Сборник.

Лучший космический детектив



скачать книгу бесплатно

Злата Линник
Дело об убийстве одежды

Казалось, присмотревшись, там можно

было увидеть монахинь в развИвающихся одеждах

(одно современное издание)


Ах, кой южас!

В.Маяковский «Клоп»

Пролог

– Эй, чего такой скучный? Прикинь: безразмерные опять из транспортника топливо слили и вылакали. Всю смену отстранили от работы; у них же в пьяном виде проводимость падает почти до зероля! Техникам тоже обратно лететь надо, а на чем? Ох они и орали! Давно у нас здесь такой потехи не было…

– Не скрежещи под руку! Сейчас из-за тебя как перепутаю сколько, чего, куда и когда лить.

Веселенькое это место – Шайзе-13.Был никому не нужным небесным телом, пока не вошел в сферу интересов концерна «Одежды в развитии». Сразу же прибыл транспорт с технической группой, в два счета гермосферы установили, цеха и коридоры прокопали, оборудование по местам расставили, и теперь это не просто твердое тело, а фабрика-астероид. Сырья не надо, он сам сырье – и почва, и газовая смесь, и все остальное. Его же не просто так выбрали, а за подходящийхимическийсостав, чтобы без лишних затрат на остафиат перерабатывать. Остафиат – это самая важная вещь, можно сказать, основа основтехнологического процесса.

А когда сырье закончится, и от астероида останется только оболочка, тогда переместимся на следующий объект, а Шайзе-13 полетает еще немного, пока генераторы не сядут, а затем схлопнется. Говорят, если старые звездные карты посмотреть, там отмечена целая куча астероидов, а на самом деле их и нету давно – какие на остафиат переработали, какие на фабриций с тевтонием или на другие вещества, необходимые для производства развивающейся одежды, адаптивной мебели или аэрокаров.

Коллектив у нас здесь дружный: не просто отборный, а специально выращенный для работы в особых условиях. Это другим здесь и температура не та и давление не подходит, от вибрации и состава атмосферы так вообще едва ли не все расы щупальца протягивают. А нам все это только в удовольствие! И пускай всякие комиссии по безопасности труда от ужаса хватаются за голову (у кого она есть), нас отсюда нипочем не выманишь. Развопились на всю галактику, будто у нас производство грязное, и раз «Одежда в развитии» не хочет действовать цивилизованными методами, требуют, чтобы заводы-астероиды находились от обитаемых планет подальше… А сами небось из магазинов развивающейся одежды не вылезают, и как появляется какая-нибудь модная новинка, так они тут первые…

Большой Чак устроился на крутящейся платформе внутри сферического пульта управления дозатором. Восемь рук привычно скользили по кнопкам и клавишам. Конечно, давно пора было бы сделать процесс полностью автоматическим, но разве начальству есть дело до того, что происходит на затерянном гле-то в дикой зоне галактики предприятии? Продукция поступает в срок, и ладно.

И работники обходятся почти даром. Сидят на своем месте и абсолютно счастливы: отпуск им не нужен, потребности сведены до минимума, другого смысла жизни, кроме постоянной работы, тоже нет… Поэтому многиеэтапы производства до сих пор пребываютна уровне догалактической эпохи, а может, и на более древнем.

Все шло как всегда, пока не вмешался металлосфероид Шипс, выполнявший обязанности одиннадцатого шарикоподшипника. Обычно неумеренная веселость накатывала на него уже после окончания смены. Но сейчас он принялся трястись от смеха как раз в середине производственного процесса. Может быть, дело было в избыточной поверхностной электризации. Впрочем, причины никто и не собирался доискиваться.

– Хи-хи-хи! – раздалось под самым ухом Большого Чака. – Поглядел бы ты на себя со стороны: от такой серьезной рожи вся смазка прокиснет!

– У тебя что, коррозия? – проворчал Чак, открывая и закрывая вентили в давно заученномпорядке.

– Развеселись, приятель! – не унимался металлосфероид. – У меня для тебя потрясная новость: Лия в умывальной комнате шепнула Кванте, что считает тебя очень сексуальным. Особенно твои восемь рук. Она сказала, что каждой из них нашла бы применение. У нее все антенны при этом просто дыбом стояли.

– Не может быть! – поперхнулся Чак.

Чтобы сама Лия, вокруг которой постоянно крутятся высокоуровневые особи, вот так сказала бы про него, стандартного дозаторщика с почти нулевым коэффициентом обаяния? Про него, которого не берут ни в одну компанию, чьи реплики в любом разговоре обязательно оказываются некстати. У него даже не было ни одного приятеля, а чтобы пользоваться успехом у кого-то более статусного, чем фемины полупроводников и поглотителей мусора – о таком нечего и мечтать. Неужели космические боги наконец сжалились над ним?

…И тем не менее положение многорукого дозаторщика и в самом деле переменилось как по мановению жезла Туманной феи. Его авторитет среди сотрудников взлетел выше самых верхних слоев атмосферы. Нет, Большой Чак остался тем же самым – ни модификаций внешности, ни корректировки личного кода. Анекдоты – и те не научился рассказывать. Но все же его популярность продолжала расти в геометрической прогрессии. Зато многих других, как выяснилось впоследствии, по той же самой причине ждало множество проблем.

Глава 1
Смерть на прилавке

В небе было тесно от летающей, парящей, прыгающей рекламы. Казалось, темное время сутококончательно отменили. Впрочем, передачи на всех звуковых и световых диапазонах начались еще с утра. Рекламные объекты безостановочно транслировали:

– Внимание, в нашем универмаге суперграндиозная мегагалактическая гиперраспродажа! Уникально низкие цены! – выводил пронзительным дискантом ослепительно светящийся шар, внутри которого сменяли друг друга изображения новейших предметов гардероба от прогулочного кокона для медузоидов, только что покинувших репликатор, до редингота для головоногов почтенного возраста.

– Одежда, находящаяся в заключительной фазе своего развития! Одежда, которая послужит вам еще целый сезон! – верещала почти на уровне ультразвука длинная извивающаяся лента.

Издавая пронзительные звуки, она парила, огибая небоскребы, на уровне верхних этажей, время от времени прилипая к окнам. Во всю ее длину в режиме нон-стоп демонстрировался красочный видеоролик об одежках-однодневках.

– Спешите на нашу распродажу! – хором подхватывали уличные транспаранты, известные под старинным названием «паруса бизнеса».

Дорожное покрытие, стены и эстакады, даже газоны – все, казалось, задалось целью информировать проходящих, пролетающих и просачивающихся сквозь пространство жителей и гостей планеты о незабываемом событии– распродаже, проводимой концерном «Одежда в развитии».

Дворец Моды, главный торговый центр, принадлежащий межгалактическому лидеру в производстве одежды, сиял и переливался всеми цветами спектра.

Трехмерная очередь, растянувшаяся на несколько кварталов, увеличивалась с каждым мгновением, грозя выйти далеко за пределы мегаполиса. Ритмичная зажигательная музыка поддерживала необходимый уровень эмоционального подъема. Впрочем, страсти и так накалялись быстрее цепной реакции в двигателе межгалактического лайнера.

– Куда это вы без очереди, вас здесь не порхало, да-да, к вам обращаюсь! – яростно скрежетал арахнид, размахивая всеми конечностями и чудом удерживаясь на кончике нити.

– Это я-то без очереди? Да я уже половину оборота здесь простоял, а вот вы только что спустились. Не думайте, я все замечаю!

От возмущения адаптивный метаморф превратился сперва в нацеленный кверху указующий перст, а затем в указатель «запасной выход».

– Нет, вы посмотрите, он еще хамит! А еще чешую нацепил! – возмущалась каракатица, размахивая покрытым ядовитыми шипами хвостом и наступая на впавшего в ступор главу семейства с Серпентины. В порыве негодования она едва не задела стоявшую за ней группу сфероидов. Те проворно раскатились в разные стороны, хихикая и обмениваясь своими обычными инфантильными шуточками.

– Какая потрясающая бескультурность, а еще в Межгалактическую Лигу хотим! – раздавалось из зависшей над самым тротуаром маршрутной тарелки.

– Все ясно, с Омега Центавра, поналетали тут всякие! – отвечали из припарковавшегося неподалеку давно устаревшего летательного аппарата в виде сигары.

* * *

В самом Дворце Моды эмоциональный уровень зашкаливал все мыслимые пределы. Внутрь покупателей пропускали небольшими группами бесстрастные киборги. Интерьер торговых залов заставлял всех поначалу замереть на месте от восхищения. Вошедшие терялись при виде развешанного, разложенного на прилавках и парящего в аэрокорзинах великолепия, а затем бросались складывать в потребительские авоськи все, что оказывалось в пределах досягаемости рук, щупальцев или пятипальп. Стойки, вешалки и прилавки моментально пустели и так же мгновенно пополнялись снова.

Какая разница, что офисный костюм прослужит всего ничего, зато его не понадобится отдавать в чистку. Пончо с сейсмоустойчивыми чехлами для перепонок проживет всего пару месяцев, зато оно не будет загромождать шкаф и не придется как в дореформенную эпоху предаваться печальным размышлениям «пригодится – не пригодится»… За т акой короткий жизненный цикл вещь просто не успеет надоесть.

– Ой, все вечерние платья разобрали! А может, еще дозреют? Нет, нигде не одного… Ну почему мне все время так не везет! – в театральном отчаянии заламывала руки блондинка супергуманоидной расы.

– Нашла о чем жалеть, да это тряпье только на семена и годится. Раз-два наденешь, а потом придется удирать с вечеринки как Синдирелла из древней сказки, – пыталась утешить подругу явная уроженка Аскезы.

– Так на ней не платье, а туфли распадаться начали… – брюзгливо заметила почтенная крокозямба, толкая перед собой тележки с отобранными вещами. Те кучей переваливались через край, жалобно попискивали и, чтобы не свалиться, растопыривали рукава, карманы и прочие выступающие детали.

– Ну да, помню: платье ей новенькое досталось, только что из инкубатора, а туфли она отхватила на распродаже «последний шанс», – блеснул эрудицией пухлый юноша-легумн, от гордости покрываясь пятнами крахмала.

– Нет, ее дистрибьютерша надула, – авторитетно перебил его лемуроид, от макушки до кончика хвоста увешанный гирляндой галстуков. Некоторые из них мелко подрагивали, давая понять, что остаточный срок их существования катастрофически мал. – Сказала, на один вечер еще сгодятся. А черевички, заметьте, были из неуказанного инкубатора; там их нитратами кормили, чтобы созревали за одну ночь… Этим урвисам лишь бы с рук сбыть а там хоть аш-туннель схлопнись.

– Покупайте лицензионный товар, – вступил в разговор один из продавцов-андроидов, – фирма гарантирует, что все приобретенные вами вещи прослужат ровно столько, сколько указано на прилагаемой этикетке… Извините, это противоречит правилам! – продолжил он, поворачивая голову на сто восемьдесят градусов. – Количество товара в одни руки строго ограничено.

– А у нас рук нет! – отвечал ему один из весело прыгающих сфероидов, которые, окружив аэрокорзину, полную нижнего белья для дам гуманоидного типа, подталкивали ее к кассе. – Хи-хи, с нас и взятки гладки!

Бистро «Озорные носки»

– На самом деле ничего тут нет особенного – распродажа как распродажа, – неторопливо вещал пожилой арахнид, высасывая очередной нитратно-фруктовый коктейль. – Так сказать, последний шанс выручить хоть что-то за устаревший товар до того, как он окончательно перезреет. А выгребать из кладовой остатки ассортимента, которые рассыпаются прямо в руках, удовольствие ниже среднего. На киборга-уборщика у фирмы, видите ли, бюджета не хватает. Зато всем руководящим составом смотались в межгалактический центр удовольствий.

Группа юных хелперов, инкубаторщиков и упаковщиков, затаив дыхание, внимала одному из старейших хранителей проходной. Тот обвел их довольным взглядом множества крохотных глазок, заказал себе шипучего манго и продолжил:

– Рассказывают, один высоколобый оторвал как-то глазки красные от монитора, глядит – весь жилой блок завален одежками жены, а она все тащит и тащит. Которые в шкафу лежат, говорит, из моды вышли; не в тряпье же старомодном ходить. А выкинуть тоже ни в какую не дает. Короче, раскинул он мозгами по гексаниловому покрытию и придумал, чтобы шмотки проклятущие через какое-то время просто самоуничтожались. Выпустил робота-пылесоса в комнату – и порядок! Даже научный труд состряпал: «Время развития и жизненный цикл одежды». Вот его-то вам каждое утро и читают. Для соответствующего идеологического настроя.

– Жизненный цикл одежды, как это следует понимать? – спросил кто-то из молодых сотрудников, от волнения едва не сворачиваясь узлом.

– Ты уже сколько времени территорию метешь, а самого главного не выделил, – с явным удовольствием произнес арахнид. – И чему вас только на подготовительных курсах учат? Ах, так ты недавно с Фиты-У? Ну, тогда с тобой все ясно… Короче, так. Первый сезон одежка вроде как молодая, последний визг моды и таскают ее с полным удовольствием. На второй она уже не первой свежести, а затем и вовсе состарилась, если и надевают, то дома или там собачью голограмму выгуливать.

– Мегасорри, а для чего выгуливать голограмму? – не унимался собеседник, трижды оборачиваясь вокруг ножки барного табурета.

– Были когда-то такие существа, полуразумные. Один древний диктатор велел, чтобы в каждый дом по собаке и непременно выходить с ней на улицу утром и вечером. А кто не выходит – тому не хватает коэффициента благонадежности и он подлежит выселению на Дельту-Мю в вечную мерзлоту. Сейчас-то собак не осталось, это мода нынче такая, ретро называется. А некоторые, оригиналы, те кошек выгуливают, тоже, чтобы все как у древних – в строгом лазерном ошейнике и наморднике. То есть, проекции тех кошек и собак, которые жили в древности, причем на планете, населенной одними гуманоидами. Тот еще анахронизм! А выгуливать голограмму нужно только в чем похуже, хотя, картинка она картинка и есть, не напачкает и костюмчик в шерсти и слизи не извазюкает. Но ничего не попишешь, положено, значит положено.

Арахнид одновременно прикрыл все крохотные глазки, располагавшиеся вокруг головы, и медленно навалился на стол. Юные слушатели хором издали разочарованный вздох. Ну почему всегда только речь заходит о самом интересном, он уже паутины не вяжет! Но тут за соседним столиком не в меру развеселившаяся компания гумусов опрокинула столик с посудой. Задремавший было хранитель проходной снова поднял голову, оглядел своих слушателей и продолжал, как ни в чем не бывало:

– Ах да, о чем это я? Так вот, некоторые чудики свистят на все это и таскают любимую вещь, еще до Великой Реформы купленную, до потери адекватности, а новую из принципа не покупают. И в универмаг их засахаренной инфузорией не заманишь. Таких хранители порядка выслеживают и несанкционированные одежки конфисковывают. Потому как нельзя тормозить круговорот одежды в природе. Выгодное это дело, я вам скажу, одежда с ограниченным жизненным циклом! – закончил он, торжественно потрясая в воздухе пятипальпами. – Это даже сфероиду из галактики Зеро должно быть понятно!

Штаб-квартира Очень подпольной организации

Как и положено во всякой уважающей себя подпольной организации, штаб «Одежда-резистанс» располагался на нижнем уровне почти не используемого офисного центра. Любое помещение там можно было арендовать по цене упаковки перезрелых носовых платков, но ведь подделать устаревший ключ и тайно завладеть пустымпомещением намного увлекательнее.

Бывший склад моющих средств был декорирован в самом революционном духе. Во всю стену напротив входа красовался портрет самого известного революционера древности, первого борца с недолговечной одеждой. Кто как не он на всех снимках изображен в одной и той же форме с темным беретом? Рядом были развешаны картинки, призванные выражать ту же идею: полуразложившиеся джинсы в черной рамочке, ремейк старинного плаката «Надел раз, ношу и сейчас».

Члены подпольной организации «Одежда-резистанс» торжественно восседали на составленных в круг упаковочных ящиках, унесенных со свалки на задворках гипермаркета. Не особенно комфортно, но зато полностью соответствует обстановке. Ящики наутро распадутся. И придется искать новые для следующей встречи.

Лидер «Одежда резистанс», худенький юноша со старательно растрепанными волосами и глазами, фосфоресцирующими лихорадочным блеском, перешел к кульминационной части выступления.

– Пора, наконец, заявить о себе! Мы должны выйти на улицы и прямо сказать гражданам: доколе нам будут указывать, как обращаться со своей одеждой?! Хватит диктовать свободным разумным созданиям, сколько времени им использовать свою собственность! Любимым вещам – бесконечную жизнь!

– Бесконечную – это ты слишком круто берешь, – перебил его низенький толстяк, расправляя шерстистые перепонки между пальцами. – Если вещь, к примеру, переживет своего владельца, разве это порядок? Кто же ее носить будет, если не станет законного хозяина? И как она будет приспосабливаться к биоритмам наследников, их привычкам и все такое?

– Нет, напротив, это будет очень показательно! – с жаром подхватила девушка сверхгуманоидной расы.

Ее бюст, казалось, готов был выпрыгнуть из обтягивающей гофрированной блузки. Блузка изо всех сил пыталась удержать хозяйку в границах приличия, то вытягиваясь до колен, то сокращая декольте до минимального размера. Девушка сердито одергивала кофточку, возвращая в прежнее состояние. В это время лосины, оставшись предоставленными сами себе, пытались превратиться в спортивные шаровары.

– Надо дойти до купола городской администрации в одежде, которая разложится на участниках акции, – продолжала девушка, автоматически принимая самые соблазнительные позы. – Пусть власти увидят, до чего они довели народ своими новшествами!

– Ты что, хочешь оказаться посреди города без штанов и того хуже – без носков?! – встревожено перебил ее толстячок, густо порозовев и опуская все восемь глаз. – Не знаю как тебе, а мне бы не хотелось последующие восемь суток провести под присмотром блюстителей, слушая лекции о морали и занимаясь мытьем одноразовой посуды в благотворительной кормильне.

– Вот из-за таких, как вы, нам и не удается добиться результатов! – истерически возопил лидер, потрясая серебристой гривой и украдкой поглядывая на зеркальную панель. – Поэтому фирмы вроде «Одежды в развитии» и торжествуют над честными гражданами!

Красиво взмахнув рукой с игрушечным бластером, он в глубине души остался доволен собой. Именно так в древней кинохронике выглядели настоящие революционеры.

Посетительница, устроившаяся за столиком фаст-фуда «Сытный гребешок», своим видом могла испугать кого угодно. Ростом и мощным сложением она превосходила самого крупного гуманоида. Рядом с ней, пожалуй, даже Киборг Арнольд из «Городских войн» показался бы рахитичным заморышем.

Внешность ее сразу привлекала внимание: вытянутые вперед челюсти, рот, полный длинных острых зубов, маленькие глазки, меняющие цвет в зависимости от освещения, уши, которые поворачивались в сторону малейшего шороха, и кисти рук, с тыльной стороны покрытые костяными чешуйками. Те, кто хоть немного понимает в боевых андрокиборгах, знали, что за каждой из таких чешуек может скрываться много чего опасного для здоровья оппонента. К тому же сами чешуйки острыми краями способны разрезать даже термокостюм максимальной защиты…

Наряд необычной посетительницы полностью соответствовал ее внешности: универсальная форма космического солдата без знаков различия, которые с успехом заменяла скромная с виду эмблема. Символическое изображение вселенной и стрелка направленная вверх – такое может сказать очень о многом. На правом нагрудном кармане куртки виднелась полустертая вышивка «Селеста О’Терри». Дополняли ансамбль высокие ботинки, в которых при желании можно пройти даже по кипящей лаве.

Леди-андрокиборг задумчиво смотрела перед собой, положив руку на слегка прогнувшийся столик и тихонько постукивая по тонкому пластику когтями, напоминающими ножи, которыми переселенцы со Старой Земли когда-то собирали урожай сиропного тростника.

Неожиданно раздался голос, звучащий на одной высокой настойчиво визжащей ноте. За соседними столиками все тут же отшатнулись, будто отброшенные звуковой волной.

– Если бы я просила принести гребешки в оранжевом соусе, я бы так и сказала. Нет, этот соус не желтый, он почти оранжевый!

– Но мезьора, это и есть ваш заказ – гребешки с листьями бешеного триффида в желтом соусе, – пытался настоять на своем электронный официант. – Соус выглядит немного оранжевым от переизбытка витаминов, так еще вкуснее.

Спор стремительно перерастал в нешуточный скандал. На всех ярусах тут же прекратили поглощать гребешки и начали усиленно вращать локаторами и слуховыми антеннами. Трансляция чемпионата по аэроболу на многочисленных экранах внезапно оборвалась. Происходящее в дальнем зале вызывало у всех гораздо больше интереса.

Электронный официант, похоже, исчерпал все средства убеждения. Из отверстия на его макушке вырывалась струйка дыма, речь становилась все более бессвязной. Но оппонентка – ярко-зеленая ящерица в костюмчике, переливающемся всеми оттенками пурпура – упорно стояла на своем.

– Это не желтый соус, он оранжевый, а слишком много витаминов вредно! – продолжала доказывать она, размахивая чешуйчатым хвостом и демонстрируя готовность запустить тарелкой неудавшегося блюда в табло официанта. Охранник вместо того чтобы навести порядок, скукожился на своем табурете в углу, усиленно изображая экибану из спутанных щупалец.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9