Сборник.

Вдохновение. Сборник стихотворений и малой прозы. Выпуск 4



скачать книгу бесплатно

Зоя Ануфриева

Пишет под псевдонимом «Ленивая Соня». А началось всё с обычной детской фразы: «Расскажи мне сказку». Любит сказки, и похоже, жить без них не может. «Сказки дают нам вкус жизни и возможность делать и создавать, пусть и маленькие, но самые настоящие чудеса», – считает автор. В обычной жизни – мама двух сорванцов.

Починяю
 
Сердце твое починяю,
Рваную рану латаю,
Ложь и обман стираю,
Дверцу души открываю.
 
 
Плещется морем нежность,
Не допущу небрежность.
Шов ровной гладью ляжет,
Дорожку к душе покажет.
 
 
Долго они жили вместе,
С нежностью в каждом жесте,
Светом души озаряя,
Верных друзей собирая.
 
Такой день
 
Утром солнце в окно – колоколом,
От червонных крыш – золотом.
Закричало в окно красками,
Зазвучало небесными ласками.
Расплескалось, день украсило,
Блики яркие понаставило.
 
 
День украсился птичьими трелями,
Звучным гомоном, песнопением.
Растекаясь ручьями талыми,
Что весной бегут зазывалами.
Нежным шёпотом трав взывая,
На луга и поля приглашая.
 
 
Расстилался туман войлоком,
Укрывая сплошным пологом.
От ветров, что веют холодом,
Тёплым, добрым и нежным шёпотом.
Сказку на ночь земле рассказывал,
Сизым маревом сон раскатывал.
 
Имеет право человек на одиночество
 
Имеет право человек на одиночество,
Когда ему побыть в тиши захочется.
Не от врагов, не от друзей. В тиши немыслимой
Заборы выстрою не от тебя – собраться мыслями.
В уютной ракушке запрусь, под одеялками,
Себе самой и улыбнусь, глазами-щёлками.
На дверь повешу сургучи, окошко выветрю,
Запретные запру ключи иль просто выкину.
Начну писать своё письмо лихому писарю,
Поможет почерк разобрать, на плахе выстою.
Доставка может опоздать, их не разжалобить,
Да ты смотри, не смей себя расстраивать.
А за окном весна протяжной нотою,
Всё распускается, цветёт её заботою.
Поднимет паруса корабль на пристани
И новый курс проложит искренний,
И вечно спать не сможешь ты, весны пророчество,
Она придёт и украдёт от одиночества,
Мосточки новыми ростками в душу выстроит,
Тихонько к двери подтолкнёт и к свету выставит.
 
Молчание
 
Додумать мысль свою до точки,
Затем облечь её в слова.
Конечно, можно ставить точки…
И жизнь рассудит всё сама.
 
 
Среди молчаний многословных
Есть многоточий дефицит.
От равнодушия безмолвных
Это едва ли исцелит.
 
 
Порой не слово ранит больно,
А лишь молчание в ответ.
Фантазий буйный цвет фантомных
Оно рождает, как фальцет.
 
 
В звучанье этом слышу лажу,
С ушей спешу снимать лапшу.
Уж лучше словом веским вмажу,
Чем стороною пробегу.
 
Надо бантик завязать
 
Как-то утром ты сказал мне:
Встала, мол, не с той ноги.
О любви совсем не пишешь,
Не печёшь мне пироги.
 
 
Я обиды не сдержала,
Накричала и в сердцах,
Очень громко так сказала:
«Вот возьми и переставь».
 
 
Раз меня совсем не слышишь,
Не желаешь приласкать.
Будет громко ехать крыша,
И ногами топотать.
 
 
Взял бы лучше пятку в руки
И с утра поцеловал.
И тогда бы вместо му?ки,
Пироги ты получал.
 
 
А коль пятка не известна,
Не примечена нога.
Нужно нам искать совместно,
Где же спряталась она?
 
 
Милый несколько смутился.
Как же ногу опознать?
Предложил любимой выход:
«Бантик надо завязать!»
 
Улыбнись!
 
Улыбнись!
Звёзды падают вниз
Это наш с тобою девиз!
Даже если в «крыше» дыра,
И ветрами шумят провода.
Фризом[1]1
  Фриз – зависание изображения.
Продолжить работу программы можно только выгрузив её из памяти и запустив на исполнение снова.



[Закрыть]
память твою зафлудив[2]2
  Флуд – текст, который явно не совпадает с обсуждаемой темой.


[Закрыть]
,
Маховик до конца закрутив,
Интерфейса[3]3
  Интерфейс (англ. interface) – общая граница между двумя функциональными объектами, требования к которой определяются стандартом; совокупность средств, методов и правил взаимодействия (управления, контроля и т. д.) между элементами системы.


[Закрыть]
продержится нить.
Мир проснётся и будет жить.
От одной улыбки твоей
Станет день намного светлей.
Солнце рядом в лукавых глазах
Счастьем светится в зеркалах.
 
 
Улыбнись)
 
Забери меня домой
 
Скорее, забери меня домой
Устало надо мною небо плакать.
Дождь гулко так стучит по мостовой
Опять один гуляю в эту слякоть.
 
 
Пускай я монстр и, в общем, некрасив —
Конечно, можно вовсе отказаться.
Я буду, вечно ноги промочив,
Под окнами души твоей скитаться.
 
 
А мне так хочется скорей в тепло.
Где тёплый чай, камин и нет обмана.
Туда, где есть души родной тепло,
И ждет всегда любимая ohana[4]4
  Охана – важная составляющая гавайской культуры, означает «семью» в широком смысле этого слова, включая кровное родство, усыновлённых или наречённых. Близкие друзья также могут входить в личную охану. Слово призвано подчеркнуть, что семья связана воедино, и её члены должны сотрудничать и помнить друг друга. Фактически, в гавайской культуре термин «охана» использовался исключительно для близких родственников.


[Закрыть]
.
 
Рисуешь словом
 
Какую чудную картину
Рисуешь словом, милый друг.
Я вижу пелерину,
Нежнейших красок круг.
 
 
Окутывая радугой,
Навстречу всем спешишь,
Как сладкой белой патокой
Словами исцелишь.
 
 
Разбрызгивая красками,
Фонарики зажжёшь.
Корабликами-сказками
От грусти бережёшь.
 
 
Сияющею радостью
Звучит хрустальный звон.
Приятной, нежной лёгкостью
Весь воздух окрылён.
 
 
Подобно крыльям бабочки
Летят слова твои.
Улыбки, щёчки, ямочки,
И ты лети, лети…
 
Ты знаешь, я чего-то жду…
 
Ты знаешь, я чего-то жду…
Увидим, сбудется иль нет.
Об этом тихо промолчу,
Не осуди меня в ответ.
Я верю в павшую звезду,
Кассиопеи звёздный трон.
Тебя с собой туда зову,
На путь, что млечным наречён.
Луны мерцание в ночи
Увидим средь душистых трав.
Зарниц закатные лучи
Обнимут нас, руками став.
Рассветов тёплый перезвон,
Ветров меняющий поток,
Холодных радуг аквилон
В пути на северо-восток.
Травы душистой мягкий бриз,
И горных тропок трудный путь,
Стремительные спуски вниз —
Всё это я хочу вдохнуть
С тобой. И по пути
Мы повстречаем день за днём
Всех тех, с кем нам идти,
Легко навстречу им шагнём.
 
«Ночью дождь, утром снег…»
 
Ночью дождь, утром снег…
Мокрая, как курица…
Я сегодня лучше всех
Отражаюсь в лужице…
 
Домик
 
Кто живёт у тебя в голове?
Дверцы хлопают, ставни открыты.
И мотается по синеве
Голова вся в мечтах неприкрытых.
Крыша ровно стоит на избе,
Мне не видно и щёлочки-дырки.
Но, быть может, остались уже
Там под кровлей одни лишь опилки…
 
Лень
 
Мне много лень, и я ленюсь
Ночами спать и видеть грусть,
Улыбку молча зажимать,
С дурными мыслями вставать.
Ленюсь бросать и забывать,
Минуты жизни зря терять.
Лень обещания давать,
И после их не исполнять.
Мне лень, я целый год ленюсь
И, впрочем, вовсе не стыжусь.
И зря болтать мне тоже лень,
Всё, убегаю в новый день!
 
Восторженная дурочка
 
Восторженная дурочка,
рыжая девчушечка
по улице идёт.
Восторженная дурочка,
рыжая девчушечка
В котомочке несёт:
Ромашек хвостик длинненький,
Пирог из янтаря,
лимонно-апельсиновый,
Что испекла с утра.
– Куда путь держишь милая?
Услышала в ответ
– Я к Солнышку собралась,
сегодня на обед.
Веснушки так и светятся,
горящие глаза,
а мне всё больше кажется,
что девочка та – я.
 

Александр Бер

Родился 8 мая 1984 года в семье шахтера и швеи в маленьком городе Сарани Карагандинской области (Казахская ССР). Представитель древней фамилии Бер (B?r в переводе с нем. яз. – медведь), которая берёт своё начало от старинного курляндского рода. В середине 2000-х переехал на постоянное место жительство в Россию, проживаю в городе Москве. С отличием окончил Саранский гуманитарно-технический колледж (Сарань) и Столичный институт иностранных языков (Москва). Работаю в жанре «Современная детская проза». Мои самые известные работы «Невиданные сказки» (2015 г.), «Алеся учится дружить» (2016 г.) и «Фабрика волшебных игрушек» (2016 г.) можно найти на крупнейших агрегаторах лицензионных электронных книг: ЛитРес, Ozon и Amazon.

Тюльпаны

Каждый из нас плохой, каждый из нас хороший. И не бывает одинаково правильных или неправильных поступков. Надо помнить, друзья, что любое суждение зависит лишь от того, с какой стороны на то или иное деяние посмотреть. Тем более не зная мотивов, всегда есть шанс сильно ошибиться.

Вот и вам, дорогие мои юные читатели, я предлагаю познакомиться с Павликом из моего рассказа и рассудить, хороший он мальчик или обыкновенный испорченный хулиган.

Это было в мае, когда на городских клумбах зацветали тюльпаны. Весна была ранняя, тёплая. Весь город тогда пробуждался от зимней спячки и принаряжался свежестью зелени. Парки благоухали цветочными ароматами, а над головой весело щебетали синички.

Павлик рос сам по себе. Целыми днями он пропадал с местной шпаной на улице. Даже школу мог прогулять. Домой его было не загнать, да и не кому. Мама воспитывала его одна и ей приходилось с раннего утра и до позднего вечера работать, чтобы содержать семью.

И хотя Павлик был сорванцом, мамочку свою он очень любил. То тяжёлую сумку помогал ей донести до дома, то ужин вызывался приготовить. Но при всей своей недетской опеке над матушкой, часто не слушался, чем сильно её огорчал.

Переживала мама. Ведь каждая родительница мечтает вырастить своё чадо хорошим человеком. Но как не старалась она его вразумить, всё без толку. Характер у него был своенравный, даже упрямый.

Одни ободряюще говорили: «Маленький мужичок растёт», а другие сетовали: «Совсем от рук отбился». Вот и пойми после этого взрослых. Поэтому Павлик внимания ни на кого не обращал и делал что считал нужным. То кошку пнёт, то старушке место в автобусе уступит.

А этой весной мальчик решил самостоятельно сделать маме подарок ко дню её рождения. Поскольку он был ещё школьником, а семья не богатой, то и денег на карманные расходы у него особо не было. Однако выход он нашёл чрезвычайно быстро – нарвать на городской клумбе тюльпанов.

Пока мама была на работе, Павлик выбежал на улицу и отправился до ближайшего сквера, где вдоль дороги были высажены весенние цветы. Он гордой походкой прошёл мимо своих приятелей и с хитрой ухмылкой отклонил их предложение погонять с ними мяч.

Потом, когда добрался до места, мальчик постоял с минутку, озираясь по сторонам. Он в нерешительности переминался с ноги на ногу, но подождав ещё минутку и убедившись, что прохожие удалились прочь, залез обеими ногами в цветник.

Павлик колебался. Он думал о том, что всё-таки это общие цветы и их высаживают, чтобы радовать всех горожан, а то, что он делает – чистой воды вредительство, и после него на клумбе останутся некрасивые проплешины. Но потом почесал себе макушку, махнул рукой на донимавшие его мысли, наклонился к земле и быстро нарвал охапку тюльпанов.

Окрылённый своим поступком Павлик спешил домой. Ему представлялось как обрадуется любимая мамочка, когда юный джентльмен вручит ей благоухающий букет.

Он бежал со всех ног, никого не замечая вокруг. Сейчас весь мир для него сузился только лишь до него самого и его геройского поступка ради матушки. Павлик мчался домой, перепрыгивая через ограждения, топча молодой газон. Так торопился, толком не зная зачем, что даже не заметил, как пробежался по детской песочнице и остановился лишь тогда, когда услышал за спиной жалобный детский плач.

– Ты чего ревёшь, девочка? – по-отечески обратился Павлик к плачущему ребёнку.

– Ты мой песочный замок раздавил, а я его полдня делала, – не унималась горем убитая малышка.

– Не реви, сейчас всё починим!

Павлик бережно утёр слёзы с лица своей новой знакомой и поинтересовался как её зовут.

– Машенька, – всё ещё всхлипывая, ответила она.

– Значит так, Машенька, сколько башен было у твоего замка и какой высоты?

– Вот столько, вот такой, – что-то попыталась изобразить руками удивлённая девочка.

– Понятно! Сейчас ещё больше тебе дворец сделаю, – подбодрил её мальчик, улыбаясь.

– Красивые у тебя цветы, – сказала Маша.

– А-а-а, эти, да, это я маме несу на день рождения.

– Повезло твоей маме, а мой старший братик мне цветы не дарит.

– Надо же, – задумался Павлик. – А знаешь, что?

– Что?

– Я дарю эти цветы тебе! Тебе они нужнее, ведь у моей мамы есть я, а у тебя меня нет.

– Ой, спасибо! – залилась краской Маша и её высохшие от слёз глазки, заблестели радостью. – Тогда не надо делать замок, я лучше к маме побегу.

Девочка громко и протяжно вдохнула аромат тюльпанов, поцеловала Павлика в лоб и побежала домой.

Обескураженный внезапной нежностью этой маленькой девочки Павлик встал с песочницы, обтряхнул колени и направился в сторону своего подъезда. Пока он шёл, у него созрел новый план как удивить свою маму.

Когда она вернулась уставшая с работы, её встретил самый лучший и самый заботливый сын на свете. Он прибрался в квартире, надел фартук и самостоятельно приготовил праздничный ужин.

– С днём рождения, мамочка! Я так тебя люблю!

Павлик прижался к маме, с глаз которой катились материнские слёзы счастья.


01.05.2017

Ольга Блинова

Автор о себе: «Впервые, попробовав заговорить о себе, я обнаружила, что по-настоящему «раскопать» себя, описать свою жизнь и личностные характеристики намного тяжелее, чем, к примеру, составить какой-либо даже самый замысловатый и мудреный миф. За прожитые годы открываю в себе все новые и новые грани. Инженер – технолог по образованию, второе образование – зубной техник. Обожаю поэзию, кулинарию и хорошую музыку, увлекаюсь боди-балетом. Стихи размещаю на поэтических страницах: творческая мастерская “Зеркало поэзии” и “Эхо поэзии”».

Где живет вечная любовь?
 
Вечная любовь,
А где она живет?
Историю о двух бессмертных людях,
Которые так любят,
Увы! Не рассказать!
Придумать? Можно!
Лишь скучный и понятный с первых строк – роман.
Он будет длиться – бесконечность,
Зовя с собой, как парус – в океан!
А вот любовь Ассоль и Грея,
Помнишь?
Те самые мечты об «алых парусах»
И счастье – пушистое,
Что так грело внутри сердец нежной Ассоль и Грея.
А знаешь, любовь где – то внутри нас!
Протяни только руку,
Зажги свое сердце,
Нарисуй «алый парус», создай «алую мечту»!
Ведь Бог спрятал любовь внутри человека. Поверь!
Загляни в глубину своего сердца,
Разбуди величайший дар в жизни – любовь!
Подари окружающим! И не требуй чего – то взамен!
Это просто!
А в вечность поверить ты сможешь, когда созреешь,
Прислушайся и, чуть дыша,
Ты поймешь когда «созреет твоя душа»!
 

Анна Васильева

Родилась 21 декабря 1988 г. в Москве. Работает редактором. Рассказы и сценарии автора печатались в журналах «Союз писателей» и «Читаем, учимся, играем».

Есть время на чудо

«Опять она грустит… опять глаза на мокром месте! Ох-ох-ох…» – существо с рыжей шубкой, похожее на большую ласку, с чуткими, почти как у летучей мыши ушами, бесшумно спрыгнуло со стола на пол и заблестело глазами-бусинами на спящую на узкой кровати девочку. «Почему на долю вот таких: добрых, ранимых, внимательных, выпадает столько испытаний? В свои почти десять она, наверное, всё по дому умеет – маленькая хозяюшка. А бабка не ценит ничего. Да и не удивительно – она только с кошками своими носится, – зверёк поморщился, заметив на полу очередную ненавистную белую шерстинку. – От кого это? От Мусечки? Или от Пусечки?».

Спящая девочка вздохнула, застонала: «Мама, мамочка…» Рыжий чуть не разревелся. Заскулил и поскрёб коготками пол. Если бы ребёнок открыл глаза, то никого бы не увидел – книговые очень осторожны и людям на глаза не показываются. Их место – библиотека. Там, по ночам, среди стеллажей и пёстрых томиков, они занимаются ответственной работой – вытирают пыль, поправляют книги, гоняются за пауками и мышами (хвостатые – самая большая напасть для любой читальни после пожара!), а иногда и пошалить могут – играют в прятки среди полок. Рыжик (Так звали книгового, который ночью сидел напротив Настиной кровати), нарушив все запреты, покинул вверенную ему детскую библиотеку и невидимым последовал за маленькой читательницей. Уж очень она днём грустной была, когда главный библиотекарь, Лариса Алексеевна, вручила ей томик со сказками.

Рыжик эту девчонку с густой пшеничной косой – так сейчас почти никто не носит, давно приметил. С первого раза, когда она порог библиотеки переступила. Так заворожённо между стеллажей бродила – будто в сказочном лесу оказалась. Книжек столько выбрала – еле унесла. А когда хозяйка читальни ей формуляр оформляла, Рыжик поближе подкрался. Очень ему любопытно стало – кто такая? Почему раньше не приходила? Оказывается, мама растила Настю одна. Они приехали в Ивантьевск после того как папа девочки умер. С работой было совсем плохо, и родительница укатила пытать счастья в столицу, оставив ребёнка на попечение своей дальней пожилой родственницы – бабы Маши. Настю отдали в новую школу.

Рыжик помнил, как удивительно пахло от новой читательницы – жаждой нового, приключений, волшебства! Книговые это сразу чувствуют – не обманешь. Девочка с горем верила в чудо. Она стала приходить каждый день. По ней часы можно сверять – после уроков в пятнадцать тридцать она тут как тут – здравствуйте, а вот и я! «Да ты скоро у нас всё перечитаешь!» – ласково улыбалась Лариса Алексеевна, отправляя маленькую гостью в плавание по книжному морю.

Рыжик нарадоваться на девчонку не мог – во всех мероприятиях участвует, помогает, вежливая, аккуратная и даже книжки больные носит домой чинить. Они потом как новенькие, благодарно шуршат страничками. Не читатель – клад! Но время шло, и девочка начала меняться. Нет, читать она не перестала, но волшебством от неё больше пахло, и огоньки в карих глазах потускнели. Книговой заволновался. Невидимой тенью вертелся у Настиных ног, в глаза заглядывал, всё пытался понять – что случилось? Может он виноват? Но Рыжик был не причём. Настя очень скучала по маме, а та всё не ехала. Звонила, обещала – но держала её далёкая суетливая Москва. «Ну ты же понимаешь, мне же нужно денежки для нас зарабатывать, солнышко! Потерпи!» – утешала мама Настеньку.

Но от этого становилось только горше. Да и баба Маша вовсе не была милой старушкой, которая вкусными пирожками угощает. Девочка для неё была роботом, на которого она все хлопоты по дому скинула, чтобы любимым кошкам время уделять. Настенька и рада была помогать, не ленилась и не дерзила, но постоянно лишь упрёки слышала и слова обидные. Новые одноклассники девочку приняли холодно. Подружек, с которыми можно было поделиться сокровенным, не появилось. Вот и ходила Настя одна, кончик косы теребила и губу закусывала – не заплакать! Хоть бы не заплакать! Маме в трубку не жаловалась и не хныкала – зачем родному человеку лишние переживания. Рыжик чувствовал, душа девочки, как банка стеклянная, наполняется тоской чёрной, густой, липкой грустью. Ей было одиноко. Только там, в сказочном мире, в который её пускали книги, Настя могла ненадолго забыться и побыть счастливой.

«Завтра у неё день рождения. Вот бы праздник устроить! С шариками воздушными, тортом, подарками! Но разве эта старая ведьма, вечно недовольная, ей что-нибудь подарит? Это же не Мусечке ошейник со стразами купить…» – Рыжик заволновался. Скоро кончится ночь. А к утру он должен быть в своей библиотеке. Не может читальня без хозяина. Ему не простят. Что же делать? Чудотворствовать книговые умеют. Но сил у них немного. Рыжик ещё раз взглянул на Настю. Личико девочки было грустным, уголки губ вниз опустились, подбородок дрожал.

«Ай, была не была! Что же я, для читательницы своей любимой, волшебства книжного пожалею!» – книговой топнул лапкой. Часы протикали, напоминая – десять минут до утра. «Пора! Есть время на чудо!» – зверёк оттолкнулся и рыжей молнией взлетел на кровать. Потопал по одеялу. Ткнулся девочке в ладошку. Мех его заискрился, будто горстью блёсток осыпали. Девочка улыбнулась во сне. Книговой зажмурился. Если чего-то очень сильно пожелать – оно обязательно сбудется! Рыжика и Настеньку окутал тёплый свет, поплыл, как облако, по комнате. Раскрылись книги на столе, страницами зашелестели – тоже стали помогать. Почувствовали, Рыжику поддержка нужна…

Трель будильника заставила Настю вынырнуть из сна. Он был такой хороший, что девочка даже немного огорчилась. В комнате было тихо. «Вот я растяпа! Книжки вчера убрать забыла!» – девочка спрыгнула на пол и прошлёпала к столу. Закрыла, сложила томики аккуратно. На кухне загремели посудой. «Странно, бабушка Маша не готовит ничего – ждёт, когда я её к столу позову…» – удивилась девочка. Вдруг именинница почувствовала – пахнет яблочным пирогом! Её любимым! Его только один человек готовил по утрам, на Настенькин день рождения. Скрипнула, открываясь дверь. Девочка обернулась. Мама!

Августа Вольская

Родилась 28 августа 1979 г. в г. Челябинске.

Литературным творчеством занимается с детства. Окончила Озёрский педагогический лицей № 16 и Магнитогорский государственный университет. По специальности педагог-психолог, руководитель детского драматического коллектива, режиссёр-постановщик, сценарист.

Полученные знания успешно применяет в своей трудовой деятельности – руководит детским театральным объединением «Мастерская сюрпризов», является сценаристом и ведущей детских игровых программ. Автор стихотворений, сценариев, рассказов, песенок для детей. Печатается в периодических изданиях и в журнале «Чем развлечь гостей».

Участник совещания молодых писателей в г. Каменск-Уральский в 2011 г.

Мальчик Вовка и волшебная газировка

Жил-был мальчик Вовка, который очень любил газировку. Кто-то любит мороженое, пирожное и конфеты, а наш Вовка всё никак газировки напиться не мог. И неважно, малиновая она или вишнёвая, яблочная или абрикосовая. Бывало, спросит его бабушка или мама: «Что тебе купить, Вовочка?» – и сами себе отвечают, зная наперёд единственно возможный ответ: «Газировки!». Так и жил наш мальчуган: газировка на завтрак, на обед, на полдник и даже на ужин. И всё ему было мало!

Однажды пошёл Вовочка погулять. Идёт и думает: «Эх, газировки бы попить!» А навстречу дяденька незнакомый идёт и Вовке бутылку разноцветную с улыбкой протягивает:

– На, мальчик, возьми, это тебе.

– «Волшебная газировка», – прочитал Вовка. – Ух ты, такую я ещё не пил!

И хоть мама с бабушкой строго-настрого запретили разговаривать на улице с незнакомыми дяденьками и уж тем более брать угощение, Вовка всё же взял манящую бутылку и тут же её открыл. А оттуда джинн вылетает, кланяется:

– Чего желаете, о мой господин?

– Это я господин? – подумал Вовка. – Ну конечно, я, тут же кроме меня никого нет.

Ну, тут Вовка не растерялся и пожелал, чтобы вся вода на планете в газировку превратилась. Джинн что-то пробормотал, поклонился и исчез в бутылке. Пришёл Вовка домой, хотел руки помыть, открыл кран, а там – газировка. Земляничная. Мама как раз обед накрывала. Суп из газировки, газированный компот и даже газированную горчицу к газированным пельменям поставила. Наелся наш Вовка, помыл газировкой лицо, руки и ноги и спать пошёл. Всю ночь снились ему джинны, играющие в газированные пузырьки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2