Сборник статей.

Социальные функции права. Материалы круглого стола. Круглый стол № 1



скачать книгу бесплатно

В связи с этим выделяется отраслевой критерий классификации юридической ответственности на конституционную, уголовную, административную, гражданско-правовую, трудовую, финансовую, уголовно-процессуальную, уголовно-исполнительную, гражданско-процессуальную и др.

По общему правилу юридическая ответственность за правонарушение наступает на основании законодательства, действующего во время и по месту совершения правонарушения. Соответственно, временные пределы юридической ответственности определяют период времени от момента вступления в силу нормативно-правового акта, устанавливающего юридическую ответственность и являющегося его нормативным основанием, до момента утраты данным актом юридической силы, а также критерии распространения действия нормативно-правового акта на правонарушения, совершенные до издания и вступления в его в силу. Кроме того, в аспекте временных пределов юридической ответственности определяется момент наступления и прекращения юридической ответственности. Пространственные пределы юридической ответственности определяют границы наступления юридической ответственности за совершение правонарушения на различных видах территории.

По общему правилу территориальная юрисдикция государства осуществляется в пределах его территории, является полной, исходя из положения о верховенстве государства на своей территории. Отсюда, лицо, совершившие правонарушение на территории соответствующего государства подлежит юридической ответственности по законам последнего. В отличие от территориальной экстерриториальная юрисдикция представляет собой проявление суверенитета государства за пределами его территории, практически никогда не бывает полной. Исходя из этого юридическая ответственность лица за совершение правонарушения вне территориальной юрисдикции государства наступает по законам последнего только в строго установленных пределах, в том числе с учетом международно-правовых норм.

Субъектные пределы юридической ответственности определяют круг лиц, в отношении которых наступает юридическая ответственность за совершение того или иного правонарушения в зависимости от общих признаков субъекта юридической ответственности, а также специальных– политико-правового положения, демографического признака, профессионального и должностного положения, характеру обязанностей граждан в отношении государства и др.

Рассматривая вопрос о субъектных пределах юридической ответственности необходимо учитывать такой фактор, как наличие у субъекта юридического иммунитета, то есть привилегии, связанной с полным или частичным освобождением носителя иммунитета от юридической ответственности, предусмотренной нормами различных отраслей права.

Социальные основания и пределы юридической ответственности лица должны соответствовать социальной значимости его деятельности (чем больше полномочий, тем больше и действеннее ответственность). Так, например, существующий правовой статус депутатов Государственной Думы РФ и членов Совета Федерации Федерального Собрания РФ не соответствует этому правилу.

Наряду с широкими полномочиями и привилегиями сведена к минимуму конституционно-правовая ответственность парламентариев. С нашей точки зрения, необходимо закрепление в Федеральном законе «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» полного перечня оснований, процедур и санкций, образующих их конституционно-правовую ответственность. В перечень оснований лишения депутатского мандата обязательно должно входить как владение акциями хозяйственных обществ, так и наличие незадекларированного имущества в крупном размере. Кроме того, существует правовая возможность депутатов находиться в ситуации конфликта интересов, не подвергаясь привлечению к юридической ответственности: прямой запрет заниматься предпринимательской деятельностью (в том числе путем вхождения в состав органа управления коммерческой организацией) нивелируется решениями Конституционного Суда РФ о том, что деятельность акционеров не является предпринимательской, при этом депутату разрешается владение акциями. Процедура привлечения депутатов к ответственности также должна быть урегулирована законом и предусматривать судебную проверку фактов, являющихся основаниями ответственности. Ратификация статьи 20 Конвенции ООН против коррупции путем введения в Уголовный кодекс РФ состава преступления «Незаконное обогащение» может стать эффективной антикоррупционной мерой, сделав конституционно-правовую ответственность реальной, неотвратимой. В этом случае мерой ответственности депутата будет досрочное прекращение его полномочий вследствие постановления обвинительного приговора суда, а основанием самой ответственности неисполнение депутатом обязанности руководствоваться в своей деятельности Конституцией и законодательством Российской Федерации[5]5
  Федоров В.В. Статус депутата государственной думы РФ: конфликт интересов, неосновательное обогащение, конституционно-правовая ответственность // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2014. № 1 (27)


[Закрыть]
.

Характерно, что к имущественному положению депутатов в настоящее время прикован значительный интерес общественности.

Так, например, Зампред СФ, глава комиссии по контролю за достоверностью сведений о доходах и расходах сенаторов Юрий Воробьев сообщил, что для «проверки достоверности» информации Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального о наличии у сенатора Фетисова трех активов на Кипре «будут направлены запросы в компетентные органы». На проверку, как сказал господин Воробьев «Интерфаксу», понадобится не менее двух месяцев. Именно столько отводится для этого регламентом верхней палаты, но если «компетентным органам» потребуется больше времени, этот срок может быть и продлен, отметил зампред СФ. Напомним, что 17 марта 2015 г. ФБК Алексея Навального опубликовал данные, согласно которым, 6 сентября 2011 года Вячеслав Фетисов приобрел акции двух кипрских офшорных компаний (Omnliner Ltd и Safetel Ltd), а 12 декабря 2011 года учредил на Кипре компанию F. I.S. S. Chess 4x4 Ltd. На данный момент, по информации ФБК, господин Фетисов еще не продал акции офшорных компаний, хотя занимает пост члена СФ с 2008 года. Вячеслав Фетисов заявил, что передал все активы партнеру в 2011 году, и «не знает, почему это осталось в реестре». А Валентина Матвиенко, комментируя расследование ФБК в отношении активов сенатора, 1 апреля сообщила, что Вячеслав Фетисов выполнил процедуру передачи офшоров другому лицу, но его «подвел компаньон». «Там не так все однозначно в этой ситуации. Еще в 2011 году сенатор Фетисов передал своему компаньону право владения офшорами, но не до конца проконтролировал выполнение юридических процедур», – сказала госпожа Матвиенко, отметив, что дала поручение профильной комиссии СФ провести проверку. По ее словам, сенатор «морально своей вины не чувствует», поскольку был уверен в том, что все юридические процедуры полностью соблюдены и он не является владельцем компаний[6]6
  http: // kommersant.ru/doc/2701983


[Закрыть]
.

Обращает на себя внимание субъектная характеристика изменения пределов юридической ответственности, в частности, расширение перечня оснований для увольнения государственных служащих. Такого рода примеры все чаще появляются в судебной практике.

Как подчеркнул суд, из материалов дела следует, что К. ДД.ММ.ГГГГ приказом N – к принят на федеральную государственную службу и назначен на должность межрегионального отдела по надзору за оборудованием, работающим под давлением, тепловыми установками и сетями Дальневосточного управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору. В связи с ликвидацией и переименованием отделов Дальневосточного управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору ДД.ММ.ГГГГ К. назначен на должность межрегионального отдела по надзору за объектами магистрального трубопроводного транспорта.

Приказом Дальневосточного управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от ДД.ММ.ГГГГ N – тк служебный контракт с К. расторгнут, К. освобожден от замещаемой должности и уволен с федеральной государственной гражданской службы на основании пунктов 13, 14 части 1 статьи 33 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

В ходе служебной проверки, по результатам которой издан указанный выше приказ, установлено, что при проверке поднадзорного предприятия государственный инспектор К. указал представителю предприятия на то, что у экспертной организации, проводившей экспертизы для предприятия, отсутствует лицензия на указанные виды работ, при этом он настоятельно рекомендовал другую экспертную организацию.

Пунктами 13 и 14 части 1 статьи 33 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» предусмотрено, что общими основаниями прекращения служебного контракта, освобождения от замещаемой должности гражданской службы и увольнения с гражданской службы являются:

• несоблюдение ограничений и невыполнение обязательств, установленных настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами;

• нарушение запретов, связанных с гражданской службой, предусмотренных статьей 17 настоящего Федерального закона.

В соответствии с п. 13 статьи 17 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» В связи с прохождением гражданской службы гражданскому служащему запрещается: использовать должностные полномочия в интересах политических партий, других общественных объединений, религиозных объединений и иных организаций, а также публично выражать отношение к указанным объединениям и организациям в качестве гражданского служащего, если это не входит в его должностные обязанности.

Именно на нарушение указанного запрета, содержащегося в ст. 17 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» указывает работодатель в заключении по результатам служебной проверки, проведенной с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Между тем, применение указанной нормы в данном случае необоснованно, поскольку предусматривает запрет на использование государственным служащим должностного положения во взаимоотношениях между ним и политическими партиями, общественными объединениями и религиозными организациями, а не любыми организациями вообще, как трактует данное положение работодатель.

В соответствии со ст. 73 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, применяются к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом. В связи с указанным регулирование правоотношений сторон при решении вопросов увольнения государственных гражданских служащих осуществляется на основании положений ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Несоблюдение ограничений и невыполнение обязательств, установленных настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, может являться основанием к увольнению государственного гражданского служащего при соблюдении условий, предусмотренных ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Ограничения, несоблюдение которых может послужить основанием для увольнения гражданского служащего, предусмотрены ч. 1 ст. 16 указанного Закона. Причем несоблюдение некоторых из этих ограничений указано как основание увольнения в ряде других статей Закона о гражданской службе. Пунктом 10 части 1 статьи 16 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» определено, что гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае утраты представителем нанимателя доверия к гражданскому служащему в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции настоящим Федеральным законом и Федеральным законом «О противодействии коррупции».

Обязанности гражданского служащего не исчерпываются собственно должностными обязанностями. Федеральное законодательство возлагает на него и ряд общих обязанностей, вытекающих из особенностей государственной службы. Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

На государственных служащих возложены обязанности представлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера и уведомлять представителя нанимателя (работодателя) об обращениях в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений. Нарушение этих обязанностей может повлечь увольнение гражданского служащего по п. 13 ч. 1 ст. 33 Закона о гражданской службе.

Таким образом, Законом «О Государственной гражданской службе Российской Федерации» предусмотрена возможность привлечения государственного гражданского служащего к дисциплинарной ответственности за несоблюдение гражданским служащим ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции настоящим Федеральным законом, Федеральным законом от 25 декабря 2008 года 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и другими федеральными законами. В этом случае налагаются следующие взыскания: замечание; выговор; предупреждение о неполном должностном соответствии, что предусмотрено ст. 59.1 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Увольнение в виде дисциплинарного взыскания применяется к государственному гражданскому служащему, согласно ст. 59.2 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», в связи с утратой доверия в случае:

1) непринятия гражданским служащим мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является;

2) непредставления гражданским служащим сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений;

3) участия гражданского служащего на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организацией, за исключением случаев, установленных федеральным законом;

4) осуществления гражданским служащим предпринимательской деятельности;

5) вхождения гражданского служащего в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации.

Таким образом, действующее законодательство, регулирующее вопросы увольнения государственного гражданского служащего, содержит исчерпывающий перечень оснований для увольнения в связи с утратой доверия нанимателя в отношении государственного гражданского служащего в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции.

Учитывая, что ответчиком в ходе рассмотрения дела, в нарушение ст. 56 ГПК РФ, не представлено доказательств совершения истцом нарушений, являющихся основанием к увольнению, предусмотренных ст. 59.2 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», суд пришел к верному выводу о незаконности увольнения К. и восстановлении его на службе в занимаемой ранее должности. Вопрос о взыскании заработной платы суд верно разрешил, руководствуясь ст. ст. 139, 394 Трудового кодекса РФ, приняв за основу расчет среднедневной заработной платы, представленный ответчиком[7]7
  Кассационное определение Хабаровского краевого суда от 18.01.2012 г. по делу № 33-154/2012 // СПС «Консультантплюс.


[Закрыть]
.

Как обращает внимание Верховный Суд РФ, анализ норм действующего законодательства, содержащих понятие дисциплинарного проступка государственных и муниципальных служащих, позволяет сделать вывод о том, что применение дисциплинарных взысканий связывается с нарушением служебной дисциплины. Нарушение служебной дисциплины выражается в противоправном виновном неисполнении или ненадлежащем исполнении служебных обязанностей, в том числе установленных в целях противодействия коррупции, за которые представитель нанимателя вправе применять к государственным, муниципальным служащим различные виды дисциплинарных взысканий, и в частности, увольнение по соответствующему основанию «в связи с утратой доверия».

При рассмотрении дел по спорам, связанным с привлечением государственных и муниципальных служащих к дисциплинарной ответственности за совершение коррупционных проступков, судами устанавливался факт противоправного, виновного неисполнения государственным, муниципальным служащим обязанности, предусмотренной соответствующими нормативными правовыми актами.

Дисциплинарный проступок, в том числе коррупционный, является единственным основанием дисциплинарной ответственности. Следовательно, уголовно-процессуальные действия, осуществляемые в отношении муниципального или государственного служащего, в том числе задержание, возбуждение уголовного дела, вынесение обвинительного приговора, не являются обязательным условием для наступления дисциплинарной ответственности в связи с коррупционным проступком.

Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении государственного или муниципального служащего сам по себе не является основанием для его освобождения от дисциплинарной ответственности.

Пример. Ж. обратился в районный суд с иском к органу внутренних дел о восстановлении срока для обращения в суд, признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Решением районного суда иск Ж. в части восстановления срока для обращения в суд, признании приказа об увольнении незаконным и восстановлении на службе удовлетворен, в остальной части иск удовлетворен частично.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда и принимая новое решение об отказе в удовлетворении заявленных Ж. требований, указал, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по статьям 285 (злоупотребление должностными полномочиями), 286 (превышение должностных полномочий), 290 (получение взятки), 291 (дача взятки), 291.1 (посредничество во взяточничестве) Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении Ж. за отсутствием составов указанных преступлений не может быть положено в основу вывода о незаконности увольнения истца, поскольку для увольнения на основании пункта 22 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не требуется наличие состава уголовного преступления, а достаточно установления факта совершения лицом дисциплинарного коррупционного проступка.

Пример. Р. обратился в городской суд с иском к главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по субъекту Российской Федерации, межмуниципальному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации о признании незаконно уволенным со службы в органах внутренних дел и восстановлении на службе.

Решением городского суда Р. в иске отказано.

Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что факт отказа в возбуждении уголовного дела по статьям 285 (злоупотребление должностными полномочиями), 290 (получение взятки) Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении Р. не может служить основанием для освобождения его от дисциплинарной ответственности при наличии доказательств, подтверждающих факт совершения дисциплинарного коррупционного проступка.

Учитывая, что необходимым условием применения дисциплинарной ответственности за совершение дисциплинарного коррупционного проступка является соразмерность взыскания содеянному (нарушению) и личности нарушителя, суды проверяли не только установление факта дисциплинарного коррупционного проступка, но и соответствие примененного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка, обстоятельства, при которых он совершен, соблюдение служащим других ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и исполнение им обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, а также предшествующие результаты исполнения гражданским служащим своих должностных обязанностей (часть 2 статьи 59.3 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», часть 4 статьи 27.1 Федерального закона от 2 марта 2007 года № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации»).

Пример. Б. обратился в суд с иском к Федеральному агентству по рыболовству и его территориальному управлению о признании незаконным увольнения.

Решением районного суда в удовлетворении иска отказано.

Судом установлено, что Б. назначен на должность руководителя территориального управления Федерального агентства по рыболовству, с ним заключен служебный контракт.

В адрес начальника государственной службы и кадров Федерального агентства по рыболовству поступило сообщение в отношении Б., в котором указано, что Б. в нарушение норм части 1 статьи 8 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» не указал сведения об имеющемся у него счете в банке и движении денежных средств по нему. За период с 21 мая 2010 года по 22 февраля 2011 года на данный счет Б. было переведено около 22 миллионов рублей, из которых впоследствии 15,8 миллиона рублей были подвергнуты конверсии и переведены в адрес контрагентов – резидентов Швеции.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное