Савельев Андрей.

Родина против бесов



скачать книгу бесплатно

Предисловие ко второму изданию

В Российской Федерации крайне опасно издавать политическую литературу, в которой свидетельствуется о фактах узурпации власти, террористических методах захвативших власть самозванцев, тотальной фальсификации выборов и государственной русофобии. Именно поэтому 1-е издание книги вышло в 2011 году очень небольшим тиражом и едва дошло до читателя. Во 2-е издание, предпринимаемое только в электронной форме, не внесено каких-либо дополнений и исправлений. В него добавлен лишь иллюстративный материал, который планировался к размещению и в предшествующей публикации, но в целях экономии был выброшен издателем. Теперь иллюстрации, важность которых для восприятия материала представляется автору высокой, возвращены на место.

Конечно, за прошедшие годы многое изменилось, многое переоценено. Так, лидер партии "Родина", борец с олигархией Дмитрий Рогозин в конце 2011 года перешел на службу этой олигархии, получив пост вице-премьера. Что сломало его биографию политика и осветило все предшествующие годы его деятельности совершенно иначе, чем это было до переломного момента. Также служить олигархии отправился и лидер избирательного блока "Родина" Сергей Глазьев, который из яростного противника Владимира Путина стал его отчаянным сторонником. Ряд членов фракции "Родина" также превратились в обслуживающий персонал олигархии, получив различные места в административном аппарате, в Федеральном собрании, в местных структурах власти. Сам бренд "Родины" был захвачен коммерческой структурой во главе с техническим сотрудником прежней одноименной партии Алексеем Журавлевым, который нашел своем место в правящих кругах и получил от них право обманывать избирателей и удобно существовать в Государственной Думе, не ставя перед собой никаких целей, которые хоть в какой-то степени продолжали бы прежнюю "Родину".

Тяжелые испытания сломили многих "родинцев", заставили отказаться от того, чему они служили раньше, перечеркнуть свои биографии и стать незаметными винтиками в чудовищной машине подавления Русского движения и уничтожения русского народа. Но далеко не все. Часть "родинцев" не уступила своих позиций, и поэтому внесена в "черные списки" преступного режима Путина. Среди них числится и автор данной книги, сюжеты которой нашли свое продолжение в следующем сочинении – "Великая Россия и ее заклятые друзья", которая также опубликована на Smashwords.

Многие из тех, кто стойко сражался против олигархии в "Родине" к настоящему времени умерли или ушли на пенсию. Пока мы были вместе, мы представляли из себя силу и поддерживали лучшие черты личности в каждом из нас. Распавшись, "Родина" оставила не только бывших депутатов, но и актив партии, неприкаянным. Ощущение предательства затронуло всех без исключения. Но в этом предательстве многие поучаствовали, понадеявшись, что в Кремле им подберут поприще для продолжение если не политической биографии, то хотя бы доходное место.

Умер без покаяния Юрий Скоков, который, считая себя мастером интриги, так и не смог вернуть себе "Родину", перепроданную хитрым бизнесменом политическим походимцам.

Ушли из жизни бывшие депутаты-"родинцы" генерал-армии Валентин Варенников и генерал-полковник Игорь Родионов. Первый из них старался компромиссами склонить власти к чему-то разумному и примирить нас, родинцев. Второй, напротив, не смирился и после "Родины" продолжал выступать резко и бескомпромиссно. Впрочем обоих роднила приверженность к старой коммунистической догматике, которая и не позволила нам найти общий язык, при всех личных симпатиях и общности взглядов на все остальные вопросы. Умер спецслужбист Андрей Жуков, который так и не смог найти возможностей, чтобы расквитаться с предателями "Родины", которых он искренне ненавидел. Не смог после "Родины" вернуться на заметные политические роли Виктор Геращенко, бесславно закончил свое губернаторство и исчез с политической сцены генерал-полковник Георгий Шпак, так и не отомстивший Жириновскому за оскорбление. Закопал свой публицистический и ораторский талант пламенный Николай Павлов. Вместе с Борисом Виноградовым мы еще несколько лет выступали в творческом тандеме, но и этому сотрудничеству со временем пришел конец. Даже в сети Интернет теперь не найти списка фракции "Родина", а партийная история "Родины" подменена и присвоена самозванцами, обслуживающими интересы тех, с кем "родинцы" всегда боролись.

Последнее побуждает автора продолжать летопись современной политики, которая фальсифицируется наемниками "кремляди", которые очень боятся повторения "Родины". А для здравых и энергичных русских людей, которые рискуют заниматься политикой и сражаться за освобождение России от оккупации, опыт "Родины" послужит предостережением от ошибок.

Книга о проекте "Родина" входит в своеобразный эпический цикл из ряда сочинений, стержнем которых являются три книги: о 90-х годах ХХ века – "Сможет ли КРО русифицировать Россию?" (объявлена в РФ экстремистской и запрещена к изданию и распространению), о 2000-х годах "Родина против бесов", о 2010-х годах – "Великая Россия и ее заклятые друзья". К этому стержню примыкают книги "Мятеж номенклатуры" (о 1990-1994), "Послесловие к мятежу (1995-1999), "Как убивали СССР" (о первой половине 90-х), "Чеченский капкан" и "Черная книга Чеченской войны" (о Первой чеченской войне 1994-1996 и преддверии Второй чеченской войны), "Опыты русского сопротивления" (о Русском движении в 2000-х годах), доклады "Русофобия в России" (2006-2009) , "Осколки эпохи Путина" (о 2004-2007 гг.), а также ряд идеологических сочинений, в которых фактографии уделено гораздо меньшее внимание.

Я уже давно заметил, что распад какого-то крупного политического проекта никогда не позволяет собрать из него чего-то продуктивного устойчивого. Именно поэтому из актива "Родины" не удалось собрать новую партию – из "Великой России" бывшие "родинцы" ушли, поскольку изверились в каких-то перспективах. Усилия Сергея Бабурина сохранить свою команду "народовольцев" также полностью провалились. Дмитрий Рогозин, взяв с собой в аппарат прежний технический персонал, так и не смог свершить ничего путного. Надежды на освоение огромных денег, выделенных на перевооружения быстро иссякли. Не для успехов чьей-то команды и на для государственных нужд они выделялись. И сам Дмитрий Олегович поблек, как говорят "сдулся". Это плата за то, что сюжет собственной судьбы люди не ценят и готовы обменять его на какую-то другую судьбу, которую им предлагает хитрый бес, желая сломать волю человека и убить в нем волю к жизни. Может быть, "Родина" осталась у многих из тех, кто участвовал в этом проекте, тем светлым пятном, которого потом уже так и не встретилось.


Автор, 2017

Предисловие к первому изданию

Смерть пугает взрослого человека так же, как ребенка темная комната. Пугает не тем, кто отключаются органы чувств. Ведь сон так не страшит человека. Это экзистенциальный страх зла. Взрослый входит в темную комнату, потому что у него, в сравнении с ребенком, уже есть некоторый опыт зла. Праведник умирает без страха. Его опыт зла превышает среднечеловеческий. Избавившись от бесов в себе, он не ожидает повстречаться с ними, переступая за черту своего физического существования.

Страх – предчувствие беса.

Образованный русский человек знает, как терзали бесы Россию в ХХ веке. Страх небытия для России – это страх за своих потомков, которым бесы устроят очередную пытку при жизни. Многие в современной России прошли через ад земной – через резню в Чечне, через геноцид в бывших союзных республиках, через издевательства российских чиновников, через криминальный беспредел. В частной жизни мы в достатке вкусили опыт зла. В политике – пока еще нет. Политический бес прикидывается пророком, наместником Бога на земле. И народ, не имеющий достаточного опыта зла, ищет у бесов спасения от частных напастей, веруя, что задрапированный под мессию бес избавит его от ада земного.

Проект «Родина» позволил провести глубинное тестирование как системы власти, так и внутреннего мира тех, кто хотел через этот проект реализовать свои замыслы. Многое, очень многое открылось включенному наблюдателю. Бесовщина власти – прежде всего. Автор готов поделиться своими наблюдениями и знанием, которое от конкретной фактуры, не известной подавляющему большинству, может возвыситься до полезных уроков тем, кто намерен заниматься политикой и участвовать в борьбе национальных сил против олигархии и бюрократии, добивающих нашу страну. Прагматический подход предполагает знание нюансов как прежнего опыта, так и человеческих типов, с которыми приходится сталкиваться в политике.

Сатлыков-Щедрин с его историей города Глупова – вот что напоминает современная Россия. Вот-вот разразится вихрь мистического ОНО… Нам остается лишь взглянуть в лицо бесам, волочащим Россию к адской жаровне и содрогнуться от омерзительного облика продавших им души дрянных людишек. Кое-кто и глядит, но совершенно спокойно – будто принимая беса за своего знакомого или не узнавая опасности.

Один из ближайших соратников президента помянул не только всем известного бесеныша Смердякова, но и тихого жидка Лямшина – персонажей романа Достоевского, который дал определение главарей этого легиона – «прогрессивные». Иначе – либералы. У нас всё то же, и главари из тех же, и бесовщина та же. Значит, нам проще узнавать зло.

Три источника бесовщины и тогда были понятны: первая волна внешне безобидных тупиц, решивших прикинуться умниками, зарубежная вольнодумская зараза и решившая поиграться в прогрессизм власть. И теперь все то же: старая политическая рухлядь в лице «шетидесятников», чикагские мальчики из отправленных за границу развлечься сынков партноменклатуры и разложившаяся «элита» (то есть, истинная сволочь), обслуживающая олигархию – власть немногих, потрошащих страну ради личного обогащения.

Симптом бесовщины – полная иррациональность власти. Она с остервенением рубит сук, на котором сидит. Такое впечатление, что главной мыслью власти является уничтожение народа и государства. Что-то объяснить власти невозможно. Там аргументов никто не только не в состоянии понять, но даже не станет слушать. Там слушают только мнение начальства. А начальство либо высказывается надвое, либо находится на отдыхе. Поэтому чиновник творит все, чем ему взбредет в голову, зная точно только одно: никакой пользы стране и народу он приносить не обязан. Поэтому он хуже даже самого отчаянно бесчестного деляги, который хочет лишь одного – набить карманы. Чиновник хочет того же, но совершенно лишен представления о том, что в его действиях должна быть хоть какая-то рациональность. Он исполняет свою функцию предельно бездарно, но за это исполнение требует колоссальных вознаграждений. Он – истинный лодырь и бездарь, но претендует на материальное богатство наравне с талантливым трудоголиком в самом пике успеха. Власть в современной России – это секта очарованных бесами, преисполненных страстью к богатству и праздности.

Симптом бесовщины – утрата грани между добром и злом и отмена страха перед бесчестием. Это всегда было ясно. Но до последнего времени бесы прятались, таились в нощи. Теперь же смешение добра и зла стало бравадой, а бесчестие – чуть ли не «общечеловеческой ценностью». Да нет, без всяких сомнений – истинно общечеловеческой! Такой, которая «общечеловеку» только и присуща.

Век назад нигилистические круги тайно подзуживали в прокламациях: бери нож и режь ближнего, иконы Божии укрась дохлыми крысами, а потом иди и Храм Божий и поджигай, разноси до битого кирпича. Теперь все то же, но открыто – в каждой газете, в телевидении, на радио. Даже без вызова – просто как само собой разумеющееся. Чуть ли не от скуки. Как в мультфильме – часть тела легко отрезать или приставить назад. Или в боевике: бей – не бей, все равно никаких следов побоев на теле не будет. Люди вокруг как резиновые. Конечно, жизнь выглядит так, если у тебя резиновые мозги.

Один «аналитик» разглагольствует: сменилось у нас общество, и теперь не будет государство раздавать жилье и все тут! И плевать, что нет у людей денег, чтобы купить. Принцип такой – никому и ничего даром! А государство мы за чей счет содержим? О том одержимым бесами думать не надо. Потому что они и составляют власть, которая теперь становится своеобразным бизнесом. Никому и ничего даром! То есть, хоть сдохните – ничего!

Да мы уж и так живем как в зверинце, где сколько уже времени не дают корма в достатке. И еще не перегрызли друг друга. И тут вот так цинично нам говорят: грызитесь! Грызитесь, ибо это есть проявление конкурентоспособности! А многие из нас до сих пор еще на что-то надеялись… Теперь прямо и честно сказано: жить вам не положено. Так сказали «прогрессисты», перешагнувшие через совесть и продавшиеся бесам.

Теперь выбор: либо сдохнуть, либо перекусить прутья в нашей общенародной клетке. Конечно, последнее будет неконституционно. Зато легитимно. Легитимность объявим именем той соломинки, за которую ухватимся и перешибем ею хребет бюрократам, ворам и изменникам. Мы думали, что такой соломинкой станет «Родина». Не получилось. Проект утонул как подводная лодка, на которой предательски взорвался собственный боезапас.

Шанс, который мы имели с «Родиной» упущен. Но может возникнуть и другой шанс. Коли выйдет все легитимно, то олигархам и либералам останется только повеситься. Им это будет легко. Ведь с жизнью их связывает только чванство власти и материальные богатства. Без власти, без яхт и дорогих апартаментов и всего подобного, они с жизнью никак не связаны. И поэтому всех, кто этим не владеет, считают не жильцами и подталкивают к суициду. Чем? Обработкой нестойких мозгов: нет у вас никакой жизни, и будущего нет. Лишь бы переселить своих бесов во всех остальных, чтобы народ, обратившись в свиней, наперегонки пустился к обрыву. В том и бесовщина, чтобы все выглядело как «выбор народа» согласно Конституции и «общепризнанным международным нормам». Выбор собственной смерти. Этот выбор либо станет нашим общим с олигархией, уничтожающей страну, либо мы поделимся: они с бесами, мы – со Христом.

В свое время немецкий философ и правовед Карл Шмитт высказал глубокую мысль о систематической аналогии между теологическими и юридическими понятиями. Проводя эту аналогию, всегда можно расшифровать теологическую подоплеку, лежащую сокрыто за сухими формулами законов. Мы вполне в состоянии увидеть, что правовая система России сегодня является прямой аналогией политеизма или пантеизма – диких представлений протухшей и перебродившей свалки уксусно-кислых парарелигиозных идей. Бюрократизация права, которое в соответствии с либеральной догмой направлено не на решение проблем общества, а на создание новых и новых институтов, новых и новых правил для бесплодного «диалога» общества и власти, опирается на разношерстный пантеон правовых «богов» – трактовок общелиберальных формул, склоняемых бюрократией вкривь и вкось по своему усмотрению. Вследствие релятивизма трактовок закона (а прежде всего – догмата Конституции образца 1993 года) мы имеет также коррупционное перерождение всей правоохранительной системы, следствием которого стало обретение корпусом российских судей такой профессиональной характеристики, как крайнее бесстыдство.

Еще одно следствие – чудовищное извращение хозяйственной жизни, которая получает от правовой системы определенный «религиозный» позыв. Если на Западе идет вырождение некогда чрезвычайно продуктивных основ протестантской этики (о чем в своих классических трудах писал Макс Вебер), то в России «свободная игра рыночных сил» приобретает, во-первых, черты нравственного релятивизма (рынок позволяет! и даже требует!); во-вторых, наднациональный характер – не просто беспочвенность, но и антинародность.

Особенно отчетливо политеизм либеральной власти, чудовищно хаотизировавшей российское право и саму жизнь граждан России, проявляется в отношениях с Церковью. Правовому политеизму соответствует распространение по стране разного рода сект, тоталитарных культов, деструктивных форм досуга и явное ущемление национальных форм культуры перед иностранными или близкими к ним модернистскими и постмодернистскими подделками под «культурный прогресс». Значительную роль в жизни России играет отчаянная ксенофобия этнических религий, русофобия власти, изжившей в себе все русское. Не только иудаизм под каждым кустом ищет антисемитов и «русских фашистов» (что есть прямое оскорбление русского православного большинства), но и нетрадиционные для России политизированные формы ислама, источающие террористический ваххабизм и кавказский сепаратизм, а также переносящие на российскую почву совершенно нетипичный для нашей страны палестинский конфликт. Но страшнее всего, все-таки тоталитарная секта во власти. Даже беглый взгляд внутрь этой содомской среды заставляет передернуться от отвращения.

Российское право соединяет в себе пороки советского и постсоветского периода, не приобретая никаких преимуществ. Фальшивая «дружба народов» замещена еще более негодной и уже откровенно русофобской идеологической доктриной о «приватизации этничности» (как вообще коллективность может быть приватизирована?). В правовых документах встречаются утверждения, что равенство прав народов изживает вопрос о национальной принадлежности. Если большевики уничтожили понятие «великоросс», то современное право оказывает, прежде всего, русофобским, а в частности – враждебным каким-либо коллективным идентичностям традиционного типа. Например, соотнесением граждан со своим родом-племенем. Эта болезнь безотцовщины (Отца нет, значит каждый сам себе бог!) продолжена в современном российском праве полным изгнанием понятия семьи. Семьи наше право касается только в случае ее разрушения (развод, смерть члена семьи, внебрачные дети и т.д.)

Политеистическая концепция российского права привела Россию к совершенно нетипичной для нее федеративной системе. Сам принцип федерализма, превращенный в своеобразную клятву либеральной догме, тяжко сказался на системе российского государственного права, пораженной вирусом плюрализма суверенитетов и столкновением федерального и регионального законотворческих потоков. Догма федерализма убивает традицию не менее интенсивно, чем догма правового государства. Убивается, прежде всего, имперский мироустроительный импульс, происходящий от «единобожия» правовой системы и священной иерархии государственных и общественных институтов. Россия, избавленная от «имперских амбиций», становится периферийной страной, уже ничего не сулящей миру ни в политике, ни в культуре, ни в хозяйственной жизни. Серость, заурядность страны в полной мере соответствует безжизненности олигархии и серости, бесталанности исходящей от нее властной «вертикали».

Только бесовским соблазном можно объяснить, почему партия чинуш «Единая Россия», получив на выборах 2003 года лишь треть голосов избирателей, сгустилась в парламенте до конституционного большинства, которое считало себя вправе превратить закон в грязную половую тряпку. Они этой тряпки даже не касаются – по факту передали ее группе проходимцев из правительства, которые продолжают калечить Россию своими догмами. В обмен на возобновление в парламенте той же серой массы, которая ежедневно попирает здравый смысл и моральные нормы. Симбиоз дураков и негодяев.

От российской государственной традиции мы, конечно же, имеем своеобразное «единобожие» в образе президента. В то же время российский президент царствует, но не правит. Он зависит от зарубежных «богов», все время оправдываясь перед ними, будучи более ответственен перед мировым общественным мнением (то есть, мнением чужебесной прессы), чем перед собственным народом. Он зависит от окружающей его олигархии, которая, кажется, только и держит хозяйственную структуру, готовую рассыпаться во прах, как только в ней надломится «вертикаль» беззакония и коррупции. Он зависит от сатанинской секты, которая навязывает ему свои догматы беспрерывно. Он уверен, что ему досталась очень плохая страна и очень плохой народ, а хороший народ и хорошая страна как-нибудь сами собой образуются, когда этот народ заместится другим – более покладистым и готовым к рабству. Поэтому завоз миллионов иностранцев так бурно пропагандируется. Мол, без чужаков мы не проживем. Мы должны уступить им свою землю, чтобы они позволили нам дожить до старости, а олигархии воспроизвестись в следующей исторической эпохе – построссийской, пострусской.

Традиционное право предполагало куда более точную аналогию священной иерархии. Самодержец Всероссийский как Помазанник Божий – вот был главный символ единства России. И до сих пор память о российских монархах в символической форме нас объединяет. А память о коммунистических Генсеках и либеральных президентах – только разъединяет.

Неправославная рыночная «нравственность» в России больше напоминает различные формы сатанизма – рыночные догматики утверждают социальные отношения, подобные отношениям в банде разбойников-душегубов или в секте садистов-мазохистов. И правовая система своим текучим и многоликим видом, своей внезапной сменой милости и ненависти по отношению к гражданину все больше напоминает сатанинскую гримасу, ухмылку над горем народа, глумление над страной, непокорной воле завоевателей, но порабощенной тайным заговором сектантов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное