Сборник статей.

Вопросы феминологии



скачать книгу бесплатно

2. Первая волна феминизма
2.1. Социальные вопросы

Проблема защиты прав женщин и протесты против неравных социальных условий вне всякой связи с феминизмом имели место в некоторых европейских странах, например, во Франции и Англии, как до, так и после появления феминистского движения (Фридман 1381:7–8). Так, в 1792 г. во Франции Олимпией де Гуж была опубликована «Декларация прав женщины и гражданки», имевшая целью осудить французскую декларацию о правах человека за защиту прав мужчин. Однако феминизм как социокультурное движение возник из совершенно особых обстоятельств. Важнейшие проблемы западного мира, оказавшие влияние на возникновение феминистского движения (первая волна) и принятие им организованного характера (вторая волна), сводятся к следующему: социальные воззрения на женщину, социальные лишения женщин, идеологическое пространство эпохи модерна и аболиционизм.

2.1.1. Социальные воззрения на женщину

В западных обществах с давних пор бытовали дискриминирующие воззрения на женщину, что показывало ее невысокие ценность и положение по сравнению с мужчиной. Определенная часть этих воззрений восходит к искаженной иудейской и христианской мысли. В Торе существование женщины считается горше смерти, а в ежедневной молитве иудеев-мужчин воздается хвала Богу за то, что Он сотворил их мужчинами. В учении последователей христианства женщина является служанкой мужчины, а он – ее господином, и иногда женщина по самой своей природе ставилась в рабское положение (Гру 1379:51–70). В греческой философии и иудео-христианском богословии женщина характеризуется как неполноценная спутница мужчины, предназначенная только для удовлетворения нужд последнего. Мужчин ассоциируют с разумностью, цивилизованностью и великими делами, а женщин – с неразумными деяниями, природой и страстью (Бисли 1385:29–31). В Средние века вплоть до эпохи Ренессанса велись споры о том, является ли женщина полноценным творением Божиим или она представляет собой дефектный «экземпляр»? Обладает ли женщина способностями к учению? Заслуживает ли она уважения за ее служение на благо мужчины? Между церковными воззрениями, существующими образцами и взглядами новой литературы на приниженное положение женщины имеются серьезные разногласия (Джеймс 1382:84). Примеры социальных взглядов на положение женщины можно проследить по отношению философов Нового времени. Так, Шопенгауэр считает женщину животным с длинными косами, но короткими мыслями. По мнению Ницше, женщина – это существо, созданное для служения; только в унижении она сможет достичь совершенства (Гру 1379:80, 84).

2.1.2. Социальные лишения

Социальные лишения женщин, отсутствие у них правового статуса и права голоса, а также неравное положение в трудовой деятельности явились важнейшими вызовами, позволившими западной женщине инициировать первую волну феминизма, имевшую своей целью достижение равенства с мужчинами и пользование одинаковыми правами и преимуществами с ними. На данном этапе, принявшем форму радикализма, в трудах ряда защитников женского движения заходила речь о мужененавистничестве и борьбе против института семьи.

Это показывает, что в своем стремлении к равенству феминистки оказались близки к тому, чтобы впасть в тот же сексизм, которым были охвачены мужчины, и совершенно игнорировать такое основополагающее ядро общества, каковым являлась семья. Разумеется, социальные лишения женщин могли обострить эту борьбу (Мушир-заде 1382:61–75).

2.1.3. Аболиционизм

Без сомнения, идеологическое пространство эпохи модерна подвергло изменениям многие социальные воззрения в отношении женщин и их роли в жизни общества. Так, теории о правах человека и всеобщем равенстве, выдвинутые в ходе революций во Франции и Америке, являются хорошим примером влияния ценностей эпохи модерна на феминистское движение (Там же: 5-22). В такой атмосфере во второй половине XIX в. сформировалась первая волна движения феминизма (1848–1920 гг.). В это время в Америке движение аболиционизма ратовало за свободу и права рабов, поэтому деятельность женщин в области феминизма приобрела оттенок борьбы против рабства. Однако в ходе борьбы и лишений эта деятельность вернулась к своей первоначальной проблеме, а именно к защите прав женщин (Там же: 51–55). Таким образом, на первом этапе зарождения феминизма в такой стране, как Америка, женщины не считались достойными защищать права даже рабов. Несмотря на свою активность, они также не играли никакой политической и социальной роли в гражданской войне 1860-х гг. в Америке. Поэтому аболиционизм они сделали вдохновителем для своего движения.

Первая волна феминизма представляла собой скорее социальное, нежели идеологическое или философское движение, появившееся ради получения женщинами определенной части политических и социальных прав, в частности, права голоса. Между тем в контексте проблем женщин и новых понятий эпохи модерна в области гендерного равенства или различия появились определенные ожидания. Перечислим некоторые аспекты этих ожиданий.

2.1.4. Общая человеческая сущность

Аргументация либералов, игнорируя гендерные различия, в значительной степени делает упор на проблему, именуемую «общая человеческая субстанция». Здесь говорится о том, что женщина и мужчина созданы равными. Одинаковое же происхождение требует, чтобы женщина не находилась в униженном положении по отношению к мужчине и даже чтобы не существовало никакой разницы между мужской и женской средой (Мушир-заде 1382: 6164). Разумеется, подобный негативный подход, отрицающий наличие у женщин каких бы то ни было гендерных различий, обретает свой смысл вкупе с положительным подходом, утверждающим западные либеральные ценности в таких понятиях, как индивидуальность, свобода, разумность и гуманизм. Поэтому он объявляет о своей борьбе против любого рода различий мужского и женского в правовой и социальной сферах. Например, Джон Стюарт Милль убежден, что принципы Нового мира требуют, чтобы женщина самостоятельно принимала решения о том, что ей делать и чего ей не делать. Принципы Нового мира предполагают, что уяснить природу женщины и понять, что ей следует делать, а чего ей делать не следует, можно, только подвергнув ее испытанию в атмосфере свободной конкуренции с мужчиной. Таким образом, введение законов или правил и обычаев в этом отношении не является определяющим (Милль 1379:39–40). Мэри Уоллстонкрафт в своем знаменитом эссе (1792 г.) ссылалась на то, что такие понятия, как свобода, равенство, разум и познание, не носят гендерного характера, и настаивала на присутствии женщин в социальной, политической и правовой сферах.

Крайний индивидуализм или первенство индивидуума перед обществом является одним из ключевых понятий либерализма, утратившего свои ценности и изначальную этику и подчинившегося желанию и воле человека (Арбластер 1367:22–61). Очевидно, что распространение подобного подхода среди женщин зависит от распространения либерального взгляда на человека. Между тем, если отвлечься от различных видов философской и религиозной антропологии, особенно от учения ислама, которое в своем объяснении сущности человека, его земной и загробной жизни коренным образом отличается от прочих философий материалистического и либерального направления, то и в области социологии нельзя ожидать, что либеральный взгляд на человека сумеет предложить универсальный шаблон в области прав женщин. Ведь над миром социума не господствует единая культура. История также достоверно свидетельствует об отсутствии согласия среди либеральных феминисток относительно распространения своих идей в различных культурах. Акцент на «общность по человеческой природе» мужчины и женщины является совершенно правильным, и в религиозном учении ислама ему уделяется достойное внимание. В качестве основной сферы проявления этого единства можно отметить такие постулаты, как творение человека, цели и пути достижения предела творения, свобода выбора правильного пути, свобода мужчины и женщины в распоряжении материальной и интеллектуальной собственностью, а также свобода в выборе судьбы. Однако главная проблема либерального феминистского подхода заключается в определении составляющих этой общности. Может ли человеческое единство быть общим правилом для равенства всех людей?

Утверждение о естественных правах в рамках либералистского подхода базируется на индивидуалистической натурфилософии, не способной придать законную силу антропологическим и нравственным аспектам, а в результате – и пропорциональности между мужчиной и женщиной в правовой сфере. Таким образом, помимо общности происхождения появятся и другие основы и принципы, которые будут определять социальные роли, права и преимущества людей независимо от пола. Кроме того, принцип «общности по человеческой природе» указывает на единую сущность людей. При этом социальные роли людей различны, и если бы «общность по человеческой природе» была единственным критерием и основой, то тогда было бы невозможно объяснить множественность социальных ролей. Это показывает, что разные переменные оказывают влияние на определение различий в распределении социальных ролей и положений.

2.1.5. Превосходство нравственных ценностей женщины

В некоторых рассуждениях, даже в рамках первой волны феминистского движения, идея равенства и отсутствия гендерных различий уступила место идее превосходства женщины над мужчиной. По мнению авторов этих идей, женщина обладает особыми нравственными достоинствами, что в нравственном отношении ставит ее выше мужчины. В подобных рассуждениях искренность, нежность и нравственность трактуются как достоинства женщины, играющие свою роль в смягчении обстановки в семье. Поэтому присутствие в обществе женщины служит препятствием для мужского максимализма, делает общество более нравственным, а политические проблемы разрешаются тогда, когда в обществе господствуют женские ценности (Мушир-заде 1382:64–67, 105). Согласно подходу, исповедующему гендерное равенство, женщина как «человеческое создание» наравне с мужчиной берет на себя равные роли во всех областях жизни, однако в соответствие с подходом, основанном на гендерном различии, женщина, как «существо», в половом отношении отличное от мужчины, стремится занять иное, подчас более высокое положение (Там же: 159–160). Очевидно, что подход, основанный на аксиологическом и нравственном превосходстве женщины, никак не сочетается с индивидуалистическим либеральным взглядом. По существу, использование нравственных принципов в общественной жизни, особенно когда они становятся причиной столкновения индивидуалистической свободы и прагматизма людей, не соответствует установкам либерализма.

Исследование социально-политических условий, в которых протекала первая волна феминистского движения, показывает, что хотя главной проблемой женщин была дискриминация и несправедливое отношение, избранные ими теоретический и, главное, практический подходы для устранения дискриминации выработались в рамках стремления достичь гендерного равенства или превосходства над мужчинами, а не на основе желания добиться справедливости. На этом этапе нет ни одной заслуживающей внимания теории, которая, по меньшей мере, освещала бы теоретические аспекты гендерного равенства или различия. Кроме того, аргументы, выдвигаемые феминистками, целиком и полностью основаны на принципах, изложенных в либерально-гуманистической литературе эпохи модерна, а потому закономерно испытывают на себе все недостатки и критику, свойственные упомянутой эпохе.

3. Вторая волна феминизма

Социальные условия, в которых протекала первая волна феминистского движения, ограничили феминизм рамками либеральной литературы, делая упор на равенстве прав мужчины и женщины, а на самом деле превращая социальную роль женщины в мужскую. В результате первая волна феминистского движения не имела серьезных последствий, кроме признания за женщинами права голоса. Однако во время второй волны внимание было направлено на несоответствие между либеральными ценностями и политико-экономической структурой капиталистического строя в области прав женщин. Либеральная идеология подчеркивает гендерное равенство, при этом условия, создаваемые капиталистической экономикой и государством всеобщего благосостояния, повлекли за собой различия в вознаграждении за труд, получаемом мужчиной и женщиной. В действительности, по словам феминисток, политико-экономическая структура общества была патриархальной, и женщина по-прежнему воспринималась как инструмент распространения богатства и силы. Либеральные же ценности требовали для женщин и мужчин политического и экономического равенства. Поэтому вторая волна феминистского движения стремилась к структурному изменению положения женщины в рамках политико-экономического строя (Мушир-заде 1382:229–232).

3.1. Критический анализ
3.1.1. Либеральная идеология равенства

В ходе второй волны феминистского движения либеральные феминистки всё также делали упор на идеологию равенства, стремясь реализовать его через присутствие женщины в политической структуре общества. С их точки зрения, несмотря на то, что между женщиной и мужчиной имеется много общего, существующие социально-политические институты только усиливают гендерные различия. В трудах этой группы феминисток широко используется ссылка на «права человека», требующие равного положения для мужчины и женщины во всех социальных, политических и правовых институтах общества (Там же: 240–245). Феминистки, ратующие за идею равенства, настолько упрямы, что готовы рассматривать пособие, выплачиваемое в период беременности, как выплаты, предусмотренные на время болезни (подобно тому, как мужчины получают материальную помощь во время болезни). Они сохраняют статус-кво, однако ради достижения равенства ставят женщину в положение мужчины. В реальности патриархальные структуры не меняются – просто женщины надевают мужскую одежду. В рамках подобного подхода традиционные ценности, подчеркивающие роль женщины в семье, феминистки представляют предпосылками для притеснения женщины. Одним из примеров является Бетти Фридан (Бустан 1382:42). При этом все свидетельства, относящиеся к западным обществам, показывают, что, в противоположность приведенному выше утверждению, уменьшение связи женщины с домашним очагом и отсутствие привязанности к мужчине не только не снизило жестокости в семье, но еще и навязало женщине жестокость и дискриминацию вне дома. Основная причина этой проблемы заключается в том, что либеральные ценности не в состоянии контролировать индивидуалистическую неумеренность, поэтому смешение этих ценностей с утверждениями о гендерном равенстве является парадоксальным.

Приведенное выше объяснение не поможет решению проблем женщины, но только удвоит их, поскольку до тех пор, пока социальные институты не обратятся к человеческой природе, к особенностям физического, полового и духовного строения людей, их научным и организационным способностям, они так и будут носить отрицательный, деструктивный характер. Западные либеральные режимы под эгидой гендерного равенства допускают в отношении женщины величайшую несправедливость, погрузив ее в сферу конкуренции, где нравственные и гуманитарные ценности уступают место торговле и борьбе капиталов, а женщина превращается в инструмент обеспечения материальной выгоды. Гендерные злоупотребления, ослабление основ семьи, усиление жестокости среди молодежи и детей, лишенных материнского воспитания, а также появление различного рода психических заболеваний – вот лишь немногие из последствий подобного подхода.

В рамках либеральной идеологии равенства все усилия направлены на то, чтобы пробить брешь в укреплениях мужского пола, а не на официальное признание женского пола. Женщины, исповедующие подобный подход, изображают из себя мужчин и претендуют на функции и обязанности последних. В результате они отдаляются от своей идентичности, как следствие, впадают в самоотчуждение и различные психические заболевания.

3.1.2. Радикальная антагонистическая идеология

Радикальный феминизм появился под влиянием радикалистских идей 60-х гг. XX в. вслед за коренными революционными изменениями в решении проблемы женщины. В рамках этого подхода помимо критики исторически сложившегося гендерного неравенства больше подчеркиваются гендерные различия, нежели сходство. По мнению радикальных феминисток, главная проблема женщин восходит к «патриархальной идеологии», которая, подобно гегемонии, историю и культуру направила на пользу мужскому полу и смотрит на всё через призму мужского взгляда. Согласно данному подходу, женщины представляются униженным социальным слоем в «кастовом строе», установленном мужчинами. Действительно, в соответствии с радикальным подходом каждый мужчина аттестуется как враг женщины и ее притеснитель, который ради достижения желаемого восхваляет положение и роль женщины, а на деле искажает ее подлинную сущность. Таким образом, между женщиной и мужчиной существует полный антагонизм, однако из-за ложного знания, возникшего благодаря патриархальной системе, женщины не осознали своего блага. Единственным способом разрешения данной проблемы сторонники этой идеологии считают пробуждение самосознания женщин и начало всеобъемлющей революционной борьбы против мужчин даже в сфере частной жизни (Мушир-заде 1382:266–280). По мнению Кристин Дельфи, одного из наиболее значительных теоретиков радикального феминизма, начало неравенства в большей степени связано с гендерной структурой патриархального уклада, нежели с условиями труда и системой социальных институтов. Поэтому радикалисты видят коренные реформы именно в изменении этой структуры (Эббот, Уоллес 1376:42–43).

Методы этой группы феминисток показывают, что в их идеологии не было, да и не могло быть ничего, что можно назвать гендерной справедливостью. Их радикальный сексизм и необъективность заставляют игнорировать множество общих черт, существующих между мужчинами и женщинами, а также создает крайний межполовой антагонизм. Подобный подход ослабляет основы семьи, внося в нее мощный элемент конкуренции и подготавливая почву для однополой любви. Иными словами, с полным исключением женщины из мужского общества половые склонности феминисток проявлялись в виде связей женщины с женщиной. Несмотря на то, что подобного рода связи они интерпретировали как некое политическое действие, демонстрирующее обязательства перед другими женщинами, тем не менее во многих женщинах они вызвали антифеминистскую реакцию (Клейн 1387:96).

Перед всеми феминистками стоит базовый вопрос, за каким из идеологов, ратующих за изменение существующего положения, они следуют? Если феминистическая теория патриархальности является верной схемой для понимания и объяснения проблем женщин, тогда к каким теоретико-социологическим основам они обращаются для создания альтернативной идеологии?

Очевидно, что изменение патриархата на матриархат не только не считается заслугой, но, напротив, матриархат окажется подверженным тем же недостаткам, которыми страдал патриархат. Таким образом, правильное объяснение женской идентичности и объективный анализ социального базиса женщины и ее роли в общественной жизни зависят от предшествующих понятий, определяющих подлинное место человека в структуре творения и в свете этого дающих представление о том, что человек должен делать, а чего он делать не должен. Столь серьезных понятий нет нигде, кроме учения божественных пророков.

Объяснение феминистками этой группы причин угнетения женщин зиждется исключительно на теории патриархальности, считающей всю историю человеческой цивилизации масштабным заговором против женщин. Таким образом, необходимо установление новой идеологии, культуры и цивилизации, а подобное дело будет невозможным без заранее подготовленной теоретической опоры. Поэтому одна из феминисток (Сигал), предостерегая от использования подхода «гендерных различий», пишет: «Всегда существует вероятность, что, переоценивая наши представления о женщинах и прибегая к женскому опыту, мы можем усилить идеи половой полярности, отрицание которых было первоначальной целью феминизма» (Фридман 1381:19).

3.1.3. Гендерная дискриминация в экзистенциальном феминизме

Экзистенциальный феминизм представляет собой один из подходов второй волны, который, находясь под влиянием экзистенциальной философии и используя ее установки, а именно «бытие для себя» и «бытие в себе», стремится объяснить гендерные различия и дискриминацию женщины. Об этих идеях говорит Симона де Бовуар в своей книге «Второй пол» (1949 г.). Бытие для себя предполагает наблюдение и свободу, а бытие в себе требует пребывания под наблюдением и уподобления вещи.

По мнению де Бовуар, физическое строение женщины и мужчины, наряду со значительным влиянием социальных условий, послужило причиной того, что мужественность уподобилась «бытию для себя», отличаясь такими качествами, как текучесть, свобода и определенность. А женственность уподобилась «бытию в себе», обладая такими свойствами, как покой, привязанность и пребывание на вторых ролях (Бакери 1382:32–33). Мужчины стимулируют реакцию женщин, а последние принимают претензии мужчин на доминирование. Действительно, роль матери и супруги привела к тому, что женщина превратилась в безмолвную вещь. Поэтому 'де Бовуар предлагает, чтобы женщины отказались от этой роли (Джеймс 1382:94).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27