Сборник статей.

Культура как стратегический ресурс. Предпринимательство в культуре. Том 2



скачать книгу бесплатно


В современном развитом обществе определяющая роль этнической составляющей значительно менее выражена. Такова нарастающая тенденция, повторимся, при всех своих издержках и перехлестах исторически неизбежная.


Наднациональные культурные формообразования не только не предвещают кризиса идентификации, а, напротив, расширяют возможности ее реализации. Приоритетным основанием культурного самоопределения человека является его образ жизни, обусловленный социальной и природно-географической средой обитания, профессиональными, религиозными, нравственно-эстетическими ориентациями и предпочтениями. В условиях информационного общества образ жизни людей наполняется новым содержанием, становится все более разнообразным, ширится поле приложения их интересов, а с этим и возможности выбора способов и форм самореализации. Прежние основания этнокультурной идентификации вовсе не отменяются и не сменяются. Они прирастают новыми, часто еще не устоявшимися, не погрузившимися в структуру бессознательного. Неизменными формы культурной идентификации могут быть только в обществе, законсервировавшемся в своем развитии.


Национальные культуры развиваются в ритме процессов их интеграции и дифференциации.


То и другое возможно при условии взаимовлияния культур, резко активизирующегося благодаря информационно-коммуникативным технологиям. Интеграция культур не означает их слияния или растворения одной в другой. В этом процессе они прирастают ценностями как близких, так и неоднородных культур, не теряя при этом своих этнических различий.


Наиболее выраженной формой интеграции культур является их тесное взаимодействие и взаимопроникновение.


Но даже в этом случае они не теряют неповторимого своеобразия. Множество национальных республик, этнических групп, расположенных на территории России, образуют единую и целостную культуру. Российская культура представляет собой типичное интегративное образование, в котором национальные культуры, взаимообогащаясь, зачастую сохраняют свою самобытность, уникальность. Предельно малые этнические образования, какими, в частности, являются диаспоры, населяющие США, и те не растворяются в единой американской культуре, будучи интегрированы в нее. Они сохраняют свой язык, обычаи, религию, семейные традиции, несмотря на полный разрыв с исторической родиной.

Самосохранение и постоянное самопорождение национальных культур осуществимо только при условии одновременного протекания в них процессов интеграции и дифференциации. Неизбежность дифференциации обусловлена, прежде всего, самобытной проявленностью, уникальностью национальной культуры. Отсюда ее избирательная активность по отношению к внешним воздействиям, отторжение всего чужеродного. Дифференциация, как и интеграция, – естественный процесс, не имеющий ничего общего с самоизоляцией культуры, обрекающей себя на постепенное угасание. Оба процесса тем интенсивнее проявляются в культуре, чем более она развита и открыта миру.

Упрощенным является и понимание дифференциации как исключительно процесса отпочкования и взаимного отторжения национальных культур.

Такое явление, хотя и распространено в современном мире, имманентно не присуще культурам и, как правило, происходит вследствие прямого или косвенного вмешательства в культурный процесс политических, военных факторов, религиозных конфликтов.

Так, в результате распада СССР отторглись и размежевались национальные культуры республик, ставших суверенными. Так же относительно мирно разошлись национальные культуры Чехии и Словакии, чего нельзя сказать о Югославии, где решающую роль в этом процессе сыграл насильственно-силовой, военный фактор.

Глобализация с ее информативным потенциалом кардинальным образом расширяет поле и ускоряет динамику взаимодействия национальных культур, но она не детерминирует сколько-нибудь существенно их содержательно; в нее не заложена программа ущемления их самобытности, унификации. В результате интенсивных взаимодействий растет разнообразие внутри культур. «Культура есть борьба с мировым уравновешиванием – смертью», – писал П. Флоренский.


Подлинно самобытная культура не однородна, она имеет сложную структуру, различные элементы которой стянуты ее ядром.


Чем разнообразнее национальная культура, тем шире ее контакты с другими культурами, тем востребованнее она мировым сообществом. Будучи замкнутой в себе, огражденной от мира, она становится все более одноликой, одномерной. В остановившемся для нее времени она медленно деградирует. Как и всякая изолированная система, культура подвержена возрастающей энтропии. Согласно изложенной У. Эшби теории информации («Введение в кибернетику»), динамическая устойчивость любой системы пропорциональна внутреннему ее разнообразию.


Как и прежде, мир был расцвечен многообразием культур. Но лишь в наше время эта мозаика из отдельных культур стала складываться в один большой ковер.


Происходит это по причине возрастающей их коммуникативности и информационной доступности. Мировая культура становится ансамблевой. Это подобно оркестру, хору, где каждая национальная культура ведет свою партию. В их едином звучании творится масштабная картина общечеловеческих культурных ценностей.

Наивно было бы полагать, что глобализация – процесс беспроблемный и безболезненный. Немалые его издержки обусловлены неравномерным экономическим и политическим положением государств, их информативным ресурсом, ментальностью людей. Перед человечеством неизбежно встает целый ряд проблем гуманитарного характера.


В связи с этим особая роль отводится культурной политике государств, институтам управления культурой.


Основным мотивом их целенаправленной деятельности является поддержка (просветительство, материальное обеспечение) позитивного и нейтрализация негативного. Сложнее всего обстоит дело с критериями того и другого. У культуры свой иммунитет, своя интуиция, их нельзя недооценивать, они многое могут подсказать. Действенность и результативность управляющей системы достижимы при условии полного исключения каких-либо элементов насильственных мер; они деструктивны для культуры, она будет их отторгать и деформироваться.

В культурной политике важно учитывать комплекс факторов: социально-психологических, экономических, мировоззренческих, политических, техногенных. Глобальные перемены в культуре протекают одновременно с соответствующими переменами во всех сферах общественной жизни. Их переустройство невозможно без решения, актуализировавшихся мировоззренческих проблем. Они неотъемлемы от признания общей системы ценностей, новых этических норм, формирующих толерантное отношение к другим национальным культурам. Чрезвычайно опасны любые формы политизации национальной идеи, религии, клерикализации общества. Эффективное использование информационного ресурса позволит обеспечить повсеместную циркуляцию духовных ценностей, их трансляцию на отдаленные от культурных центров регионы. Часто испытываемый ими информационный голод является причиной их маргинальной участи.

На вызовы глобализации уже сегодня острее всего реагирует национальный менталитет. Между тем, как убедительно замечает в своей книге «Бегство от свободы» Э. Фромм, изменения в обществе определяются не столько экономическими и политическими факторами, сколько ментальностью народа. Константы этой наиболее устойчивой этнонациональной характеристики часто весьма консервативны и труднопреодолимы. А ведь стереотипы сознания, поведения, ценностных установок являются серьезным препятствием на пути общественных преобразований. Ожидать скорых и значительных перемен в этой сфере не приходится. Крайне важно осознание, что превращения менталитета имеют длительные временные периоды, протекают постепенно и не всегда безболезненно.

Культура, будучи неравновесной, самоорганизующейся системой, при любых условиях не может исчерпать свои адаптивные ресурсы. И тем не менее ее способность к самопорождению существенным образом зависит от множества обстоятельств, лишь отчасти здесь упомянутых. Ключевая задача культурной политики – сделать эти обстоятельства максимально благоприятными. Без соответствующего управленческого инструментария, современных и разнообразных методов успешная реализации этой задачи невозможна. Разработанный У. Эшби принцип необходимого многообразия состоит в том, что для эффективного управления многообразие управляющей системы не должно быть меньше многообразия управляемого объекта. В противном случае единственным определяющим фактором управления культурой и всем обществом станет информационно-коммуникативный комплекс.


Понятно, что глобализация чревата непредсказуемыми последствиями. О негативных ее сторонах сказано более чем достаточно. Угрозы и тревоги далеко не всегда беспочвенны, хотя нередко и преувеличены – порой чуть ли не до уподобления молоху, жаждущему жертвоприношений культуры. Целесообразно поэтому показать возможность оптимистической гипотезы грядущей судьбы национальных культур.

Мы стоим перед лицом объективного исторического процесса. И думается, что нахождение в поиске позитивного предпочтительнее, конструктивнее позиции критического нигилизма.

Как справедливо замечает Л. Баткин: «Культура не “была”, она всегда “должна быть”»[1]1
  Баткин Л.М. Культура всегда накануне себя // Красная книга культуры. М., 1989. С. 130.


[Закрыть]
. Весьма знаменательно само название книги «Культура всегда накануне себя», из которой взята эта цитата.

Предпринимательство в культуре «Международного университета в Москве»: вчера и сегодня

У свободного рынка нет идеологической задачи убить Моцарта.

Э. Неизвестный

Хангельдиева И.Г.


Хангельдиева Ирина Георгиевна – доктор философских наук, профессор, декан факультета «Предпринимательство в культуре» Международного университета в Москве


Ключевые слова:

арт-бизнес, арт-менеджмент, функция социокультурного продюсирования, предпринимательство в культуре, маркетинг в искусстве, спонсорство в искусстве.


Начнем с небольшого экскурса в современную российскую историю вопроса. Весной 1995 г. на площадке Международного университета в Москве было решено провести научно-практический семинар по вопросам функционирования культуры в условиях рынка. По линии Британского совета в России удалось привлечь двух известных специалистов в этой сфере – профессоров британских университетов: Герольда Линдстона (департамент драмы Голдсмитовского колледжа Лондонского университета) и Ноела Виттса (руководителя департамента изобразительных и исполнительских искусств университета в городе Лестере).

Тема семинара: «Арт-бизнес для профессионалов». Программа семинара включала следующие темы:

• Маркетинг в искусстве.

• Подготовка специалистов и система образования.

• Спонсорство в искусстве.

• Пространственный дизайн и сервисные службы в художественных организациях и их роль в привлечении публики.

• Проблемы культуры и национального самосознания. Вопросы менталитета в арт-менеджменте.

Каждой из заявленных тем отдавался полный рабочий день. Семинар специально не рекламировался, приглашения носили целевой характер.

В итоге семинар собрал интересный кворум представителей московской художественной элиты, среди которых был народный артист СССР Олег Павлович Табаков, директор-распорядитель Малого театра Лариса Викторовна Белоокая, директор выставочного объединения ЦДХ Владимир Ефимович Куропатов, заместитель директора по науке ЦНИ культуры Министерства культуры России кандидат экономических наук Елизавета Леонидовна Игнатьева и др.

Семинар стал своеобразным пробным шаром в осмыслении проблем, которые не осознаны в полной мере российскими деятелями культуры как первостепенные.


Англичане, надо отдать им должное, щедро делились реальным опытом рыночных отношений в сфере культуры и искусства.


В 1995 г. наши зарубежные эксперты отмечали, что искусство в их развитой стране еще не вошло в экономическую систему. Но абсолютно были уверены в том, что культура и искусство должны стать неотъемлемой частью экономики страны. По статистике, уже тогда в Великобритании денег от искусства получали больше, чем от автомобильной промышленности.

Несмотря на то что, с точки зрения наших гостей, искусство в Великобритании не стало активной составляющей экономики, они отмечали, что возраст профессионального арт-менеджмента в стране Туманного Альбиона насчитывает около 20 лет.


Главная функция социокультурного продюсирования – освобождение творца от несвойственной ему деятельности.


Однако при этом особо подчеркивалось, что арт-менеджер – профессия престижная и творческая. Позиция англичан была такова, что эту профессию могут получать люди с практическим опытом, когда они повторно и более осознанно приходят приобретать необходимые знания. Наша позиция была несколько иной. Мы надеялись – и сегодня это получило свое подтверждение, – что при особой организации учебного процесса возможно освоение профессии и после школьной скамьи.

Особую роль англичане отводили маркетингу, неслучайно семинар начался именно с этой наиболее актуальной, с их точки зрения, проблематики. Сегодня это для нас тоже стало понятно. Останавливаясь на особенностях и структуре финансирования культуры и искусства в Великобритании, они привели интересные цифры, в частности касающиеся финансового состояния государственных английских театров:

• правительство Великобритании выделяло театрам от 40 до 60 % финансовых средств из бюджета;

• продажа билетов давала театрам от 20 до 30 % общего финансирования;

• муниципалитет (т. е. местные власти) инвестировал еще 8 %;

• спонсоры и благотворители предоставляли около 5 % всего финансирования.

Естественно, то, что в подобной ситуации важной функцией менеджмента является полная реализация билетов, приобрело статус азбучной истины.


Политика театра в Великобритании, как правило, определяется советом директоров, в который обязательно входят представители городских властей и, что очень важно, представители университета – наиболее авторитетного высшего учебного заведения города – «кузницы» культурной и интеллектуальной элиты, а также другие важные и влиятельные структуры бизнеса и культуры.


Реакция участников семинара была противоречивой. Мнения поляризовались: от резкого неприятия до неподдельного интереса к получению достоверной информации из первых рук.

Мнения разделились по вопросу о том, может ли искусство трактоваться не только как эстетическая или художественная потребность духовного порядка, но и как товар или услуга, т. е. чисто экономическая категория. Противники подобной трактовки апеллировали к тезису, что театр – это храм, а в храме нет места для купли-продажи (хотя билеты в этом храме продавались всегда. – И.Х.). Отдельные участники семинара особенно ополчились на англичан при обсуждении вопросов, касающихся того, что театр должен изыскивать собственные пути дофинансирования за счет предложения своей публике ряда сопутствующих услуг (различных детских игровых комнат, образовательных программ, пунктов проката, торговых точек и т. п.).

Но были и здравые высказывания, что если весь мир развивается подобным образом, то и нам придется испить из этой чаши. Неоднозначность суждений, отторжение некоторыми новой необычной информации заставили задуматься. Все сошлись на том, что время, как независимый арбитр, покажет: кто был прав, а кто заблуждался.

Прошло около двадцати лет, и то, что на одном из первых семинаров в России, посвященном рыночной идеологии и рыночным технологиям в области искусства, некоторым казалось совершенно несбыточным и далеким, сегодня стало реальностью. Идеи, которыми охотно делились английские профессора, чрезвычайно актуальны для всех, кто профессионально связан с этой областью деятельности или просто интересуется этими вопросами. Теперь только ленивый обыватель не говорит о важности полновесных рыночных реформ в сфере культуры[2]2
  См.: Попов Г.Х. Культура и предпринимательство // Культура и бизнес. М., 2007. С. 3–6.


[Закрыть]
.


Сегодня основная масса практиков понимает, что без выработанной государством культурной политики[3]3
  См.: Хангельдиева И.Г. Рифы современной культурной политики // Тетради Международного университета 2013. М., № 10. 2008. С. 96–107.


[Закрыть]
и, соответственно, новой законодательной базы этому сегменту рынка развиваться трудно. Трудно ему развиваться еще и по причине ощутимой нехватки профессиональных кадров в области менеджмента, маркетинга, связей с общественностью, рекламы…


Несмотря на то что культура – исключительно специфическая сфера человеческой деятельности, в организационно-управленческом отношении творческие структуры и коллективы в условиях рыночных отношений независимо от того, что они производят, функционируют по тем же законам, что и бизнес. Разница лишь в том, что потребителю, например в театре или на концерте, предлагается приобрести исполнительскую услугу, которая способна удовлетворить его художественные, духовные запросы и потребности. И именно за удовлетворение этой самой потребности человек готов отдать деньги за билет.

Сегодня цены на билеты – это особая статья, предмет специального и очень серьезного разговора. Но весной 1995 г. мало кому из участников семинара могло прийти в голову, что билет на концерт мировой знаменитости Пласидо Доминго весной 2004 г. в Международном Доме музыки в Москве будет стоить от 5000 до 50 000 рублей (по тем временам просто фантастические деньги).

В определенной степени – это символический факт. Символический потому, что концерт состоялся и зал был заполнен. Проникновение рыночных отношений в область искусства стало реальностью, с этим сегодня должны считаться все активные субъекты художественного процесса и художественного рынка.

Всем участникам художественного рынка сегодня необходимо знать не только азбучные рыночные истины, но, что значительно важнее, быть во всеоружии.

В условиях перехода к рынку предпринимательство становится неотъемлемой частью современной действительности. Традиционно считается, что бизнес представляет собой непосредственное предпринимательство, основанное на инициативе, стремлении к получению прибыли. Его характеризуют высокие риски актуализации реже отмечают, что бизнес-предпринимательство есть важная сфера самореализации и творчества. Что касается художественного творчества, то в отечественной традиции до последнего времени его не пытаются даже рассматривать в данной плоскости. Но такая позиция неправомерна.

Общеизвестно, что искусство трактуется культурологами, эстетиками, искусствоведами как часть духовной культуры, «вторая природа», мышление в образах, форма самореализации и самовыражения, игра, эстетическая ценность, но практически никогда как форма предпринимательства.


Удивительно, что нетрадиционный взгляд на искусство предложил не исследователь, а современный художник слова, наш соотечественник И. Бродский. Поэт обнародовал эту идею в 1987 г. в Стокгольме в своей знаменитой Нобелевской лекции: «Искусство – наиболее древняя и наиболее буквальная форма частного предпринимательства»[4]4
  Бродский И. Нобелевская лекция 1987 // Стихотворения. Таллин, 1991. С. 7.


[Закрыть]
.

Если вдуматься в этот тезис, то искусство, действительно, может трактоваться как форма частного предпринимательства. В данном контексте ему, как и предпринимательству в привычном смысле, присущи некие общие черты. Творческое предпринимательство в искусстве характеризуется инициативностью, т. к. именно художник инициирует творческий процесс. Каждый раз, начиная новое произведение, он не может быть уверен в творческой удаче. Художник, даже гениальный, творя, рискует создать произведение, не соответствующее критериям высокой художественной значимости, рискует быть непонятым и даже отвергнутым публикой, критикой, цеховым сообществом.

Считается, что художник, созидая свои произведения, изначально прагматически не заинтересован. Главная его цель – максимальная самореализация и самовыражение. Есть и другой взгляд. За свою работу профессиональный художник должен быть вознагражден не только признанием публики, но и «презренным металлом».

Вспомним А.С. Пушкина. В стихотворении «Разговор книгопродавца с поэтом»1 автор описывает две позиции: торговца и поэта. Продавец книг первым обращается к поэту, он заинтересован в его успешной деятельности, поскольку, реализуя в своей лавке стихи поэта, он как посредник получает свой процент, более высокий и стабильный, если поэт известен:

 
Стишки любимца муз и граций
Мы вмиг рублями заменим
И в пук наличных ассигнаций
Листочки ваши обратим.
 

Владелец книжной лавки выступает в нескольких ролях, он пытается уговорить поэта не просто заниматься творчеством, но не оставлять результаты своего труда только при себе, а получать от этого творчества доход. Естественно, что книготорговец делает это не бескорыстно. В его позиции и действиях есть некая социальная миссия – он выступает посредником между поэтом и публикой, которая «вкруг лавки бродит» и в данном случае выступает в облике «нетерпеливых чтецов», журналистов, «тощих певцов», которые просят пищи для души, пера, сатиры, «милых дам»… Поэт не сразу поддается уговором, он пытается отстоять свою независимость. Его удел – это самовыражение:

 
Поэт беспечный, я писал
Из вдохновенья, не из платы.
 

Поэт не хочет обременять и отягощать себя обещаниями, он хочет писать так же естественно, как дышать:

 
Тогда, в безмолвии трудов,
Делиться не был я готов
С толпою пламенным восторгом
И музы сладостных даров
Не унижал постыдным торгом
 

(выделено мною. – И.Х.)…


Для Пушкина как для творца торг неуместен и постыден, т. е. аморален. Торг – это не его удел, поэт выше суеты, для него важнее творческая свобода, поэтому он считает, что:

Блажен, кто молча был поэт

 
И, терном славы не увитый,
Презренной чернию забытый,
Без имени покинул свет!
 

Но у книгопродавца есть собственные аргументы, и он дает рекомендацию поэту:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное