Сборник.

Победитель дивов. Татарские народные сказки



скачать книгу бесплатно

© Татарское книжное издательство, 2017

© Замалетдинов Л. Ш., сост., 2017

© Шамсутдинов Р. Г., иллюстрации, 2017

Камыр-батыр

(перевод Р. Ахунова)

В давние-предавние времена жили-были, говорят, старик со старухой. Детей у них не было, и была по этому поводу большая печаль.

Однажды решили они из теста слепить себе сынка-удальца. Бабка пошла корову доить, дед вышел дрова рубить.

Воротились они да и ахнули: этот самый мальчик, которого они слепили из теста, с козлятами на полу играет…

Рос Камыр-батыр[1]1
  Камыр-батыр – камыр – тесто; батыр – богатырь.


[Закрыть]
не по дням, а по часам. Выстругал ему дед биту гладкую, деревянную. Опёрся на биту малец, и треснула бита пополам. Пошёл дед тогда в кузницу, и сделал кузнец для его мальца биту железную. Побежал Камыр-батыр с этой битою на улицу, стал с другими мальцами играть: в первый день одному ногу сломал, во второй день другому хребет перебил.

Собрался тут деревенский народ и сказал деду своё веское слово:

– Малец твой и на ребёнка не похож, всех детишек наших искалечил, делай что хочешь, только чтоб в деревне его более не было.

И отправился тот малец по свету бродить. Шёл он день, шёл он ночь, месяц минул, год прошёл, от деревни он ушёл на один вершок. И попал в дремучий лес. Повстречался ему в этом лесу человек стреноженный.

Камыр-батыр спрашивает у того человека:

– Ты зачем это ноги стреножил?

Тот человек говорит:

– Мне и так в самый раз. Коли я их освобожу, за мной и птица быстрая не угонится.

Взял его Камыр-батыр себе в товарищи.

Шли они, шли, и встретился им по дороге человек, зажавший ноздрю одну пальцем.

Спрашивает Камыр-батыр у того человека:

– Ты зачем одну ноздрю пальцем зажал?

Тот человек отвечает:

– Мне и с одной ноздрёй в самый раз. Коли я вторую ноздрю открою, страшная буря поднимется. Коли я в эту ноздрю выдохну, могу мельницу ветряную пять суток не переставая крутить.

Взял и его Камыр-батыр себе в товарищи.

Шли они, шли, и встретился им по дороге старенький дед с белой бородою, со шляпой набекрень.

Спрашивает Камыр-батыр у того старика:

– Ты зачем это шляпу набекрень надел?

Тот старик говорит:

– Мне и так в самый раз. Коли я шляпу прямо надену – пурга поднимется, всех снегом засыплет. А коли я шляпу на глаза надвину, вся земля на два аршина льдом покроется.

И старика взял Камыр-батыр себе в товарищи.

Шли они, шли, и встретился им по дороге ещё один человек: целится он из лука, целится…

Спрашивает Камыр-батыр:

– Ты куда это так целишься?

Тот человек говорит:

– Видишь, во-о-он там, в шестидесяти верстах, на высокой горе, на нижней ветке вон того толстого дерева муха сидит? Хочу этой мухе в левый глаз попасть.

Взял Камыр-батыр и лучника этого себе в товарищи.

Шли они, шли, и встретился им по дороге один бородатый детина, который в земле возился.

Спрашивает у того детины Камыр-батыр:

– Ты что это тут возишься?

Говорит бородатый:

– Вот стукну левой рукой, здесь гора появится, а стукну правой – тут гора.

Взял и детину Камыр-батыр себе в товарищи.

Шли они, шли и дошли до одного бая[2]2
  Бай – богач.


[Закрыть]
.

Попросил Камыр-батыр бая, чтобы он свою дочь за него замуж выдал. А бай говорит:

– Моя дочь падишаховой дочке ровня, не хуже ничем, не чета вам всем. Однако я человек добрый, коли обгонишь моего скорохода, отдам тебе дочку.

Пустились теперь наперегонки баев скороход и Стреноженный. Скакнул Стреноженный и одним махом шестьдесят вёрст одолел. Решил он вздремнуть. Пока баев скороход до него добирался, лёг на пригорке и заснул крепко. Вот уже баев скороход обратно возвращается, а Стреноженный спит себе на пригорке, похрапывает.

Тут говорит Камыр-батыр лучнику:

– Ай-яй, никак верх за баевым скороходом останется? Ну-ка, стрельни в него, сделай такую милость.

Выстрелил лучник и попал спящему в правую мочку. Встрепенулся Стреноженный, скакнул и вперёд баева скорохода на майдане оказался.

Хитрил бай всяко, изворачивался и ухитрился-таки всю компанию в чугунной бане запереть. Навалили дров вокруг бани, огонь поднесли – намерен бай всех живьём зажарить. Начало их припекать в этой бане. Поправил Камыр-батыр шляпу на голове у Седобородого, и поднялась в бане пурга, глаза застит. Однако раскалилась баня докрасна, опять их там припекает. Натянул Камыр-батыр шляпу ему по самые уши – и ударил в бане жуткий мороз, стены заиндевели.

Открыл на другой день бай двери в бане и рот разинул: жива вся компания, сидит и зубами дробь выбивает.



Камыр-батыр говорит этому баю:

– Ты мне голову-то не морочь. Бороться будем или на кулаках драться? Выбирай, что тебе, баю, по сердцу.

Бай говорит:

– И поборемся, и на кулаках побьёмся. Нет у меня такой дочери, чтоб за тебя замуж пошла. Сам бери, коли силёнок хватит.

И пошла у них драка, началось у них побоище. Так они старались, что земля у них под ногами потрескалась: где ровно было, там вспучилось, где вспучено было – заблестело, как лысина. День они бились, ночь они бились, и утром колотились, и вечером молотились. Ловким бойцом себя показал Камыр-батыра товарищ, закрывающий пальцем ноздрю: дунет, свиснет в пустую ноздрю – двадцать баевых слуг улетят вверх тормашками. Стукнет Бородатый справа – гора вырастает, стукнет слева – другая гора, тридцать слуг баевых под горою. А взмахнёт сам Камыр-батыр своей битою и враз сорок баевых слуг положит.

Не вытерпел бай такого избиения, отдал свою дочь. Как выдали баеву дочку за нашего батыра, пир горой пошёл. Тридцать дней к нему готовились, сорок дней этот пир справляли, пять кобыл непойманных сварили, наелись все до отвала.



И я на том пиру побывал, ай, хороший был пир! Столы от кушаний так и ломились, в котлах бараны живые томились, мёд-пиво ставили бочками – век бы ходить за такими дочками! Честное общество ковшами хлебало, мне, правда, одной ручкой перепало.

Золотая птица

(перевод А. Садековой)

В давние-давние времена, когда сорока служила сотником, утка – урядником, синица – писарем, а собака дослуживалась до десятника, начальства прибавилось. Был тогда, сказывают, один человек, пошёл он однажды по двум тропкам, но по одной дорожке. Пошёл вкривь и пошёл вкось, пошёл в бок и пошёл в чушь, шёл-шёл и дошёл до двух кустов и одной ивы. Срубил одну кривую, другую горбатую и вновь пошёл по двум тропкам и одной дороге и дошёл до озера. А там сидели две дикие утки и одна дичь. Выстрелил криво – не совсем попал, выстрелил вкось – ну, точь-в-точь. Утку зарезал, пуд сала вытопил.

Был в те времена, говорят, один падишах. Был у него яблоневый сад. Однажды, гуляя по саду, падишах заметил, что яблоки с одной яблони исчезают, и поставил сторожить человека. На рассвете сторожа потянуло ко сну и он заснул.

Утром падишах вышел в сад, проверил наличие яблок и видит: снова нет одного яблока. После этого падишах засадил сторожа в тюрьму, а на следующий день поставил другого человека. Этот сторож высидел ночь. Как только наступил рассвет, он тоже уснул. Падишах утром выходит в сад, пересчитывает яблоки, снова одно яблоко исчезло. Падишах сильно разозлился и велел отвести и этого сторожа в тюрьму.

Третий сторож падишаха также охранял сад всю ночь. На рассвете и он уснул. Падишах снова выходит и смотрит, и снова нет одного яблока. Падишах засадил и этого сторожа в тюрьму и стал сам охранять сад.

С наступлением сумерек падишах засел в саду. Всю ночь просидел он. На рассвете его стало клонить ко сну. Спать хочется, но он сидит, терпит. В это время прилетела птица и села на одну большую яблоню. Только она села, падишах осторожненько подкрался и схватил птицу. Он поразился красоте этой птицы – Золотой птицей она оказалась. Падишах с почётом внёс эту птицу во дворец и посадил в золотую клетку.

Как и все падишахи, он был очень хвастлив и сообщил всем другим падишахам: «Я поймал Золотую птицу». Соседние падишахи, кто из зависти, кто желая увидеть Золотую птицу, приехали к назначенному времени.

Падишахи сидели на меджлисе[3]3
  Меджлис – собрание; пир.


[Закрыть]
, а сын падишаха Арслан, вернувшись с учёбы, бегал, играл. Стреляя из лука, мальчик вбежал в комнату, где сидела Золотая птица. Он выстрелил из лука, и стрела залетела в клетку, где сидела Золотая птица. Арслан подошёл к клетке, чтобы взять стрелу, тут птица заговорила с ним человеческим языком:

– Стрела твоя здесь, – сказала птица, – но ты сначала принеси ключ, открой клетку, а потом стрелу возьмёшь.

– А где же ключ от клетки? – спрашивает Арслан.

– В кармане твоего отца.

Мальчик пошёл и тихонько вытащил ключ из кармана отца. Открыл клетку. Только клетка открылась, птица вылетела и сказала Арслану:

– Если когда-нибудь я тебе понадоблюсь, ты только скажи: «Эй, Золотая птица!», я сразу прилечу и помогу тебе.

Сказала и вылетела в окно. Арслан отнёс обратно ключ и положил в карман отца, а сам снова пошёл играть.

Тем временем падишахи пожелали посмотреть на Золотую птицу. Когда падишах вошёл в комнату, чтобы вынести к ним Золотую птицу, смотрит: в клетке птицы нет. От этого он сильно загоревал. К падишахам он вышел в слезах, сильно расстроенный.

– Моя Золотая птица исчезла, кто-то открыл клетку и выпустил птицу, – говорит.

Чужие падишахи сразу поскучнели:

– Раз так, не надо было приглашать, – сказали они и, обидевшись, уехали.

После отъезда гостей падишах позвал свою жену, визирей[4]4
  Визирь – министр, советник падишаха.


[Закрыть]
, всех охранников.

– Не могли одну Золотую птицу уберечь, – говорит он и грозится всех повесить.

Пристал он к своей жене:

– Птицу ты выпустила, наверное, – говорит.

Жена плачет, со слезами отвечает:

– Я не выпускала птицу, я не виновата.

Падишах не поверил словам жены, сильно отругал её и выгнал вон.

Вечером сын падишаха Арслан, наигравшись, вернулся домой. В это время его мать всё ещё рыдала. Когда мальчик вошёл, мать говорит ему:

– Пропали мы, сынок. Ты ничего не знаешь? У нас пропала Золотая птица. Вот из-за этого отец твой ругает меня.

Арслан говорит:

– Эх, матушка, не горюй ты из-за чепухи. Золотую птицу ведь я освободил.

Разозлившись на отца, Арслан говорит матери:

– Ты отцу передай, что клетку я открыл, пусть он разговаривает о птице не с тобой, а со мной.

Сказав это, мальчик ушёл в свою комнату и лёг спать.



Слова сына падишаха были переданы отцу. Узнав об этом, падишах сильно осерчал на сына. Вызвал падишах своих визирей и начал при них допрашивать сына:

– Золотую птицу ты выпустил?

Арслан храбро встал перед меджлисом и сказал:

– Я открыл клетку Золотой птицы, я выпустил птицу. Если ты ругаешься из-за этого, то ругай меня. Невиновных не трогай. Ты и так зазря погубил много людей.

Падишах сильно разозлился, вскочил с трона, схватил саблю и хотел тут же отрубить мальчику голову. Присутствующие гости вырвали сына из рук падишаха, и тот убежал.

На другой день падишах собрал своих визирей снова на совет.

– Как нам поступить с этим мальчиком? – спрашивает он. – Этот мальчик с юных лет идёт против меня. Вырастет, житья от него не будет. Я его прикажу или немедленно повесить, или заточить пожизненно в тюрьму, ничего другого не остаётся.

Визири тоже говорят в поддержку падишаха: «Да, правильно, надо повесить».

Тут встал один из них, старый уже визирь, и говорит:

– Повесить мальчика за такую малую провинность несправедливо. Мы его лучше прогоним из нашего падишахства.

Так, посоветовавшись, решили они мальчика изгнать из своего падишахства-государства.

Жена падишаха со слезами умоляла, чтобы он не был так жесток к своему ребёнку. Но падишах поступил по-своему.

Решение падишаха довели до Арслана. Мальчик распрощался только с матерью и тут же, покинув дом, тронулся в путь. По дороге джигит навестил своего друга, сына другого падишаха. Поговорили с ним, посоветовались и, договорившись, решили стать спутниками, вместе отправились в дорогу.

Неделю идут, месяц идут, и дошли, говорят, эти два джигита до какой-то реки. Пока шли, Арслан очень скоро понял, что его друг хитёр. Устроившись возле реки, поели-попили. Отдохнув вечером, приготовились снова тронуться в путь. Только собрались, тот хитрый юноша и говорит:

– Вот, дружок, до сих пор ты был главным, так как старше меня на один год и я тебе подчинялся. С этого момента нехорошо нам обоим считаться сыновьями падишахов, пусть один останется сыном падишаха, а другой будет сыном визиря.

Арслан отвечает:

– Мне всё равно, я и так уже не сын падишаха.

– Вот, – говорит его спутник, – я возьму палку, брошу её в воду и тот, кто первым достанет эту палку, будет считаться сыном падишаха, а кто не успеет – будет сыном визиря.

Тот юноша первым подбежал к воде и бросил палку в свою сторону. Поплыли они. Палка была ближе к этому юноше, и он доплыл до неё раньше Арслана. Он и вынес палку. После этого они оделись и отправились дальше.

Шли они по дороге, тот юноша и говорит Арслану:

– Вот, дружок, теперь я главный для тебя, теперь ты будешь делать всё по-моему, как я скажу.

– Ладно, – говорит Арслан, – будь по-твоему, а сам думает про себя: «Кто есть кто – будущее покажет».

Ехали они, ехали верхом на конях и доехали до большого города. Тут, оказывается, жил соседний падишах. Поехали они по самой широкой улице города и доехали до сарая[5]5
  Сарай – дворец.


[Закрыть]
падишаха. Возле сарая они пустили коней шагом. У этого падишаха были, оказывается, три дочери. Когда джигиты ехали мимо сарая, эти девушки сидели возле окна и вышивали. Увидев этих джигитов, дочки падишаха влюбились в них до безумия. Они побежали к отцу и сказали:

– Отец! Отец! По нашей улице едут два джигита, такие красавцы, ты верни этих джигитов и покажи нам.

Падишах вызывает одного своего визиря:

– Догони их, скажи, что падишах их в гости зовёт, приведи сюда, – и посылает его за ними.

Визирь падишаха догнал джигитов и привёл их во дворец. Джигиты, расположившись во дворце падишаха, прихорошились-принарядились и отправились к падишаху.

– Что вы за люди, куда едете? – спрашивает падишах.

– Я сын такого-то падишаха, а мой товарищ – сын визиря, изгнанный из своей страны, – говорит тот джигит.

Падишах, недолго думая, заявляет:

– Если хотите остаться в моём падишахстве-государстве, я за вас своих дочерей выдам. Вон старшую – за сына падишаха, среднюю – за сына визиря.

Джигиты выразили своё согласие и женились на падишахских дочерях. Падишах поселил старшего зятя в новом золотом дворце, а младшего зятя – сойдёт для сына визиря – в маленьком доме во дворе. Старшего зятя он держит возле себя, как близкого советчика, возле трона, а младшего зятя Арслана и в расчёт не берёт, не считается с ним.

Ладно, жили эти два джигита с дочерьми падишаха неделю, месяц прожили. Со временем падишах начинает давать своим зятьям разные поручения. Младший зять Арслан в момент исполняет все поручения и только и ждёт, когда ему дадут новую работу. Падишах и старшему зятю даёт задания, но от того толку нет совсем. И падишах стал лучше относиться к Арслану. Видя такое положение, старший зять падишаха очень завидует ему. Старшая дочь падишаха тоже ежедневно подзуживает его: «Отец с нами не считается, он любит лишь младшего зятя, они теперь каждый день возле отца».

Сын падишаха очень разозлился и начал думать, как бы отомстить Арслану. Однажды он начал рассказывать падишаху, отцу жены, как бы расхваливая Арслана:

– У твоего младшего зятя очень много способностей, он их никому не показывает и от тебя прячет.

– Что за способности есть у него? – спрашивает падишах.

– Он, – говорит старший зять, – может озолотить копыта ста коней и посеребрить их шерсть. Вызови-ка его и поручи ему эту работу. Скажи, что отрубишь ему голову, если не выполнит. А иначе он не сделает ничего.

Сказал он это и быстренько ушёл. А сам думает про себя: «Вот так-то ловят таких, как ты».

Падишах вызвал Арслана и говорит:

– Есть, оказывается, у тебя ценные способности, зять. Возьми сто коней, позолоти им копыта и посеребри шерсть. А не исполнишь, я прикажу тебе голову отрубить.

Арслан отсчитал сто коней падишаха, выехал в долину и отпустил их пастись. Он же не может выполнить приказ падишаха, что поделать, сидит на лугу в горе и печали. Сидел он так и вспомнил: «Эй, Золотая птица!» – позвал он. Только позвал, перед ним появилась Золотая птица со словами: «Что нужно тебе, джигит?» Арслан очень обрадовался.

– Падишах велел озолотить копыта и посеребрить шерсть ста коней, – сказал он.

– Не горюй, джигит, – говорит Золотая птица.

Тут она обернулась человеком, собрала сто коней в одно стадо. Закидала их за хвосты в небо и забрала Арслана к себе домой. Затем она познакомила Арслана со своей сестрой. «Меня спас вот этот джигит», – сказала птица-человек и рассказала, что с ней случилось. Потом она велела своей сестре щедро угостить этого джигита.

Погостил он несколько дней, и Золотая птица говорит:

– Какой же нам подарок сделать этому джигиту?

Сестра предлагает:

– Есть у нас скатерть, доставшаяся от отца и матери, давай подарим ему.

Они подарили скатерть и сказали:

– Мы тебе вот дарим скатерть, доставшуюся нам от отца и матери.

– Я буду беречь её как память о вас, – обещает джигит.

Золотая птица говорит Арслану:

– Эта скатерть волшебная. Если расстелишь, то на ней появится такая еда, какую пожелаешь.

После этого Золотая птица доставила Арслана на прежнее место и начала стаскивать коней за хвост. Арслан очень поразился всему этому. Кони изменились до неузнаваемости: копыта у них стали золотыми, а шерсть – серебряной. Золотая птица стащила всех коней, собрала их в стадо и отправилась домой, попрощавшись с Арсланом.

Когда Золотая птица улетела, Арслан поймал самого красивого из всех коней, сел верхом и погнал остальных перед собой.

Добрался он до города, остановил табун с золотыми копытами и серебряной шерстью перед дворцом падишаха. Когда он прибыл, падишах со своим старшим зятем был на балконе. При виде коней падишах поразился безмерно.

– Вот зять, – говорит он, – Арслан показал своё умение.

Старший зять падишаха сильно оскорбился, не знает, как быть дальше. И говорит он в расстроенных чувствах:

– Ты, отец, не знаешь всего. У него есть ещё одно умение. Он может сделать сто коров с золотыми рогами и хвостами цепочкой. Ты вели ему сделать.

Ладно, Арслан загнал сто коней с золотыми копытами туда, куда указал падишах, и отправился к жене. Она очень обрадовалась, увидев Арслана целым и невредимым.



Только вошёл Арслан к себе в дом, за ним следом явился повар и оставил им миску с едой, сказав, что падишах прислал. Открыли миску, смотрят, там остатки да объедки. Только ушёл повар падишаха, Арслан вытащил скатерть, подаренную Золотой птицей, развернул, и появились разные яства, какие душа пожелает, всё есть. С наслаждением поели-попили и свернули скатерть, положили как драгоценность.

На следующий день утром падишах снова вызвал Арслана к себе и говорит:

– Зять, у тебя ещё одно умение есть, оказывается. Говорят, ты можешь сделать сто коров с золотыми рогами и хвостами цепочкой.

Делать нечего, ушёл он с опущенной головой. Пошёл он в падишахово стадо, отобрал сто коров, погнал их снова на прежнее поле и пустил их пастись. После этого отошёл в сторону и крикнул: «Эй, Золотая птица!» В мгновение ока Золотая птица предстала перед ним.

– Что ты хочешь, что случилось с тобой? – спрашивает.

Джигит отвечает:

– Падишах велел сделать эти сто коров с золотыми рогами и хвостами цепочкой. Если не смогу, то он прикажет отрубить мне голову.

– Не бойся ты, – говорит Золотая птица, – это-то мы сделаем.

Тут Золотая птица приняла облик человека и, схватив за рога, начала подкидывать одну корову за другой в воздух, только знай терпи.

Перекидав всех коров, Золотая птица повела Арслана к себе домой. Сестре своей она говорит:

– У нас очень дорогой гость, он снова пришёл, ты его хорошенько угости.

Через недельку-другую Золотая птица спрашивает у сестры:

– Что же ему подарить?

– Есть у нас одна гармонь, доставшаяся нам от дедов, подарим её, – говорит сестра.

Эта гармонь была с двенадцатью винтами, и каждый винт выводил свою, присущую лишь ему, мелодию.

Подарили джигиту дедовскую гармонь. Золотая птица доставила Арслана на ту поляну, где остались коровы. Когда они пришли на то место, Золотая птица начала стаскивать коров с неба. Коровы так и сыпались с неба, а рога у коров золотые, а хвосты цепочкой. Затем Золотая птица собрала всех коров вместе и, пожелав джигиту здоровья, пропала с глаз. Арслан, радостный, погнал коров в обратный путь.

Прибыл он в город. Погнал коров по главной улице и пригнал к падишахскому дворцу. Золоторогие коровы крутят хвостами, издавая разные мелодии. Услышав это, сбежался весь городской люд. В это время падишах и его обманщик-зять угощались чаем на балконе. При виде золоторогих коров с хвостами цепочкой падишах очень поразился и приказал загнать коров во двор. Арслан загнал коров и отправился к своей жене.

Старшая дочь падишаха всё это время не давала житья жене Арслана, всё твердила: «На этот раз твой муж не вернётся». Жена Арслана очень обрадовалась, что муж вернулся целым и невредимым, встретила его со слезами.

Ладно, теперь вернёмся к старшему зятю падишаха. Он очень позавидовал тому, что Арслан вернулся, выполнив все поручения падишаха. Говорит он падишаху:

– У твоего младшего зятя есть ещё одно умение, ты его сытно не угощай, пошли ему только хлеба с водой, иначе, если он насытится, этого умения тебе не покажет.

– Что же ещё он умеет? – спрашивает падишах.

– Он может сделать сто коз с золотыми рогами и серебряной шерстью.

Падишах вызвал своего повара и велел отнести младшему зятю и дочери лишь хлеб да воду. Повар сделал так, как велел падишах. Поставил перед ними кусок хлеба и воду. Арслан с женой, не говоря ни слова, взяли из его рук сосуд. Только вышел повар падишаха, они хлеб с водой сунули под стол и накрыли стол волшебной скатертью. Стол заполнился разными яствами, появилось всё, что душа пожелает. Сели они – муж с женой – друг против друга и с наслаждением поели-попили. Затем Арслан крутанул винт гармони, подаренной Золотой птицей, и раздалась неслыханно красивая музыка. Тогда Арслан принялся крутить все двенадцать винтов гармони один за другим и гармонь играла разные мелодии. Так они веселились всю ночь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное