Саук Такежанов.

Инженер и время



скачать книгу бесплатно

 
То ли мед, то ли горькая чаша,
То ли адский огонь, то ли храм…
Все, что было его, – нынче ваше.
Все для вас.
Посвящается вам.
 
Булат Окуджава.

Академик Саук Темирбаевич Такежанов – автор сотни научных трудов, обладатель сорока патентов. Заслуженный металлург Казахстана, Заслуженный изобретатель, он создал уникальную философию инженерного дела, цветной металлургии, руководства промышленным комплексом. Его мысль с одинаковый силой работала и в огнедышащем цехе, и в шахте, залитой по пояс водой, и в тиши министерского кабинета. И ничто никогда не мешало той мысли. Поскольку ее главной целью был постоянно только человек. Обычный, живой. Казахстанец, земляк. Он, сын «врага народа», дал имя валюте родной суверенной страны. Он был среди тех, самых первых «степных Ломоносовых», кто торил тропу для казахской технической интеллигенции.

О. Квятковский. «Такежанов». Жизнь замечательных людей. 2004 г.

Из интервью академика – лауреата Нобелевской премии Жореса Алфёрова:

– Вы сказали: «Наука должна быть востребована». Какие профессии будут нужны в отдаленном будущем?

– Трудный вопрос. Отвечу словами Ленина: «Наступят времена, когда в мире останутся только три профессии: врач, учитель и инженер»…

– Еще ваша фраза: «Коренная задача России – вперед, к базовым ценностям…» А к каким?

– Не к деньгам точно. Без них трудно, но деньги не главное. Великий британский мыслитель и философ Фрэнсис Бэкон сказал: «Знание – сила». По-английски слово «сила» (power) имеет и второй смысл – «власть». То есть, власть должна основываться на знаниях.

Газета «Аргументы и факты Казахстан» № 6, 2011 г.

I. ИНЖЕНЕР И ВРЕМЯ

С.Т. Такежанов

Президент АК «Казметалл»

Академик МИА и НИА РК

До перехода в экономике от разговоров о рынке, о свободной экономике, с её жёсткой конкуренцией на всех уровнях производства и оценкой эффективности научно-инженерной работы, прямым счётом от объёма полученной прибыли, от объёма дохода, получаемого от того или иного инженерного решения, от того или иного предложения, почти весь наш инженерный корпус работал по принципу: соответствия или несоответствия инженера тому месту, которое отведено ему в штатном расписании. Во многих случаях «инженерная» работа инженера на производстве заключалась в организации рабочего места, контроле за выполнением правил по технике безопасности, выполнением технологических инструкций и сменных заданий и много другого, что с успехом мог выполнять и выполнял старший рабочий или, в крайнем случае, бригадир. На плечи инженера, кроме всего прочего, ложилось огромное количество различных заданий и поручений общественно-политического и организационного характера.

Такая обстановка засасывала и редкий специалист с дипломом инженера мог и находил возможность и время приложить свои профессиональные знания и опыт для творческой работы, для расшивки узких мест текущего производства, не говоря уже о серьёзном вмешательстве в вопросы коренной реконструкции действующего производства в соответствии с требованиями научно-технического прогресса, экологической, экономической и иной эффективности. Не случайно в связи с этим и то, что многие инженеры, работающие на предприятиях, в научно-исследовательских и проектных институтах и других организациях имели заработную плату значительно ниже старших рабочих, бригадиров работающих под их началом. В некоторых случаях благодаря своему статусу инженера они лишались даже льгот, положенных в соответствующих отраслях и на предприятиях (спецпитание, спецодежда, отпуск и т.д.) с учётом особых условий работы и профессиональной вредности. Существовавшая экономическая система и производственные отношения дискредитировали звание – инженер. Этому способствовало и то, что немалая часть инженеров довольствовалась своим положением и жертвовали своими знаниями, теряя их, за относительно отлаженное статическое, спокойное существование без творческого зуда и без особых усилий с целью изменить сложившуюся обстановку со своим положением в обществе. Принцип «не высовываться» и «инициатива наказуема» довольно глубоко засели в сознании и поведении многих инженеров и техников.

Средний инженерный состав (техники) были не в лучшем положении. Вместе с тем нельзя сказать, что творческая, инициативная работа инженеров и техников не находила поддержки и не поощрялась. Существовало немало различных научно-технических, изобретательских, рационализаторских и иных обществ и организаций отраслевого, межотраслевого, регионального планов и направлений, действовавших в основном на общественных либо на полуобщественных началах. Но такая деятельность, как говорят, была в основном «для души» и существенной роли повышения благосостояния инженера, в возможности решать вопросы реализации собственных разработок, проектов и задумок, повышении его общественного положения, его статуса на предприятии, в учреждении не играла. Само по себе положительное явление: увеличение количества инженеров занятых в экономике и науке, не сопровождалось качественными изменениями, не сопровождалось повышением престижности, уважительного отношения к диплому инженера на предприятиях, в институтах, учреждениях, организациях, да и в обществе в целом.

Как бы там не было, в конце 80-х, начале 90-х годов 20-го века в Казахстане работало более 330 тысяч только дипломированных инженеров и с такой научно-инженерной силой мы вступили в эпоху преобразования структуры экономики, в эпоху переустройства всей экономической системы нашего государства. Зачастую в запале и в сложившейся традиции самоунижения мы теряем даже объективность в оценках.

Сегодня одним из немногих реальных планов нашего широкого общения с зарубежными специалистами можно назвать то, что их оценки уровня профессиональных знаний многих наших инженеров очень высоки и мы сами с их помощью начинаем осознавать свои потенциальные возможности. Как было во всей нашей экономической, научно-технической системах и в системе инженерной школы, мы учили и не плохо, узкой специальности, углубляя знание даже не столько по действующим технологиям, процессам и аппаратам, а и по старым практически отработанным, не имеющим перспективы технологическим схемам и оборудованию: учили не то чтобы завтрашнему и не столько сегодняшнему, сколько вчерашнему. В нашей системе самая главная фигура – товаропроизводитель, творец, организатор производства был отлучён от знаний показателей макроэкономического уровня своего производства, зачастую даже не ведая: кому, по какой цене, на каких условиях, для производства какой продукции на следующем переделе он отгружает свою продукцию, над получением какой прибыли он работает, какова доля его участия в получении ВВП государства и т.д. Инженер, техник был отчуждён от забот связанных с экономической стороной своей деятельности, её экономическими результатами, что способствовало созданию условий для затратного механизма производства по принципу: чем больше затрат, тем выше себестоимость продукции, тем выше объёмы валового производства и возможность получения мизерной премии за валовые показатели. Как бы там не было, знания не только макроэкономических показателей республики, а и знания микроэкономики своих предприятий, своих цехов и участков, своих производств оказались настолько ограниченными, что переход к рыночным отношениям застал врасплох не только инженеров-цеховиков, но и многих инженеров-руководителей больших и малых предприятий. Сверхузкая специализация толкнула многих инженеров учиться рынку в комки, в коммерческие банки и иные предпринимательские структуры, ориентированные только на торговые операции. Что само по себе непредосудительно, так как учиться торговать нужно. Думается, что не все инженеры застрянут в кругу купи-продай, а будут искать и найдут возможность направить первичный капитал в сферу материального производства, в сферу производства товаров, строительства и услуг.

Экономисты многих стран уже много лет назад рассматривают политическую экономику как экономическую теорию и дают ей разные толкования. В частности, известный экономист лауреат премии Нобеля – П.Самуэльсон считает: «Экономическая теория – есть наука о том, какие из редких производительных ресурсов люди и общество с течением времени, с помощью денег или без их участия, избирают для производства товаров и распределения их в целях потребления в настоящем и будущем между различными людьми и группами общества». Некоторые экономисты для ясности перечисляют эти «… редкие производительные ресурсы»: земля, труд, товары производственного назначения, например, машины и технические знания. Как видно, практически все виды редких производительных ресурсов в той или иной мере относятся к деятельности инженерного корпуса и технические знания с полным правом нужно относить к редким видам производительных сил. В основном, на долю инженеров и техников приходится решение пяти фундаментальных вопросов, на которые должна ответить экономика любого государства, любая экономическая система, это так называемые five fundamental economic questions:

что производить;

как производить;

как распределить общий объём произведённого;

как поддержать общую занятость;

как обеспечить гибкость экономической системы.

Но сказать, что в действительности в недавнем прошлом и сегодня инженеры и техники отвечали и отвечают на эти вопросы, либо приближаются к ответу на них, было бы не совсем верно! В то же время было бы неправильным отнести всё это в вину инженеров, так как действовавшая сверхцентрализованная технико-экономическая система изъяла из сферы деятельности основного организатора и исполнителя производственного процесса – инженера, решение почти всех этих вопросов, оставив только возможность мелкой рационализации того что есть, резко сузив его поле деятельности. Рационализаторская активность инженера и техника, как известно, поощрялась десятью рублями (советскими) за инициативу.

Экономика Казахстана вступила в эпоху преобразования структуры экономики и переустройства всей экономической системы с дееспособным инженерным корпусом почти на всех уровнях управления и практически во всех сферах материального производства. Этот более чем 300-тысячный инженерный корпус составляет сегодня тот кадровый каркас всех производительных сил, который в сложных условиях эволюционного перехода к свободной экономике по возможности и несёт основную тяжесть в вопросах устойчивости, стабилизации, здорового консерватизма, последовательно отслеживая и настраивая новые производственные и финансово-экономические отношения в новых условиях. Видимо, пройдёт определённое время, необходимое для адаптации инженера, техника к работе в условиях рынка и широкого предпринимательства, направленного на диверсификацию производства, на поворот производства к требованиям рыночных отношений и последующему переходу к свободной экономике, адекватно реагирующей на изменения происходящие на внутреннем и внешнем рынке. Но времени на раскачку для перевода экономики из статичной к динамичной, от жёстко и детально планируемой, к гибкой и подвижной отпущено очень мало. Да и большая часть отпущенного времени ушла на споры и дебаты. Сегодня не менее важным, чем само производство, для конечного финансового результата становится знание конъюнктуры рынка, конкурентоспособность продукции, уровень её производственно – технических характеристик, качество и другие сравнительные параметры. Время, когда всего не хватало, и власти зачастую прибегали к «принудиловке» в вопросах сбыта и оплаты продукции, прошло. В этих условиях особое значение приобретает восприимчивость любого вида производства к оперативному техническому перевооружению, созданию технологических схем, процессов и аппаратов, изначально приспособленных к быстрой переналадке, перекомпоновке с переходом на использование новых, непроектных видов сырья, материалов, реагентов с выпуском новой продукции более высокой товарности и потребительской ценности. В этих условиях, видимо, будет правильным вернуться к вопросу целевого использования инженерных сил на постоянный поиск по разработке технологий и организации производства на своём предприятии новых рабочих мест по выпуску новой продукции, по увеличению номенклатуры товаров и перечня услуг, выпускаемых либо оказываемых каждым предприятием. При этом следует сделать всё возможное, чтобы без особой надобности не загружать инженерные кадры рутинно-надзорной работой посильной старшим рабочим соответствующих участков производства. Многие производственники помнят, что работа по созданию инициативных творческих групп, центров на предприятиях республики проводилась и хотя она держалась на личной активности отдельных специалистов и руководителей, определённую помощь в расшивке «узких» мест на производстве оказывала. Проблемы мотивации к эффективному инженерному труду свою остроту не только не потеряли, а они ждут правовых и экономических механизмов, законодательного их закрепления и скорейшего внедрения в практику жизни. В этом же плане должен быть рассмотрен и решён блок вопросов связанных с определением места инженера, техника на производстве с учётом его особенностей, в структуре управления, статус в системе общественно-политической структуре общества с учётом его личного инженерного вклада в развитие своего участка, цеха, предприятия, компании и так далее. Страны раньше нас приступившие к переустройству своей экономической системы убедились сами и утверждают, что успех в разработке гибкой экономической политики был достигнут благодаря: во первых, системе государственной бюрократии, укомплектованной выдающимся «человеческим материалом», во-вторых, подкрепляющему эту систему слою академических учёных и мыслителей – практиков. Многие считают, что именно такое сочетание профессионалов способно по-инженерному расчётливо выработать достаточно унифицированную структуру управления, способную воспринимать многообразие форм собственности. При этом следует учитывать, что в ходе эволюции (не следует воспринимать, так называемый «переходный период», как какую-то временную категорию перехода к очередному «светлому будущему». Этот период один из наиболее трудных и болезненных этапов длительных и, скорее всего, постоянных эволюционных преобразований экономической системы любого государства) к свободной экономике: корректировка курса, изменения просто неизбежны. Процесс эволюционных преобразований будет идти повседневно и достаточно долго. В вопросе структурных преобразований особое место занимает правильный выбор приоритетов. Этот выбор в свою очередь зависит от уровня профессионализма специалистов тех или иных направлений развития экономики и качества «человеческого материала» делающего выбор приоритетов. Всем известно, что Япония после поражения в войне, после разрухи и оккупации определила следующие приоритеты: уголь и металлургия, затем автомобилестроение, электроэнергетика вместе с энергомашиностроением, далее железнодорожный транспорт, и во все времена, при всех приоритетах, обеспечивала государственную поддержку строительства автодорог, причём строили эти дороги частные фирмы и компании. В то же время, как говорят сами японские экономисты, страна обладала только одним ресурсом, имя которому – человек, его ум и руки! Нельзя сказать, что у нас нет ни того ни другого, а к этому нужно добавить наличие хороших и разных минерально-сырьевых и других природных ресурсов, а также немалое число действующих предприятий разных отраслей промышленности, многоотраслевое сельское хозяйство и развивающийся агропромышленный комплекс, развитые транспортные сети, перспективный топливно-энергетический комплекс и много другое. По данным статистических органов на конец 1989 года в республике работало 248504 инженера. В последние годы трудно даже проследить за количеством инженеров занятых в сфере материального производства. В последнее время творческая элита зачастую даже не включает инженеров в состав творческой интеллигенции, хотя по сути своей и прямому значению слово инженер – творец, изобретатель. Инженерный корпус превратился в этакий безликий слой технического обслуживания общества. Между тем, инженер работает везде! Иностранные специалисты, деловые люди, бизнесмены после встреч и контактов с нашими инженерами, обычно, дают высокую оценку уровню их профессиональных знаний. Признавая довольно резкое падение творческой активности инженеров республики в области изобретательства и рационализации, в том числе и по причине ослабления организационной работы на предприятиях, в областях и на республиканском уровне, можно сказать, что инженерная работа окончательно не заглохла благодаря отдельным инициативным специалистам и инженерным группам. Во время трудной жатвы прошлых лет акмолинцам неплохо помогало приспособление главного специалиста Астраханской райсельхозтехники К.К. Жанабекова по ворошению и перемещению валков. В совхозе имени Чапаева Северо-Казахстанской области группа инженеров внедрила комплекс «Зерноток», на котором работу, прежде выполняемую 30 работниками, делали 6 человек. Изобретение «Способ возделывания зерновых культур» А.А.Щербакова, С.У.Аскарова и других сотрудников Павлодарской опытной станции позволяет повысить урожайность в 1,5 раза и используется в Павлодарской, Костанайской, Кокшетауской, Акмолинской, Северо-Казахстанской областях. По проблемам экологии известны интересные разработки инженеров Ульбинского металлургического, Павлодарского нефтеперерабатывающего и других предприятий. Интересные творческие группы действовали в Казахском государственном техническом университете в Павлодаре. Проректор этого университета Б.Б.Утегенов специализируется с соавторами на решении проблем защиты электросетей высокого напряжения. Профессор Ф.К.Бойко, его сын А.Ф.Бойко, дочь Г.Ф.Бойко, внучка Е.В.Птицина – одна бригада изобретателей. По имеющимся материалам сложилась инженерная команда в г.Караганде в составе: С.Б.Негруцкий, Б.Р.Негруцкий, С.В.Трифонов, О.К.Абдугалиев, Б.Н.Глотов, А.Д.Талибеков и другие, которые имеют изобретения по комплексу проблем, связанных с созданием на базе гидравлических и гидропневматических устройств широкой гаммы машин и оборудования для эффективной механизации вспомогательных работ в горном деле, в металлургии, в строительстве, на транспорте и других отраслях и видах работ. Эти решения создают возможность для разработки и внедрения различных тяговых и подъёмно-транспортных устройств. Базовые изобретения запатентованы в странах бывшего Союза, США, Италии, Канаде, Франции, Англии, Австрии, Финляндии и Швеции, поступают заявки и из других стран. Такие примеры есть, и они требуют уважения и реальной государственной поддержки, особенно в начальной стадии работ по отработке и выпуску головных образцов машин и оборудования их малых, пионерных серий. Если учесть, что инженерный потенциал Казахстана значительно укрепился и числом и инженерами новых специальностей и профилей за счёт включения в инженерный корпус республики специалистов оборонных отраслей промышленности, инженеров и учёных космодрома, полигонов, бывшего Средмаша и других союзных предприятий, министерств и ведомств, то можно утверждать, что таким отрядом (армией) инженеров и техников, владеющих вопросами от глубокого бурения до космоса вряд ли располагают многие развитые государства. Вместе с тем, весьма тревожным фактом нужно считать резкий спад творческой, изобретательской работы в республике за последние годы. Число авторов изобретений в 1991 году к 1986 году сократилось и составило только 40 %, – 59459 и 171027 соответственно. Количество же использованных изобретений уменьшилось вдвое. В одних областях закрылись и прекратили своё существование областные общества изобретателей, в других они влачат жалкое существование. В последние годы 20 высших учебных заведений, в том числе две академии и два университета готовили инженеров по 136 специальностям. В конце 80-х начале 90-х годов более 60 % студенчества в системе Минобразования РК были будущие инженеры. Количественные показатели можно было бы признать терпимыми. Но в процессе преобразования структуры нашей экономики с диверсификацией производства, с созданием на действующих предприятиях новых цехов и участков по выпуску новой продукции более высокого уровня товарности и потребительской ценности, строительства новых предприятий оснащённых новыми машинами и оборудованием и ориентированными на выпуск новой продукции ранее не производившейся в Казахстане, необходимость повышения качества традиционной и организация производства новой продукции, обязательность знания рынка сбыта, его требований, по-другому ставит вопрос подготовки инженерных кадров. Сегодня узкоспециализированный инженер оказывается в затруднительном положении при принятии самостоятельного решения, направленного на широкую диверсификацию производства. Ему всё кажется непрофильным, незнакомым и трудно разрешимым и он стоит перед выбором: либо срочная переквалификация, либо коммерческая структура, в основном торговля. В этих условиях лучше себя чувствует и более уверенно действует инженер, техник, получивший глубокие знания по основополагающим дисциплинам и наукам: физико-техническим, химико-технологическим, биологическим, архитектурно-строительным, общеэкономическим на макроуровне и другим наукам широкого профиля приложения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное