Сборник статей.

Социальные функции права. Материалы круглого стола. Круглый стол № 1



скачать книгу бесплатно

По приказу Росрыболовства ввиду факта возможного представления неполных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера в отношении Б. была назначена проверка в соответствии с Положением о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими и соблюдения федеральными государственными служащими требований к служебному поведению, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 года № 1065.

Признавая увольнение правомерным и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что при прекращении служебного контракта с Б. ответчиком учтен характер совершенного правонарушения, его тяжесть (сокрытие получения дохода в размере двадцати двух миллионов рублей) и тот факт, что ранее к Б. уже применялось взыскание за аналогичное нарушение. Кроме того, суд учел, что Б. не представил объяснений по факту допущенных нарушений, а также уклонился от явки на заседание комиссии Росрыболовства по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов, которая проводила проверку по факту возможного представления им неполных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера[8]8
  «Обзор практики по рассмотрению в 2012–2013 годах дел по спорам, связанным с привлечением государственных и муниципальных служащих к дисциплинарной ответственности за совершение коррупционных проступков» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30.07.2014 г.) // СПС «КонсультантПлюс».


[Закрыть]
.

Расслоение общества – процесс социально-антропологический, и потому предотвратить его невозможно. Однако, как показывает история, если страной руководят некомпетентные управленцы, то в качестве своего основного «спасительного лозунга» они провозглашают социальное равенство.

«Во-первых, сама причастность к общественному разделению труда обусловливает социальную дифференциацию: разные группы людей характеризуются неодинаковыми структурами деятельности и отношений, мерой социальной ответственности, качеством образования, степенью развитости профессиональных навыков»[9]9
  Орлова Э. Культурная политика в контексте модернизационных процессов // Теоретические основания культурной политики. М., 1993. С. 49.


[Закрыть]
. Во-вторых, существуют различия в уровне и образе жизни.

В-третьих, различия в культурных запросах обусловливают плюрализм стилей жизни. Наконец, в-четвертых, демографическая неоднородность общества также жестко связана с культурными различиями.

Таким образом, социокультурная дифференциация очень затрудняет разработку эффективной стратегии управления обществом. В качестве простейшего выхода из столь сложного положения субъект управления предпочитает поддерживать в обществе экстремальные условия. Ведь известно: когда люди находятся в условиях длительной угрозы – войны, голода, эпидемий, катастроф и других неподконтрольных им бедствий, у них, как правило, остается один интерес – выжить. В подобных условиях на второй план отходят групповые, т. е. культурно обусловленные, интересы. Следовательно, политика создания экстремальных ситуаций резко свертывает плюрализм социальных интересов. В результате достигается искомая социальная однородность.

Кроме того, в социальном расслоении также важную роль играет время. С его течением некоторая часть людей перестает считать условия жизни экстремальными и начинает жить одним днем, не заглядывая вперед. Другая же часть выбирает эскапизм – начинает «отгораживаться» от каждодневного существования, находя для себя некую «экологическую» нишу, которая микширует стрессогенные факторы каждодневной жизни. «Так постепенно возникают предпосылки для формирования групп интересов даже в экстремальных условиях. А по мере формирования они начинают оказывать сопротивление попыткам воспроизвести экстремальность. Конечно, это выливается в социальный кризис»[10]10
  Есаков В.А. Социальные основания культурной политики // Культура: управление, экономика, право. 2008. № 3.


[Закрыть]
. Следовательно, мнимое единство общества постепенно разрушается.

Долгое время не замечались управленческими структурами и национальные проблемы. Такая стратегия управления многонациональным государством не могла не вызвать межнациональное напряжение. В некоторых точках они переросли в этнические конфликты. Различного уровня управленческие структуры отрасли культуры своей недальновидной политикой в сфере национального вопроса сами являются в какой-то мере (а иногда прямо) триггером межнациональных конфликтов, принося существенный вред государственной культурной политике.

Все эти изменения вызывают состояние нестабильности и неопределенности социокультурной ситуации в России. Кроме того, существенные изменения происходят в настоящее время и в нормативной сфере, т. е. в правовой.

В течение длительного времени общество не было правовым, хотя государство имело и Конституцию, и свод законов. Однако в России большинству людей, в том числе и государственным деятелям, не было понятным, как может стать регулятором жизни социума закон, который независим от людей, его применяющих. В обществах с традиционалистской установкой власть всегда персонифицирована, а социальные отношения регулируются, как правило, принятыми обычаями.

То же относится и к стихийным (некодифицированным) нормам социокультурной жизни. В развитой модернизированной социальной системе основными регуляторами общественной жизни являются юридические законы и этические нормы, в то время как в традиционалистском – обычное право и нормативы, регулирующие поведение индивида, т. е. нравы. Поскольку традиция объединяет самые общие существенные черты конкретной культуры, то этическая система в традиционалистском обществе представляет собой экстракт наиболее важных для выживания коммуникативных и поведенческих паттернов и основанных на традиции норм, регулирующих отношения людей друг с другом.

Существующие законы действуют в России плохо, а социально значимые решения и принимаются, и реализуются на основе устаревших обычаев и паттернов, сложившихся в отношениях между управляющими и исполнителями этих решений. В качестве примера можно привести декларируемую органами управления «свободу печати» (попытка привести имидж государства в соответствие с требованиями международного сообщества) и одновременное существование контроля как над распределением полиграфических ресурсов, так и над содержанием публикаций (желание контролировать благонадежность граждан). Многие существенные стороны общественной жизни вообще в правовом отношении не обеспечены: личное достоинство граждан, многие гражданские права, права потребителя и пр.

Граждане слабо защищены от давления государственных структур управления, с одной стороны, и от криминала – с другой.

С нашей точки зрения, нельзя забывать и о социальных предпосылках изменения пределов юридической ответственности, которые проявляются, в частности, в криминализации и декриминализации отдельных правонарушений, в уменьшении или увеличении размеров санкций.

Если взять за основу определенную схему построения института пределов юридической ответственности из четырех блоков элементов (идейно-целевой, нормативный, организационный и поведенческий блоки), то можно предложить в качестве варианта идею разделения легитимного процесса образования социальных институтов соответственно на четыре стадии, каждая из которых сосредоточена на тщательной проработке элементов отдельного блока. Последовательностью работы над блоками элементов, а значит, и последовательность стадий выглядит следующим образом:



Социальная ответственность в отличие от юридической – это определенная степень добровольного отклика на социальные проблемы в соответствии с социальными нормами, ценностями, особенностями субкультуры и моральными обязанностями.

Социальная ответственность лежит вне требований, определяемых законом или регулирующими органами. В качестве примера социально ответственного поведения можно привести пожертвования в целях помощи больным детям, инвалидам и др. Такое поведение не регулируется юридическими законами и является добровольным. Другой пример проявления социально ответственного поведения – донорская деятельность для оказания экстренной помощи больному. Это пример альтруистического поступка, связанного с осознанием долга.

Формированию социальной ответственности предшествует явление социализации.

Социализация – это результат включения человека в социальные отношения, благодаря которым он усваивает социальный опыт, а затем воспроизводит его в деятельности. Индивид никогда не смог бы стать личностью, если бы не был необходимым образом социализирован.

Психологи рассматривают социализацию как одно из необходимых условий развития личности, но это не значит, что развитие личности можно свести только к социализации.

Человек как член социума приобретает нужные знания, умения и навыки общения с людьми в процессе воспитания и обучения.

Социальная ответственность связана с выполнением общих правил, которые усваиваются человеком.

Социальные нормы поведения формируются начиная с детского возраста. В процессе взросления постепенно из внешних требований они становятся внутренними, психологическими образованиями.

Социальная ответственность служит средством внутреннего контроля личности (его называют самоконтролем), т. е. психологической регуляции деятельности, которая осуществляется сознательно и добровольно.

Осознание человеком необходимости социальной ответственности связано с действием различных факторов – познавательных, мотивационных, ситуационных, характерологических, личностных и др.

Создавая реальные институты в экономике и политике, люди чаще всего поступают как им удобно, стараются использовать только полезные для себя возможности и, конечно, не придерживаются какой-либо последовательности действий. В стремлении найти самый короткий путь к цели, перескочить через этапы развития, ускорить и упростить решения социальных проблем лежат истоки наиболее распространенных причин неудачного институционального строительства. В итоге появляются скороспелые, непродуманные институты, непрочные структуры, плохо приспособленные друг к другу и общественной среде. Между тем представляется вполне логичным и оправданным вначале четко сформулировать идею и основную цель будущего института, затем на основе соответствующей идем (идей) и под эту цель создать хорошо продуманную нормативную базу, вслед и согласно которой необходимо сформировать оптимальные организационные структуры (органы, учреждения, функции, должности и т. д.). После чего наступает время приобретения практического опыта, свойственного именно этим организационным структурам в виде определенных форм и моделей поведения, профессиональных знаний и умений, технологий и других эмпирических наработок.

Чтобы более четко представить себе значение указанных блоков в инновационных процессах сферы социальных институтов, выделим основные формы, которые присущи динамике институциональных изменений. Речь может идти о:

• обновлении (инновации, новеллизации) отдельного института, структурные блоки которого оказались рассогласованными по причине неудачного проектирования либо ошибок при построении института, устаревания, поломок, утраты некоторых элементов, изменения условий внешней среды, требующих более совершенного институционального решения. Это своего рода ремонт института, его переделка, достройка, смысл которых состоит в том, чтобы привести институт, насколько это возможно, в соответствие с регулируемой им средой, подтвердить и уточнить его целенаправленность. Операции по обновлению институтов, которые могут затрагивать элементы одного и больше, чем одного, блоков, носят рутинный, постоянные характер, они не обязательно связаны с институтогенезом, но могут, очевидно, рассматривать как институционализация на этапе корректирования института, его апробации, приспособления к действительности;

• реформе одного или нескольких институтов, образующих отдельное звено институциональной системы, что влечет за собой последовательные изменения в других институтах, звеньях институтов и во всей системе в целом. Преобразования осуществляются внутри системы институтов, главная их задача заключается в рационализации внутрисистемных связей между элементами данной системы. При этой форме институциональных изменений демонтаж старых и образование новых институтов являются неизбежными, поэтому здесь развертываются процессы институтогенеза с детальной проработкой элементов идейно-целевого, нормативного, организационного и поведенческого блоков;

• реформе одной или нескольких институциональных систем, существенном изменении большинства или множества социальных институтов, действующих в обществе. Инновационные процессы приобретают широкие масштабы, принимают вид последовательно и одновременно проходящих, эшелонированных реформ, объединяемых общим замыслом и направленных к единым стратегическим целям. В эпохи реформирования многие, если не все, сферы общественной жизни вовлечены в своего рода колебательное движение, но причины и мотивы реформ лежат обычно в области экономики либо политики, или сразу в обеих областях. Крупные юридические, нравственные и даже религиозные преобразования корнями уходят, в конечном счете, глубоко в экономику и политику. Реформа, задуманная в качестве экономической, не может не перейти в область политики, не затронуть весь институциональный мир – от права до бытовых отношений. Времена, когда проходят массированные реформы крупных институциональных систем, отмечены особым напряжением, неустойчивостью, огромным социальным риском, наличием точек бифуркации, за которыми может последовать неожиданный для реформатов поворот дела, а некоторые процессы могут выйти из-под их контроля. В это время изменяются фундаментальные социальные структуры, идут масштабные и интенсивные процессы институтогенеза, нарождается новое поколение социальных институтов.

Не подлежит сомнению, что принимаемые законодателем нормы права осуществляют те приоритетные функции, которые поставил законодатель в момент их принятия.

Другой вопрос насколько законодатель опирался на социальные основания возникновения функций различного объема, уровня, иначе говоря, приоритеты общественного спроса в тот или иной период времени.

Нормы права создаются. Чтобы осуществлять целенаправленное воздействие на регулирование общественных отношений и помимо этого должны формироваться на основе политико-нормативного прогноза развития формации.

Так в нормах основного закона Российской Федерации – Конституции РФ определены основные цели развития важнейших сфер государственной и общественной жизни – политической, экономической, социально-культурной – определены принципы построения идеологии в различных сферах деятельности государства. Однако именно законодательным и исполнительным органам государственной органам власти дано право определять, в зависимости от социального заказа правовые ограничения объема возможностей и прав личности, т. е. путем установления обязанностей, запретов, наказаний и т. д. Причем именно эти органы определяют в каких рамках и пределах эти запреты направлены на защиту общественных интересов.

Опять же как были определены или определялись социальные основания пределов широты или пределы ограничений, а соответственно пределы юридической обязанности в широком смысле и юридической ответственности в узком смысле граждан и организаций.

Именно социальный заказ должен диктовать пределы правовых ограничений в сторону их сужения или расширения объема регулирования, границ имеющихся у человека прав, а дело государственной власти их обеспечить и самое главное достигнуть неотвратимость наказания за их несоблюдение соответствующим субъектов должным соблюдать эти ограничения.

Дело правоведа не изучать правовой акт, принятую норму права, брать за аксиому выработанную другим ученым, даже признанным, методологию права, а развивать ее, уметь прогнозировать ее изменение и самое главное на базе социальных и экономических оснований, на четком понимании внутреннего состояния общества.

Конечно, создавая какие либо ограничения, притом, что механизм и основания установления правовых ограничений, а соответственно установления пределов юридической ответственности регламентированы достаточно четко, то механизмы реабилитации от последствий применения юридической ответственности, мягко сказать, расплывчаты и в практике трудны к реализации.

Нельзя не отметить остаточные явления долгое время действовавшей в советский период презумпции виновности.

Это показательно еще и в том, что если основная функция юридической ответственности наказание, то основная функция правовосстановительных мер – восстановление прежнего положения субъекта.

Может быть, здесь необходимо ввести отложение срока исполнения наказания, особенно по делам, где сам субъект не является опасным для общества и это решение возможно судом развивающегося института присяжных заседателей. Особенно это важно когда не до конца определена роль данного субъекта в совершенном преступлении и следствие не окончено по различным основаниям. Данный посыл может дать более эффективно сработать правовосстановительным механизмам.

Многие вопросы, связанные с пределами юридической ответственности, рассматриваются в Государственной Думе по инициативе Правительства РФ.

Так, в настоящее время планируется ужесточить наказания за незаконное получение и разглашение информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну, поскольку действующие взыскания являются несущественными для кредитных организаций. Так, за сбор коммерческой, налоговой, банковской тайны, путем похищения документов, подкупа, угроз, согласно проекту, будет полагаться штраф в 500 000 руб. вместо нынешнего в 80 000 руб. (ст.183 УК РФ). Если тайная информация была использована или разглашена без согласия ее владельца, то виновному придется уплатить в казну 1 млн руб., а не 120 000 руб. как сейчас. В случае, если виновный причинил крупный ущерб (более 1,5 млн руб.) пострадавшему от разглашения тайны, ему будет грозить штраф в 1,5 млн руб., а не 200 000 руб. как сейчас.

Разработчики законопроекта отмечают, что новые санкции будут аналогичны взысканиям за мошенничество в предпринимательской сфере (ст. 1594 УК РФ). Примечательно, что в декабре прошлого года Конституционный суд раскритиковал эту статью, решив, что мошенничество в «крупном и особо крупном» размере для предпринимателей начинается с суммы в шесть раз более высокой, чем для остальных фигурантов (6 млн руб. против 1 млн руб.), но предполагает вдвое более мягкое наказание (пять лет лишения свободы против 10)[11]11
  http: // pravo.ru/news/view/116740/


[Закрыть]
.

Несомненно, есть специфика и социальных оснований изменения пределов административной ответственности.

В литературе, в научных дискуссиях высказываются различные мнения (краткие, развернутые) по поводу содержания и определения понятия «административная ответственность». Иногда проскальзывает мнение, что административная ответственность устанавливается за менее общественно опасные деяния, за незначительные проступки, нарушения, что эта ответственность менее жесткая и суровая по сравнению, скажем, с уголовной.

К сожалению, в КоАП РФ нет общего определения административной ответственности как правового института. В КоАП РСФСР 1984 г. (ст. 23) устанавливалось: «Административное взыскание является мерой ответственности и применяется в целях воспитания лица, совершившего административное правонарушение».

П.П. Серков понимает под административной ответственностью комплексный правовой механизм реагирования государства на проявление административной противоправности, содержащий материально-правовые основания и процессуальный порядок производства по делам об административных правонарушениях. Основу (основания) административной ответственности, по его мнению, составляют дифференцированная административная противоправность, состав административного правонарушения, административное наказание (материально-правовой аспект) и процессуальная форма[12]12
  Серков П.П. Административная ответственность: проблемы и пути совершенствования: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. М., 2010. С. 6.


[Закрыть]
.

О процессуальной форме следует сказать особо.

Отметим, что 08.03.2015 г. принят Кодекс административного судопроизводства[13]13
  Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 г. № 21-ФЗ // Официальный интернет-портал правовой информации http: // www.pravo.gov.ru, 09.03.2015


[Закрыть]
, который вводится в действие 15 сентября 2015 г.

Кодексом регулируется порядок осуществления административного судопроизводства при рассмотрении и разрешении Верховным Судом РФ, судами общей юрисдикции административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, а также других административных дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений и связанных с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий, в том числе:

• об оспаривании нормативных правовых актов;

• об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих;

• об оспаривании решений, действий (бездействия) некоммерческих организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, в том числе саморегулируемых организаций;

• о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ;

• о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, или права на исполнение судебного акта суда общей юрисдикции в разумный срок;

• о приостановлении деятельности или ликвидации политической партии, другого общественного объединения, религиозной и иной некоммерческой организации, об исключении сведений о некоммерческой организации из государственного реестра;



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22