Сборник.

Татарские сказки



скачать книгу бесплатно

Куда деваться диву, согласился он выполнить приказание парня. Посадил он смельчака к себе на спину, и двинулись они к Мусе.

Подъезжает парень верхом на диве к опушке леса и видит, лежит дуб поваленный.

– А ну-ка, остановись, – приказывает парень. Указывает на дуб и говорит диву. – Это веретено моя мать обронила, когда в лес за ягодами ходила. Захвати-ка его, вернём пропажу матушке.

Див поднял поваленный дуб, несёт его и со страхом думает:

«Что же это за мать такая у парня, раз пользуется таким веретеном?».

Подъехали они к реке, где парень увидел жернов от мельницы.

– А вот и головка от веретена нашлась, – радостно сказал он. – Захвати-ка его, младший див.

С такой поклажей добрались они до дальнего аула.

Муса в это время сидел на лавочке у ворот своего дома. Грелся бабай на солнышке и радовался тому, как ловко он избавился от своего работника. Вдруг увидел он двух дивов, несущих на себе парня, поваленный дуб и мельничный жернов. От страха Муса чуть под лавку не забрался. А парень спокойно заводит чудищ во двор и спрашивает хозяина:

– Куда поставить новых коней, которых я привел, бабай? В конюшню к остальным лошадям, что ли, отвести?

У перепуганного Мусы голос пропал, но он выдавил из себя шёпотом:

– Сынок, отпусти их на все четыре стороны, убери их с глаз моих долой.

Муса вволю накормил парня и ни о чём его не спрашивал. А вечером сказал ему:

– Знаешь, сынок, ложись-ка ты сегодня в клети спать.

А жене старик приказал вскипятить полный котёл воды.

Лёг парень в клети, но спать не стал. Хозяин с хозяйкой влезли на крышу и вылили кипяток на парня через потолок.

– Ну, вот и сварили мы тебя, – радостно потирал руки Муса. – Спасался ты от нас не раз, но завтра мы тебя похороним.

Но не знал злобный старик, что как только вода стала капать с потолка, парень быстро поднялся и отошёл подальше.

Утром довольный Муса подошёл к клети и со смехом спросил через дверь:

– Ну, что, сынок, как спалось тебе? Не мешал ли кто тебе сегодня ночью?

А из-за двери раздаётся голос парня:

– Спасибо, бабай, спалось мне хорошо. Да ещё ночью тёплый дождик прошёл, очень мне понравилось.

Поражённый Муса вернулся к жене и говорит:

– Работник-то наш жив оказался! Наш кипяток для него – что тёплый дождик. Не берёт этого парня никакая смерть. Совсем он нас со свету сживёт.

Поняли старики, что не избавиться им от этого парня и решили сами бежать от него. Жалко и страшно собственный дом покидать на старости лет, но что уж тут поделаешь. Старуха напекла пирогов в дальнюю дорогу и сложила в мешок, который старик пристроил на задке телеги.

Парень приметил приготовления хозяев. Когда они уснули, он вынул все пироги, сам залез в мешок и притаился.

Рано утром Муса, стараясь не шуметь, запряг коня, сложил пожитки и вместе со старухой они поскорее выехали со двора. Отъехав от дома, старик подхлестнул коня и подгонял его всю дорогу.

Весь день они ехали, спешили, пока к вечеру не остановились на берегу реки.

– Ну, теперь наш работник никогда нас не найдёт. Избавились мы от него! – сказал Муса жене.

Устали они за день. Старик споро распряг коня, отпустил его пастись и устроился рядом с женой на ночлег. А парень выбрался из мешка, словил коня и давай его в телегу запрягать. Услышал это Муса и проснулся. В ужасе он уставился на своего работника.

– Бабай, ты не будешь недоволен, если я у тебя коня уведу? – спрашивает парень.

Тут Муса не выдержал, вскочил на ноги и закричал во весь голос:

– Ты у меня скотину перерезал, из собственного дома выгнал, а теперь последнего коня уводишь! Как я могу быть довольным?!

– А ну-ка, вспоминай наш уговор да задирай на спине рубаху, – довольный, сказал парень.

Делать нечего, покорился жадный Муса. А парень стегал его кнутом и приговаривал:

– Это тебе за моего старшего брата, это тебе за моего среднего брата, а вот это тебе – за меня самого!

Зухра

В давние – стародавние времена жили на свете муж со своею женой.

Были они люди не злые, порядочные, да вот только злой рок преследовал их: если родится у них ребёнок, так сразу и отправится на свет иной. Так и дожили они одинокими до преклонных лет, но вот и им на старости лет выпало счастье. Родила однажды пожилая женщина дочку красоты неземной. Выжила маленькая красавица, назвали её Зухрой. Боялись родители за свою дочь и от всего её оберегали. А пуще всего они боялись, что сглазят люди красоту их дочери. Вот и держали они Зухру дома, и никому о ней не говорили.

Однако шила в мешке не утаишь, и как ни скрывали старики красавицу-дочку, а все же прознали соседи о радости, которая выпала им на склоне лет. Росла дочка, подрастала, и исполнилось ей уже четырнадцать.

В один пригожий день залетела в юрту к старикам стайка соседских девочек. Пристали они к матери с просьбой показать им Зухру.

– Да что вы мелете, неугомонные, – сердилась старуха, – о какой дочке вы говорите? Нет у нас со стариком никого!

Но девочки не унимались и продолжали просить:

– Милая бабушка, позвольте Зухре с нами на озеро сбегать, выкупаться, денёк такой жаркий.

Не пустила мать дочку из дому. На второй день снова прибегают подростки к юрте и снова просят Зухру отпустить. Не поддалась женщина на их уговоры. На третий день снова зашумели подростки у урты, опять просят Зухру отпустить с ними купаться. Не выдержало материнское сердце, скрепя сердце, уступила. Да и Зухра очень уж хотела на озеро посмотреть.

Нарядили родители дочку, и отпустили, строго-настрого наказав ей:

– Смотри, доченька, не потеряйся нигде, поскорее домой возвращайся.

Прибежали девушки к прохладному озеру, бросились от жары поскорее в воду. Долго продолжалось веселое купание, радости не было конца. Вволю накупавшись, стали на берег выбираться, к своей одежде. Заторопилась и Зухра к своему платью, но только видит вдруг, что на её платье лежит громадный черный змей! Увидели страшного гада подружки, с визгом бросились в разные стороны. Осталась Зухра одна на берегу, горько плачет, а к платью подойти боится. Да и домой без одежды как идти, – стыда от людей не оберёшься.

И вдруг Чёрный Змей говорит ей человеческим голосом:

– Не бойся меня, Зухра. Не трону я тебя и одежду тебе верну. Только обещай мне, что выйдешь за меня замуж.

Ещё горше заплакала девчушка. А Змей продолжает:

– Помни Зухра, что когда исполнится тебе шестнадцать, приду я, забрать тебя из дома. Жди меня и готовься, Зухра.

Сказав это, Чёрный Змей скользнул в воды озера, и исчез в глубине, как будто и не было его.

Вернулась домой Зухра сама не своя. Привиделось ей всё это, или было на самом деле? Заметила мать, что на дочке лица нет, стала её расспрашивать:

– Да что с тобой случилось – приключилось, доченька? Кто обидел тебя, кровиночку мою?

Расплакалась Зухра снова и всё поведала матери. А как закончила рассказ, да выплакалась, то сказала твёрдо:

– За змея чёрного не пойду я замуж. Пусть лучше смерть моя наступит, а не быть этому!

Успокаивает её мать:

– Что ты, что ты, доченька! Не отдадим мы тебя замуж чёрному гаду. Найдём, как избежать этого.

Успокоилась девушка и со временем забыла о том, что случилось однажды на берегу озера. Но родители не забыли, и обнесли свою юрту высоченным забором.

Шёл день за днём, а за годом – год. Вот уже и шестнадцать исполнилось Зухре. Не прошло и нескольких дней, как наступил чёрный день. Вбежала однажды девушка в юрту, вся испуганная – перепуганная. Голос её дрожит, и не сразу разобрали старики, что говорит их любимая дочка:

– Матушка, батюшка, там Чёрный Змей за мной идёт!

Бросились старики на улицу и застыли словно громом поражённые. Тёмные тучи заполонили всё небо, а улицу заполнила страшная нечисть: и пэри там были и аждаха, и джины грозные и змеи ползучие. Заскочили хозяева в юрту, держат дверь запертой на все засовы. А чудища не уходят, окружают юрту со всех сторон.

И вдруг раздаётся громовой голос Чёрного Змея:

– Зухра! Почему ты не сдержала своё слово? Почему ты не ждала меня и не готовилась? Исполнилось тебешестнадцать, и я пришёл за тобой. Выйди ко мне, Зухра!

Страшно было Зухре, но набралась она мужества и крикнула Змею:

– Не выйду я к тебе, Чёрный Змей. Не бывать тебе моим мужем!

– Ты не знаешь меня, Зухра. Всё всегда бывает по-моему. Выходи ко мне!

– Нет! Не выйду я к тебе, – отвечает Зухра.

И третий раз Змей спрашивает, и вновь ответила Зухра отказом.

– Не хочешь выйти добром, возьму тебя силой, – грозно загремел Чёрный Змей. Сказал, и в тот же миг юрта оторвалась от земли и начала подниматься в воздух. Поняла Зухра, что Змей сильнее её и придётся ей покориться.

– Видно, матушка и батюшка, на роду мне написано быть женой гада, – в слезах воскликнула девушка своим родителям. И крикнула она Змею:

– Я выхожу к тебе, Чёрный Змей.

Тотчас юрта опустилась на землю. Отперли старики затворы, отворили засовы и выпустили дочку на улицу. Страшно Зухре, но идёт девушка к Чёрному Змею сквозь потемневший воздух, наполненный пэри и аждаха, джинами злыми и змеями ползучими. Их шипенье и свист как будто весь свет заполнили. Как подошла она к гаду страшному, Змей взмахнул хвостом и исчезли вдруг все чудища, будто и не было их вовсе.

– Идём со мной, Зухра, настало наше время, – сказал Чёрный Змей.

– Идём, – ответила ему Зухра кротко.

Так и двинулись они парой. Зухра покорно идёт, чудище желтоглазое рядышком скользит. Добрались они до берега того самого озера, где Зухра когда-то первый раз увидела Змея, и говорит ей Черный Змей:

– А сейчас, не бойся, милая Зухра. Я обовью тебя, и мы вместе нырнём в озеро.

Удивительное спокойствие охватило девушку, и она честно ответила:

– Я и не боюсь ничуть.

Как кожаный пояс обвил Чёрный Змей мягко свою невесту и нырнул с ней в озеро. Плыли они, плыли в тёмных водах, пока вдруг не появилась перед ними дверь под водой. Змей открыл эту дверь и протиснулся внутрь, увлекая за собой девушку.

Оказались они на лестнице из чистого золота, уходящей глубоко вниз. Чёрный Змей ударился о лестницу трижды и… вдруг обернулся молодым и красивым юношей. Взял юноша девушку за руку и говорит ей:

– Послушай, Зухра! Я ведь тоже родился среди людей. Но ещё в детстве меня похитили джины и унесли сюда, в подводное царство джинов. Однако, постиг я все их тайны и науку колдовства и давно превзошёл своих похитителей. И, однажды, признали они меня своим Падишахом.

Поражённая Зухра не сводила с прекрасного юноши глаз, затрепетало сердце девичье и навеки пропало в странных жёлтых глазах повелителя джинов. Юноша-падишах повёл невесту осматривать его необъятные подводные владения. Богатства волшебного царства были неисчислимые, всё сверкало золотом, серебром да камнями драгоценными.

Скоро поженились Падишах Джиннов и Зухра и зажили счастливо. Молодой Падишах был нежен с юной женой и строг со своими грозными подданными. Джины трудились на него, не зная устали. А людям вредить, Падишах им строго запретил.

День шёл за днём, год за годом. Родилось у молодых трое детей. Красотой они пошли в мать, а спокойным, но сильным характером – в отца. Дружно они жили, хорошо. Только иногда грустью заходилось сердце Зухры. Хотелось ей повидать матушку да батюшку, снова взглянуть на сторонку родимую.

Заметил однажды падишах грусть молодой жены и спросил её об этом. Зухра скрывать ничего не стала.

– Отпусти меня в родимый дом дней на десять. Погощу я в родимом доме, да деток наших старикам своим покажу.

Не мог падишах отказать любимой жене, согласился отпустить её. Да ещё сказал:

– Любимая, возьми с собой серебра, злата да камней драгоценных. Пусть родители твои не знают нужды ни в чём.

Вскоре собралась Зухра в дорогу. Падишах проводил жену с детьми до лестницы золотой. Ударился он о лестницу трижды и обернулся Чёрным Змеем. Обвил Зухру и детей и вынес их из глубины вод на берег. На прощание сказал Зухре Змей:

– Любовь моя, когда возвратишься, подойди к воде и громко скажи слова: «Падишах Джиннов, сделай ко мне шаг!». Я заберу вас. Только храни это заклинание в тайне, иначе будет беда.

Зухра пообещала хранить тайну заклинания, и они простились.

Со слезами радости встретили Зухру и её детей старики. Поблагодарили родители дочь за драгоценности, которые она им подарила, а ещё больше благодарили за то, что внуков своих увидели.

Быстро пролетели десять дней, настало время в обратный путь собираться. Соскучилась Зухра по мужу любимому, хочется ей скорее его увидеть.

С тоской смотрела мать-старуха на эти сборы да всё донимала дочь расспросами. Не удержалась Зухра и открыла матери заклинание, которое обещала мужу хранить в тайне. Запомнила старуха те слова.

В ночь перед возвращением легла Зухра спать и детей уложила. А матери её не спится. Не хочет она дочь и внуков от себя отпускать. Как наступила полночь, взяла старуха саблю острую и отправилась она на берег озера.

Полная луна светила в небе, и поверхность озера блестела словно серебро, которое старухе дочь из этих вод в подарок принесла. Ухватила баба старая саблю двумя руками покрепче и сказала:

– Падишах Джинов, сделай ко мне шаг!

Всколыхнулось серебро вод, и появился из воды Чёрный Змей. Подскочила мать Зухры к ненавистному ей гаду и одним взмахом отрубила ему голову. Покатилась голова по берегу и уставилась в небо мёртвыми глазами. А тело Змея вытянулось и окаменело. Старуха поспешила домой. Тихонько, чтобы никого не разбудить, пробралась она в юрту. И как только легла, сразу захрапела.

Ещё солнце не встало, а Зухра уже поднялась и стала детей собирать в обратную дорогу. А мать говорит её сонно:

– Не спеши так, доченька. Все одно скоро вернёшься.

Не поняла Зухра страшных слов матери и отвечала:

– Нет, матушка, уже не вернусь я. Прощайте, матушка.

Скоро добралась она с детьми до озера – так хочется ей любимого мужа увидеть. Встала она на берег и во весь голос крикнула:

– Падишах Джинов, сделай ко мне шаг!

Но только не взволновались воды озера, и ничто не нарушило мёртвой тишины. Крикнула Зухра второй раз, ещё сильнее:

– Падишах Джинов, сделай ко мне шаг!

Но ровной осталась гладь озера, только чёрный туман над водами висит. Сердце Зухры сжала ледяная рука отчаяния, и она воскликнула в отчаянии:

– Падишах Джинов, сделай ко мне шаг!

Опустила Зухра глаза на песок и вдруг увидела она голову, мёртво глядящую на неё. Крик отчаяния вырвался из груди женщины. Упала она на песок, прижала к себе голову и горько зарыдала. Вспомнила она страшные слова матери-старухи и поняла всё про её предательство.

Тихо плакали дети, когда вместе с матерью хоронили своего отца, Падишаха джинов. Теперь уже ничто больше не держало их на этой земле.

Взяла Зухра своего первенца, и, со слезами в глазах, бросила его в бездонную синеву неба.

– Лети, родненький, стань соловушкой, песней чудесной радуй людей!

Обернулся в небесах её первенец соловушкой и улетел далеко-далеко.

Взяла Зухра на руки своё второе дитя.

– А ты, радость моя, обернись ласточкой, первой приноси всегда людям весну.

В следующий миг обернулось её второе дитя ласточкой и прочь улетело.

Взяла Зухра на руки третье дитя. Долго целовала свою кровиночку и плакала.

– А ты, моё золотце, обернись скворушкой, и пусть ведомы будут тебе все языки.

Обернулось третье дитя Зухры скворушкой и улетело прочь.

Оставшись одна, Зухра долго смотрела на озеро, в глубине которого исчезло её счастье. Потом она встрепенулась и… обернулась голубкой сизой.

Вот откуда, говорят, появились на свете соловьи и ласточки, скворцы и сизокрылые голуби…

Алмай-батыр и сандугач

Давным-давно жил на земле молодой пастух. И звали его Алмай. Не было у пастуха ни родни, ни друзей. Жил он тем, что днями и ночами пас чужой скот в степи.

Как-то раз ранней весной на берегу озера нашел Алмай больного гусенка. Очень обрадовался он своей находке. Вылечил гусенка Алмай, выкормил, так что к концу лета гусенок этот превратился в огромного гуся. Был он совсем ручным и ни на шаг не отходил от Алмая.

Но вот пришла осень, и стаи гусей полетели на юг. Однажды гусь Алмая пристал к одной из таких стай и улетел в далекие края. И опять Алмай остался совершенно один.

«Я его вылечил, выкормил, а он покинул меня без всякого сожаления», сидел и с грустью думал пастух.

Неожиданно к нему подошел какой-то бабай и говорит:

– Эй, Алмай! Немедленно отправляйся на состязание батыров, которое устраивает сам хан. И знай: тот, кто всех победит, получит в жены царскую дочь Сандугач и полцарства в придачу.

– Нет, не могу я с батырами тягаться! Нет у меня такой силы! – ответил бабаю Алмай.

А бабай от него не отстает:

– Не отказывайся, Алмай! Силы и смелости у тебя больше, чем у любого батыра. Да и состязание совсем несложное: нужно только поднять на вершину горы три мельничных жернова и оставить их там у ног нашего хана. Кто первым поднимет жернова, тот и победит.

Сначала Алмай не хотел идти на состязание. Однако утром он не вытерпел и отправился на площадь, чтобы хоть издалека поглядеть на знаменитых батыров. Их к тому времени собралось уже около сотни. Встали все они в ряд и ждут начала соревнования.

Подошел к ним Алмай и встал с самого краю. Смотрят на него батыры, да то и дело посмеиваются. Они ведь все пришли нарядные, а у пастуха не одежда, а так – лохмотья какие-то.

Наконец состязание началось. Один за другим батыры поднимали свои жернова и взбирались с ними на гору. А Алмай поднял два жернова и ударил их друг об друга. Раскололся один жернов на две части. Сунул Алмай половинки жернова подмышки, взял еще два жернова в каждую руку и чуть ли не бегом стал взбираться на гору.

Народ стоит и только диву дается:

– Смотрите, на вид – обычный пастух, а как быстро он смог всех батыров обогнать!

И точно: Алмай первым взобрался на вершину горы и положил тяжелые жернова у ханских ног. Расстроился хан, что победителем оказался какой-то нищий пастух, но делать нечего. Пришлось хану посадить Алмая рядом с собой, а когда соревнования закончились, повезти его к себе во дворец.

В этот же день сыграли свадьбу. Много людей пришло поздравить Алмая-батыра и его жену красавицу Сандугач.

Но неожиданно во дворец прибыли сваты от соседнего хана по имени Кылтап. Хотели они засватать ханскую дочь Сандугач и сильно удивились, когда узнали, что та вышла замуж за Алмая.

Отправились сваты домой и рассказали об этой новости своему хану.

Рассердился хан Кылтап, что на ханской дочери женился нищий батыр-пастух. И решил он захватить Сандугач силой, и пошел войной на соседнее ханство.

Алмай тоже собрался в поход. Пришел он к хану и говорит:

– Повелитель, я хочу сам сразиться с врагом! Забираю с собой и любимую жену Сандугач. Вели дать нам самых лучших коней!

– Сами идите в конюшни и сами выбирайте себе коней, – сердито ответил ему хан.

Пошли Алмай и Сандугач в ханскую конюшню, стали от одного стойла к другому переходить, лучших коней для себя подыскивать. С виду все кони в конюшне были хороши. Но стоило только Алмаю взять коня за хвост и тихонько потянуть к себе – конь тут же падал замертво.

Долго так ходили Алмай и Сандугач по конюшне. И никак не могли они подобрать себе подходящих коней. Наконец Алмай заметил одну низкорослую лошаденку, которая стояла в самом дальнем углу конюшни. Подошел к ней Алмай, потянул лошадку за хвост, а она даже не шевельнулась: осталась стоять, как и прежде.

– Вот такого доброго коня я себе и искал! – с радостью воскликнул Алмай.

Стали они искать коня для Сандугач. И тоже много времени ушло на поиски. Понравится им конь, потянут его за хвост, а тот сразу и падает. Наконец добрались до небольшой лошадки, стоящей в самом темном углу конюшни. Алмай схватил ее за хвост и потянул, а лошадка даже и ухом не повела: стоит на прежнем месте, как вкопанная.

– Вот отличный конь для тебя, Сандугач! – обрадовался Алмай.

Выбрали себе коней Алмай и Сандугач и отправились обратно во дворец. Попрощались там они со всеми, и двинулись в поход вместе со своим войском.

День и ночь ехали они, пока не добрались до земель хана Кылтапа. Тогда они остановились и Сандугач сказала мужу:

– Алмай, я с войском останусь здесь. А ты пока незаметно проберись в конюшню Кылтапа и найди там волшебного коня Акбузата. Приведи его сюда. Этого коня Кылтап когда-то украл у моего отца. Только на этом коне ты сможешь одолеть злого Кылтапа.

Когда начало светать, Алмай осторожно проник в конюшню Кылтапа. Однако ему не удалось отыскать там Акбузата. Тогда Алмай прокрался в сад, в котором спал Кылтап, подошел к его изголовью и тихонько сказал:

 
О, повелитель!
Скажи мне, где волшебный Акбузат!
Коли отдашь ты мне коня —
То Сандугач будет твоя!
 

Услышав имя Сандугач, сердце Кылтапа наполнилось радостью. Спросонок, ни в чем не разобравшись, Кылтап рассказал, где сейчас находится Акбузат, как туда добраться и как его распознать среди других коней.

Алмай только этого и ждал. Он быстро вернулся к Сандугач и они вдвоем поскакали к озеру, про которое спросонок рассказал Кылтап, и спрятались там за деревьями у воды.

Немного погодя из леса выбежали шесть коней, а затем спустились к озеру, чтобы попить воды.

В одном из них Алмай сразу узнал волшебного Акбузата, подкрался к нему и накинул золотую узду. Застыл Акбузат как вкопанный.

Тогда Алмай и Сандугач оставили своих коней возле озера, уселись вдвоем на Акбузата и вернулись к войску, которое осталось у границы владений хана Кылтапа. Алмай подготовил своих воинов к сражению и стал ожидать врага. Прошла целая неделя, а войско хана Кылтапа все не идет. Утомился Алмай от долгого ожидания и говорит своей жене:

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

сообщить о нарушении