Сборник.

История Угреши. Выпуск 1



скачать книгу бесплатно

С сожалением высказывался о его утрате выдающийся исследователь древнерусского зодчества П.Д. Барановский, проявлявший большой интерес к историческим памятникам монастыря и, помимо документов Некрасова, сохранивший в своём архиве несколько последних фотографий Никольского собора. Сам Пётр Дмитриевич имел возможность лишь кратко визуально обследовать памятник. В одной из своих записей он сообщает: «Собор Николо – Угрешского монастыря древний XV–XVI в. не существует свед. Инспект. Охр. Памятн. Моск. Области Тыдмана, который был на месте в июне 1954 г. К северу от Нового собора Каминского чистое место. Говорят, что он сломан ~ 1930 г. Получил сведения от Тыдмана. 20/I/1955 г.»5

Первая публикация по истории Никольского собора в наше время появилась в год 600–летия обители в альманахе «Памятники отечества». В своей статье «Первый храм – памятник» исследовательница Л.Г. Тудоси на основе изучения обмерных чертежей XIX века, находящихся в фондах Государственного исторического музея, предлагала датировать строительство собора концом XIV века6. Она также сообщает, что в конце 1970–х годов «…удалось разведочно расчистить небольшой участок остатков Никольского собора. Разведка показала, что храм был белокаменный, очень архаичной кладки, что укрепило предположение о возможности датировать его постройку 1380–1381 г.»7

Тудоси Л.Г. Реконструкция фасада Никольского собора 1980 г.


Следующая по времени издания работа была опубликована известным исследователем памятников древнерусской архитектуры В.В. Седовым в журнале «Архив архитектуры». Материалом для изучения послужила упомянутая реконструкция А.Н. Некрасова, обнаруженная автором в архиве П.Д. Барановского. На основании рассмотрения реконструкции автор приходит к выводу: «Наиболее близкими к собору Николо – Угрешского монастыря по стилю и композиции оказываются храмы 20–30–х гг. XVI в.»8 Однако при всех достоинствах статьи известного специалиста в области изучения памятников древнерусской архитектуры, каковым является В.В. Седов, некоторые положения в его работе небесспорны.

Слабым местом двух упомянутых статей является недостаточная степень знакомства с объектом исследования. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ведь сам памятник на момент их написания уже давно не существовал.

В апреле 2000 года при проведении работ по благоустройству территории к северу от Преображенского собора на прежнем месте Никольского собора были обнаружены его фундаменты. Эта находка, позволившая с полной точностью определить место расположения древнего собора, побудила насельников монастыря и его Попечительский совет обратиться к идее воссоздания храма. И хотя раскопанные фундаменты были до времени скрыты под слоем песка, 22 августа 2000 года, в день празднования Явления образа Святителя и Чудотворца Николая святому благоверному князю Димитрию Донскому, здесь был установлен символический камень с надписью «На этом месте будет восстановлен Никольский собор».

Подле камня установили большой плакат с фотографией Никольского собора XIX века и справочной информацией о нем. Это радостное событие ознаменовало собой начало восстановления главной Угрешской святыни. На память о том дне закладной камень и поныне остаётся подле северного фасада воссозданного храма.

Закладной камень Никольского собора. 2010 г.


Работы по восстановлению Никольского собора начались в 2004 году. В июне – августе по настоянию Института археологии Российской академии наук (ИА РАН) на месте древнего собора проводила работу Московская областная средневековая археологическая экспедиция. К исследовательской деятельности были привлечены ведущие специалисты: археологи, историки архитектуры и антропологи. Полевые работы продолжались с 16 июля по 1 августа 2004 года. Архитектурно – археологический надзор за ведением строительных работ вёлся до середины августа. Общее руководство осуществлялось С.З. Черновым, начальником Московской областной средневековой археологической экспедиции и региональным археологом Министерства культуры Московской области. Полевыми исследованиями руководил генеральный директор ООО «Кром» археолог М.В. Фролов.

Раскоп фундамента Никольского собора. 2004 г.


В проведении архитектурно – археологических исследований помощь оказали заведующий сектором археологии Москвы ИА РАН, доктор исторических наук Л.А. Беляев; главный архитектор Московского Кремля А.Л. Баталов; старший научный сотрудник государственного музея – заповедника Московский Кремль, хранитель фонда архитектурного декора Московского Кремля А.В. Геращенков. Фиксацию белого камня и кладки проводили доцент Московского архитектурного института (МАРХИ) архитектор Л.А. Шитова; научный сотрудник Центральных научно – реставрационных проектных мастерских (ЦНРПМ), аспирант МАРХИ архитектор Г.С. Евдокимов и другие.

Белокаменные блоки портала в виде снопов Музей5ризница Николо-Угрешского монастыря


Итог работы представлен в сборнике документов под названием «Охранные археологические исследования в зоне воссоздания Никольского собора Николо – Угрешского монастыря в 2004 году» (далее Сборник). Именно эти материалы, находящиеся в ограниченном доступе в архиве ИА РАН, содержат важнейшие сведения по древнейшей истории Николо – Угрешского монастыря и его главной святыни – Никольского собора. Особую значимость Сборнику придаёт тот факт, что за всё время восстановления Николо – Угрешского монастыря упомянутая экспедиция была едва ли не единственным опытом археологического исследования подобного рода.

Белокаменные блоки вторичного использования. Музей-ризница Николо-Угрешского монастыря


Сборник издан в двух томах. Наиболее важные результаты представлены в первом томе, содержащем отчёт об архитектурно – археологических исследованиях. Кроме текста отчёта в Сборник включены ведомости учёта каменных блоков, найденных при раскопках, экспертное заключение, иллюстрации, а также разнообразные документы, выпущенные в процессе работы экспедиции.

Икона св. Иоанна Предтечи из Николо-Угрешского монастыря XVI в. Музей-заповедник «Коломенское» (кс 37)


Задача авторов исследования сводилась к следующему: «во – первых, детально зафиксировать остатки каменной кладки и выяснить её стратиграфию, во – вторых, извлечь максимальную научную информацию из профилей котлована»9.

Первым этапом работы археологов было выяснение размеров храма. В отчёте сообщается: «В результате работ установлено, что раскрытые кладки принадлежат белокаменному подклету церкви (14,2–19,8 м с апсидами; ширина стен от 2,4 до 3,6 м; внутреннее пространство в ширину 9,2 м, в длину 13,3 м по оси центральной апсиды) <…> Храм крестово – купольный. Апсиды чётко выражены в уровне подклета (их ширина изнутри: 1,5; 2,2; 1,6 м) так же, как 4 квадратных подкупольных столба (2,4х2,4 м по булыжному основанию; 1,9х1,9 м – по белокаменной кладке). Ширина северного и южного нефов 1,5–1,6 м, центрального – 2,3 м, западного – 2,5 м»10. Важной находкой археологов были две сохранившиеся дубовые сваи диаметром от 15 до 25 см и длиной до 1,5 м, служившие основанием стен храма. Все особенности расчищенного фундамента убедительно свидетельствовали о его принадлежности XVI веку.

Заслуживают внимания результаты работ по исследованию территории и захоронений около фундаментов собора. Как известно, древнейший некрополь монастыря располагался вблизи храма. Археологами было установлено, что «могилы кладбища пробили культурный слой поселения домонастырского времени. В профилях сохранились участки непотревоженного слоя и подстилающих его почвенных горизонтов. В слое встречена круговая древнерусская (курганная), а также серая керамика XII – первой половины XIII века. Некоторые фрагменты серых сосудов украшены «косой волной», это позволяет предполагать, что поселение продолжало существовать во второй половине XIII века. Найден фрагмент слабопрофилированного лепного горшка с вертикально стоящим срезанным венчиком роменского облика, позволяющий датировать возникновение поселения XI столетием. Культурный слой залегает на юрских глинах. Древнее поселение располагалось на краю первой террасы Москвы – реки при впадении в неё ручья. Можно предположить, что к этому поселению относилось вятичское погребение XII–XIII вв., обнаруженное на территории Николо – Угрешского монастыря в 1973 году (Музей истории Москвы. ОФ. 24654)»11.

При раскрытии фундамента и подклетной части Никольского собора оказалось, что вся его конструкция в процессе многочисленных перестроек со временем превратилась как бы в монолитную плиту. Уже к XVIII веку весь подклет собора был плотно забутован. Эта особенность объясняется неустойчивостью болотистого грунта на месте строительства. По – видимому, с данным обстоятельством связаны и все значительные перестройки собора, которые многократно предпринимались с целью укрепления его конструкций. Забутовка подклета привлекла особый интерес исследователей. В ней в изобилии были обнаружены белокаменные детали вторичного использования, принадлежавшие одному или даже нескольким храмам более ранней постройки. Подобные детали были также найдены и в кладке фундамента XVI века. В отчёте сообщается, что многие из них «…несут следы выветривания, патину, следы покраски, а также сильного пожара. Кроме камней встречаются редкие фрагменты кирпича (в том числе плинфообразного) и куски старого раствора, а в растворе, на котором велась кладка подклета, содержится огромное количество фрагментов фресок, возможно попавших в смесь не случайно, а как отощающая добавка – наполнитель»12.

Борисов Д.Ф. Обмерный чертёж и северный фасад Никольского собора. 1838 г. ГИМ


По мнению археологов, следы пожара на белокаменных блоках – это наглядное подтверждение летописного свидетельства о разрушении каменного храма Николо – Угрешского монастыря татарами Магмет – Гирея в 1521 году: «…а царь ходил повоевал до Угреши монастыря святого Николы, монастырь жжог, и у церкви у каменной верх завалися…»13..

Борисов Д.Ф. Проект реконструкции Никольского собора. Северный фасад 183851841 гг. ГИМ


Этот храм, в отчёте именуемый храмом – предшественником, находился не на месте нынешнего, поскольку никаких следов основания постройки ранее XVI века на исследованной территории найдено не было. Среди обнаруженных в забутовке деталей вторичного использования есть несколько блоков портала, высеченных в виде снопов. Такие декоративные элементы встречаются в оформлении некоторых храмов конца XV века, в частности церкви Ризоположения Московского Кремля и Воскресенского собора г. Волоколамска. Таким образом, храм – предшественник Никольского собора, сгоревший в 1521 году, мог быть построен в XV веке или даже на рубеже XIV–XV веков.

Никольский собор после реставрации 1840–1843 гг. Рисунок XIX в.


При возведении исследуемого Никольского собора, для которого было выбрано новое место, частично использован резной белый камень, обломки кирпича, фрагменты фресок, сохранившие следы пожара и остатки первоначального известкового раствора. Обнаружение археологами указанных предметов в ходе раскопок имеет исключительную важность. Тем самым, историчность предания об основании Николо – Угрешского монастыря святым благоверным князем Димитрием Донским приобретает дополнительное подтверждение. Возведение каменного собора во имя небесного покровителя монастыря во второй четверти XVI века также имело особенное значение. Оно свидетельствовало о возрастании значения обители, которой в эпоху первого Московского государя Иоанна Васильевича IV суждено было стать «госдаревым богомольем». Извстно, что Иоанн Грозный неоднократно бывал в обители. По его указу во второй половине XVI века в дворцовом селе Остров была построена каменная шатровая церковь Преображения Господня. В собрании музея – заповедника «Коломенское» имеются иконы из Никольского собора, непосредственно связанные с личностью известнейшего правителя Руси. Это образ «Спас на убрусе и «Не рыдай Мене, Мати» из иконостаса собора, который считается вкладом Грозного в память воинов, погибших в Казанском походе, а также патрональная икона государя – образ святого Иоанна Предтечи14.

Обезглавленный Никольский собор Начало 1930-х гг.


Исследователи отметили следы многочисленных ремонтов собора, самые ранние из которых – закладки в подклете алтаря – по – видимому, относятся к началу XVII века. В отчёте сообщается: «В ходе исследований был полностью очищен от забутовок южный неф. В прослойке между известью была найдена монета Михаила Фёдоровича. Это подтверждает датировку ранних перестроек подклета в XVII столетии»15.

Можно предположить, что первые повреждения Никольский собор получил в начале XVII века, в так называемое Смутное время. Тогда, как известно, обитель оказалась в самой гуще политических событий. Побывал здесь и Лжедмитрий II в окружении поляков. Вероятно, освящение храма в 1614 году в присутствии государя Михаила Фёдоровича было «чином обновления», совершённым после ремонта, следы которого обнаружены в ходе раскопок. По всей видимости, тогда же к храму с трёх сторон были пристроены обходные галереи – гульбища.

Воссозданный Никольский собор 2008 г.


Вид собора, который он приобрёл в ходе перестроек XVIII века, и одновременно самое древнее его изображение, если не считать условных изображений XVII и XVIII веков, – это его подробный чертёж, сделанный уездным архитектором Д.Ф. Борисовым в 1838 году как часть проекта реконструкции, которая была осуществлена в 1840–1843 годах. На чертеже видно, что к указанному времени собор приобрёл главу сложной барочной формы и четырёхскатную кровлю. Окна фасада были растёсаны. Однако, несмотря на указанные перестройки, храм в целом сохранял черты своей изначальной архитектуры: под кровлей над закомарами угадывается ряд кокошников, на фасаде ещё сохранялись некоторые окна изначальной узкой формы, не были разобраны гульбища, шея главы сохраняла городчатый фриз и поребрик.

Интерьер Никольского собора. 2008 г.


В ходе крупной перестройки 1840 года значительно переделано завершение и в очередной раз глава храма, некоторые своды перебраны, разобраны гульбища, изменены фасады собора. Наличники окон оформлены в стиле эклектики, характерной для XIX века. С западной стороны к храму пристроен неказистый притвор. В таком виде собор и просуществовал до своего разрушения в 30–е годы XX века.

Проект восстановления собора, выполненный в 2004 году архитектором А.С. Шапиным и доработанный в процессе строительства насельником монастыря иеромонахом Арсением (Усачёвым), был составлен в соответствии с результатами исследования археологов. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II возрождаемому храму приданы черты, характерные для московской архитектуры XIV–XV века, дабы подчеркнуть его историческое значение как памятника победы в Куликовской битве.

Святейший Патриарх Кирилл совершает великое освящение Никольского собора 22 мая 2010 г.


Таким образом, воссозданный в год 625–летия Куликовской битвы и Николо – Угрешского монастыря Никольский собор представляет собой реконструкцию первоначального каменного собора, элементы которого были найдены при раскопках фундамента более позднего храма XVI века. В то же время его размеры и местоположение соответствуют храму эпохи Ивана Грозного, когда обитель впервые возвеличилась как «государево богомолье».

Ссылки и комментарии

1 Точная дата разрушения Никольского собора за неимением документально подтверждённых сведений на данный момент не может быть установлена. Старожилы хорошо помнят собор, по крайней мере, до 1933 года. По воспоминаниям А.Н. Головкиной (род. 1922), собор был разобран на кирпичи в 1933–1934 годах. П.М. Шелков (род. 1924) неуверенно относит это событие к 1934 году.

2 Ратшин А. Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях в России. – М.: Университетская типография, 1852. С. 234–235.

3 Владимирский летописец // Полное собрание русских летописей. – М.: Языки русской культуры, 2009. Т. 30. С. 145.

4 ГНИМА им. А.В. Щусева. Архив. № 231–232.

5 ГНИМА им. А.В. Щусева. Архив П.Д. Барановского. В этой записи упомянут известный историк искусства и реставратор Леонард Владиславович Тыдман.

6 Тудоси Л. Г. Первый храм – памятник // Памятники Отечества, 1980. № 1. С. 95.

7 Там же.

8 Седов В.В. О дате собора Николо – Угрешского монастыря // Архив архитектуры, 1992. № 1. С. 39.

9 Охранные археологические исследования в зоне воссоздания Никольского собора Николо – Угрешского монастыря в 2004 году. – М.: ИА РАН, 2005. Т. 1. С. 9.

10 Там же. С. 3–4.

11 Там же. С. 5.

12 Там же. С. 4.

13 Владимирский летописец. С. 145.

14 При воссоздании иконостаса и храмовых икон Никольского собора в 2004–2005 годах выпускниками иконописной школы при Московской Духовной академии были выполнены копии указанных икон XVI века, которые заняли места в храме в соответствии с описями XVIII и XIX века.

15 Охранные археологические исследования в зоне воссоздания Никольского собора… С. 9.

Елена Егорова. Преподобный Пимен Угрешский и его последователи

«Люди, подобные отцу Пимену, великая редкость: это самородки золота».

Архиепископ Ярославский Леонид (Краснопевков)

Середину и вторую половину XIX века в истории Николо– Угрешского монастыря называют «серебряным веком». Своим возрождением и духовным расцветом обитель обязана плодотворной деятельности её архимандрита – преподобного Пимена Угрешского, 200–летие со дня рождения которого празднуется в 2010 году. «Для людей даровитых, исполненных силы воли, ограничений нет – они сами устанавливают границы своей деятельности и по мере надобности расширяют их, отодвигают и, где бы ни были, действуют свободно и устраняют препятствия, могущие казаться людям обыкновенным неодолимыми», – писал в книге «Архимандрит Пимен», вышедшей в Москве в 1883 году, духовный сын и послушник преподобного, писатель Дмитрий Дмитриевич Благово, впоследствии принявший постриг с именем Пимен.

Преподобный Пимен Угрешский Икона. 2000 г.

1. Преподобный Пимен – архимандрит Николо – Угрешского монастыря

Преподобный Пимен Угрешский (Пётр Дмитриевич Мясников) родился 10 августа 1810 года в Вологде в купеческой семье. На решение юноши вступить на путь иночества большое влияние оказала его беседа с о. Игнатием Брянчаниновым, будущим прославленным святителем, состоявшаяся в 1830 году. В июне 1832 года 22–летний Пётр поступил в Новоезерский Кириллов монастырь послушником, в сентябре 1833 года уже в Оптиной пустыни он стал келейником о. Илария1.

Николо-Угрешский монастырь в 1840 году. Гравюра. XIX в.


13 марта 1834 года Пётр прибыл в Николо – Угрешский монастырь, чтобы на следующий день встретить там своего наставника, назначенного настоятелем монастыря. В число братии Петра зачислили 9 апреля того же года. За недостатком насельников помимо келейного он исполнял ещё послушания трапезного, свечника и погребничего. Пострижен с именем Пимен он был 26 марта 1838 года, посвящён в иеродиакона 23 февраля 1839 года, в иеромонаха – 25 апреля 1840 года.

С марта 1839 года о. Пимен исполнял обязанности казначея, а утверждён в этой должности был 26 февраля 1844 года. Управляющим Николо – Угрешским монастырём он был назначен 17 ноября 1852 года, а 16 октября 1853 года, в день открытия в обители общежития, был посвящён в игумена. Сана архимандрита он удостоился 24 августа 1858 года2. 18 июня 1869 года архимандрита Пимена назначили благочинным всех общежительных монастырей Московской епархии, что стало признанием его деятельности на ниве возрождения Угрешской обители и её процветания. Действительно, при архимандрите Пимене были построены или обновлены все монастырские здания и храмы, но самое главное – преобразилась духовная жизнь: обитель перешла на строгий общежительный устав, более соответствующий духу монашества, чем штатный.

Судьба и духовный опыт о. Пимена вдохновили писателя – теолога Д.Д. Благово, сочинившего в 1873 году автобиографическую поэму «Инок». Прототипом одного из главных героев, настоятеля монастыря, стал любимый наставник автора – архимандрит Пимен:

 
Безбрадым юношей в обитель
Он двадцати двух лет вступил,
И был он истины ревнитель,
Творцу и ближнему служил.
Он перешёл все послушанья,
Везде был дельный человек
И, чуждый зла любостяжанья,
Так прожил целый полувек.
<…>
Келейник прежнего игумна
(Когда он юношею был),
Он всё терпел благоразумно
И старца искренно любил.
 

Вид Николо-Угрешского монастыря в 1873 году Хромолитография. РГБ

 
Хоть тот и крут был в обхожденье
И часто бранивал его,
Он в полном жил повиновенье
И черпал мудрость у него.
Искусный, опытный в правленье
(Когда игумном стал потом),
Он был хозяином во всём,
Но как монах в уединенье
Он помышлял не о земном3.
 

Преподобный Пимен любил священнодействовать, чётко исполняя все каноны и требовал того же от других, со всей строгостью спрашивая за упущения. Его служба оказывала неизгладимое впечатление на паству:

 
Игумен сам читал каноны
И по уставу положённый
Акафист Деве Пресвятой;
И старца голос так был внятен,
Так умилительно приятен;
С такою детской простотой
Читал игумен, что невольно
Тот голос в душу проникал,
Так сердцем всем овладевал,
Что вместе сладостно и больно,
Отрадно, грустно и легко
Душе и сердцу становилось,
И всё, что там на дне таилось
Неизъяснимо – глубоко,
При чтенье старца начинало
Из бездн как будто бы всплывать,
От тёплых слёз истаивать,
И грудь от гнёта облегчало,
Давало ей простор дышать!4
 

При архимандрите Пимене монастырь, достигший экономического процветания, славился широкой благотворительностью: содержал народное училище, больницу, странноприимный дом, две богадельни. Архимандрит Пимен имел несколько правительственных наград: орден св. Анны 2–й степени (20.04.1866), орден св. Владимира 4–й степени (20.12.1873), орден св. Владимира 3–й степени (6.05.1876), знак Красного Креста (31.12.1879) за попечение о раненых и больных воинах во время русско – турецкой войны, когда на Угреше была устроена для них лечебница.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное