Сборник статей.

Вопросы феминологии



скачать книгу бесплатно

5.3. Укрепление общества

Перенос половых удовольствий из семейной среды в общество ослабляет деятельную силу последнего. Противники хиджаба высказывали мелочные придирки и говорили, что “хиджаб парализует силы половины членов общества”, однако напротив – именно отсутствие хиджаба и распространение свободных половых связей парализует силы общества. Оппоненты утверждают, что именно хиджаб парализует силы общества, держа женщину в заключении и лишая ее возможности вести культурную, социальную и экономическую деятельность. Однако в исламе подобного положения не существует. Ислам не говорит женщине, чтобы она не выходила из дома, не говорит ей, что она не имеет право получать образование (наоборот, это составляет общую обязанность как для мужчин, так и для женщин), не запрещает ей заниматься экономической деятельностью. Ислам вовсе не желает, чтобы женщина сидела без работы и влачила никчемное существование. Покрывание всего тела, за исключением лица и кистей рук, нисколько не препятствует культурной, социальной и экономической деятельности. А вот загрязнение рабочей среды плотскими стремлениями как раз и приводит к параличу общественных сил.

5.4. Значимость женщины и уважение к ней

Прежде мы говорили, что в физическом отношении мужчина обладает решительным превосходством над женщиной. Что касается умственных способностей, то здесь превосходство мужчины, по меньшей мере, является спорным. В этих двух направлениях женщина не может бороться с мужчиной, однако она неизменно утверждает свое превосходство над последним с помощью чувств. Сохранение женщиной запретного пространства между собой и мужчиной служит одним из тайных средств, которые женщина использует для поддержания своего положения по отношению к мужчине. Ислам побуждает женщину пользоваться этим средством. Ислам особо подчеркивает, что если женщина будет вести себя скромнее, степеннее и целомудреннее, если она не будет красоваться перед мужчиной, то лишь усилит уважение к ней.

Далее, в истолковании суры «ал-Ахзаб» («Сонмы», № 33) мы увидим, как Коран, посоветовав женщинам плотнее запахивать свои накидки, говорит: “Так их вернее узнают и не подвергнут обидам”. То есть лучше это делать, чтобы женщину считали целомудренной, чтобы видели, что она не предлагает себя мужчинам. В результате скромность и отстраненность ограждают женщину от беспокойства со стороны легкомысленных людей».

Еще одной претензией, обыкновенно предъявляемой к хиджабу, является мнение о том, что он лишает женщину права на свободу, представляющее собой естественное человеческое право, и считается своего рода унижением человеческого достоинства. В ответ на это Мутаххари говорит:

«Еще раз мы должны напомнить о том, что существует разница между заключением женщины дома и ее обязанностью надевать накидку, когда ей предстоит встретиться с посторонним мужчиной. В исламе нет понятия о заключении или пленении женщины. Хиджаб в исламе – это возложенная на женщину обязанность во время общения с мужчинами соблюдать особый стиль в одежде.

Эта обязанность не навязана ей мужским сообществом, это не то, что противоречит ее скромности или считается вторжением в ее естественные права, дарованные ей Господом…

Если соблюдение общественного блага делает для мужчины или женщины обязательным, чтобы во время общения они избрали особый этикет и вели себя так, чтобы это не нарушало покоя других и не разрушало нравственного равновесия, то это никак нельзя назвать заключением или рабством и считать противоречием человеческому достоинству и принципу свободы личности.

Напротив, женщина, закрывшая себя накидкой (в той мере, в которой это установлено исламом), заслуживает большего уважения, поскольку это защищает ее от посягательств легкомысленных безнравственных людей.» (Мутаххари 1379, XIX:45).

Третьей претензией, предъявляемой к хиджабу, является мнение о том, что он приводит к застою и упраздняет те виды деятельности, которые были заложены в природу женщины еще в акте творения. Женщина, так же как и мужчина, обладает вкусом, рассудком, способностью мыслить, понимать и трудиться. Эти способности дарованы ей Богом не напрасно и должны принести свои плоды. В ответ на это Мутаххари говорит:

«Исламский хиджаб… не приводит к потере силы и уменьшению природных способностей женщины. Упомянутая претензия относится к той форме хиджаба, в которой он был распространен среди индийцев, древних иранцев или иудеев. Однако исламский хиджаб не говорит о том, что женщину необходимо заточить дома и не допускать развития ее способностей. Основанием ношения хиджаба в исламе, как мы уже говорили, является то, что половые удовольствия должны быть ограничены семейной средой и законным супругом, а социальная среда предназначена исключительно для трудовой деятельности. Именно поэтому, когда женщина выходит из дома, ей не позволено провоцировать возбуждение мужчин, а мужчине, в свою очередь, не позволено любоваться ею. Подобный хиджаб не только не парализует силы женщины в работе, но, напротив, усиливает трудовой потенциал общества.

Если, находясь в обществе, девушки будут носить обычные платья, надевать простую обувь и ходить в школу и в университет в накидке или пальто, а также в платке, полностью закрывающем волосы, то будут они лучше учиться при таких условиях или в том состоянии, которое мы наблюдаем? В принципе, если не говорить о половых удовольствиях и чувственных аспектах, тогда почему все же необходимо, чтобы женщина выходила на улицу в таком виде?» (Мутаххари 1379, XIX: 454).

6. Половая этика

Еще одним пунктом, вызывающим столкновение между исламской и западной концепцией, является половая этика. Мутаххари подробно излагает основы западной мысли в области половой этики, пропагандирующей невоздержанность. Каждую из этих основ, выливающихся в подобный подход, он подвергает анализу и критике. В конце концов он говорит об исламской половой этике следующим образом:

«Ислам категорически настаивает на том, что семейная среда готова полностью удовлетворить взаимные желания мужа и жены. Женщина или мужчина, которые пренебрегают подобной точкой зрения, прямо осуждаются исламом. Ислам потратил немало усилий для того, чтобы макросоциум был сферой трудовой деятельности и в нем не было места удовлетворению плотских желаний. Именно в этом заключается смысл запрета страстных взглядов и плотских утех с кем-либо, кроме законного супруга, а также смысл запрета женщине прихорашиваться перед чужим мужчиной…

Если жизнь и ее радости мы приравняем к деяниям, порожденным страстью, и предположим, что всякий, кто больше ест, спит и вступает в половую близость, испытывает большее радость и счастье, или, иными словами, если мы будем считать, что способности, вызывающие у человека радость, и причины, порождающие у него беспокойство, ограничены тем, чем обладают животные, тогда, разумеется, перемещение плотских удовольствий из семейного очага в сферу общества принесет больше радости и наслаждения.

Однако если мы сможем представить себе, что духовный союз мужа и жены, а также их искренние чувства друг к другу сохранятся до последних дней их старости, когда половой инстинкт уже не действует, то это будет иметь гораздо большую ценность для жизни. Если мы сможем представить себе, что удовольствие, получаемое мужчиной от общения со своей законной верной супругой, отличается от удовольствия, испытываемого от общения с какой-нибудь праздной женщиной, то у нас не останется ни малейшего сомнения в том, что для получения большего удовольствия, радости и покоя половое влечение необходимо ограничить законными супругами, предоставив этому влечению область семейного очага, а обществу отвести роль места для трудовой деятельности.

Проблемой более важной, нежели социальные аспекты, является проблема брака. Последний учрежден не только для того, чтобы мужчина и женщина получали большее удовольствие друг от друга. Заключение брака и создание семейного очага – это подготовка гнезда для приема будущего потомства, счастье которого целиком и полностью зависит от состояния семейного социума. Для рождения, утверждения и воспитания будущих поколений могучая десница творения создала сильную взаимную привязанность мужа и жены, с одной стороны, и отцовскую привязанность к детям – с другой стороны. В семье процветают чувства и эмоции, свойственные обществу и живущим в нем людям. Дух ребенка смягчает доходящая до нескольких сотен градусов температура естественной среды, созданной его родителями».

Далее Мутаххари разбирает вопрос, не расходится ли исламская половая этика с развитием естественных способностей? Отвечая на этот вопрос, он говорит:

«…Мы говорим, что ни одну из частей человеческого тела Господь не создал напрасно, ни одну из духовных способностей. И подобно тому, как необходимо поддерживать все части тела, доставляя им необходимую пищу, так и духовные способности следует отмечать и должным образом питать, дабы они имели возможность развиваться.

Предположим, что из различного рода сочинений мы так и не осознали необходимость не пренебрегать способностями и развивать их. Тогда к этому принципу нас привело бы богопознание. Точно так же мы видим, что сто лет назад, когда еще толком не были поняты незаслуженно забытые труды, посвященные правильному развитию способностей, некоторые ученые по этой самой причине советовали оберегать части своего тела и не оставлять без внимания душевные силы.

Речь идет не о том, стоит развивать способности или нет, но о том, в чем заключается правильный путь естественного развития способностей человека, который не приведет ни к каким расстройствам и разбросанности?

Мы утверждаем, что естественное развитие способностей, в том числе половых, может быть реализовано только благодаря соблюдению правил, установленных исламом, – отклонение от последних приводит к расстройству, разболтанности и даже к их подавлению и искажению».

Мутаххари предлагает подробный анализ метода развития способностей человека, а затем, излагая точку зрения ислама на половую свободу, говорит:

«Суть в том, что удовлетворение инстинкта и отсутствие его подавления – это одно, а половая свобода и устранение всяких нравственных норм – другое. Удовлетворение инстинкта не противоречит соблюдению целомудренности и сохранению богобоязненности. Напротив, только под сенью упомянутых качеств можно совершенным образом удовлетворить инстинкт и предотвратить появление неуместного возбуждения, беспокойства и чувства отчуждения, а также избежать необходимости подавления этого возбуждения. Иными словами, развитие способностей – это нечто иное, нежели высвобождение страстей и бесконечных мечтаний…» (Мутаххари 1379, XIX:661).

Теперь возникает вопрос: дисциплина в области половой жизни препятствует инстинкту любви или влияет на его плодотворность? Мутаххари говорит об этом так:

«Любовь прославляет как западный, так и восточный человек, с той только разницей, что прославление западного человека связано с тем, что она предполагает соединение с возлюбленной. Пределом подобного взгляда является исчезновение индивидуалистичного (неизменно отравляющего жизнь) и появление духовного единства, когда две личности расширяются, становятся одним целым и живут вместе, пользуясь всеми возможными жизненными благами. Прославление же восточного человека обусловлено тем, что любовь желанна и священна в пределах его сущности, она придает духу величие, она дарует вдохновение, она чудотворна, совершенна, очистительна. Восточный человек прославляет любовь не потому, что она приводит к соединению с возлюбленной или служит предпосылкой для полной радостей совместной жизни двух человеческих душ. С точки зрения восточного человека, если предпосылка – любовь человека к человеку, то это предпосылка для возлюбленной, которая выше человека, а если предпосылкой является единение, то это предпосылка соединения с истиной, выходящей за пределы человеческого горизонта (Наслаждение философией, с. 130). Резюмируя, можно сказать, что в вопросе любви, так же как и в других вопросах, западный образ мысли расходится с восточным. Хотя на последнем этапе западный человек отделяет любовь от обычной страсти, привнося в нее духовную чистоту, тем не менее, он не выводит ее из круга жизненных проблем, глядя на нее как на одно из благ социальной жизни. Восточный же человек ищет любовь за пределами обыденной жизни.

Однако, как известно, подобное обвинение в адрес ислама несправедливо, оно справедливо по отношению к христианству. Ислам не считает половую страсть грязной и низменной, не говоря уже о любви – здесь можно спорить о том, является любовь неотделимой от половой страсти или она представляет собой нечто отдельное от нее.

Ислам с уважением относится к глубокой и искренней любви между супругами, рекомендует стремиться к ней и употребляет все средства для того, чтобы их единство стало как можно крепче».

Однако в этом вопросе весьма важна связь любви и целомудрия:

«Главным вопросом здесь является связь любви и целомудрия. Любовь в высшем понимании этого слова процветает в так называемых свободных обществах, или же возвышенная любовь сопутствует обществу целомудренному? Не убивает ли возвышенную любовь та среда, в которой женщина подверглась опошлению?»

Здесь Мутаххари объясняет, как появляется нежная, полная чувств любовь. Он показывает величие любви в двух аспектах. При изложении этого вопроса Мутаххари опирается на точку зрения Уилла Дюранта:

«“Молодой человек ищет застенчивого взгляда и неосознанно чувствует, что эта утонченная сдержанность свидетельствует о нежности и ласке. Застенчивость (и в результате превращение женщины в предмет любви мужчины) приносит свои плоды – она заставляет мужчину быть смелее, побуждает его совершать серьезные поступки и высвобождает силы, дремавшие под покровом спокойной жизни” (Наслаждение философией, с. 133).

Он же говорит: “Сегодня уже исчезли тяжелые плотные одеяния, бывшие своего рода препятствиями, и современная девушка с исключительной смелостью освободилась от мешавших ей пристойных одеяний. Короткие юбки являются благом для всех живущих в этом мире, кроме портных, а их единственный недостаток лишь в том, что они ослабляют мужскую силу воображения, но вполне возможно, что, если у мужчин не будет воображения, то женщины не будут для них красивыми!”» (Мутаххари 1379, XIX:661).

Мутаххари добавляет:

«Представляется, что это духовное состояние, считающееся отличным от половой страсти (по крайней мере, по качеству и целям), бывает двух типов и проявляется в двух разных видах. Первый тип проявляется в бурной форме, когда в результате пребывания вдали от возлюбленной, чрезвычайного возбуждения духа и сосредоточения всех мысленных сил на одном предмете, с одной стороны, и господства над духом влюбленного целомудренности и богобоязненности – с другой стороны, возникают грандиозные изменения в его духе, а иногда и гениальность. Безусловно, разлука является главным условием возникновения подобного состояния, и соединение с возлюбленной сводит его в могилу или, по меньшей мере, не дает ему возможности достичь своего апогея и породить те грандиозные изменения, составляющие предмет внимания философов.

Подобного рода любовное чувство имеет преимущественно внутренний характер, то есть внешнее – это только предлог для внутреннего бурления духа, который создает такую возлюбленную, которая ему по душе, и видит ее такой, какой он ее создал, а не такой, какая она есть на самом деле. Постепенно доходит до того, что он привыкает к созданному им образу и начинает отдавать ему предпочтение перед реальной возлюбленной, находящейся во внешнем мире.

Второй тип – это чистая любовь и искренность, возникающие между супругами в результате их постоянного общения и совместного перенесения жизненных тягот и забот, радостей и горестей, а также нивелирования их душевных и духовных качеств. Если общение будет чистым и незапятнанным, а физические наслаждения супругов ограничатся друг другом, как того требуют принципы целомудренности и богобоязненности, то тогда даже в старости, когда плотские страсти утихнут и не смогут соединять супругов друг с другом, их будет связывать это взаимное глубокое искреннее чувство.

Основными причинами, порождающими эту чистоту и искренность, являются содержание жены мужем, участие жены в имуществе супруга, а более всего – ограничение сексуальных наслаждений семейным очагом и сведение жизни в обществе к трудовой деятельности. Средства, которые использовались исламом в регулировании взаимоотношений между супругами, привели к тому, что в исламских обществах, в отличие от европейских, упомянутые искренность, любовь и чистоту можно найти довольно часто.

Первый тип обусловлен разлукой – ее удары делают дух более чувствительным и пылким. Второй тип, который мы называем чистотой и искренностью, напротив, сосредоточен на супругах и достигает совершенного развития вследствие их постоянного близкого общения. В действительности, первый тип – это полет, взаимодействие и притяжение двух противоположных душ, а второй тип – это единство двух близких душ. Теоретически если кто-то усомнится в первом типе, то во втором у него не будет никаких сомнений.

В кораническом айате, в том месте, где говорится о том, что связь между супругами является одним из признаков бытия Премудрого и Всеведущего Господа, используются слова “любовь” и “милость” (как известно, любовь и милость отличаются от страсти и желания): “Из Его знамений то, что Он создал для вас жен из вас же самих… и устроил между вами любовь и милость”».

Однако каково же место целомудренности в этих двух типах любви?

«При всех различиях, существующих между этими двумя типами любви, когда один из них обусловлен разлукой, а другой – соединением, и когда один характеризуется беспокойством, напряжением и волнением, а другой – покоем, все же в одном они сходны. Оба типа – это свежие цветы, растущие только в тех обществах, в которых господствуют целомудренность и богобоязненность.

Общества, целиком или наполовину построенные на половом социализме, не могут породить, так сказать, поэтическую, романтическую любовь, они не в состоянии создать те чистоту, искренность и единство, о которых упоминалось выше».

Источник

Мутаххари 1379 – Мутаххари, Муртаза. Маджму‘е-йе асар-е остад-е шахид-е Мутаххари. Джелд 19 (Незам-е хокук-е зан дар ислам, Мас’але-йе хеджаб, Пасохха-йе остад, Ахлак-е дженси) [Собрание сочинений покойного профессора Мутаххари. Том 19 (Структура прав женщин в исламе, Проблема хиджаба, Ответы профессора, Половая этика)]. Изд. 2-е. Тегеран: Садра, 1379/2000.

Насраллах Акаджани[1]1
  Ассистент-профессор университета Бакир ал-‘улум. Данная статья была впервые опубликована в журнале «Мутали‘ат-е рох-борди-йе занон» XII:46 (1388/2009), а также неоднократно воспроизводилась на различных интернет-ресурсах. Редакция выражает упомянутому изданию благодарность за разрешение на публикацию данного материала.


[Закрыть]

Столкновение феминизма и гендерной справедливости

Аннотация

Первая волна феминизма прокатилась по миру в начале XIX в. в рамках борьбы за обретение женщинами равных прав, особенно права голоса. На этом этапе либеральный феминизм, игнорируя всяческие гендерные различия, пытался добиться одинакового положения и роли женщины и мужчины, аргументируя свое стремление общностью человеческой природы, или «общей человеческой субстанцией», или же превосходством ценностей женщины. Сфера деятельности второй волны распространилась на различные области семейной жизни, труда и гуманитарных теоретических исследований. Третья волна в значительной степени подверглась влиянию постмодернистских воззрений, изменений в капиталистическом строе и радикализма второй волны. Во всех трех волнах не было места гендерной справедливости, а в рамках плюрализма невозможно очертить основу справедливости. В настоящей статье теория равенства будет подвергнута критическому изучению путем изложения признаков гендерной справедливости и позиции ислама по данному вопросу, а также будет установлено, что ислам не игнорирует различия, но при этом не допускает дискриминации.

1. Постановка проблемы

Вне всякого сомнения, рассмотрение темы гендерного равенства или различий с точки зрения участниц движения феминизма на Западе зависит от исторических и социальных условий этого региона и основывается на распространенных в его пределах идеологических течениях. Поэтому для понимания их высказываний не будет лишним изучить их социальные условия, а также гносеологическую и идеологическую основу, несмотря на то, что степень критики и оценка их значимости зависит от идеологического и культурного базиса конкретного исследователя. Таким образом, внимательное изучение проблем женщин в западном мире на трех этапах движения феминизма отчасти покажет некоторые особенности гендерного сходства или различия с их точки зрения. Защита прав женщин, как и множество других значимых гуманитарных понятий, оказалась достоянием радикальных и групповых подходов, использовавшихся без какого-либо знания человеческой сущности женщины и ее прав. Удалось ли феминисткам на самом деле выявить те права, которые необходимы женщине? Присутствует в их подходе понятие о гендерной справедливости, или они, преследуя иные цели, воспользовались такими понятиями, как «гендерное равенство» и «гендерное различие»? Какие аргументы и свидетельства они приводят в своих утверждениях? Какие последствия имел их подход к проблеме гендерной дискриминации и несправедливости, и удалось ли им добиться достойного места для женщины? Каковы особенности позиции ислама в отношении гендерной справедливости и чем она отличается от феминистского подхода?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27