Сара Орвиг.

Неразгаданное искушение



скачать книгу бесплатно

Sara Orwig

Expecting a Lone Star Heir


© 2017 by Sara Orwig

© «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

* * *

Пролог

Афганистан, ноябрь


Неужели может быть хуже?

В темноте, под беззвездным небом, они на своем «хамви» угодили прямо в засаду и теперь едва держались под непрерывным обстрелом, отделенные от противника полуразрушенной каменной стеной. На подкрепление рассчитывать было нечего.

Майку Моретти повезло: у него были только ушибы и порезы. Ранения, полученные его близкими друзьями, Ноем Грантом и Джейком Ралстоном, тоже не угрожали жизни. А вот еще одному члену группы, капитану Армии рейнджеров США Тану Уорнеру, удача изменила. Майк и без врача понимал, насколько серьезно его положение: ранения груди и головы, сломанная нога и множественные ранения от шрапнели. Майк зажимал две наиболее тяжелые раны, надеясь, что капитан и друг продержится до прибытия помощи. Их последний сеанс связи был прерван, но ему успели сообщить, что за ними выслан вертолет.

Тан схватил его за руку, и Майк наклонился, чтобы услышать его за выстрелами.

– Майк, пообещай, что хотя бы три месяца поработаешь на ранчо. Обещай, что поработаешь на Вивиан. Я хочу знать, что о ней позаботятся, когда меня не станет. – Он закашлялся и поморщился. – Дай мне слово.

– Обещаю, – не раздумывая сказал Майк.

Тан притянул его еще ближе с такой силой, что Майк даже удивился.

– Ключ… в моем кармане… забери его, – потребовал капитан, судорожно сжимая его руку.

Майк, опасавшийся, что капитан истечет кровью до прибытия медиков, все свое внимание сосредоточил на ранах. Тан попытаться сам дотянуться до кармана. Кровотечение усилилось. Майк почувствовал под пальцами теплую кровь.

– Успокойся. Заберу я этот чертов ключ! – прикрикнул он.

С трудом вытащив ключ из заднего кармана, он наклонился к Тану и сказал:

– Ключ у меня.

Тан зажмурился и судорожно выдохнул. Когда он открыл глаза, Майк отчетливо увидел в них признательность и страх. Взгляд капитана был красноречивее слов.

– На дне коробки… пакеты для Вивиан и тебя. – Тан сморщился от боли, но все равно продолжил:

– Позови Ноя… он мне нужен.

Майк покачал головой:

– Если я тебя оставлю, ты истечешь кровью.

Взрыв мины в двадцати футах от них осветил все вокруг. Тан положил руку на скомканную куртку Майка, прижатую к ране на его груди.

– Позови его, черт возьми.

Ругаясь, Майк повернулся к Ною и ударил его по плечу, чтобы привлечь внимание. Звать было бесполезно – тот ничего не услышал бы за грохотом выстрелов.

Ной Грант опустил винтовку, и Майк сказал ему:

– Меняемся местами. Зажимай раны. Он хочет поговорить с тобой.

Ной тут же подполз к капитану, а Майк взял свою винтовку и стал обстреливать противника. Он надеялся, что они успеют загрузить в вертолет раненого капитана, и поэтому то и дело поглядывал в темное небо.

Где же он?

Тан Уорнер был не только капитаном, но и его другом. Дома Майк встречался с его младшей сестрой, но серьезные отношения у них так и не сложились. Дружба Тана и Майка от этого не пострадала.

Оглянувшись, он увидел, как Ной подает ему знаки.

– Он то приходит в себя, то теряет сознание, – сказал Ной, качая головой. – Теперь ему нужен Джейк.

Майк еще не успел окликнуть друга, как услышал долгожданный звук – стрекот вертолета вдалеке. Он поднял указательный палец.

– Слышишь? Вертолет.

Вертолет еще не показался, и Майк против воли спрашивал себя, успеют ли они вывезти капитана.

Если нет, размышлял он, ему придется выполнять обещание, данное капитану Тану Уорнеру.

Глава 1

Апрель


Проехав мимо обширных зарослей мескита, кактусов и пересохших русел рек, Майк повернул к высоким кованым воротам. Он набрал известный ему код; ворота открылись, и он проехал под высокой, богато украшенной железной аркой с названием «Ранчо «Тамблинг Т».

Здесь, в восьми милях от федеральной трассы, вся территория была огорожена. Среди деревьев и водоемов располагался своего рода небольшой городок с домами, офисами, амбарами и хозяйственными пристройками, а над всем этим возвышался величественный особняк. Огромный дом снова напомнил Майку о том, что Тан Уорнер был миллионером, а его жена – из семьи миллиардеров. Как будто Майк нуждался в напоминании.

Длинная подъездная аллея привела его к трехэтажному каменному дому с шиферной крышей и с крыльями на восточную и западную стороны.

Майк тихо чертыхнулся. Ему не хотелось здесь работать. Одно дело – принять предложение Тана поработать на его землях по возвращении домой, причем поработать вместе. И совсем другое – вернуться к обычной жизни и управлять ранчо от имени вдовы, с которой он даже не знаком.

Тан предложил Майку подумать о работе на ранчо еще год назад. У старого управляющего были проблемы со спиной, и он решил уйти на пенсию, но пообещал дождаться, когда Тан уволится из армии и подыщет замену. Майк был не прочь занять эту должность после отставки. Почему бы не работать на человека, который нравится и которым восхищаешься? Кроме того, за нее предлагали хорошую зарплату.

Однако Тан не вернулся.

Майк оглядел раскинувшееся ранчо. Он выполнил просьбу Тана и тем ключом открыл сейф, который находился в их временном лагере. В сейфе он обнаружил странный набор вещей: футболки Тана, несколько пар носков, а на дне три толстых пакета, обернутые в мятую, порванную коричневую бумагу и связанные шпагатом. Один был для Майка, другой – для Ноя и последний – для Джейка. Открыв свой пакет, Майк прочитал записку на клочке коричневой бумаги: «Майк, передай, пожалуйста, это Вивиан».

Достав из пакета конверт, он посмотрел на друзей.

– Я должен передать это его жене.

Ной почесал заросший щетиной подбородок.

– А я должен отвезти это его сестре.

Оба посмотрели на Джейка, который помахал конвертом.

– Ну, а я передам это кое-кому, кто работает на его отца.

Они все переглянулись, и Майк понял, что друзья испытывают те же чувства, что и он.

– Тан был лучшим, – сказал он. – Мы должны сделать то, о чем он просил.

Остальные кивнули и отправились убирать конверты в безопасное место. Майк был единственным, кому предназначался еще один пакет, припрятанный в вещах Тана. Он быстро его нашел на дне сейфа. Он был засунут в изношенный армейский носок. В пакете был сверток из коричневой бумаги, обвязанной бечевкой. К свертку прилагалась записка с почерком Тана:

«Майк, это только тебе. Они теперь твои. Мне они не нужны. Ты их заработал. Другой пакет передай, пожалуйста, Вивиан».

Майк разорвал коричневую бумагу и обнаружил пачку купюр. Достав одну, он в шоке уставился на тысячедолларовый банкнот. Насчитав в пачке двадцать пять купюр, он перечитал записку, не понимая, почему Тан сделал ему такой подарок. Все знали, что Тан из обеспеченной семьи, а его жена – наследница миллиардера. Неужели Тан подумал, что он, единственный из них четверых, кто не был миллионером, настолько беден, недоумевал Майк. Нет, едва ли, возразил он себе, ведь Тан никогда не разбрасывался деньгами. С того дня, глядя на эти купюры, он думал о Тане и всем сердцем желал, чтобы вместо денег рядом с ним был друг.

Теперь, когда Тана не стало, место управляющего Майка не привлекало, обещание есть обещание, и он не собирался его нарушать.

Из рассказов Тана Майк знал, что его жена – дочь миллиардера и гостиничного магната в Далласе. Сейчас она еще и унаследовала миллионы Тана от его ранчо и проценты от продажи нефти. Вивиан и Тан были женаты всего несколько месяцев, когда Тан отправился в Афганистан. Он сильно переживал из-за того, что она ничего не знает про управление ранчо. Его пугала мысль, что она продаст ранчо, если с ним что-то случится, и вернется домой, в Даллас, где жила до замужества.

Выйдя из машины, Майк надел темно-синюю ковбойскую куртку и окинул взглядом роскошный особняк, место которому было в фешенебельном пригороде Далласа, а не в покрытой зарослями мескита прерии. Вокруг особняка были разбиты клумбы с весенними цветами, а дальше простиралась зеленая лужайка. Сад окружал высокий черный кованый забор с открытыми воротами.

Пригладив черные волнистые волосы, Майк надел черный стетсон. Поднимаясь на просторную террасу, он испытывал отвращение ко всей этой затее. Проще пройти сквозь минные поля в Афганистане! На террасе стояла металлическая и стеклянная мебель с разноцветными подушками, горшки с зеленью и свежими цветами. Он позвонил в звонок, и через секунду высоченная деревянная резная дверь открылась. На пороге стоял настоящий дворецкий.

– Я – Майк Моретти. У меня встреча с миссис Уорнер.

– Ах да, мы вас ожидаем. Заходите. Я – Генри, сэр.

Майк шагнул в большую прихожую с огромной хрустальной люстрой над фонтаном, в чаше которого плавали фиолетовые и розовые кувшинки. Трудно было представить Тана Уорнера, сурового рейнджера армии США, владельцем такого изящного особняка.

– Если вы подождете здесь, сэр, я сообщу миссис Уорнер о вашем прибытии.

– Конечно, – ответил Майк, и дворецкий быстро ушел.

У Генри, широкоплечего и мускулистого, были аккуратно подстриженные каштановые волосы. Он был одет в белую рубашку, черные брюки и галстук. Майк заметил, что на ногах у него высокие ботинки, а кожа на руках огрубелая, и предположил, что дворецкий не все время проводит внутри особняка.

– Пройдемте со мной, сэр, – сказал Генри, вернувшись. – Миссис Уорнер в кабинете.

Майк последовал за ним. Они остановились у открытой двери.

– Миссис Уорнер, к вам Майк Моретти.

– Заходите, мистер Моретти, – с улыбкой сказала она, идя ему навстречу.

Майк зашел в комнату, где от пола до потолка стояли полки с книгами в кожаных переплетах, и сосредоточил все свое внимание на женщине.

Майк видел фотографии жены Тана – одну в бумажнике, другую – в вещевом мешке. Он знал, что она привлекательна. Однако эти фотографии не передавали всей правды, так как в жизни Вивиан Уорнер была просто красавицей с большими голубыми глазами, светлыми волосами до плеч, безупречной нежной кожей и пухлыми розовыми губами. Объемный темный свитер и брюки не могли полностью скрыть ее женственную фигуру и длинные ноги.

Во что он ввязался? На мгновение у Майка появилось желание нарушить обещание. Но, как всегда, он вспоминал последние часы жизни Тана, который умирал на чужбине, сражаясь за свою страну. Он должен сдержать обещание. Единственная надежда, что вдова Тана откажется от его услуг.

– Мистер Моретти, рада вас приветствовать. Я много слышала о вас от Тана, – сказала она, подавая руку.

– Просто Майк, – сказал он, улыбаясь. Пожимая ей руку, он почувствовал странное покалывание, и это потрясло.

– Я – Вивиан, – представилась она и замерла, когда их руки соприкоснулись. Их взгляды встретились, и у Майка перехватило дыхание. Перед ним стояла женщина, соблазнительнее которой он в жизни не встречал. И судя по изумленному выражению на ее лице и учащенному дыханию, он тоже произвел на нее неизгладимое впечатление.

Майк поспешно выпустил ее руку. Вивиан, засмущавшись, отступила назад. Вероятно, отношения, выходящие за пределы деловых, были для нее таким же нежеланными, как и для него.

– Сожалею о вашей утрате, – сказал Майк. – Ваш муж был для меня другом, мне его недостает, – добавил он, переключая свои мысли на Тана.

– Спасибо. Тан был особенным. Садитесь, пожалуйста, – мягко сказала Вивиан и направилась к креслам. Майк, следуя за ней, не мог оторвать взгляд от ее изящных бедер.

Это внезапное влечение к жене покойного друга совсем не радовало Майка. И у него, безусловно, не было желания работать на Вивиан Уорнер.

А может… Ведь она мало что знает про управление ранчо, и, если он возьмется за эту работу, они будут реже видеться с ней. Это вполне вероятно, но…

Внутренний голос подсказывал, что нужно поблагодарить ее и отклонить предложение. Однако Майк напомнил себе, что он обязан сдержать обещание. Тан воевал и погиб не только за права личности и свободу, но и за верных друзей. Он воевал за любимое ранчо и за любимую жену. Еще Майк не мог забыть о толстом пакете с деньгами Тана, деньгами, которые он уже вложил в прибыльное дело.

Приняв решение все же исполнить обещание, Майк надеялся, что будет редко видеться со своим новым боссом. Она не для него, и для этого есть миллион причин. Вивиан Уорнер – богатая наследница, жена его друга, женщина, заботу о которой доверил ему Тан. Он не вправе поддаться жгучему желанию и соблазнить ее – он предал бы это доверие. Так что она для него под запретом. А еще одна причина состоит в том, что ему никогда не войти в ее круг.

Вивиан указала ему на кожаное вольтеровское кресло, а сама села в другое, стоявшее дальше всех. Майк догадался, что сложившаяся ситуация и ее поставила в неловкое положение. Вероятно, она, как и он, тоже следует пожеланиям Тана.

– Спасибо, что приняли предложение о работе, – мелодичным голосом сказала Вивиан. – Тан нахваливал вас в своем письме и сказал, что я могу на вас рассчитывать и что вы будете управлять этим местом, как он желал. Я ценю это. Я знаю, что вы приняли предложение о работе, будучи еще на войне. Теперь вы здесь, и я расцениваю это как ваше согласие. Все верно?

Ее вопрос повис в воздухе. Майк не мог сказать «да».

– Я обещал Тану поработать три месяца, чтобы понять, подхожу я или нет, – неохотно ответил он.

– То есть вы здесь на испытательный срок. – Ее улыбка исчезла, и она просто кивнула. – Тан очень в вас верил, и я надеюсь, что вам у нас понравится и вы останетесь. – После паузы она продолжила: – Слейд Джексон, наш управляющий, уходит на пенсию, а я не умею управлять ранчо. По сути, Слейд управляет им, словно оно его, и Тан сказал, вы будете делать так же.

– Это облегчает мне работу, – сказал Майк, прикидывая, как часто он будет видеть ее, когда начнет работать. Ведь ему придется отчитываться перед ней, сообщать о происшествиях, однако это не будет ежедневной необходимостью и тем более не потребует прямого контакта. Спасением станет электронная почта.

– На ранчо есть дом для управляющего. Вообще-то большинство работников живет прямо на ранчо. – Вивиан закинула ногу на ногу. – Я не знаю, что Тан рассказывал обо мне. Я – художница и владею галереей в Далласе, где выставляю и продаю свои картины. Они также представлены в трех других галереях в Хьюстоне, Остине и Санта-Фе, штат Нью-Мехико. Это занимает почти все мое время, и я мало что знаю о ранчо. У нас есть бухгалтер, а у него помощник, который занимается счетами и платежами. Также есть два ковбоя, которые, если необходимо, замещают шоферов. Вы увидите в гараже лимузин. Еще у нас есть взлетная полоса и два самолета, три ковбоя работают в качестве пилотов. Я видела в вашем резюме, что у вас есть лицензия пилота.

– Все верно.

Она одобрительно закивала.

– У нас есть шеф-повар, а жена одного из работников готовит для всех, кто живет здесь. Моя кухарка, Франси Эллисон, здесь пять дней в неделю, кроме выходных, если нет особых случаев. У нее своя комната на третьем этаже. Хитер – она отвечает за команду горничных и уборщиков, тоже имеет свою комнату на том же этаже; Вальдо, ее муж, отвечает за садовников. Я не одна живу в этом доме, мистер Моретти.

– Зовите меня просто Майк.

Вивиан Уорнер села немного прямее и сплела пальцы.

