Сборник.

Вдохновение. Сборник стихотворений и малой прозы. Выпуск 2



скачать книгу бесплатно

Виктор Анорский

Родился в г. Киселевске Кемеровской обл. С 1980 г. – в Гатчине. Образование высшее: ЛГУ-1985. Закончил аспирантуру при Высшей школе народных искусств (институт; 2008–2012 гг.). Работает учителем в СПб. Публикуется с 1997 г.: в местной печати (г. Гатчина), альманахах «Оредеж» (№№ 11–2014, 12–2015), «Поэт года – 2015. Лирика (Т. 1)», «Стихи – 2015 (Т. 5); Стихи – 2016 (Т. 7)», «Поэт года – 2015 (Т. 36)», «Сборник стихов – 2016 (Т. 17–19; РСП)», альманахов изд-ва «Десятая муза» и др. Член Российского союза писателей с 2015 г. Дипломант чемпионата Германии по русской словесности (Ганновер, декабрь 2016).

Авторская страница: www.stihi.ru/avtor/vickmanzhurin

ВКонтакте: Виктор Манжурин

Сияние души
 
Светило
бродило
по свету лениво,
светило
случайно
ко мне забрело.
В окне,
в зеркалах искупалось игриво,
зевнуло,
качнулось
и снова ушло.
Меня тогда не было дома.
Лишь в вечер
вернулся
усталый,
голодный
и злой.
Глядь —
в комнатном мраке
вдруг
искры
как свечи
гирляндой взвихрились
одна за одной.
«Вот ужас-то!
Дожил!
Поехала крыша», —
Единственно
в голову мысли пришли.
А искры стремятся
всё выше и выше,
сияя волною
и тая вдали.
Сиянье души пуще Солнца блистает, —
слиянье порыва,
любви
и мечты.
С сияньем в душе
даже бездну без края
я преодолею,
минуя мосты.
 
Пробуждение
 
Я уже забыл
сегодняшнее утро.
Может —
без начала
этот день пришёл?
Инеем морщинки,
небо словно в пудре,
на землю снежинки
скатертью на стол.
 
 
Шустрая позёмка
вьёт свои узоры:
не остановиться
ей уж никогда, —
обметёт все улицы,
щели и заборы, —
не гонись за нею!
Не теряй труда!
 
 
Славное раздолье,
воздух стылый
сладкий,
радуйся,
зажмурясь,
и не прячь лица:
всё встряхнулось
хором
ввысь
и без осадка;
был день без начала —
будет без конца!
 
«Ты поутру, как обычно, проснёшься…»
 
Ты поутру, как обычно, проснёшься,
Краски в снегу разведёшь.
Сразу оттает сгусток эмоций,
Лёд заблестит, будто грош.
 
 
Где же светило? —
ленивое, позднее,
Выбредет из пурги.
Вся ли тобою подарена-роздана
Нежность?
И нам сбереги.
 
 
Дню наступившему нами придуманным,
Созданным быть суждено.
Вместо палитры —
небесная урна,
Как чаша, где краски —
вино.
 
Натюрморт с огоньком
 
Радости первый мазок
Гуще клади на холст!
Грусти второй мазок —
Серым
иль фиолетовым —
Прибереги для тени.
Брызни-ка бирюзы:
Свежесть не помешает!
Музыку не забудь
Фоном для настроенья!
(Как-нибудь изобразишь:
Это ведь твой секрет!)
Картину свою завершив, —
Надежды все превзойдёшь,
Её оживив любовью.
 

Виктор Бри

Родился 8 октября 1991 года, представляет родной город Обнинск.

Автор о себе: «По роду деятельности являюсь авторским исполнителем и фотомоделью, а стихи сами рвутся наружу. Cтихи пишу с начала 2015 года, до этого писал песни. C 14 лет начал пытаться «бренчать» на гитаре из-за того, что девчонка променяла меня на парня с гитарой, который был старше всего на пару лет, для меня это послужило большим толчком, и теперь я вижу своё будущее в музыке, ну и не только. Петь и писать стихи – вот что я люблю».

https://www.instagram.com/viktor_bree/

https://vk.com/viktor_bree

«Сколько тайн скрывает женщина в себе?..»
 
Сколько тайн скрывает женщина в себе?
Не любишь если, никогда не узнаешь.
Женщина твоя продолжается в тебе
И до конца её когда нибудь познаешь.
Они словно с другой планеты,
Когда цветут так вкусно пахнут,
В свою неистовую женственность одеты.
Что на душе у них, спроси – они расскажут.
 
Чувства
 
Люблю я остывшие чувства,
Что осели спокойно на дно.
Сегодня на площади густо,
И много народу в метро.
Ещё я люблю теплый ужин,
А так же завтрак, обед.
Ну точно кому-то я нужен,
И есть где-то тот человек,
Которому можно открыться
И можно с которым молчать,
На кухне тихонько закрыться
И просто вдвоем помечтать.
 
Рисуешь мечты
 
Когда ты часть чего-то большего,
То способна дойти до края земли.
Найти себя бывает очень сложно,
Но ты не сдавайся, просто дальше ищи.
Момент наступит, и цель свою ты
обязательно поймёшь…
Для чего дышала и для чего живёшь.
Почему наружу рвалась, закрывая глаза,
В полёт когда уходила твоя нежная душа.
Все сны твои – твои же краски и холсты.
Во сне ты так красиво рисуешь нам мечты…
 
У добрых сердцем жизнь не сахар
 
Пройдёт печаль, пройдёт и горе,
Всё это кончится, поверь.
Ведь главное, что мы с тобою…
Встречаем вместе наш апрель.
И после бед приходит счастье,
Его сумеем разглядеть.
Ведь все мы счастливы отчасти,
Душой мы все умеем петь.
У добрых сердцем жизнь не сахар,
Иначе б позже – диабет.
И вот когда пойдёт всё крахом,
То после горького и сахар не во вред.
 
Пока мы живы
 
А что ещё нам остаётся делать,
Когда любить так сильно мы хотим…
Ведь искренние чувства не подделать,
Хоть даже если очень захотим.
На то она и искренность зовётся,
Что капля мерная в том океане лжи.
Когда не верят человеку – он клянётся,
А в клятве нет обратного пути…
Да, мы живём среди обмана и наживы.
Мы каждый день боимся потерять
Свои доходы, забывая, что мы живы.
Пока мы живы, нам на это наплевать…
 

Ева Ермакова

Родилась 19.06.1991 г., представляет г. Самару. Администратор поэтического сообщества ВКонтакте «Стихи – музыка наших сердец» (https://vk.com/poetryofoursoul). Главный редактор творческого интернет-журнала «Полка». Периодически публиковалась в сборниках издательства «Десятая Муза». Произведения автора размещены на страницах ВКонтакте https://vk.com/id236713800 (без цензуры) и Стихи. Ру http://www.stihi.ru/avtor/deadkozetta.

гематит
 
Ты – мой вулканический щит
Донского или Самозванца,
Откинувший смуту на честь,
Воззвавший к моей непокорности —
Тобою разбитый мой стыд.
 
 
Твой голос – магнитная дрожь
Звенит с голубого экрана,
Гипноз на тысячи метров,
Не больно от слов твоих жёсткости,
Но смех меня ранит как нож.
 
 
Глаза – зеркала на двоих,
И сети пронзительных пальцев.
Тебя не влечёт моя лесть,
Ответы первой готовности —
Улыбка ударит под дых.
 
 
Коснуться рукой твоих рук,
Укрывшись сибирским туманом,
Теряя рассудок и нервы,
Тонуть с тобой в невесомости —
Желание смертных мук.
 

Алёна Ершова

Родилась 11.12.1960 в Ленинграде. Публикуется на Стихи. ру и Проза. ру. Автор о себе: «Благодарна читателям и горжусь их снисходительным терпением».

«Мы в одной тональности дышим…»
 
Мы в одной тональности дышим,
Отдыхая на ласковой строчке,
Память пьём, когда её услышим,
И мимо не пройдём, дойдя «до точки».
 
 
Да где там «мы»! Приятная придумка.
Но что-то не даёт забыться:
Под ветром мартовским сосульки хрумкал,
И в лужах воробьям давал напиться.
 
 
Мой детский друг – мои воспоминания,
Вся жизнь моя – река, волна, дорога,
Не поле. Все мои старания
Закончились, а было их так много!
 

14.03.2017 (12.03)

Екатерина Захарова

Представляет г. Саратов. Начала сочинять лет в 5. Автора интересует устройство мира, вселенная, человек и его связь с космосом. Пишет стихи, сказки, сценарии для детских спектаклей, песни. Публиковалась в коллективном поэтическом сборнике «Сокровенные души» – спецвыпуск «Капсула времени».

Февральские голуби

– Всё будет хорошо! – Алексей сидел возле кровати и не сводил глаз с болезненного лица маленькой девочки. Обеспокоенный, он не отпускал её хрупкую тоненькую ручку, чувствуя большую ответственность за жизнь своей младшей сестры.

– Братик, – Лада называла его самым ласковым словом, роднее и дороже которого нет во всей вселенной, – я хочу посмотреть голубей! – В это мгновение по тусклой комнате солнечным светом разлилась радость, глаза девочки смеялись в ожидании чуда!

– Ладушка, мы обязательно сходим на праздник, как только ты поправишься. Ты увидишь голубей, я тебе обещаю. – Алёше самому хотелось верить в чудо, он не переставал молиться за жизнь сестрёнки.

Бедная девочка пролежала в больнице два года. Врачи обнаружили в её мозге опухоль размером с голубиное яйцо, но вылечить эту редкую болезнь так и не смогли. Девочка навсегда потеряла способность ходить. Никто не знал, сколько осталось жить шестилетней Ладе.

– Братик, приходи поскорее… – в голосе маленькой, беззащитной девочки слышалась бесконечная любовь и надежда. Каждый день она ждала Алёшеньку и смотрела в расписное окно на порхающие снежинки. Она тоже хотела танцевать и легко кружиться с ними, но… Порою грусть болела в её голове, она волновалась и бледнела, когда брата долго не было, теряла сознание, но очнувшись, ощущала себя в безопасности на его сильных руках. Лада знала, что у братика всегда с собой небольшая плитка шоколада, и с нетерпением ждала ароматного чая с голубичным вареньем, которое очень обожала. Но все эти приятные радости – ничто по сравнению с самой заветной мечтой: увидеть на окраине февральской стужи необычайно волшебных белокрылых птиц, прилетающих раз в четыре года.

Вечерело… Стужа обвивала прохожих холодным дыханием зимы. В канун праздника Алексей был задумчив и постоянно переживал за сестру, вспоминал родителей. Подросток шёл по глухой, заваленной сугробами улице, не разбирая дороги, на пути ему никто не встретился, тусклое пламя фонаря едва освещало перекособоченные старые домики, пустовавшие уже несколько лет. Коричневый плащ до колен раздувало северным ветром, а короткие сапоги разваливались от сырого снега, попадавшего в них. Наконец, он вышел к еле различимой тропе, которая вела за покосившийся чёрный забор, за сумрачной рощей виднелось кладбище. Мальчик поднял голову в небо и увидел где-то на горизонте праздничные салюты. «Что такое счастье?» – подумал он, и, казалось, время, пронзающее этот синий лес, растянулось на несколько кадров из прежней жизни. С этими мыслями парень поспешно направился в больницу к сестре. Пробравшись тайком через приоткрытое окно, он обнял сжавшуюся от холода девочку.

– Милая, ты не замёрзла? – мягко проговорил Алёша, закутав её в тонкий, не греющий плед.

– Алёшенька, – еле слышно, тоненьким голосочком прошептала Лада. Её руки леденели, а глаза испуганно смотрели на брата.

– Лада, Ладушка! Держись, я сейчас, Лада! – Он налил ей согревающего чая из термоса и дал хлеба с вареньем. Горячим дыханием согрел её крохотные посиневшие ладожки. Лада крепко обняла его: «Братик!»

Этого короткого, но нежнейшего слова было достаточно, чтобы понять состояние близкого и самого дорогого человека. Мальчик успокоился.

– Почему ты такой грустный? – спросила сестра, прикладывая ладони к застывшим щекам брата, его взгляд наполнялся тоской всё больше и больше.

– Ты хочешь увидеть голубей? – Алёша накинул прозрачную шаль на её побелевшие плечи. – Мы сейчас с тобой пойдём к холму встречать рассвет! – он дал ей маленький букетик сине-голубых цветов, завёрнутый и газетную бумагу. Лада бережно взяла его обеими руками и прижала к сердцу.

Вдохновенный взгляд девочки засиял, маленькие кругленькие губки стали ярко-алыми, она немного приподнялась над кроватью и несколько раз волнительно прошептала: «Голуби, голуби, голуби!..»

Алексей одел Ладу потеплее, поднял на плечи, и они отправились к праздничному проспекту. Вся улица, с тротуара и до флигелей крыш высоких домов, была озарена янтарно-синим блеском. Маленькие искорки летали мимо прохожих – это дети размахивали бенгальскими огоньками! Повсюду слышалась песня про голубей, волшебно-снежная, легкокрылая, вселяющая радость в сердца людей, – она предвещала скорую весну и влажное лето!

Лада удивлялась и восхищалась разнообразию мира! Люди смеялись, водили хороводы, говорили про погоду, животных, путешествия… Праздник казался им таким же обычным, как и тысячи других. Но знают ли они, что будет завтра? В чём смысл жизни? Что такое настоящая любовь? Алексей нёс сестру на спине до самого холма. Яркие огни проспекта ускользали из вида и вскоре совсем померкли в безмолвной пустоте, впереди из-за прозрачного леса выглядывала бледнолицая луна, являвшаяся теперь единственным фонарём в зимней ночи. Лада не понимала, зачем они идут в это тёмное, жутковатое место за старой железной калиткой, но не спрашивала об этом Алёшу, потому что знала, что с братом она в безопасности, и он её не бросит.

– Снег… падает… – Девочка подняла ладошку вверх, чтобы поймать снежинку. – И тает, тает, тает…

Алексей промолчал, в глубине души он искренне желал, чтобы мечта Лады исполнилась. Лес заволокло густым туманом, дороги почти не было видно…

– Смотри, Лада, – подойдя к могиле, мальчик стряхнул с надписей снег и снял шапку, – здесь покоятся наши мать и отец… – Он сложил ладони вместе и на минуту закрыл глаза, девочка с букетиком сине-голубых цветов посмотрела пронзительным взглядом на имена мамы и папы и тоже закрыла глаза, стараясь представить их, – Вечная память…

Лада почти не помнила своих родителей, она была воспитана у бабушки в деревне, и виделась с ними крайне редко. Из воспоминаний осталась только пара фотографий, где они все вместе: мама, папа, Лёшенька и годовалая Лада.

Алексей нагнулся пониже к земле.

– Мамочка, папочка, я вас очень-очень люблю… – с этими словами Лада положила на могильную плиту букетик и ещё раз попыталась запомнить всплывающие в памяти образы матери и отца.

Вьюга завывала над холмом, дети были уже близки к его вершине, когда они поднялись над свободными просторами полей, метель замела кустарниковые деревья, так, что гладь заснеженной пустыни бесконечно простиралась до города, виднеющегося вдали. Алёша аккуратно опустил сестру на ледяной покров земли. Она сжалась от продувающего пространство морозного ветра.

– Что с тобой, Ладушка? – парень внимательно посмотрел в светло-голубые глаза девочки.

– З-з-замерзаю… – еле живым голосом ответила она.

Метель зазвенела громким треском, девочка сидела ни жива, ни мертва. Он быстро скинул свой плащ и закутал в него дрожащюю сестрёнку.

– А как же ты?

– Ничего страшного, главное, что тебе тепло.

Ночь шла на убыль, силуэты берёз, чьи белые стволы легонько колыхались на ветру, осветились рассветным заревом. На небосклоне оно переливалось сказочным разноцветием, но солнце не торопилось являться утру. Лада не сводила глаз с горизонта:

– Когда они прилетят!?

– Скоро, потерпи ещё немного, сестрёнка. – подбадривал брат.

– Как холодно! – Лада сжалась ещё сильнее, мороз гулял по её тощему телу, руки были неподвижно скрещены на груди.

Алексей крепко обнял девочку, защищая от не щадящей пурги. Её ресницы белели колкими снежинками, взгляд был по-прежнему устремлён к рассвету. Вдруг что-то всколыхнулось в её сердце, дыхание прерывалось, а кругленькие ярко-алые губки прошептали:

– Они летят!..

Алексей обернулся в выходящему солнцу, утреннюю алость затмевал белоснежный бьющий из-за горизонта свет. Голуби несли на своих крыльях Божью весть! Дети с упоением смотрели на чарующее действо! Птичья стая изящно летела над лесной долиной!

– Голуби! – вырвалось из груди девочки.

Брат увидел, как Лада начала медленно подниматься на ноги, в руках она сжимала камешек, светящийся янтарно-синими переливами – волшебный талисман, подаренный матерью.

– Лада-а-а! – в оцепенении прокричал подросток.

Небо проголубело… С небесной высоты раздалась хрустальная песнь февраля, Алексей не понимал, что происходит… В ушах стоял проникающий в подсознание звон, будто он звал за собой… В то же мгновение всё прекратилось, стая исчезла в бархатном уборе сосен, а прозрачная фигурка девочки упала, Алёша тут же подхватил сестру.

– Алёшенька!.. – она протянула порозовевшую руку с мерцающим оберегом.

Мальчик не мог вымолвить ни слова, ошеломлённый, он смотрел на неё широко раскрытыми глазами, наполненными слезами. С небесной сини спустился лиловый голубь, он уселся на открытую ладонь девочки, Лада засмеялась кристально-чистыми нотками, Алексей, поражённый этим, улыбнулся. Ему казалось это видением… Парень очнулся, когда голубь, взлетев над ними, очертил лучом света спираль вокруг Лады.

– Прощай, Алёшенька. Прощай, братик.

– Милая, милая, Ладушка, Ладушка!!! – он держал её на руках, крепко прижимая к сердцу. – Нет, не умирай! Ладушка, любимая, не умирай, прошу, нееет!!!… – задыхаясь в слезах, он громко ревел в голос.

По всей заснеженной пустыне пронёсся жалобный стон и плач мальчика, склонившегося над умирающей сестрой. Сердце разрывалось от жгучей боли, прерывистое дыхание застывало на морозе клубами пара, слёзы падали на грудь девочки, тихо плачущей и сжимающей руку брата.

– Я люблю тебя, братик!.. – с последним вздохом пропела Лада и…

– Неееет! – протяжно прокричал Алексей. – Люблю, люблю, люблю тебя!… Ладушкаааа!.. – завывая, взревел брат, пылающее сердце готово было вырваться из груди… Он целовал её похолодевшее лицо, крепко сжимая хрупкую ладошку в своей тёплой руке. – Теперь я понял, что такое Счастье, – осознал мальчик, – любить тебя, такую хорошенькую, радоваться вместе с тобой, заботиться о тебе – вот в чем настоящее Счастье!… И я нашёл его в тебе, Лада!

Крупные капли горячих слёз ручьём растекались по земле и растапливали снег. Спираль вокруг детей воссияла солнечной радугой. Парень положил безжизненное тело сестры на землю и склонился пред ней на коленях. Вдруг, внутри затрепетало, он увидел светящееся облако над девочкой, её тело, рассыпаясь в золотую пыль, превратилось в светло-голубые цветы, а из облака вылетела белокрылая голубка, душой Лады она воспарила над Алёшей, прокурлыкала ему февральскую песнь и улетела вместе со стаей сине-лиловых птиц под хрустальный звон колоколов!…

Памятью о сестрёнке стал волшебный янтарно-синий камень, который брат хранил у сердца. И каждый год на цветущий холм прилетал ансамбль голубей, среди них Алексей встречал белокрылую душу Лады, которая пела ему:

 
На рассвете меня позови,
Прилечу белокрылой голубкой,
Где февраль огоньками любви
Обнимает морозное утро!
 
Когда прилетают февральские голуби
 
Зови, зови сиреневый февраль…
В ладонях тает первая улыбка.
Твоё крыло белее покрывал,
Со вкусом янтаря и голубики.
 
 
Найди себе приют и в уголке
Лесного храма зимней колыбели
Пригрейся, умостившись налегке,
Серебряной душой в руках у ели.
 
 
Ты слышишь колыханье облаков?
Там кто-то звал тебя подняться в небо…
Я выпускаю голубя, и вновь
Златится отблеск бархатного снега.
 
 
В морозную легенду каждый год
Ансамбль белокрылых прилетает,
Даруют миру светлую любовь,
Оставив чистый снег воспоминаний.
 

февраль, 2017 год

Ночь
 
Ходит Ночь по тёмным коридорам
Тихим шагом, россыпью дождей
Расстилает звёзды небосвода
Колесницей лунных лошадей.
Ночь прекрасна! Серебром сияет
Месяц у неё над головой,
Звёздный ветер крылья развевает
Невесомой сетью за спиной.
Время сказки, время колыбельной,
Колокольца-бубенцы звенят.
Ночь готовит тёплые постели,
И укладывает спать ребят.
Каждому положит под подушку
Самый необыкновенный сон —
Плюшевую мягкую игрушку:
Синий мишка или жёлтый слон.
Погуляет по аллее чудной
С голубой вуалью на плечах,
Обернувшись сказочницей мудрой,
В небеса поднимется в лучах.
И уйдёт в сиреневые дали,
В край загадочных планет и звёзд,
Где фантазии детей летают,
Улыбается чеширский кот.
 

26.08.16

Виктор Коровкин

По образованию геофизик. Объездил почти всю страну с полевыми изысканиями. Стихи начал писать в экспедициях, но многое не сохранилось. Писать прозу стал для того, чтобы поделиться воспоминаниями. Так появился цикл «Байки геофизика». Печатался в коллективных сборниках «Мирного неба над головой», «Загляните в мамины глаза», «Поэты об искусстве», «Мелодия стиха», «Признание», «Стихи о любви», «Время», «В ожидании чудес», «У камина».

Размышления у ворот зоопарка

(Было лето, и было жарко. Видно, нагрелась голова, и сложились в стихи слова…)

 
Похожи женщины на львиц.
Пред ними всякий рухнет ниц.
Но только время подойдёт —
Не сомневайся. Загрызёт!
 
 
Бывает женщина-змея…
Такую в дом пускать нельзя.
Всё хорошо. Уют и нега.
Но вспомни Вещего Олега!
 
 
Похожи женщины на кошек,
Сидящих дома у окошек.
Ласкаются, являя стать.
А думы – в тапки бы нассать.
 
 
Бывает женщина-коала.
Неделю спит, и всё ей мало.
Но вот проснулась! Сладкий миг.
Но как проснулась – сразу в крик.
 
 
Похожи женщины на лис.
Всегда игривы, всегда плиз.
Их хитрый взгляд влечёт и манит,
Но всё равно она обманет.
 
 
Бывает женщина-тигрица.
Хвостом молотит, когда злится.
Но скажешь ей: «Моя ты крошка!»,
Глядишь – опять простая кошка.
 
 
Бывают женщины-пантеры.
Их с головой сдают манеры.
Изысканны, чутки, жеманны.
И оттого они желанны.
 
 
Бывает женщина-кобыла.
Чуть что – с утра копытом в рыло.
Раз увернулся, то беги!
Вдруг день опять не с той ноги…
 
 
Бывает женщина-свинья.
Была б накормлена семья!
Лишь дверь закрыли, шито-крыто.
Скорее всей семьёй в корыто.
 
 
(Я всех зверей люблю и уважаю.
А некоторых просто обожаю.
И похвалы достойна та свинья,
Коль у неё накормлена семья)
 
 
Бывает женщина-ехидна.
Её натуру сразу видно.
Всегда ведёт себя с подвохом.
Всю жизнь с ней ты будешь лохом.
 
 
Бывает женщина-орлица!
Она в любой семье сгодится.
Спокоен будет там отец —
Ведь каждый вырастет птенец.
 
 
Бывает женщина жар-птица,
Что красотой своей гордится.
Но в жизни с ней не будет толк…
А мне всего милее волк!
 
 
А мне всего милей волчица,
Что вместе с волком в паре мчится.
Она за волка «землю роет»,
В любой беде его прикроет!
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2