Сборник.

Лучший детский детектив



скачать книгу бесплатно

Ирина Федорова
Мушкетёры в кроссовках

Повесть первая
 
Не нужны ни локоны до плеч,
Ни большая шляпа и ни шпоры —
Лишь бы мушкетёр умел беречь
Боевое званье мушкетёра.
 
 
Мушкетёр известен не плащом
И не шпагой, острой, как иголка.
Мушкетёры могут быть хоть в чём:
В запылённых кедах и футболках.
 
 
Честь и смелость сами не придут,
Хоть надень оружие любое.
Ведь и кольт на кожаном заду
Сам собой не делает ковбоя.
 
 
Кружева и локоны – пустяк.
Главное – в бою назад ни шага.
А червяк – он всё равно червяк,
Если даже он прямой, как шпага.
 
В. Крапивин
Глава 1
С ЧЕГО ВСЁ НАЧАЛОСЬ

– Привет! – Алик бросил сумку на стол и плюхнулся рядом с приятелем. – Чего такой мрачный?

Стас вяло зевнул.

– Надоело всё, блин… Скучища. Вчера вот детективчик один полистал, про сыщиков американских. Во житуха! В маленьком городке – а отрываются по полной программе. Ни часа без приключений. А чем мы хуже?

– Да уж, – согласился Алик. – У нас скучновато.

– Не то слово. Просто тоска зелёная!

Стас Белоконь и Алёша Новиков подружились ещё в детском саду, потом вместе пошли в школу – родители отдали их в один класс. С тех пор их дружба стала ещё крепче. В школе у них появился новый товарищ – Коля Стрижнов, или, как друзья его называли, Ника – сокращённо от полного имени – Николай. И хоть у всех троих были нормальные отношения почти со всеми ребятами в классе, эта троица была неразлучной. Их даже удостоили прозвища «три мушкетёра».

Впрочем, ребята совершенно не походили друг на друга ни внешне, ни характерами. Возможно, именно поэтому из них получилась такая хорошая команда. Но больше всего троицу объединяла любовь к приключениям. Русоволосый сероглазый Стас был крепким и отчаянным парнем, никогда ничего не боялся, постоянно лез на рожон и был в этой троице бесспорным заводилой. При этом он очень не любил учиться и, как сам выражался, «школа навевала на него тоску». Хорошие отметки у Стаса были только по труду и физкультуре. Темноволосый кареглазый Алик, напротив, всегда осторожничал, то и дело одёргивал своего не в меру горячего друга. А Ника – блондин с голубыми глазами, мечта девчонок – был в этой компании «золотой серединой». Учился без троек и при этом умудрялся поддерживать неплохую спортивную форму, чем очень удивлял Стаса, который искренне считал, что «сила уму не товарищ» и только «дохляки» в очках вроде их одноклассника Саши Андреева могут быть зубрилами и отличниками. Мальчики заканчивали шестой класс, и им страсть как хотелось приключений – и непременно интересных и увлекательных. А тут ну хоть бы что-нибудь произошло – так нет, не дождёшься! Каждый день одно и то же: школа, дом, двор, школа, дом, двор… И так без конца!

– А что за книжка про сыщиков? – заинтересованно спросил Алик. – Может, притащишь почитать?

– «Тайна замка ужасов» называется.

Про пацанов, которые расследуют всякие загадочные дела. Димка Романов дал, он всю серию собирает.

– Эй, что носы повесили? – окликнул друзей Ника. Отодвинув сумки, он уселся на край стола. – Какие проблемы?

– Да вот, мы с Алом обсуждаем, что неплохо было бы стать тремя сыщиками, – с напускной серьёзностью сообщил Стас.

– Ну вы даёте, – только и смог вымолвить Ника.

Ребята сидели в кабинете, ожидая начала урока, но Алла Сергеевна, учительница английского языка и классная руководительница шестого «А», почему-то задерживалась. Вокруг, как всегда, с шумом носились одноклассники, но друзья, увлечённые разговором, их не замечали.

Тут открылась дверь, и в класс вошёл Витька Токарев. Увидев, что урок ещё не начался, он с облегчением вздохнул.

– Я думал, опоздал, – вместо приветствия сообщил он. Лицо у него было бледное и несчастное. Он быстро проскочил к своему месту – позади Стаса – и сел. Ребята тут же повернулись к нему.

– Случилось чего? – спросил Алик.

– Нас обокрали, – сообщил Витька сенсационную новость упавшим голосом.

– Как?

– Да вот так… Обчистили квартиру. Пока мы на даче были.

Ребята переглянулись.

– Да-а, – протянул Ника, а Стас деловито поинтересовался:

– Милиция была?

– Была, – вздохнул Витька. – А толку-то? Менты приехали, походили, составили список украденных вещей, ну ещё показания записали наши и соседей, которые, кстати, тоже были в отъезде, – и всё, привет… Сейчас столько краж, на каждом шагу… Разве найдут? Они так и сказали: особенно не надейтесь.

– Ну и олухи, – бросил Стас. Его отец – Сергей Петрович Белоконь – был капитаном милиции, и Стас считал, что в милицейских делах кое-что смыслит.

– Слушай, Витёк, – продолжил он, – ты не против, если мы забежим к тебе после уроков?

– Зачем? – пожал плечами Витька. – У меня теперь и смотреть нечего: даже телевизор унесли.

– А мы попробуем найти какие-нибудь улики, – с серьёзным видом предложил Стас.

– Да милиция уже искала!

– И что?

– Ничего не нашла… Знаете, даже замок остался цел. Словно ключом дверь открывали!

– Занятно, – протянул Стас. – Похоже, к вам наведались ворюги, от которых сейчас вся округа стонет. Они так аккуратно работают, что после них не остаётся никаких следов. Они объявились не так давно и успели обчистить уже несколько квартир. Милиция рассчитывала накрыть их во время сбыта краденого, но и тут осечка. Как ни странно, не вплыло ни одной украденной вещи. Наверное, воры просто выжидают…

– Секретничаете? – раздался рядом противный голос. Стас не успел обернуться, как один из одноклассников стукнул его учебником по макушке и тут же отскочил подальше. Это оказался Андрей Козлов, толстый коротышка с круглым лицом, красными, как помидор, щеками и наивными голубыми глазами. Рядом с ним, как всегда, возвышался его приятель Костя Лисовский. Он был такой худой, что в классе его называли Костяк. Но в глаза такое говорить не осмеливались: несмотря на свою худобу и костлявость, Лисовский имел крепкие кулаки и мог здорово поколотить за обидное прозвище. Костя и Андрей обожали устраивать одноклассникам разные мелкие пакости. Они постоянно ходили вместе, за что их прозвали «толстый и тонкий», а ещё – «костлявая парочка». В последнем прозвище сквозил намёк на то, что Козлов без Лисовского – полный нуль. Даже постоять за себя не может.

Получив по голове учебником, Стас было вскочил, но Алик успел схватить его за руку.

– Не связывайся, – сказал он. – А то опять будешь неделю с фингалом ходить…

Стаса передёрнуло от неприятного напоминания. Однажды он неосторожно обозвал Лисовского Костяком, и тот, не раздумывая, двинул его кулаком. Стас, конечно, бросился в драку. Когда подоспели друзья, у него под глазом уже красовался синяк. В общем, выяснять отношения с Лисовским было небезопасно.

– Гуляй отсюда, – посоветовал Ника Андрею. – Нечего нос совать!

– А может, мне интересно, о чём это вы тут болтаете, – сказал тот, окончательно обнаглев.

– Проваливай, – отрезал Стас.

Козлов приложил ладонь к уху.

– Чего-чего?

– Вали отсюда, что, не ясно?!

Назревала очередная драка.

– Слышал? – повернулся Андрей к Лисовскому. – Эта троица решила податься в сыщики. Ха!

Костяк кивнул и тоже хмыкнул.

Ребята с досадой переглянулись. Оказывается, они так увлеклись обсуждением своих планов, что даже не заметили, что их подслушивают!

– Тоже мне, сыщики! – продолжал издеваться Андрей. – Да вас глухая ворона может подслушать!

Тут Ника не выдержал и фыркнул:

– Себя, что ли, имеешь в виду?

Козлов затрясся от злости.

В этот момент дверь открылась и в кабинет торопливо вошла Алла Сергеевна. Андрей и Костяк, сердито сопя, отступили и убрались на свои места. Извинившись за непредвиденную задержку, учительница тут же приступила к проверке домашнего задания, и ребятам пришлось прервать разговор до перемены.

День тянулся бесконечно долго. На каждой перемене рядом крутились Костяк с Андреем, поэтому планы насчёт поисков улик больше не обсуждались. С трудом отсидев шесть уроков, все четверо направились к Витьке домой.

Ника первым заметил слежку.

– Блин, опять они! – сказал он, толкая Стаса локтем. – «Толстый и тонкий»!

– Да ладно, пускай топают, – отмахнулся Стас. – Не станут же они подниматься с нами в квартиру!

Убедившись, что четвёрка идёт к Витьке в гости, «костлявая парочка» отстала, и мальчики облегчённо вздохнули. Кому же приятно чувствовать за собой «хвост»?

Поднявшись на восьмой этаж двенадцатиэтажного дома, друзья оказались в квартире Токаревых. Квартира была приличная – три комнаты, кухня и большая прихожая с коридором.

Первым делом «сыщики» совершили налёт на холодильник и основательно подзаправились. Наевшись, приступили к осмотру квартиры. Витькины родители должны были возвратиться с работы не раньше шести, времени хватало.

– Вить, ты пока составь нам список украденных вещей, – попросил Стас, сразу взяв инициативу в свои руки.

Тот кивнул.

Некоторое время прошло в полном молчании. Наконец Алик не выдержал.

– Ерунда всё это, – сказал он. – Даром только время теряем.

– Эй, а я тут кое-что обнаружил! – крикнул Стас из соседней комнаты.

Ребята устремились на зов.

– Вот, – Стас расправил какую-то мятую бумажку. – Вы только послушайте, что здесь написано!

И он прочёл:

– «Зайчик убежал. Волк ест капусту. 19. Под зонтиком у Кривого».

«Сыщики» с недоумением переглянулись.

Глава 2
В ТУПИКЕ

– Что это может значить? – удивлённо произнёс Алик. – Вить, откуда эта записка?

– Без понятия, – пожал плечами тот, не менее удивлённый. – Я сам эту бумажку первый раз вижу…

– Странно, менты её что, не заметили? – проговорил Ника.

Витька озадаченно почесал в затылке.

– Может, и заметили, да, наверное, решили, что это я во что-то играл, – он негодующе фыркнул. – Тут же чушь написана!

Стас подозрительно уставился на него.

– Слушай, а ты не того?..

– Что?

– Нас не разыгрываешь?..

Витька опешил.

– Ты что, думаешь, я написал эту дурацкую записку?!

Друзья внимательно смотрели на него, и он, боясь, что ему не поверят, повторил, почти крикнул:

– Она не моя, честное слово!

– Ну, наверное, и не твоих родителей, – хмыкнул Стас. – В таком случае, напрашивается только один вывод: её обронили грабители, когда выносили вещи из вашей квартиры.

– Наверное… – неуверенно согласился Витька.

– Кстати, где список пропавших вещей?

Витька молча протянул Стасу лист бумаги.

– Так, – Стас пробежал его глазами. – А теперь займёмся расшифровкой таинственной записки.

– Да чего там расшифровывать! – неожиданно заявил Ника. – Всё и так понятно.

– Чего тебе понятно?

– Ну, по крайней мере, первая часть, – поправился Ника.

– Может, тогда объяснишь мне, глупому? – сказал Алик. – Я, например, ни фига не понимаю. При чём тут «зайчик» и «волк»? И почему это волк ест капусту? Разве он этим питается?

– Ты, как всегда, понимаешь всё буквально, – снисходительно заметил Ника и начал объяснять: – «Зайчик убежал» скорее всего означает, что хозяева квартиры уехали. А «волк ест капусту»…

– Это же элементарно! – быстро перебил его Стас. – «Волк» ворует «капусту» у «зайчика», который покинул норку, то есть, квартиру!

– Да, – подтвердил Ника. – «Зайчик» – это хозяева квартиры, «волк» – грабители, а «капуста» – то, что можно украсть. Всё очень просто. Кстати, иногда «капустой» называют доллары.

– Примитивно до невозможности, – Алик даже поморщился. – Взрослые никогда бы не догадались, попади записка им в руки.

– Так про зайчика и волка специально и написали, – сказал Ника. – Чтобы внимание отвлечь.

– Ну да, – понял Витька. – Чтобы было похоже на детскую игру.

– Ну и охламоны вы, пацаны! – прервал друзей Стас. – Расшифровываете то, что и ежу понятно. А как со второй частью: «19. Под зонтиком у Кривого»? Есть версии?

Ребята снова переглянулись.

– «19» – скорее всего время, – сказал Ника. – Семь вечера. А вот остальное…

– Да, с этим придётся повозиться, – признал Стас. – А чё, я уверен, мы справимся.

– И утрём милиции нос, – добавил Алик. – И Костяку с Козлом тоже.

– Вить, а ваши соседи точно ничего не слышали? – спросил Стас.

– Говорят, что нет. Они тоже выезжали за город.

– Да, воры выбрали удачный момент, – сказал Алик.

– А когда вы вернулись? – спросил Ника.

– Вчера. Уехали в субботу утром, а вернулись в воскресенье вечером.

– Значит, ограбление могло быть совершено и ночью, с субботы на воскресенье, – сделал вывод Стас. – Ну ладно, пацаны, разбегаемся. Попробуем выяснить, кто или что это за «Кривой».

* * *

Всю оставшуюся часть дня мальчики пытались найти хоть одну зацепку для объяснения загадочного слова «Кривой», но безуспешно. Вечером, уже отчаявшись, Стас спросил у отца:

– Пап, ты, случайно, не знаешь, что может означать фраза «под зонтиком у Кривого»?

Отец удивлённо посмотрел на сына.

– Опять вы с ребятами во что-то играете?

– Да нет… – досадливо поморщился Стас. – Мы нашли записку в Витькиной квартире и решили, что её выронили грабители.

– Да ну?

Стас протянул отцу мятую бумажку. Сергей Петрович расправил её и прочитал текст.

– Интересно, – согласился он. – А ты не фантазируешь?

– Ну, пап!..

– Ладно, ладно, – махнул рукой отец. – Мне кажется, я могу тебе помочь. Обрати внимание, что слово «Кривой» написано с заглавной буквы.

Стас заглянул в записку.

– Ты думаешь, это прозвище?

– Подходит по сценарию?

– Ещё как! – выпалил Стас и бросился звонить друзьям. Но Ника тут же охладил его пыл:

– Ну, и где мы будем искать этого Кривого? По-твоему, это очень легко? И, к тому же, почему «под зонтиком»?

– Да, загадка… Спрошу у отца, – сказал Стас приятелю и повесил трубку.

После ужина он опять пристал к отцу с вопросами.

– Пап, ты не мог бы проверить, есть ли в вашей картотеке досье на Кривого?

Заметив, что отец смотрит на него с недоумением, он быстро поправился:

– На преступника по кличке «Кривой».

– По-моему, сынок, ваши игры зашли слишком далеко, – сказал отец.

– Да? – Стас немного обиделся. – Вот когда мы с ребятами поймаем воров, ты изменишь своё мнение!

– Стасик, – раздался сзади ехидный голос, – каких это воров ты собираешься ловить?

Стас обернулся. В комнату вошла его старшая сестра Наташа. Прошлым летом ей исполнилось шестнадцать, она считала себя совсем взрослой и даже пыталась, подражая родителям, воспитывать младшего братишку. Стасу это, конечно, очень не нравилось. Больше всего его раздражало, что Наташа до сих пор называла его дурацким именем Стасик. Он с трудом сносил это даже тогда, когда ему было меньше десяти лет, но в тринадцать!.. Поэтому в отместку он называл сестру её уменьшительным детским именем – Натка, которое Наташа считала похожим на собачью кличку и, естественно, терпеть не могла. В отличие от крепыша брата девица она была высокая, худая, с длинными светлыми волосами и зелёными глазами, чем-то напоминающими кошачьи.

Увидев сестру, Стас разозлился. Опять эта выскочка и зануда суёт нос в его дела!

– Натка, – отрезал он, – не лезь не в своё дело!

– Стасик, – вспыхнула сестра, – сколько раз я просила тебя не называть меня Наткой!

– А сколько раз я просил тебя не называть меня Стасиком? – парировал Стас. – И вообще, не мешай, у нас с папой деловой разговор!

– Стасик, ты, случайно, головкой не стукнулся? – ещё более ехидно осведомилась Натка.

– И когда только вы перестанете воевать? – вздохнул отец, наблюдавший привычную перепалку между сестрой и братом.

– Наверное, никогда, – сказал Стас и тоже вздохнул. – Я её терпеть не могу. Пап, пойдём, поговорим в другую комнату!

– Извини, сынок, я так устал сегодня, – сказал отец и поднялся. – Пойду спать. Завтра поговорим…

– Завтра ты тоже устанешь, – обиженно проворчал Стас, когда за отцом закрылась дверь спальни. – Ты всегда устаёшь. У тебя даже не хватает времени поговорить со мной!

– Как ты не понимаешь, – возмутилась Натка. – Конечно, отец устаёт. Он, между прочим, в милиции работает!

– Спасибо, разъяснила. А то я не знал! – огрызнулся Стас.

Натка обиженно поджала губы.

И тут зазвонил телефон. Стас бросился к нему со скоростью пожарной машины и схватил трубку.

– Алё!

– Привет, – раздался голос Алика.

– Есть новости? – спросил Стас.

– Понимаешь, придётся вам завтра вести расследование без меня, – вздохнул Алик.

– Это ещё почему? – удивился Стас. – Ты что, сдрейфил?

– Скажешь тоже, – обиделся Алик. – Просто меня завтра снова увозят к дедушке. Сразу после уроков. Он же совсем старенький, часто болеет. И мы часто ездим его навещать, ты ведь знаешь!

– Знаю, – разочарованно протянул Стас. – И когда вы вернётесь?

– Часов в девять вечера. Или позже…

– Ладно, так и быть, один день обойдёмся без тебя. Значит, новостей никаких?

– Нет. А у тебя?

– Тоже на нуле. Я попытался «подъехать» к отцу, но он, похоже, не принял наше дело всерьёз.

– Может, и к лучшему, – усмехнулся Алик. – Представляешь, что бы он тебе сказал?!

– Вообще-то, да, – подумав, согласился Стас. – Лучше всё, что касается нашего расследования, от предков держать подальше, а то они нам такое устроят!..

– Думаешь, они станут голову ломать? Мой отец бы сразу сказал: у меня, мол, и без ваших детских игр забот хватает!

Стас хмыкнул.

– Мой так и сказал. Ладно, пока, в школе увидимся…

– Пока.

Едва Стас положил трубку, как в коридор выглянула сестра.

– Стасик, кто это был?

Стас не удержался от ухмылки:

– Не волнуйся, не твой Миша Скороходов.

Сестра со злостью хлопнула дверью, но тут же выглянула опять:

– А кто же тогда?

– А вот это уже не твоё дело! – огрызнулся брат и повернулся к ней спиной, но на этот раз сестра пропустила его слова мимо ушей.

– Раз ты мне не говоришь, значит, это был один из твоих друзей!

– Какая ты умная, – язвительно заметил Стас. – Представляю, как трудно было догадаться!

Но Натка уже закрыла за собой дверь, и Стас вздохнул с облегчением.

Глава 3
ДЕД АЛИКА

На следующий день сразу после школы Витька, Стас и Ника отправились в библиотеку, надеясь найти в газетах что-нибудь о предыдущих четырёх ограблениях. В читальном зале было многолюдно, и ребята не заметили сидящего в уголке и низко склонившегося над учебником Андрея Козлова. А тот, сразу насторожившись, навострил уши, чтобы услышать, какую книгу они собираются попросить. Но, к большому удивлению Андрея, библиотекарь принёс мальчикам подшивки газет за последние три месяца. Рядом освободилось место, и Андрей потихоньку подсел поближе к ребятам. Теперь он мог узнать, что их так заинтересовало. Ника иногда чувствовал на себе чей-то взгляд, но как только он оборачивался, Андрей поспешно «углублялся» в учебник.

«Ага, – через некоторое время отметил он про себя, – всё пролистывают, смотрят только хронику происшествий. Сы-ыщики!»

Он ещё немного посидел, наблюдая за увлечённо перебирающими газеты одноклассниками, а потом, поняв, что ему больше ничего не узнать, взял сумку и отправился домой.

* * *

В то время как друзья Алика сидели в библиотеке, сам он с родителями уже был у дедушки. Мама, Елена Владимировна, открыла входную дверь (у неё были свои ключи, так как у дедушки болели ноги, и ему было тяжело ходить), и они оказались в тесной полутёмной прихожей. На стене напротив двери висело большое старое зеркало в красивой бронзовой раме.

– Пап! – позвала мама Алика, сбрасывая с ног туфли и открывая дверь в единственную комнату, из которой доносилось бурчание старенького дедушкиного телевизора.

Дедушка сидел в кресле, укрыв ноги пледом. Это был довольно милый старичок со смуглым лицом, седыми волосами и густыми кустистыми бровями, под которыми блестели живые, удивительно молодые глаза. Лицо старика покрывали длинные глубокие морщины, но, как ни странно, это нисколько его не портило, а скорее наоборот, придавало оттенок мужественности и умудрённости жизненным опытом. Дедушка походил на вождя индейского племени, сидящего у костра и курящего трубку мира.

– Пап, ты обедал? – первым делом осведомилась Елена Владимировна.

– А как же, Леночка, – отозвался дедушка и оторвался от телевизора. – Рад тебя видеть, моя дорогая.

Мама тут же побежала на кухню. Обнаружив холодильник почти пустым, она велела Алику немного прибраться в комнате, а сама вместе с отцом Алика, Николаем Станиславовичем, отправилась по магазинам, чтобы обеспечить деда продуктами как минимум на неделю.

Пока Алик нехотя вытирал пыль с подоконников и мебели, дедушка ударился в воспоминания. Он очень любил рассказывать внуку о том, как был молодым, в каких славных делах участвовал. Обычно Алик с удовольствием слушал дедовы рассказы, но сегодня его мысли были заняты совсем другим: ему было грустно, что друзья расследуют загадочное дело о квартирных кражах без его участия. Поэтому Алик слушал на сей раз деда невнимательно, постоянно отвлекался и был очень рассеян. А дед вспоминал своё детство.

– Когда мне было лет десять, – говорил он, – я целыми днями бегал по улицам. В моё время дети не боялись ненастной погоды. Мы бегали босиком по лужам, а если был очень сильный дождь, то прятались под огромным дубом. Его ствол был так причудливо изогнут, что казалось, он вот-вот упадёт. И крона была такая густая, что не пропускала почти ни единой капли, и под дубом всегда было сухо и уютно. Да, старое это было дерево, старое… Не знаю, сохранилось ли оно до сих пор. Может быть, его уже давно спилили… Жаль, жаль…

Алик не решался прерывать деда, хотя не особенно его слушал. Оживился он только тогда, когда дедушка уже «пошёл служить в армию». А там и мама с папой вернулись, и подошло время ужина. Алик без конца ёрзал на месте: ему не терпелось позвонить друзьям, и как можно скорее. Наконец ужин кончился, мама ещё немного повозилась на кухне, попрощалась с дедушкой, пообещала вскоре приехать снова, и они отправились домой.

* * *

Вечером, когда Натки (слава богу!) дома не было, а родители ещё не пришли с работы, Стас задумчиво сидел за письменным столом и обдумывал скудную информацию по делу о квартирных кражах. Строго говоря, информации не было почти никакой. Из газет ребята узнали только, что все кражи были совершены одним и тем же способом, и что никаких следов воры не оставили. Хозяева квартир в это время находились в отъезде, а соседи либо тоже отсутствовали, либо клялись, что ничего не видели и не слышали. Из одной квартиры воры украли большую коллекцию старинных монет, которую хозяин собирал несколько десятков лет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4