Сборник статей.

Социальные функции права. Материалы круглого стола. Круглый стол № 1



скачать книгу бесплатно

• о прекращении деятельности средств массовой информации;

• о взыскании денежных сумм в счет уплаты установленных законом обязательных платежей и санкций с физических лиц;

• об установлении, продлении, досрочном прекращении административного надзора, а также о частичной отмене или дополнении ранее установленных поднадзорному лицу административных ограничений;

• о госпитализации гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке;

• о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке;

• иные административные дела о госпитализации гражданина в медицинскую организацию непсихиатрического профиля в недобровольном порядке.

Положения Кодекса не распространяются на производство по делам об административных правонарушениях, а также на производство по делам об обращении взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ.

Учитывая, что дела, возникающие из публичных правоотношений, по существу имеют те же процессуальные формы рассмотрения, что и частно-правовые, Кодекс административного судопроизводства может стать переходной ступенью к дальнейшей унификации всех процессуальных норм, за исключением уголовного процесса, в едином кодифицированном акте. Однако это, с нашей точки зрения, произойдет нескоро.

Как отмечается некоторыми авторами, правоприменение в России находится в системном кризисе. Правоприменительная практика КоАП РФ свидетельствует о том, что любое, даже минимальное увеличение сумм штрафов, появление «лишенческих» статей и новых мер обеспечения приводит лишь к многократному увеличению взяток.

Со стороны органов власти не ведется мониторинг эффективности правоприменительной практики. Вместо этого для отчетности и статистики государство в лице МВД фиксирует лишь количество возбужденных дел.

Появление новых мер обеспечения (задержание транспортных средств, регистрационных номерных знаков, арест товаров и вещей) по делам, предусматривающим административный штраф, увеличивает суммы взяток – от 4 до 10 раз от размера административного штрафа.

На практике должностное лицо, составившее протокол, выступает в четырех качествах:

• инициатора административного преследования;

• свидетеля по делу;

• при рассмотрении дела – по умолчанию одновременно обвинителя лица, привлекаемого к административной ответственности;

• при обжаловании постановления суда – активного участника производства по делу об административном правонарушении, свидетеля и обвинителя лица, в отношении которого возбуждено дело.

Наделив правом обжалования постановление суда, законодатель одновременно ввел должностное лицо в ранг активного участника административного производства, при том что должностное лицо не является участником административного производства.

Правоприменительная практика свидетельствует о том, что показания-доказательства свидетеля – должностного лица почти всегда по немотивированным причинам признаются судьями и должностными лицами «достовернее» доводов, изложенных в объяснении, ходатайствах и жалобе лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и его защитника.

В связи с чем реализация прав лица, в отношении которого возбуждено дело, по заявлению им ходатайств и отводов, дачи объяснений в части принятия по ним решений ограничивается усмотрением судьи.

Таким образом, должностное лицо получило значительно больше возможностей для обвинения, нежели лицо, привлекаемое к административной ответственности – для защиты своих прав[14]14
  Ожегова Г.А. Ужесточение административной ответственности в России // Административное право и процесс. 2014. № 11. С. 44–46.


[Закрыть]
.

В литературе, в научных дискуссиях высказываются различные мнения (краткие, развернутые) по поводу содержания и определения понятия «административная ответственность». Иногда проскальзывает мнение, что административная ответственность устанавливается за менее общественно опасные деяния, за незначительные проступки, нарушения, что эта ответственность менее жесткая и суровая по сравнению, скажем, с уголовной.

К сожалению, в КоАП РФ нет общего определения административной ответственности как правового института. В КоАП РСФСР 1984 г. (ст. 23) устанавливалось: «Административное взыскание является мерой ответственности и применяется в целях воспитания лица, совершившего административное правонарушение».

П.П. Серков понимает под административной ответственностью комплексный правовой механизм реагирования государства на проявление административной противоправности, содержащий материально-правовые основания и процессуальный порядок производства по делам об административных правонарушениях. Основу (основания) административной ответственности, по его мнению, составляют дифференцированная административная противоправность, состав административного правонарушения, административное наказание (материально-правовой аспект) и процессуальная форма[15]15
  Серков П.П. Административная ответственность: проблемы и пути совершенствования: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. М., 2010. С. 6.


[Закрыть]
.

Современные задачи государства обусловливают и новый современный облик института административной ответственности.

При этом важно, чтобы он соответствовал ожиданиям современного общества. Важно выяснить, за счет каких механизмов должно происходить единообразное установление и применение норм законодательства об административных правонарушениях, достигает ли оно ожидаемого обществом эффекта. Увеличение объема законодательного регулирования административной ответственности в связи со значительным увеличением составов административных правонарушений, их сложностью обусловливает актуальность вопроса о том, сможет ли наука административного права и далее также своевременно предлагать эффективные идеи, методы и способы правового регулирования административной ответственности, а в необходимых случаях конструктивную ее модернизацию[16]16
  Рогачева О.С. Эффективность норм административно-деликтного права: Автореф. дис… докт. юрид. наук. Воронеж, 2012. С. 4.


[Закрыть]
.

По мнению ряда ученых современное административно-деликтное законодательство Российской Федерации характеризуется отсутствием понятной государственной политики по формированию федерального и регионального административно-деликтного законодательства, максимальной централизацией установления административной ответственности.

Бесконечное изменение Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, к сожалению, не способствует повышению эффективности административно-правовой защиты общественных отношений. А искусственное «раздувание» федерального административно – деликтного законодательства не украшает нашу государственную политику с точки зрения стабильности[17]17
  Клепиков С.Н., Клепикова О.С. Административно-деликтная политика Российской Федерации и принципы установления административной ответственности // Административное и муниципальное право. 2014. № 8. С. 802.


[Закрыть]
.

Известный административист Н.Г. Салищева прекрасно охарактеризовала действующий КоАП РФ:

До сих пор федеральное законодательство об административной ответственности не приведено к «единому знаменателю», как это предписано главой первой (ст. 1.1) КоАП РФ.

Нормы глав 16 и 18 Налогового кодекса РФ и некоторых законодательных актов о государственных внебюджетных фондах содержат составы административных правонарушений.

КоАП РФ не имеет единой идеологической основы. Если в его Общей части провозглашаются принципы института административной ответственности, в т. ч. такие принципы, как презумпция невиновности, приоритет прав и свобод человека и гражданина, равенство физических и юридических лиц перед законом и судом или иным уполномоченным судом органом административной юрисдикции и другие, то в Особенной части эти принципы размываются.

Имеется в виду неоправданное ужесточение санкций за совершение ряда административных правонарушений, также стремление законодателя к расширению в целом административных санкций за нарушение норм тех отраслевых законов и подзаконных нормативных актов РФ, которые, по существу, могут быть защищены гражданско-правовым механизмом ответственности и мерами дисциплинарной ответственности государственных и муниципальных служащих.

Конечно, с точки зрения ведомственных интересов гораздо проще ввести административные санкции по формальному основанию нарушения тех или иных правил, чем определять фактический ущерб и оценивать иные последствия нанесения вреда государству и обществу в гражданско-правовом порядке, где орган публичной власти выступает в качестве истца от имени государства.

В последние годы не соблюдается соразмерность в административных наказаниях с точки зрения оценки противоправности административных правонарушений и сопоставления их составов.

Законодатель не требует от субъекта законодательной инициативы представления наряду с проектом такого нормативного акта результатов анализа данных о том, как исполняются аналогичные наказания и каковы результаты его позитивного влияния на состояние законности. Предложение об ужесточении административных санкций за нарушения тех или иных правил не сопровождается анализом уже действующих норм, доказательствами их неэффективности и т. д.

Можно сделать вывод о том, что нарушена логика ряда принципиальных позиций Общей части КоАП РФ с точки зрения законодательного регулирования статуса субъектов административной ответственности и системы административных наказаний, когда общие правила, по существу, превращены в перечень изменений, диктуемых нормами Особенной части Кодекса.

Поэтому говорить о стабильности ряда норм Общей части КоАП РФ уже не приходится[18]18
  Салищева Н.Г. Проблемы правового регулирования института административной ответственности в Российской Федерации // Административное право и процесс. 2014. № 9. С. 9–22.


[Закрыть]
.

Вместе с тем, есть и позитивные моменты.

Так, позитивной тенденцией является введение в Кодекс составов административных правонарушений, направленных на защиту прав и законных интересов хозяйствующих субъектов в условиях рыночных отношений – юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Охрана прав указанных субъектов осуществляется, например, ст. 7.29 – 7.29.2 КоАП РФ, устанавливающими административную ответственность за нарушение требований законодательства о размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, за нарушение условий государственного и муниципального контракта.

На практике пополнение Кодекса конкретными составами административных правонарушений осуществляется законодателем с учетом изменений, происходящих в государственном устройстве страны, социально-экономической системе на основе выявления новых общественно вредных явлений, требующих принятия адекватных мер. При этом важно, чтобы новые составы административных правонарушений содержали все признаки, присущие именно этому виду правонарушения, а не какому-либо иному, например, уголовно наказуемому, деянию.

Расширение сферы административной ответственности происходит также путем перевода некоторых деяний из числа преступлений в разряд административных правонарушений. Например, в 2011 г. из разряда преступлений в разряд административных правонарушений переведено «оскорбление» (ныне ст. 5.61 КоАП РФ). Конструируя административную норму, законодатель сохранил в первых двух частях ст. 5.61 КоАП РФ признаки бывшей ст. 130 УК РФ и ввел новый состав административного правонарушения, влекущий административную ответственность за непринятие мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации[19]19
  Ломакина В.Ф. Актуальные вопросы правового регулирования административной ответственности в России // Административное право и процесс. 2014. № 9. С. 56–60.


[Закрыть]
.

Перевод деяний из одного разряда в другой зависит от законодательного волеизъявления, выраженного в праве и обусловленного общественными процессами и интересами общества, обстановкой, сложившейся в государстве. Напомним, в свое время из разряда преступлений в разряд административных правонарушений были переведены отдельные виды хулиганства, самовольный проезд в товарных вагонах. За нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, сейчас следует административная ответственность в соответствии с ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ. Ранее же указанный состав деяния квалифицировался как преступление. В свое время такое деяние, как спекуляция, вообще было исключено из разряда противоправных деяний. В настоящее время в научной литературе обсуждается вопрос о целесообразности декриминализации и отнесении к категории административных правонарушений некоторых преступлений в сфере экономической деятельности, не представляющих большой общественной опасности. Это следующие преступные деяния: ч. 1, 2 ст. 174.1 УК РФ (легализация денежных средств и имущества, приобретенных в результате преступной деятельности), ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство), ст. 176 УК РФ (незаконное получение кредита), ст. 193 УК РФ (уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ). При этом декриминализация должна проводиться таким образом, чтобы административно-правовая превенция могла в достаточном объеме заменить уголовно-правовую, для чего необходимо предварительное проведение научно обоснованных теоретических криминологических и административно-правовых исследований[20]20
  Оноколов Ю.П. О взаимосвязи предупреждения административных правонарушений и уголовных деяний // Таможенное дело. 2011. № 4. С. 26.


[Закрыть]
.

Анализируя административную ответственность в системе публично-правовой ответственности, С.М. Зырянов указывает, что «отмечаются чрезмерная репрессивность административной ответственности, приводящая к конкуренции с уголовной ответственностью; явное и скрытое дублирование административных запретов, установленных КоАП РФ и законами субъектов РФ об административных правонарушениях, нередко с большими санкциями; сохранение неопределенности значительной части составов административных правонарушений; установление административной ответственности за деяния, которые не совершаются вообще либо встречаются в единичных случаях; изъятия из фундаментальных принципов юридической ответственности для упрощения производства по делам об административных правонарушениях и другие негативные последствия» [21]21
  Зырянов С.М. Административная ответственность в системе публично-правовой ответственности // Журнал российского права. 2014. № 1. С. 15.


[Закрыть]
.

Законодатель уделяет особое внимание вопросам совершенствования КоАП РФ, и в частности института административной ответственности юридических лиц. Следует отметить, что развитие института административной ответственности юридических лиц имеет фискальную направленность, обеспечивая пополнение доходной части бюджета.

Усиление административной ответственности юридических лиц достигается путем повышения минимальных и максимальных размеров административных штрафов[22]22
  Селезнев В.А. Спорные вопросы законодательства об административной ответственности юридических лиц // Журнал российского права. 2014. № 11. С. 121.


[Закрыть]
.

Административная ответственность юридических лиц в современных условиях становится мощным рычагом государственного регулирования деятельности хозяйствующих субъектов. И в этом причина столь быстрого и мощного развития данного института, постоянного увеличения числа составов административных правонарушений юридических лиц, их появления и расширения практически во всех сферах общественных отношений.

Но не стоит забывать, что по своей правовой природе и предназначению административная ответственность юридических лиц представляет собой вид юридической ответственности, выступающей как институт государственного регулирования, предназначенный для принуждения юридических лиц к исполнению установленных правил в целях защиты прав и законных интересов граждан, обеспечению общественной безопасности и общественного порядка, предупреждению, предотвращению и пресечению правонарушений и наказанию нарушителей. И как любой вид юридической ответственности должен иметь не только функцию наказания, но и остальные, такие как превенция и воспитание[23]23
  Паршина О.В. Административная ответственность юридических лиц как правовой институт меняет свою правовую природу // Административное право и процесс. 2014. № 11. С. 59.


[Закрыть]
.

Говоря о субъектных пределах административной ответственности, весьма актуальным представляется вопрос о соучастии.

Уголовное право предусматривает выявление роли лиц, участвующих в совершении преступления. Административное право, в силу того что институт соучастия в нем отсутствует, оставляет без внимания деятельность лиц, которые способствовали совершению правонарушения, но не были непосредственными участниками его совершения. Очевидно, что это неверно, так как препятствует эффективной борьбе с административными правонарушениями.

Следует учитывать, что большинство составов правонарушений, входящих в КоАП РФ, являются правонарушениями со специальным субъектом, и иначе как через институт соучастия участие иных лиц в совершении правонарушения объяснить невозможно.

Признание того факта, что административные правонарушения также могут быть совершены в соучастии, способствует пониманию следующего: связи между участниками противоправной деятельности могут складываться до совершения правонарушения и сохраняться длительное время, а значит, данные связи могут быть (и должны быть) выявлены и разрушены до совершения правонарушения.

Теоретическим обоснованием необходимости заимствования института соучастия из уголовного права и его внедрения в административно-деликтное законодательство могут служить следующие обстоятельства.

Традиционно административная и уголовная ответственности в российской правовой науке разграничивались по степени общественной опасности деяний, за совершение которых они наступают. Поскольку правонарушения характеризовались как менее общественно опасные в отличие от преступлений, то и наказания за них применялись меньшей тяжести и, как следствие, производство по делам об административных правонарушениях осуществлялось по упрощенным правилам в более сжатые сроки, в силу чего выяснение некоторых подробностей совершения правонарушения (форм умысла и неосторожности, особенностей объективной стороны и т. д.) не входило (и не входит) в предмет доказывания. Как следствие, лицам, привлекаемым к ответственности, предоставлялось (и предоставляется) меньшее число процессуальных гарантий. Однако при этом оба указанных вида публичной ответственности основываются на схожих принципах и используют аналогичные конструкции[24]24
  Есаков Г.А., Понятовская Т.Г., Рарог А.И. и др. Уголовно-правовое воздействие / Под ред. А.И. Рарога. М., 2012.


[Закрыть]
.

Такое положение дел было оправданно и могло существовать только до тех пор, пока к ответственности привлекались одни и те же субъекты. Однако с включением в число субъектов административной ответственности юридических лиц данная схема нарушилась. За правонарушения любой степени общественной опасности юридические лица привлекаются только к административной ответственности, при этом к ним применяются штрафы в очень больших суммах, а также наказание в виде административного приостановления деятельности, не имеющее аналога в УК РФ. Впрочем, и в отношении физических лиц в КоАП РФ иногда предлагается ввести штрафы очень серьезных размеров, да и иные наказания сопоставимы с уголовными. Сказанное свидетельствует о том, что назначаемые в порядке производства по делам об административных правонарушениях санкции уже не соответствуют представлению о «небольшом наказании за небольшой проступок». Следовательно, все большее значение должен приобретать принцип индивидуализации наказания, в предмет доказывания по делам о привлечении к административной ответственности должно входить все более детальное выяснение всех обстоятельств совершения правонарушения с целью защиты лиц от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения их прав и свобод.

Сказанное приводит нас к выводу о том, что при привлечении к ответственности, где применяются наказания, сопоставимые с уголовными, следует столь же детально исследовать вопрос об обстоятельствах совершения правонарушения[25]25
  Морозова Н.А. Соучастие в совершении административного правонарушения // Журнал российского права. 2014. № 8. С. 113–125.


[Закрыть]
.

Отметим, что мысль о заимствовании из уголовного права института соучастия, равно как и ряда других институтов, обусловлена происходящим сближением административной и уголовной ответственности и неоднократно высказывалась различными учеными. Как следует из научной литературы, допускается ситуация совершения несколькими соучастниками налогового правонарушения, нарушения таможенных правил, нарушения законодательства о банках и банковской деятельности[26]26
  Корчагин А.Г., Сонин В.В. Современные проблемы ответственности в банковской сфере России // Право и политика. 2010. № 2.


[Закрыть]
.

Субъектные пределы административной ответственности интересно рассматривать и на примере отдельных статей КоАП РФ.

Статья 19.28 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за незаконное вознаграждение от имени юридического лица.

Одна из существенных особенностей указанной статьи заключается в том, что противоправное деяние совершается неким физическим лицом, а к ответственности привлекается юридическое лицо. При этом поведение физического лица может быть не согласованным с органами управления юридического лица. Так, физическое лицо может действовать, не уведомляя о том юридическое лицо, в интересах которого оно действует, вопреки волеизъявлению органа управления юридического лица и даже ложно понимая интересы юридического лица или заблуждаясь относительно этого интереса. Например, в решении № 1-54/2011 от 4 февраля 2011 г. Ленинского районного суда г. Перми описывается ситуация, когда знакомый учредителя организации, действуя самостоятельно и не поставив в известность ни юридическое лицо, ни его бенефициара, предлагал взятку за возврат конфискованных игровых автоматов.

Наибольшую сложность в квалификации административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.28 КоАП РФ, по нашему мнению, представляет установление субъективных признаков.

Во-первых, субъект данного правонарушения не совпадает с субъектом административной ответственности. Противоправное деяние совершается физическим лицом, а к административной ответственности привлекается юридическое лицо. Причем физическое лицо, совершившее противоправное деяние, может занимать какую-либо должность в юридическом лице или в органе управления юридического лица, быть его собственником или одним из собственников, иметь личную заинтересованность в делах юридического лица, не будучи формально связанным с ним. Можно даже предположить, что обещание должностному лицу материальных благ «в интересах юридического лица» сделано действительно вопреки интересам данного юридического лица, именно в целях привлечения его к административной ответственности, причинения вреда деловой репутации.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное