Сбитнев Юрий.

Великая княгиня



скачать книгу бесплатно

А Болеславу я люблю, как только может любить мужчина женщину! ЮС.

17 сентября 2013.

…Успеваю я, дорогой мой, не так уже и много. Пишу медленно – с утра до трёх дня, и шибко устаю. После обеда обыкновенно отвечаю на письма, если есть таковые, и читаю, ворошу летописи. В навозной куче интернета, как тот петух, копаюсь, стараясь найти изумрудное зерно. Иногда нахожу… Иногда ищу подтверждения моим догадкам, видениям, памяти крови и беспокоящим меня зело «древним знаниям», в каждом из нас таящимся. Это, пожалуй, самое трудное. Ради всего лишь нескольких живых строк в «Княгине» приходится прочитывать сотни страниц мёртвого, ложного, никчёмного, а порой просто лживого текста, с подделкой под правду, с желаниями утвердить истину в последней инстанции. И всё-таки это интересно, но дюже тяжко. Зато, если обнаруживается документ ли, древний акт, либо столь же древняя грамота (письмо) в подлиннике, тут, брат, и про усталость забываешь… ЮС.

23 сентября 2013.

…Первую часть «Великой княгини» переписал, перебелил, ввёл византийские подглавки. Сейчас отправлю Оле на окончательную редактуру (она, Солнушко-Колоколнушко, маленько прихворнула, уже неделю как не появлялась в моей космической берлоге), потом ободва, вместях, пробелим ещё раз. Нынче сижу над второй частью, пишу Русь Древнейшую на взгляд византийцев, ещё до наших летописных свидетельств. А перед глазами начало десятого века в русском летописании. Пришли под стены Царьградские торговые караваны с Руси. Полнёхонькие товаром. Заякорились в бухте Золотого рога… Вижу, открыли городские ворота ромеи, по счёту (не более пятидесяти) пускают русских купцов (гостей!!! – по-нашему, древнему). Более пятидесяти опасно, это уже большая сила! Уважали и боялись дюже. Оттого и хомут византийский с Крещения Владимирского пялили на русскую выю. И напялили! До сего дня в нём ходим! Так-то, брат! ЮС.

24 сентября 2013. 0 час. 7 мин.

У меня громадная радость: Оля начала читать (в который уже раз) Княгиню и «упрекнула», что «скрываю» от читателя написанное. «Гениально!» – сказала. А для меня это радость великая! Ведь, признаюсь тебе как на духу, самое тяжкое в моей работе – это постоянное сомнение, одно, другое, третье. Так ли? То ли? Смог ли?.. Чувствую, что смог, кажись! И тут же: а смогу ли дальше? Конечно надо отпускать к читателю Княгиню. А как? Будем думать с Олей. Раньше бы отдал в журнал, и всё тут… Теперь иное. Хоть специально журнал создавай…

Спокойной ночи. ЮС.

12 октября 2013.

Дорогой брате! Мечтал в воскресенье с Олей махнуть через осень за рулём в Нов.-Сев. Там наши друзья обустроили родник, как должно, с любовью великой, с купелью, с сенью, с радостью. Спрашивали, нет ли у меня каких-либо изысканий по этому месту. Оля вчера отправила подглавку из «Княгини». Ответ: «Великолепно!!! Позвольте использовать…» Вот и ещё один родник, как и талежский, связан с моей прозой! Это отрадно… Но поехать завтра вряд ли удастся…

Кажись, мой могучий органон «завис» малость, чего не бывало за долгие годы.

Никогда не занимался своим здоровьем. А оно сейчас как никогда нужно мне. Пришло полное осмысление «Княгини». Сил положить надо архимного. Об известном писать легко, как говорил один мой приятель, «книги создаются из книг». Задача моя другая – вывести на свет неизвестное, не обретённое ещё, воскресить преданное великим старанием, силой великою и всеми неправдами – Было! «по былинам (правдам) сего (того) времени…» ЮС.

15 октября 2013.

Сегодня мне особенно хорошо работается. Вылез наконец-то из Царьграда. Кажись, написал что-то стоящее. Завтра уже окунусь в зимнюю стужу Московии: «Не ожидал Юрий Долгорукий увидеть в Москове давнего знакомца, тиуна киевского Улеба. Отослав прочь его посланца Бреха, и думать забыл о боярской киевской лести. Так на тебе, сам заявился, не запылился! Принёс весть: помер…»

Пиши. ЮС.

27 ноября 2013.

Алёш! Господь подарил ещё один солнечный день жизни. В десять утра с Олей и Юлей (дочь Гринёвых. – А.Ш.) поехали в Лемеши и Чемер. Это в пятидесяти км от Чернигова. Морозец в три-четыре градуса, ослепительное солнце всё ещё тёплое… И поля, поля вокруг с синими бровками лесов по окоёму. Уже не поздняя осень – начало зимы, а красоты природной не убыло. В Лемешах родился и жил до двадцати двух лет Алексей Разумовский, великая человеческая личность которого в истории России меня нынче зело интересует в связи с завершением нового варианта «Тайны». Сейчас я всецело этим занят. И не потому, что на издание её обещаны средства и не потому, что появятся какие-то необходимые для жизни деньги, которые, увы, иссякли, но это единственное, над чем я могу сейчас работать: Княгиня снова затребовала глубокого осмысления и необходимого видения всей ея жизни и судьбы. В «Тайне» же всё просмотрено и осмыслено! Очередная моя «дерзость» в прикосновении к «Слову» – это обретение его («не находка», как принято писать) задолго до того, как попало оно к Мусину-Пушкину. Черниговский след! По которому я иду, как Кза по следу Кончака… И много ещё чего есть сказать интересного.

Поэтому и Господь подарил нам этот день, поэтому и оказались мы в Лемешах и Чемере… Только вернувшись в Чернигов, понял, что необходимо ехать в Остёр. Это по тому же направлению и недалеко от Лемешей…

7 января 2014.

… Готовим с Олей к изданию первую книгу «Княгини», хотя и не дописана последняя глава. А тут вот свершилось давно чаемое мной – увидел в мелочах событие, завершающее вторую книгу. Совсем не предполагаемое мною! Но явилось! Обнимаю. ЮС.

3 февраля 2014.

…Опять мистика в работе над Княгиней… Нынешние киевские события – всего лишь эхо из киевского исторического прошлого, начавшегося на Козьем болоте (нынче майдан Незалежности!!!), с которого и начнётся третья часть. Вот тебе и связь Времён! С Козьего болота до Крушения Киевской Руси – половина века. И эту половину достойно проживёт Болеслава и сгорит с Русью… Всё теперь встало на место! Только бы хватило сил и времени написать. Больше ни слова о майдане Незалежности. Ухожу на Козье болото!

… «Руслан и Людмила» – пушкинская генетическая запись Истории Древнейшей Руси. ЮС.

21 марта 2014.

Лёш! События эти поганые не вокруг Киева, а вокруг всей Украины-Руси. Они сокрушают Русскую цивилизацию, теперь, вероятно, окончательно. Друзья из России спрашивают, всё ли у меня нормально. Разве может быть всё нормально, когда цель всей моей жизни – объединять в добре и радости людей, говоря им правду о Великом их Прошлом, когда идея кровного братства разрушена, а единый РУССКИЙ НАРОД Украины, России и Белоруссии поделён на Своих и Чужих, когда величайшие МИРОВЫЕ ценности Культуры Руси превращаются в хлам?!

Надеюсь, что ты поймёшь, сколь тяжела эта Правда для русской моей души! ЮС.

9 июля 2014.

Дорогой мой, я думал, что быстренько разберусь с новым изданием «Тайн», ан нет! Моё переложение (перевод) и реконструкция потребовала напряжения всех сил и прилежания. Работаю запойно, как профессиональный пьяница, крохотными глотками, растягивая удовольствие, а мобуть, страшась, что не в то горло пойдёт. Возникает нечто значимое и уж точно вовсе никем не знаемое «Слово». Ведёт оно меня само, раскрывая свой Великий Смысл. Словно бы кто-то в ухо нашёптывает и в душу слезинками каплет. Живу я в полной бытовой праздности и заботе (конечно же Олиной) на своей Волшебной горе, на которой без добрых чудес не бывает… А сие необходимо для творческого труда. Вот и тружусь. Погружаясь, а точнее, возносясь в прошлое своего любимого двенадцатого века и в рубежные с ним одиннадцатый и тринадцатый, я осмысливаю мир по их вектору времени. Согласно с ним воспринимаю я и летописи, и «Слово». Особливо если сохранён в тексте тот буквенный ряд написания. Ведь в каждой буквице, кроме звукового выражения, заключён не только образ и даже действие, но и само то время – то в чёрточке, то в крючочке, то в комочке, то в неких чудесных сплетениях и переплетениях. Для меня составляет великое удовольствие разглядывать каждую древнюю букву, но и великий изнурительный труд – осмысление её, и в то же время радость и счастье познания и приближения к самой сокровенной тайне бытия. А ещё в образе буквы угадывать отражение сущего мира, как «в капле воды»… В «Княгине» попробовал рассказать, как её восприятие мира отражается в букве… Сердечно ЮС.

17 октября 2014.

…У меня сегодня очень тяжёлый и очень радостный день. Тяжёлый потому, что не спал практически совсем. А радостный, что ночью вернулось ко мне прозрение. Я увидел в малых подробностях событие отравления Юрия Долгорукого. До трёх часов дня удалось почти точно перевоплотить это в слово. Устал, ответ тебе переложил на завтра.

Завтра наступило. Сегодня с утра снова с Княгиней. Вчера написалось много, нынче поменьше. Но я доволен. Какой же тяжкий для работы был этот год! Писалось неимоверно трудно. Порой по два-три предложения за день. Да ещё эта Византия с её неукоротным византийством, от которого до сих пор спасения нет. Но, кажись, я выпутался из этой исторической паутины. Пишется два этих дня, как и должно, с душевным подпором… Любящий всегда ЮС.

7 ноября 2014.

Лёш, спасибо за совет не ездить в Киев. Я к такому решению уже пришёл, и не потому, что могу оказаться в «клубке противоречий», а потому, что не смогу ощутить, увидеть, услышать то, что мне показалось необходимым для работы. И паче того, лишиться того Киева второй половины 12 века, который, слава богу, вижу и который живёт во мне.

…После трёх туманных дней, но очень тёплых, нынче тоже тёплый и в ярь солнечный день. Вековечный дуб в моём окне, этакий богатырь в красной шапке, уже и поседел. Мы теперь вместе с ним пишем Княгиню. Задумываюсь над строкой и гляжу на него: подавай, богатырь, помочь.

В повествовательную вязь «Княгини», не совсем по моей воле, но к радости моей приходит так необходимое из «Слова». Под Киевом в событиях месяца Сеченя 6664 лета объявилось святое древнее урочище Троя – Троещина… И не токмо Боричев угор, появился и Боричев ток, где извели воры Долгорукого… Болеславой написанное, в моей реконструкции: «Ток на Немизе – снопы стелют головами, молотят цепами харалужными, на току жизнь кладут, веют душу от тела…» В Киеве на Боричевом току (название сохранилось) отвеяли душу великого князя Юрия от тела». Картина написана, уже и Оле прочёл, кое-что и впишу ещё…

Берегите меня, други мои, дабы написал я «Великую княгиню» и завершил «Тайны» вам на радость, а мне в оправдание жизни моей. Обнимаю сердечно ЮС.

2 декабря 2014.

Каюсь, Алёша, третий день, кажись, не отвечаю тебе. Всё занят зело Княгиней, маленько отдохну и перечитываю не токмо что написано этими днями, но подчас уже отработанные главы, а то и с самого начала читаю. Не шибко давно держал в памяти от начала до конца написанное, прокручивал, слушал музыку прозы, где какая фальшивинка прозвучала, к тому и набегал, правил, добавлял, иногда всего лишь одно слово, а иногда и большие абзацы вписывал… Теперь всё иное, не вмещает башка всю книгу, по малым кусочкам звучит. Вот и приходится один за другим перечитывать.

Смотрю по ТВ и Россию, и Украину… И это тоже работа, и очень тяжкая. Порой это просто-напросто нечеловеческая пытка, а я сознательно подвергаю себя ей… И даже не по причине «хочу всё знать». Не точно я это выразил. А потому, что необходимо видеть и слышать живых людей в их необузданных страстях, в самоуверенности своей, в ничтожестве (увы, ничтожные правят в этом мире) и невежестве, а главное во ЗЛЕ, которое изливается почти всеми участниками этих безумных и бессмысленных ТОЛКОВИН. Несу я этот крест только потому, что Княгиня требует того…

Дуб вековечный мой в серебряном уборе за окном, и сад городской в подвенечном уборе… Красота! А на Руси венчались не в белом, но в алом… Белый – цвет умиротворения и покоя… Памяти… Есть у меня в сердце маленькая надежда, что зима всех умиротворит. Пиши, жду! ЮС.

24 декабря 2014.

…Декабрь размок. Снега нет. В моих дубовых деревах снова рыжая земля. Мокрые туманы, морось. Тепло. И слава богу! Иначе при веерных отключениях электричества и отопления будет холодать в квартире… Но в график отключений пока не могу втиснуть свой рабочий распорядок. Приходится пока перечитывать и перечитывать Княгиню, править… К окончательному завершению книги опять продвигаюсь медленно… И вдруг сломался я… Скорее всего во внезапной болезни виноват не токмо мокрый декабрь, но и я сам. Перетружил себя в своём стремлении завершить первую книгу, а ещё тем, что начал думать о второй… И не просто думать, но влезать в неё плотью. Книга должна быть сугубо Женской во плоти своей и весьма высокой по нравственной чистоте, по чувствам человеческим, по Любви той самой, которую догматическая церковь (не Вера!) издревле считала и считает грехом… Носитель и страж такой Любви Женщина… Княгиня! В первой книге родилась белая девочка, дитя человеческое, росток в грядущее, дочка… Во второй должна стать Дочью Человеческой, Хранительницей не токмо Руси. Писать книгу надо молодо, с молодой Любовью… «Чудо старому помолодети»… А как?! Вот в чём вопрос!.. ЮС.

20 марта 2015.

Дорогой мой Алёша! Каждый божий день «пишу» тебе письмо на скрижалях разума своего, а до нормального письма дело не доходит. Расшиваю я венец первой книги «Великой княгини», дюже кропотливо, сосредоточенно выбирая каждое словечко в строку, как бисеринку в рисунок княжеского убора. Ведь истинная изначальная национальная письменность всего человечества начиналась с «прописи» на одежде… Вот и рукодельничаю, выискивая «словесный бисер», и нанизываю его на «словесную нить» смыслов и образов. Начинать и длить книгу значительно проще, чем завершать…

Как только завершу первую книгу, вернусь к «Тайне». По «Слову» у меня накопилось многое, о чём необходимо написать. И кроме того, работа эта крайне нужна, дабы приступить ко второй книге. Сколько она будет длиться, не знаю. Как Бог даст, что относимо и к написанию второй книги.

Обнимаю тебя сердечно ЮС.

24 марта 2015.

…Не позволяю себе спешить с завершением «Княгини». Буквально зануздал себя, не разрешая в движении ни мети, ни голопа, ни скачки во весь опор. Сдерживаю душевную прыть, как сдерживал далёкий предок наш коня на крутом спуске. И Юрий Долгорукий всё ещё сдерживает вороного, спускаясь с киевских гор от села Берестова к Подолу…

Но так уже нестерпимо хочется вернуться к Тайне Слова. И не только потому, что открылось в нём многое, о чём хочется поделиться с читателями, которые пока ещё не вымерли, сколько для того, чтобы самому окунуться в тот удивительно ясный мне мир, в то время, когда созидалось на Руси «Слово о полку Игореве».

Обнимаю ЮС.

4 мая 2015.

…Теперь хочу объяснить мои задержки ответов на твои письма. В этом я был всегда аккуратен и радовался твоей аккуратности. До сих пор болею душой над несвоевременным откликом. Но тут есть одно НО! Я продолжаю (!) завершать первую книгу Княгини. По ощущениями, по созерцанию это может произойти вот-вот… Но «вот-вот» растянулось на месяцы. Дело в том, что я пишу сейчас так, как никогда не писал. Порой по две-три строки за день. Каждое слово ищу, как золотинку в песках. Во всех главах картины увиденного мною меняли одна другую, только записывай, как записывал музыку Свиридов, услышанную «в сферах». В заключительной главе всё не так, время замерло, прикрылось некой завесой, которую постоянно требуется не просто разглядеть, но войти туда самому… А там сплошные узлы, которые надо развязывать, чтобы проникнуть в Суть Времени. И такое письмо утомляет до истощения сил душевных. И посему не могу уже ничего написать иного за полный рабочий день. А он стал короток на труд и богат на «отдых». Позволил себе на эти майские дни тихонько, на цыпочках, покинуть Время завершения и ответить тебе. А завтра снова к Княгине! Может быть, завтра и завершу. А там с Олей махнём в Новгород-Северский! А ещё надо в Галичину Болеславы, без неё не может быть второй книги. А она, представь себе, рождается – написалось коротенькое начало!

И всё это, ты знаешь, не столько от меня зависит – от Оли! Она всё в моей жизни и прозе. И Белый Ангел надо мной простёр крыла! Во всю жизнь я не был так сохраняем в суетном этом мире и быте, как сейчас. Обнимаю ЮС.

25 июня 2015.

Дорогой мой и незабвенный друг! 23 июня я поставил в рукописи многоточие, сделал отступ и с лёгкостью душевной написал: КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ. Полных шесть лет отдано «Великой княгине». Я, кажись, уже писал тебе, что завершил Княгиню, так оно и было. Казалось (и в том был уверен), первая книга завершена. Не по единому разу и Олей, и мной прочитано 400 страниц, свели в одно её редакторское и моё авторское. Как яичко расписное готово к Светлому Воскресенью. Ан нет! Оказалось, что не хватает необходимой для завершения главы. И писал её с большой душевной радостью оттого, что сие обнаружилось. Выстукивал каждую буковку, слагал, разлагал, прослушивал, брал на зуб… Я отчётливо видел конечное, не объяснимое ни душой, ни сердцем человеческим безумное и бессмысленное и во многом мерзкое событие (летописное), совершившееся в Чернигове 855 лет тому назад. Сегодня бессмысленные и безумные события стали почти что нормой в житии человечества, которое перестало считать себя единой людской цивилизацией. Но тогда Мир был божественен и человечен, соблюдая и заповеди, и свычаи и обычаи, не позволяющие становиться нелюдями. Я писал «Княгиню», живя в том мире, а тут всей плотью ощущал почти непосильную для себя тяжесть замысленного, а фактически развязывал всего лишь один узел, даже некое «созвездие» мелких узлов. Когда-то был я страстным спиннингистом, исхлестал многие реки по всему свету. Но бывало на тех, тогда не шибко совершенных удилищах, при заброске образовывался на леске узел с бесконечными малыми узелками вокруг него. Это называлось – поймать бороду. И вот часами (!) (зубами и пальцами), исхитряясь зело, приходилось распутывать эту «бороду». Нечто подобное и происходило с написанием «Княгини». А особливо в конечной главке. Писал я её по три-четыре строки в день, вымучивая себя до изнеможения. К четырём строкам на следующий день прилагались три, а там пять, а то и семь (счастье!). Без этого не может состояться вторая книга. Вот так и пришёл к многоточию. Почему не к точке? А очень просто. Предполагал, закончив первую книгу, несколько отдохнуть, «порезвиться» малость над завершением «Тайны», махнуть через всю Украину в древний Галич с Олей, уже не токмо штурманом, а и водителем (она получила международные права), и ещё о многом отдохновенном мечталось… Не тут-то было! Не отпустила Княгиня, бродит во мне вторая книга, как старое доброе вино, а новые мехи только кроятся, и как сшивать их – пока неведомо, и на жилках-нитях одни только узелки, и малые и большие… Продвигаюсь тихонечко, возникают картины, смотрю их и запоминаю, точнее складываю не столько в память, сколько в душу… ЮС.

13 декабря 2015.

…Рождается первая во второй книге глава, а это всегда напряжение великое, каждое слово нянчишь, каждую «картинку»… Надо кликнуть так, чтобы позднее откликалось… Вроде бы вписался, и потекло всё не шибко, но справно… И вдруг нежданно-негаданно возникло новое начало. Его и пишу сейчас, уяснив совсем по-другому некое событие, известное из всех малых и больших учебников истории, ставшее «исторической догмой» и постулатом. Душа радостно потрясена неким промышлением, а выразить это в слове куда как сложно. Само по себе произошло, что книга вторая начинается с того же события, что и «Слово о полку». Сим и потрясён!

19 января 2016.

Дорогой мой, в немыслимости долгого «необщения» виноват я. Прости, Лёш! У меня наоборот – есть о чём писать, только этим своим боюсь беспокоить тебя и утяжелять нормальную твою жизнь. Понимаю, что жизнь моя не совсем обычна, живу образами, картинами давнего прошлого, Словом, Языком предков, а теперь и Буковицами… Вот, в стотысячный раз, читаю «Слово о полку», вглядываясь в каждый знак «ироической» песни, писанной старым русским языком в исходе двенадцатого столетия», в ер, еры, ерь и особенно в ять. ? – тайна этой буквы для меня всегда велика была. И вот вроде бы проник в эту тайну, в обязательной необходимости её в «Слове», но не до конца… Громадно её значение в древнем русском языке.

Кажись, не смогу я написать вторую книгу, не прочитав по буквам «Слово». Пока читаю, но и пишу помаленьку.... Обнимаю сердечно ЮС.

22 января 2016.

Лёш! Чтение по буквам принесло даже для меня ошеломляющий результат. Цель моя, как ты знаешь, сделать свою реконструкцию и явить её миру в новом издании «Тайны». И вот включилась Оля! Я, как первоклашка, читаю по буквам, она создаёт «буквенную копию» 1800 года со всеми ятями, ерами, десятеричными «и», вводит нашу реконструкцию… Но уже в самом начале работы совершается немыслимое! «Слово» начинает звучать не только по-иному, чем допреж, но возникает в нас обох (!) во всей своей первозданности. Для нас с Ольгой началась Новая эра полного погружения в эту Тайну. Я в полёте! Но и Оля тоже. И это НАИВАЖНЕЙШЕЕ в работе. Но это всё в грядущем. Подарит ли нам его Вседержитель?! Одно свершилось – первая книга «Великой княгини» написана. Читай её, друг мой! Читайте люди, други мои. Сердечно ЮС.



Глава первая

1.

В лето тысяча сто пятидесятое по киевской дороге на Чернигов катился грузовой возок с невеликой поклажей, покрытой толстой чистой холстиной, надёжно обвязанной вервью. В передке сидел возница, молодой, розовощёкий, синеглазый, красивое лицо обметал золотистый пушок едва наметившейся бороды, высокий лоб обрамлён буйными светлыми кудрями. Обаполы потаённого груза на тележной грядке сидели два молодца, свесив ноги. Мордатые, крутоплечие, в длинных груботканых рубахах, в серых онучах под самые колени, в дорожных лёгких лапоточках – Святославовы рядцы: Садок и Рядок. На крутых подъёмах, длинных тягунах, на долгих рытвинах соскакивали на землю и бежали рядом, сторожко охраняя поклажу и помогая коням катить телегу. Возница на землю не сходил, был он лёгок и строен телом, словно девушка, одет красно, совсем не по-дорожному: в высоких сафьяновых расшитых узорами сапожках, в дорогой летней боярской шапке. Пылили колёса, пылили кони, выбрасывали на мокрых рытвинах шматки грязи, летели из-под копыт брызги, текло долгое дорожное время, но праздничная одёва на молодце сияла чисто, и весь он сиял нездешней, неземной чистотою.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8