Сборник.

Лучший мистический детектив



скачать книгу бесплатно

Я ощутила их прохладный горьковатый вкус, дрожь пробежала по моей спине, и осколки последних сомнений разлетелись в прах. Его руки на секунду сжали мои плечи, скользнули вниз по спине, прижимая к его груди, и его властные губы заглушили мой рвущийся наружу стон, прорвавший последнюю преграду. Его поцелуй становился все глубже, жестче и настойчивее, пробуждая первобытное желание. Я еще пыталась сопротивляться, упершись руками в его грудь, пыталась остановить сметающий все на своем пути шквал.

Почувствовав мое сопротивление, Гордон почти оттолкнул меня.

– Прости… нам, наверное, пора домой, – голос его был глухим и хриплым. Он уходил к лошадям. А на меня вдруг навалилась опустошенность и жуткое разочарование, в котором я была сама виновата. «Нет, подожди! Просто все получилось так неожиданно, быстро… Я, кажется, действительно до помрачения влюблена в тебя, но мне страшно разрушить все, что было раньше, превратившись просто в трофей. Я хочу тебя, и боюсь этого желания… Я просто не верю тебе!» – мысленно кричала я, надеясь, что он вернется. Я ощущала противную слабость, идя через пляж. Голова кружилась, и я остановилась у пологого камня, прислонив пылающий лоб к его прохладной поверхности.

Сначала я ощутила его властные руки сзади на моих плечах, а потом он резко развернул меня, прижав спиной к камню. Его глаза, совершенно темные и пугающие встретились с моими, и я растворилась в этих омутах. Рывком он поднял мои руки, заведя их мне за голову, а через мгновенье я задохнулась от его обжигающего поцелуя. По моему телу прокатилась волна дрожи, и увидев это, он сжал меня в объятиях.

Наши дыхания слились, ожидая единения. Сначала беззвучно и тихо, но в нас уже проник ветер желания. Но это всего лишь легкий бриз по сравнению с тем ураганом, что обрушился на нас через несколько мгновений – с ураганом страсти. Его руки заскользили по моей спине, и я сквозь одежду почувствовала его тело, сильное и горячее, услышала бешеные удары его сердца. Скользнув еще ниже, он сильнее прижал меня к себе, и я ощутила его пульсирующую возбужденную плоть.

Поцелуи стали настойчивее, его язык глубоко проникал в меня, лаская и возвращаясь обратно к губам, заглушая мои стоны, которые я уже не могла сдержать. Жар начинался в голове, растекался по всему телу, опускался куда-то вниз… От безумного желания меня сотрясала дрожь, перед глазами стояла багровая пелена, а Гордон уже расстегивал пуговицы моей блузы, одновременно лаская грудь сквозь тонкую ткань. Через секунду блуза полетела на песок, а я содрогнулась от наслаждения, когда его ладонь коснулась соска. И мы закружились в спирали потока, смотря друг на друга широко раскрытыми глазами.

Приподняв меня, он унес меня от камня, положил на траву и снял свою рубашку. Теперь я касалась его кожи, и мои руки чувствовали мышцы его спины. Его губы стали ласкать шею, спускаясь все ниже, пока я не ощутила их на своей груди. Он покусывал мои соски, от которых обжигающие волны разливалось по телу так, что я теряла голову, как будто уплывала куда-то, полностью отдавшись нахлынувшим ощущениям.

Я почувствовала его обжигающие руки на своем теле и поняла, что совершенно обнажена.

И в этот момент он приподнял мои бедра и резко полностью вошел в меня. От неожиданности я вскрикнула, но его губы заглушили мой крик, а через несколько мгновений острое возбуждение затопило меня. Темп все больше и больше ускорялся, мои стоны уже невозможно было заглушить поцелуями. В бешеном экстазе я вонзала ногти в его спину, пытаясь слиться с ним еще глубже. Напряжение достигло предела, и вдруг сильнейший спазм сотнями солнц взорвался во мне, заставляя выгибаться и пульсировать оба тела в непереносимом наслаждении.

Я качалась на волнах, несущих прохладу и расслабление, обвив ногами Гордона и склонив голову на его плечо. Он прижимал меня к своему все еще разгоряченному телу и что-то шептал. В голове у меня приятно шумело и не было ни единой мысли. Мысли придут потом, а пока полный покой окутал меня…

ГЛАВА 4

Мы возвращались в полном молчании с другой стороны особняка, обогнув остров по периметру и проехав через сосновый бор. Солнце перевалило через зенит, все сильнее накаляя воздух. Только отдохнувшие и повеселевшие лошадки то и дело пускались в галоп. Устав придерживать свою кобылку, я вцепилась в ее холку, пытаясь удержаться в седле. Вдруг Ангел резко затормозила и с диким испуганным ржанием взвилась на дыбы, выбив меня из седла. Понятно, удержаться на взбесившейся лошади я не смогла, и, перелетев через круп, грохнулась прямо под копыта Дракона. Хотя Дракон благополучно перескочил через меня, а песок смягчил падение, удар оглушил меня, вогнав в состояние «грогги».

– Что за идиотизм…, – прохрипела я сквозь накатывающую дурноту и попыталась встать. Попытка провалилась, и я с размаху вновь плюхнулась пятой точкой на песок.

– Сиди, ради Бога! Голова кружится? На сотрясение похоже. Глотни, – сунул мне Гордон фляжку. Я послушно сделала приличный глоток и меня сотряс кашель от обжегшего горла виски. Кое-как прокашлявшись, я зашипела:

– Ты меня алкоголичкой сделаешь своим лечением! И вообще, что в конце концов происходит??

– Я посмотрю, лошадь испугалась чего-то, – принял решение Гордон и прошел немного вперед по кромке воды. Мне не понравилось его затянувшееся молчание, да и сквозь аромат виски, порядочную часть которого я выплюнула на свою бывшую когда-то белоснежной блузу, стал проступать запах еще более мерзкий, но очень знакомый.

– Не тяни, что там? – я попыталась все-таки встать на ноги. Это получилось, хотя меня сильно штормило.

– Я бы не советовал сюда подходить, – тихо процедил Гордон.

– Да, ладно, что я, трупов не видела?

– Утопленника штормом ночью вынесло. Или пьяный в воду свалился, или самоубийство. Такое нередко случается. В полицию надо звонить. Извини, сама доберешься до особняка? Мне придется кого-нибудь дождаться. Сейчас Дэну позвоню, – стал он набирать номер мобильника.

У воды лежало лицом вниз полу занесенное песком мужское тело в одежде.

– Подожди, странный какой-то утопленник. Смотри, у него веревка на шее, – откинула я довольно длинные волосы с шеи тела. – Очевидно был привязан груз, да веревка о камень перетерлась в шторм. Дня три в воде пробыл, если не больше. Давай его перевернем, может быть ты знаешь, кто это.

– Да оставь ты его, это забота полиции, – проворчал Гордон. Очевидно, мое предложение ему не понравилось, но увидев, что я уже переворачиваю тело, мне помог.

– Черт… Очень на тот свет желал попасть утопленничек… Сначала харакири себе сделал, а потом груз на шею привязал и за борт прыгнул, – показала я Гордону на развороченную грудную клетку тела.

– Да ведь это же Сэм! Может быть это акулы его так уже в воде?

– Тот который пропал? Да уж, загулял так загулял!

– А ты откуда про Сэма знаешь?

– Не зря же я в баре полдня просидела, все местные легенды услышать успела. Кстати, не харакири это, и даже не ножевое ранение. Грудная клетка буквально разодрана и сердца нет. Не думаю, что здесь живут акулы-мутанты, предпочитающие человеческое сердце на завтрак. А ведь не один Сэм пропал?

– Барт тоже. Через три дня после Сэма…

– А что там говорится в местной легенде про твоего прадеда? В баре болтали, что и тогда люди стали пропадать. А трупы их не находили?

– Да это же просто легенда, притягательная страшилка для туристов. И труп якобы один нашли. Как раз после этого деревня с факелами к особняку и пришла. Говорили, вызванный моим прадедом злобный дух сердцами питался. Но, я не думаю, что ты веришь в злобных духов-людоедов.

– Я не верю ни в черта, ни в дьявола, ни в духов. Зато я верю в свихнувшихся мудаков, что рождены, чтоб сказку сделать былью…

– Ты это о чем??

– Да так. Мысли вслух. Поеду-ка я домой, а то голова кружится, не свалиться бы еще раз где-нибудь под кустом. Ищи потом меня.

– Я Дэну позвонил, он выехал тебя встречать и врача вызвал. Тебе нужно выйти на дорогу. Я вернусь, как только смогу, – коснулся он губами моей щеки и помог сесть на Ангела. Лошадка, подавленная случившимся, понуро поплелась домой. Вскоре показалась асфальтовая дорога, и я увидела машину со стоящим рядом Дэном. Он помог мне спешиться и усадил в салон машины.

– А как же Ангел?

– Не беспокойся, она сама дорогу домой найдет.

Я облегченно вздохнула, ибо продолжать поездку на лошади или за рулем, я явно не могла. Голова жутко болела и кружилась, да и дурнота накрывала меня уже нешуточная.

Через несколько минут я была уже в своей комнате и приняв душ, свалилась в кровать. Приятный старичок-доктор осмотрел меня, пощупал пульс, сделал какой-то укол и сообщил, что у меня небольшое сотрясение и шок. Хорошо бы меня отвезти в больницу, но так как больницы на острове нет, лучше мне пока полежать в кровати. Дэн пожелал мне приятного отдыха и уехал к Гордону, оставив меня наконец одну, и я задремала.

Долго валяться в кровати я не смогла. Укол подействовал, головокружение и тошнота отступили, и я решила, что это подходящее время ознакомиться наконец с особняком получше. Тем более, как я знала, в доме остались только повар с помощницей и может быть, кто-то из горничных. Майкл и Линда еще не вернулись.

Наскоро одевшись и подкрасившись, я вышла в каминный зал. Этот зал располагался в южной части особняка и изгибался буквой «Г» вокруг моей комнаты. Вход в мой будуар был в узкой части зала по соседству с аркой в зал с портретом, находившийся в юго-восточном углу дома. Из него вела восточная галерея, из которой дверь, очевидно, вела в комнату Майкла и Линды.

В Северо-восточном углу был курительный салон, а следом, через короткую галерею – обеденный зал с балконом, прямо через сад напротив каминного зала. В Северо-западном углу были расположены покои Гордона, соединявшиеся с каминным залом длинной западной галереей. В этой галерее находилась огромная мраморная лестница сквозь все четыре этажа. Никаких помещений и дверей в этой галерее не было. Таким образом восточная часть была раза в три шире западной, а южная часть стояла на скале, круто обрывающейся в океан.

Обойдя весь второй этаж по периметру, я подошла к картине шамана. Рама очень плотно входила в неглубокую нишу в южной стене, то есть в общую стену с ванной, примыкающей к моей комнате. Интересно, зачем нужно было выдалбливать в стене специальную полость для портрета? Очевидно, при пожаре южная часть особняка не пострадала, да и портрет появился здесь намного позже, если это Алан на нем изображен.

Ну да, жители деревни поджигали замок со стороны входа. С южной стороны не подобраться – обрыв. А как же тогда так быстро затушили пожар, что он не успел добраться до южной части? Навряд ли в то время здесь существовала пожарная команда… Интересно, есть ли на острове библиотека – может быть хоть кто-то записывать основные события на острове?

Стоп… Библиотека есть в особняке, и Майкл говорил, что она буквально завалена старинными книгами. Может там и записи самого прадеда есть? Если он был археологом и много путешествовал, то записи должны быть! Теперь нужно отыскать эту библиотеку и молиться, чтобы она была в южной части и не сгорела в пожаре. И вообще, что там раскопал Майкл, что сутками не вылезает оттуда? Начну-ка я с самого начала.

Наметив план, я спустилась по лестнице на первый этаж. Прямо посередине северной части дома открывался роскошный вестибюль с мраморными колоннами, устланный коврами, огромными зеркалами и изящными диванчиками. Из вестибюля, огибая сад, направо шла северная крытая аркада, а прямо – восточная. Слева от вестибюля находилась уютная светлая комната в желтых тонах с креслами. В домах новорусских такая комната обычно предназначалась для отдыха охраны. «Может быть в прошлом веке старые хозяева тоже имели охрану?» – иронично подумала я. Справа из аркады был вход в огромную кухню, к которой примыкали кладовые, холодильник, подсобные помещения. Они занимали почти всю западную часть. Я даже заметила мини лифт, на котором еда из кухни подавалась прямо в обеденный зал второго этажа.

– Хай! – поздоровалась я с поваром – пожилым симпатичным итальянцем с огромными черными усами и внушительным животом. Он гремел кастрюлями, насвистывал какой-то мотив и давал указания своей помощнице – приятной черноглазой и темноволосой девчушке лет восемнадцати.

– Хай! Как дела? Решили ознакомиться с домиком? Правильно, а то тут заблудиться можно в три счета! Извини, я сейчас занят очень, но ты заходи как-нибудь, поболтаем, удачи! – и он сосредоточенно стал помешивать какой-то соус, распространяя умопомрачительные запахи. Не став ему мешать, я продолжила свой осмотр.

В восточной части параллельно аркаде располагалась комната отдыха с камином, диванами, вместительным баром, стереосистемой и телевизором, массажным столом и шкафами с простынями, полотенцами, спортивными принадлежностями. Сначала я немного ошалела от такого набора, но заглянув в выходящие в этот зал двери, увидела просторную сауну, небольшой бассейн, тренажерный зал и душ. Понятно – эта часть была посвящена здоровому образу жизни, надо бы в сауну наведаться вечерком.

В южной части я обнаружила несколько закрытых комнат для прислуги. Наверное, там и жили сейчас повар, его помощница и садовник.

Не найдя ничего особенно интересного на первом этаже, я спустилась в сад и села на лавочку перекурить.

– Привет! Я – Софи, работаю здесь со своим дядей Румо. Он отличный шеф-повар, а я ему летом помогаю, заодно опыта набираюсь – планирую свой ресторанчик открыть после колледжа. Ты сюда в гости приехала? Я слышала, ты из России? Очень хочу увидеть Россию! – затараторила она, не давая мне открыть рот. – Мой дядя приехал сюда из Италии со своей сестрой лет двадцать назад, а я уже в Массачусетсе родилась. Тебе нравится здесь?

– Очень! Чудесный остров и потрясающий особняк – такой старинный и шикарный.

– Мне остров тоже нравится, а вот особняк я ненавижу.

– Почему?

Софи впервые немного помолчала, как бы думая, стоит ли мне говорить, но потом тряхнув челкой ответила:

– Ему не нужны люди… Он сам живой и только ждет случая, чтобы напакостить. Мне даже страшно иногда бывает. Здесь живут души погибших хозяев, они стонут ночами, стучат в стены, но особняк их не выпускает. Я сама видела привидение, – прошептала она. – Это был старый хозяин в своем шаманском наряде, прямо как на портрете, но словно живой… Я думаю, его душа заключена в той дьявольской картине.

– Где же ты его видела? – заинтриговано спросила я.

– Он иногда бродит по второму этажу, неподалеку от портрета. Я в ту ночь решила бренди немного выпить, уснуть не могла, и пошла на второй этаж в бар. Ну тот, что в курительном салоне. Ой! – прикрыла она ладошкой рот. – Только ты не говори никому. Хозяин конечно не запрещает пользоваться баром, но как-то неудобно, да и двадцати одного года мне еще нет… Дядя если узнает, голову мне оторвет!

– Конечно не скажу, тем более бессонница – повод серьезный, – еле сдерживая смех сквозь серьезную физиономию, заверила я.

– Так я прошла через каминный зал, через следующую комнату с чертовым портретом. Свет не зажигала, луна из сада светила, тишина. Уже почти зашла под арку в следующую галерею, как чувствую, кто-то на меня смотрит сзади. Я обернулась, а шаман посередине комнаты стоит. Правда темно, вижу только расплывчатые очертания его медвежьей шкуры, зато глаза, как сейчас помню, лютым огнем горят. Я еле крик сдержала, крестясь и поминая всех святых, со всех ног помчалась в бар. Там и просидела всю ночь, запершись.

– И ты никому об этом не рассказала??

– Конечно, нет – тебе первой. Как бы я объяснила, что ночью на втором этаже делала? Пришлось бы и о бренди рассказывать, тогда точно дядя бы мне голову оторвал. Самое обидное, что от ужаса я даже забыла, зачем в бар шла. Так и не выпила, не до того мне было. Всю ночь в страхе тряслась, – закончила свою историю Софи. – Ну ладно, пошла я. Дядя, наверное, меня уже ищет. Приятно было познакомиться! Приходи, если скучно будет. Я практически никуда не выхожу отсюда, моя комната самая дальняя от сауны. Пока!

Софи убежала, а я, немного посмеявшись, задумалась. Кажется, не одну меня здесь галлюцинации преследуют. Не нравится мне это. Не нравится… Затушив сигарету, я по лестнице поднялась на балкон второго этажа. Осталось обследовать еще два.

На третьем этаже балконов в сад уже не было, да и окна в галереях, хотя и огромные, но до пола не доходили. Западная узкая галерея была пуста. Кое-где на стенах висели картины современных мастеров. В северо-восточном углу располагалась большая комната. Дверь была не заперта, и, заглянув туда, я решила, что здесь обосновался Дэн. За комнатой Дэна был большой холл с кожаной мягкой мебелью и бильярдным столом. Северо-западный угол занимал уютный домашний кинотеатр, а из западной галереи был вход в огромную светлую студию, во всяком случае, я бы заняла этот зал под студию. Комната была практически пуста, а на полу стояли еще не распакованные большие ящики.

Далее галерея вела в огромную мрачную часовню с темными гобеленовыми стенами и выложенным черной смальтой полом. Там же висели старинные иконы, стояли огромные серебряные подсвечники и канделябры, а в центре рядами располагались скамьи. Свет еле пробивался сквозь цветные витражи и падал на пол кровавыми лужами. Часовня подействовала на меня угнетающе, и я поспешила уйти оттуда.

Зато следующая за часовней комната оказалась библиотекой, которую я и искала. С трудом открыв тяжелую, осевшую резную дубовую дверь, я застыла в немом изумлении. Понятно, что, находясь в южном крыле, она не пострадала от огня, но оказалось, это было единственное место, которое осталось неизменным со дня постройки особняка. Даже пыль, лежавшая повсюду, казалась столетней. Плотно прикрыв за собой дверь, я вошла в это застывшее во времени царство.

Стеллажи из красного дерева, плотно заставленные книгами, уходили под самый потолок. К верхним полкам вели легкие приставные лесенки. Судя по корешкам, книги были на самых разных языках, я увидела даже арабскую вязь, но большинство, ясное дело, на английском. Посередине стоял огромный дубовый стол, на котором в беспорядке валялись книги. Очевидно, это была уже работа Майкла.

Усевшись в удобное кожаное кресло, я попыталась разобраться, что он здесь искал. Я начала перебирать толстые фолианты. В основном это были книги по истории Америки и описания индейских племен, но меня привлек большой старый альбом, лежавший обособленно. Открыв его, я поняла, что это дневник путешествий прадеда Гордона.

Рукописные страницы сменялись зарисовками, какими-то чертежами. Бегло пролистав его, в конце на отдельном листе я увидела знакомый рисунок – шаман, очень похожий на того, что на картине. На тщательно прорисованном его наряде некоторые детали имели пояснения, а на обнаженном торсе как раз напротив сердца я рассмотрела татуировку, но понять, что она изображает, не смогла. Рисунок от старости смазался и потерял четкость.

Отдельно была карандашная зарисовка какого-то предмета, похожего на подвеску или амулет. В нем я угадала медведя с оскаленной пастью, опутанного сетью или заключенного в клеть из тонких прутьев. Рисунок был очень натуралистичным. Медведь злобно рычал, стоя на задних лапах, готовый к атаке, но дотронуться до прутьев боялся. Смесь ярости и испуга были на его морде. Присмотревшись, я обнаружила эту подвеску и на шамане.

Под рисунками была приписка: «Не каждому дано при жизни пройти узкими вратами через кошмарное испытание ритуальной смерти, чтобы взойти на высшую ступень, но не потерять душу, завороженную потусторонним зовом, не стать безвольным исполнителем воли темных сил, а почувствовать зов Могущества, услышав его не на собственную погибель…» Далее шло несколько строк, которые я не смогла разобрать и, тем более, перевести. А потом – «…дух существует независимо, но не имеет материальной силы, пока не будет вызван. При посредничестве людей, которые в него верят и которые его понимают, он будет действовать магически, а воплотившись в проводника, и материально. Но до тех пор дух обитает в бездне…» Вот интересно, человек, писавший эти строки, действительно верил в эту чушь, или это интерпретация индейских легенд?

Я поежилась от прохладного сквозняка и подняла голову от дневника. За окнами спустились сумерки, и в библиотеке стало почти темно, а я так увлеклась, что даже свет не включила. И вдруг у меня по спине побежали мурашки. Сквозняк… Какой к черту сквозняк в почти герметичном помещении?? Я замерла. В углах библиотеки и за моей спиной окончательно сгустился мрак, только впереди из окна падал слабый свет. А из темноты кто-то внимательно за мной наблюдал – я затылком это чувствовала! Насколько я помнила, выключатель находился возле входа, а до него надо еще добраться. Кажется, взгляд сзади исчез. А может, я просто взяла себя в руки, и никакого взгляда не было, просто на меня так подействовала темнота?

Пытаясь не шуметь, я встала из-за стола и, практически на ощупь, стала пробираться к выходу. Зрение немного адаптировалось к полумраку, и я увидела, что створка двери приоткрыта. Сама распахнуться она никак не могла, так как я помнила, с каким трудом ее открывала. Значит, кто-то действительно неслышно заглянул в библиотеку, но увидев меня, так же тихо ушел. Кто это мог быть? Не думаю, что Софи или ее дядюшка, а ведь больше никого в особняке нет. Или есть?? Закрыв за собой дверь библиотеки, я быстро пошла к лестнице и спустилась вниз, изо всех сил стараясь не смотреть по сторонам и не перейти на бег.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7