каких-то действий, и в этом смысле появление Ланго было уместным.

– Что вы знаете про Среднюю Азию? – спросил он.

– Какая-то пустыня на востоке, – ответил Ланго. – Там никто не живет.

– Маршал Гремин перед своей кончиной отправлялся туда, – сказал Стас. – Мне надо знать, что он мог там найти? В данных вашей разведки должны быть какие-то материалы, попробуйте поискать там.

– Нашей разведки, – фыркнул Ланго. – Вся наша разведка состояла из землян.

– Кто-нибудь из них остался в живых?

– Вряд ли, – покачал головой Ланго. – Разве что мелкие сошки. Я скажу, чтобы их доставили к вам для беседы.

Стас невольно усмехнулся.

– Это будет смешно, – сказал он. – Побежденный допрашивает победителей.

– Их в большинстве ликвидировали нелегально, – сказал Ланго. – Хоронили с почестями, обеспечили семьи. Наши грулли всегда потешались над способностью землян к измене.

– Генерал Хануиль тоже так думает? – спросил Стас.

– Конечно, – Ланго дернул плечом. – Не исключено, что именно он этим занимался.

– Но я знаю одного разведчика, который остался в живых.

– Ваш Неделин? – понимающе кивнул Ланго. – Но он не был в составе разведывательного управления.

Он был мелкой сошкой. Под руководство генерала он перешел только после войны, в период восстановления.

– Ваш профессор опасается именно генерала с его амбициями?

– Разумеется, это очень значительная фигура, во всяком случае, в масштабах Земли. А главное, он ведь не просто бунтует! Он бунтует против базовых устоев нашего общества, против расовых привилегий. Это действительно очень опасно.

Стас поднялся, чтобы пройти к бару.

– Выпьете что-нибудь? – спросил он.

– Конечно, – согласился Ланго. – Там бутылка с зеленым напитком, это для меня.

Стас налил ему бокал зеленого напитка, а себе стакан апельсинового сока. Вернувшись к Ланго, он подал ему бокал и спросил:

– А на чем базируются ваши привилегии? На расовых приоритетах?

Ланго отпил глоток.

– Не только. Это ведь исторически сложилось, фенцеры представляют собой стратегическое управление общества, грулли составляют его оружие, а мы, гринбеи, представляем чувственную систему.

– Там ведь есть еще какие-то расы?

– Они не претендуют на первенство, – махнул лапой Ланго. – У них нет на это никаких способностей.

– А у груллей – есть?

Ланго опять отпил глоток.

– Им нужно руководство, – сказал он. – Генератор инициативы.

Стас усмехнулся.

– И это руководство можете предоставить им вы, не так ли?

Ланго поставил бокал.

– Возможно, – сказал он.

– Нет, в самом деле, – заговорил Стас с интересом. – Мы говорили об амбициях фенцеров, груллей, и как-то совсем упустили амбиции гринбеев. Ведь они должны у вас быть, не так ли?

– Почему это вас так интересует? – он пристально посмотрел на Стаса.

– Потому что в этой игре не хватает еще одного игрока, – ответил Стас впадая в азарт расследования. – И мне представляется, что именно у вас, гринбеев, куда больше оснований претендовать на руководство.

– Основания у нас может быть и есть, – сказал грустным тоном Ланго. – Но в отличие от груллей мы понимаем, что все решают вовсе не амбиции. Фенцеры рождены со способностью обращаться к Создателям, чего нет ни у груллей, ни у нас, ни у кого-то еще.

– Что это за способность? – Стас застыл от волнения.

– Существует практика обращения к Создателям, – стал объяснять Ланго. – Это идет от веков, они одни могут говорить с Создателями на их языке.

– Это носит характер обряда?

Ланго посмотрел на него с удивлением.

– Да!.. Но это не религия в вашем смысле. Это технология…

– Значит, в этой технологии есть свои элементы?

Ланго улыбнулся.

– Представьте, есть. В вашей системе это могли назвать святыней. Существует ключевой атрибут, с которым могут обращаться только фенцеры. У вас его называют…

Он не успел произнести название, как в гостиную вошла роскошно одетая и накрашенная Агата, излучающая восторг. Стас, представляющий, что ей пришлось для этого сделать, невольно восхитился ее видом.

– Вот и я, – заявила Агата. – Так что, устроим семейный ленч? Дорогой, ты же любишь копченую рыбу, верно?

32

Агата вела себя вызывающе бодро, что казалось немного надрывным, так что Стас даже пытался ее остепенить, то и дело одергивая так, чтобы Ланго не заметил. Но остановить ее было невозможно она веселилась, шутила, заводила разговор о каких-то загадочных вещах, и громко смеялась над своими собственными шутками. Стас спохватился несколько поздно, так что однажды после одной своей шутки она громко рассмеялась, чтобы немедленно впасть в истерику и начать надрывно рыдать. Стасу пришлось отвести ее в спальню, и там успокоить с помощью транквилизаторов.

– Боже мой, – растерянно говорила Агата. – Что я натворила?!..

– Пойду, узнаю, – сказал Стас. – А ты пока посиди, отдохни.

Она ухватила его за руку.

– Я была ужасной?

Стас пожал плечами.

– Для меня ты всегда прекрасна, – неуклюже высказался он и ушел.

Ланго, как ни в чем не бывало, сидел за столом и неторопливо поглощал свои деликатесы.

– Ей надо немного отдохнуть, – сказал Стас. – Вы же понимаете, что оказаться перед вами в такой ситуации ей особенно неприятно.

Ланго сотворил подобие доброжелательной улыбки.

– Наркотики? – спросил он очень вежливо.

– Алкоголь, – отвечал Стас. – Ничего страшного. Послезавтра, когда она выйдет на работу, она будет в порядке.

Ланго протяжно вздохнул.

– А скажите мне, Стас, ваше безбрачие в какой-то мере защищает вас от приступов любовной страсти?

– Разумеется, – улыбнулся Стас. – Существует технология аскезы, и я ей следую. Там есть степени приближения греховного помысла, от прилога до страсти, и в каждом случае рекомендуются проверенные способы защиты.

– Мне бы у вас взять несколько уроков, – проговорил Ланго.

– Я плохой учитель, – сказал Стас. – Теоретически я знаю пути борьбы с грехом, но в практике я в нужный момент о них просто забываю.

– Я люблю ее, – сказал вдруг Ланго.

Стас смолчал.

– Может перейдем к десерту? – спросил он.

– Вы можете считать, что я придумал это чувство, – сказал Ланго. – Я ведь достаточно долго пытался его описать. Но в какой-то момент я понял, что я влюбился. Вы можете это понять?

– Вполне, я же человек, – сказал Стас. – Только посоветовать вам ничего не смогу. Я в этом вопросе не имею практики, не считая юношеских влюбленностей, оставшихся в памяти одними только переживаниями и разочарованиями.

– Как вы полагаете, любовь без секса возможна?

Стас усмехнулся.

– Ланго, дорогой, вы говорите с человеком, который посвятил себя религии любви. И эта любовь принципиально внесексуальна.

– Но у меня это не религиозное чувство, – покачал головой Ланго.

– Как вы можете об этом судить, если не знаете религии, – сказал Стас. – Вы же не можете гарантировать, что религиозное чувство вам недоступно. Как мне известно, существуют примеры, или слухи о примерах другого плана.

Ланго вскинул голову.

– О чем то вы?

– Об учителе Трускальде, разумеется, – сказал Стас. – Вы слышали про него?

Ланго удивленно качнул головой.

– Конечно, я о нем слышал! Но откуда вы про него узнали?

– Я серьезно занят этим расследованием, – сказал Стас. – И мне приходится рыться в материалах. Я слышал, существует легенда о том, что учитель Трускальд принял крещение. Я не очень представляю, как это могло быть, но верю, что могло.

Ланго снова покачал головой.

– Но это невозможно! Он умер в Болоте, его похороны были крупнейшим собранием великих учителей всех рас. Это было еще до начала войны.

– А у меня сведения, что он последние годы жил на Земле, был противником войны, и его похоронили на Луне по человеческому обряду, потому что он сам так захотел. Там была база рептилидов, где они вели переговоры с землянами.

– Это абсолютно невозможно! – воскликнул Ланго. – Это нарушение всех устоев! Откуда вы это взяли, скажите мне?

Стас смотрел на него некоторое время, выдерживая паузу. Было видно, что Ланго разволновался, но природу его волнения Стас не понимал.

– А что вы знаете о переговорах на Луне? – спросил Стас.

– Не было никаких переговоров, – сказал убежденно Ланго. – Война началась сразу после того, как мы нашли Землю. Она оказалась фантастически богата!..

Он осекся.

– Так вы говорите, они вели переговоры? И почему же все оборвалось?

– Ничего не оборвалось, – сказал Стас. – Эта война стала реализацией их договоренностей. Это они по уговору начали эту бойню, понимаете? По взаимовыгодным соображениям.

Ланго смотрел на него холодным крокодильим взглядом.

– Вы знаете это, – сказал он, – и терпите?

Стас развел руки.

– Как вы понимаете, я не проявил большого терпения, когда пошел в армию, – сказал он. – Как и все, я посчитал святым делом борьбу с иноземным пришествием, и таких как я были миллионы, если вы помните. Одной из задач этой войны было уничтожить эти миллионы. Да и без них население было слишком большим для реализации широких планов наших радетелей.

– Но зачем это им понадобилось?

Стас склонил голову.

– А что вы знаете о деятельности компании «Фидер»?

Ланго смотрел на него недоуменно.

– Это же земная компания, – сказал он. – Она была создана для восстановления нормальной жизни на земле. Что вам в этом кажется неправильным?

– Вы хотите сказать, что вы не знаете, что они производят?

– Синтетическую пищу, – сказал Ланго. – На Земле невероятное количество ресурсов, и потому здесь открыто производство синтетической пищи. Это работа для ваших людей, и это возможность возрождения вашей цивилизации.

Стас почувствовал желание взорваться, но сдержался. Он глубоко вздохнул.

– Или вы не все знаете, – сказал он. – Или вы считаете меня за дурака. Вы не понимаете, зачем была проведена реформа воспитания нового поколения?

– Но это же очевидно! – сказал Ланго. – Мы начали политику увеличения народонаселения, а поскольку содержать большие семейства было накладно, правительство взяло на себя вопросы воспитания. Опять все логично!

– Разумеется, – кивнул Стас. – Но это создает условия бесконтрольного скопления младенцев. Кто-то ведет статистику, сколько детей рождается, сколько умирает?

– Что вы хотите сказать?

– Я хочу сказать, – не выдержал Стас, – что это фирма по продаже младенцев на прокорм вашим богатеям!

Возникло молчание. Стас поднялся отошел к бару и налил себе стопку водки. Некоторое время он смотрел на нее в сомнении, но потом решительно опрокинул в себя.

– Я ничего не знал, – произнес Ланго в другом конце комнаты.

– Что это меняет? – спросил Стас с горечью. – Я ведь даже вас не могу в этом обвинить, потому что идея принадлежит нашим руководителям! Уверен, что некоторые из них возглавляли наше военное командование и призывали нас проявить героизм в борьбе с зелеными чудовищами. Для вас пожирать ближних, это свойственно, но кем надо быть, чтобы организовать это для нас?

– Что вы хотите делать? – спросил Ланго убито.

Стас вернулся к столу.

– Я не знаю, – сказал он. – К тому же я оказался занозой в заднице для многих влиятельных особ, и жизненные перспективы у меня довольно мрачные. Мне остается безропотно искать пароль для раскрытия моего секрета, и молиться, чтобы Господь не дал мне сойти с ума.

– Я не знаю, – произнес Ланго. – Это все так страшно… Но я искренне хочу вам помочь. Помочь не профессору Цингали, а именно вам, Стас!

– Спасибо, – сказал Стас угрюмо. – Я буду иметь вас в виду.

– Со своей стороны, – продолжил Ланго, – я попытаюсь раскопать что-нибудь про учителя Трускальда, и про переговоры на Луне. Вы должны понять, что хотя мы и выглядим крокодилами, но общественная жизнь у нас бурлит. Если правда об этой войне дойдет до Болота, это может вызвать бурю!

– Буря на Болоте, – хмыкнул Стас.

– На этой войне погибло до тридцати миллионов наших воинов, – сказал он. – Большинство их них остались непогребенными по нашему обряду, это значит они выпадают из болотного единства. Рептилиды всех рас будут возмущены, узнав, что это делалось по сговору.

Стас не стал это комментировать, поскольку помнил, что ритуал погребения включал в себя поедание покойников родственниками и близкими.

– Я должен вам сказать, – продолжил Ланго уже не без напряжения. – На Болоте среди нашей расы существует своя организация. Мы не рвемся к власти, но мы оставляем за собой право произнести свое слово.

– Конечно, – устало кивнул Стас. – Действуйте, как знаете, Ланго. Я должен признаться, что не верю в общественные возмущения, но если вы считаете это необходимым, то валяйте.

– Но это все касается Болота, – продолжил Ланго. – А как вы думаете действовать дальше в плане нашего расследования. Я попробую выжать что-нибудь из Средней Азии, но это не очень перспективно.

– Еще мне нужно подробное дело маршала Гремина, – сказал Стас. – Может мы выжмем что-нибудь из его персональных характеристик.

– Я достану, – кивнул Ланго. – Профессор фактически предоставил мне карт-бланш, и сейчас у нас открываются широкие возможности.

– Тогда можно проверить историю с погребением Трускальда на Луне. Если он действительно был похоронен, то может быть остались следы.

Ланго кивнул.

– Но если он был похоронен по вашему обряду, – сказал он, – то это будет воспринято, как великая измена.

– Вами тоже? – посмотрел на него Стас.

Ланго покачал головой.

– Я не знаю, – сказал он. – И не надо требовать от меня немедленного ответа.

Стас поднял руки.

– Конечно, конечно! Я думаю, что Агату во все это посвящать не надо.

– Конечно, – согласился Ланго. – Но не забывайте, пожалуйста, какая над ними нависла угроза.

– Как уж тут забудешь, – фыркнул Стас.

Тут очень кстати появилась Агата, немного взъерошенная, с красными глазами, но с улыбкой на лице.

– Простите, – сказала она. – Я опять с вами. Так что там у вас происходит, Ланго?

– Все в порядке, – отвечал Ланго спокойно.

33

Отель в Гизе располагался посреди искусственной пальмовой рощи, где рядом было выглядевшее довольно естественно озеро, в котором обитатели отеля купались. Пирамиды были в стороне от поселка, но если подняться на верхнюю площадку отеля, то их вершины пугающе нависали над горизонтом.

Впрочем, их было видно и из окон верхнего этажа, так что Анри Десконье любил устроиться в тени на лоджии, попивать коктейль и смотреть на пирамиды. Когда Диана поднялась после купания в озере, он все еще сидел там.

– Ко мне опять приставал какой-то тип из местных, – сказала она, утираясь полотенцем.

– Влюбился? – меланхолично спросил Десконье.

– Не исключено, – отвечала Диана. – Только мне ближе конспирологическая версия.

Генерал посмотрел на нее с улыбкой.

– Ты произносишь такие длинные слова, – сказал он.

Диана приготовила себе коктейль, и устроилась в шезлонге рядом.

– Что опять придумал? – спросила она.

– Пирамиды построили атланты, – задумчиво сказал Десконье.

– Это не ты придумал, – отмахнулась Диана. – Эту версию я слышала из какой-то передачи еще в детстве.

– Ты, наверное, видела, как я выступал по мировой сети, – сказал генерал. – В твоем детстве я уже был генералом.

Диана повернулась к нему с улыбкой.

– Ты и сейчас генерал.

Десконье вздохнул.

– Они не придумали более высоких званий, – пожаловался он. – Я бы хотел быть маршалом. Надо будет вступить с таким предложением на новогодней встрече.

– Что за новогодняя встреча?

Десконье усмехнулся.

– Если я скажу, то должен буду тебя убить.

– Подумаешь, – фыркнула Диана. – Наверняка, встреча голимых политиканов. Такого рода секреты скучны. Новый Год для другого!..

– А что ты будешь докладывать о нашем свидании своему начальству? – спросил Десконье с интересом.

Диана посмотрела на него с улыбкой.

– Скажу, что ты уже на грани перевербовки. Ведь это именно так?

– Воистину, – кивнул генерал. – Правда, я еще не выбрал, к кому бы мне перекинуться.

– Перекидывайся к нам, – предложила Диана. – Мне дадут повышение.

– Да, это серьезный мотив, – кивнул генерал.

Диана потянула напиток из бокала через соломинку.

– Так что там с вашим парнем? – спросил генерал.

– Закрутилось все славно, – сказала Диана. – С одной стороны люди из разведки наладили за ним круглосуточное наблюдение, с другой стороны Витас возбудил все свои возможности, особенно после того, как я ему кое о чем намекнула.

– О чем ты ему намекнула?

– О Цингали, конечно.

Генерал потянул носом воздух.

– Этот Цингали, – произнес он. – Он реально непредсказуем.

– Да ладно, – усмехнулась Диана.

– Я говорю серьезно, – отозвался генерал. – В моем центре просчитывают три варианта его действий, и он каждый раз выбирает четвертый вариант. Для крокодила это просто высший пилотаж.

– Я их вообще не понимаю, – сказала Диана. – Сначала они нас победили, потом вдруг помиловали.

– Загадочная крокодильская душа, – усмехнулся генерал.

Диана повернулась к нему.

– А что председатель? – спросила она. – Он вне игры?

– Старуха чего-то возится, – усмехнулся генерал. – Но они слишком поздно подключились. Военная разведка и служба безопасности, вот кто там основные игроки.

– И Цингали, – напомнила Диана.

– И Цингали, – вздохнул генерал. – Кстати, там ведь есть еще генерал Хануиль. Тоже настроен серьезно.

– Это генерал рептилидов?

– Да, герой войны. Мы назвали его победителем, и он воспринял это всерьез.

– Разве он не победитель?

Генерал повернулся к ней и скривился.

– Самый настоящий, – сказал он. – Особенно по вторникам.

Диана моргнула.

– А в остальные дни недели?

– Отстань, – бросил генерал. – Когда ты возвращаешься?

– Скоро. Мне нужен материал, ты же понимаешь.

– Можешь сдать Фроста.

– Фрост из моей команды! – возмущено напомнила Диана.

Генерал рассмеялся.

– Я помню.

– А кто там работает на Хануиля.

Генерал кряхтя выбрался из шезлонга.

– Под Хануиля работает очень занятная команда, – сказал он, разминаясь. – Сущие реваншисты под крылом генерала победителя. Смешно, да?

– Как это получилось? – удивилась Диана.

– Тонкая работа, – сказал генерал. – И ведь этот крокодил-победитель уверен, что все идет по его стратегическим замыслам! Я давно хотел на них выйти, но они стерегутся.

– Про них говорить можно?

– Да сколько угодно! У них немалые ресурсы, хорошие крыши, подготовленные люди. Говоришь, вода в озере прохладная.

– Они ее охлаждают. Вода просто идеальная.

– Пойду, пожалуй, искупаюсь, – решил генерал.

Диана проводила его взглядом, а потом крикнула:

– Можно я отсюда свяжусь со своим резидентом?

– Если он у тебя такой идиот, то конечно, – отвечал генерал.

– Почему, идиот?

– Потому что отсюда фиксируется даже полет мухи! Если он не идиот, то должен об этом знать.

Диана взвизгнула от восторга.

– Вот я и проверю, – сказала она, поднимаясь.

Генерал уже переодевался к купанию.

– Почему ты работаешь на идиотов? – спросил он.

Диана потянулась к сумочке, и достала свою косметичку.

– Чтобы чувствовать свое превосходство, – сказала она.

Генерал вспомнил о чем-то и поднял палец.

– Впрочем, я должен признать, что генерал Фрост не из числа идиотов. Но на него есть компромат – он ненавидит крокодилов. Думаешь, почему он спрятался в своей Скандинавии? Потому что крокодилы селятся в полосе экватора.

– Наш Верейск достаточно далек от экватора, – заметила Диана.

– Это секретный план Цингали, – отметил генерал. – Я до сих пор не могу проникнуть в секреты Верейска.

– Надо же, – усмехнулась Диана. – Я и не знала, что у нас все так круто.

Генерал накинул на себя халат.

– Так что ты можешь сказать про парня?

Диана наклонила голову.

– Он интересный, – сказала она. – Но простой, как капуста. И потом, на нем обет безбрачия.

– Ух ты, – сказал генерал насмешливо.

– Если честно, у меня иногда мелькает мысль пробить его защиту, – заметила Диана весело. – Но мне жаль парня.

Генерал не ответил. Подобрав со стола телефон, он набрал номер и сказал в трубку:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67