– У меня есть несколько проблем. Надеюсь, одна сразу исчезнет, как только я вас представлю. Я живу здесь изолированно, и все вокруг знают, что я одинокая вдова, и двое мужчин сильно осложняют мне существование. Я их не боюсь, я не чувствую от них угрозы, но они меня сильно донимают. Тан знал, что уезжает надолго, и мой отец предложил ему нанять для меня телохранителя. Тан согласился. Он понимал, что я могу стать заманчивой целью. Так что у меня есть телохранитель – он и его жена тоже живут в этом доме. Таким образом, он всегда рядом.

– Генри и есть телохранитель, верно?

– Да, – удивленно ответила Вивиан. – А Тан рассказывал вам про телохранителя?

– Нет. Генри не похож на дворецкого.

– Вы наблюдательны. Генри Пейн и его жена, Милли, живут в этом доме на третьем этаже. Я считаю, что Генри сможет лучше выполнять свои обязанности, если будет жить со мной в одном доме.

– Согласен.

Вивиан улыбнулась.

– Его жена, Милли, мой ассистент и помогает с деловой стороной моего искусства. Что касается моих проблем, то Тан ничего о них не знал. Я не хотела, чтобы он на другом конце света волновался обо мне и двоих мужчинах, с которыми я и сама могу справиться. Если вы будете здесь работать, я думаю, что как минимум две проблемы точно исчезнут – ведь они не возникали, когда Тан был дома. Первая касается одного моего работника.

Она провела рукой по своим светлым волосам. Майк понял, что это проявление нервозности – ведь ни одна прядь не выбилась из ее прически.

– Тан всегда говорил, – продолжила Вивиан, – что Леон Мейджор ладит с лошадьми лучше любого ковбоя. Тан поручил Леону заниматься проблемными лошадьми, которых желал оставить, так что я не хотела бы расставаться с Леоном. Слейду я все это не рассказывала. Слейд неважно себя чувствует, он пожилой человек, и я не хочу его беспокоить. Кроме того, Леон – не угроза. Он скорее помеха. После смерти Тана он приходил ко мне пару раз. Сначала я думала, что это по поводу ранчо или бизнеса.

– А оказалось, что нет, – сказал Майк, и Вивиан кивнула.

– Я попросила его больше не приходить. Я сказала, что все вопросы он может решить со Слейдом, нашим управляющим. До сих пор Леон выполнял мое требование, а если вы согласитесь стать управляющим, я думаю, эта проблема вообще исчезнет.

– Какова же другая проблема?

– Она, к сожалению, крупнее. Мой сосед, Клинт Вудсон, знает, что я вдова и не умею управлять ранчо. Он разведен и хочет встречаться со мной. Еще я знаю, что ему нужно это ранчо.

– А вы заинтересованы в продаже?

– На таких условиях нет. Может, спустя время я и соглашусь, но я не хочу что-то делать из спешки, а потом сожалеть об этом. Если я не продам ему ранчо и откажусь ходить на свидания, он, как я надеюсь, угомонится. До настоящего момента ни Леон, ни мой сосед не переходили определенные границы, так что надобности привлекать Генри не было. Одно то, что он есть, является достаточной гарантией. Видите ли, мистер Моретти, я не встречалась ни с одним мужчиной после Тана, да и не хочу. Есть и другие мужчины, которые навещают меня. Одни просто друзья, которые из любезности, зная, что я овдовела, приглашают меня выйти в свет. Другие создают кучу проблем, но я с этим справляюсь. Клинт стал звать на свидание с того момента, как Тан поступил на военную службу. После смерти Тана он стал звонить и заезжать гораздо чаще. В дом я его не приглашаю, да и Генри всегда поблизости. Иногда он приходит, когда Генри уезжает в город, как будто знает, что того нет, но я ему не открываю. Я не боюсь Клинта. Он просто раздражает меня, и у меня нет желания с ним общаться. Он приносит подарки, и я отказываюсь их принимать. Тогда он оставляет их на крыльце. Я отдаю их в благотворительный фонд в городе и прошу, чтобы ему выразили благодарность, но это его не останавливает. Мне так не удалось убедить его, что не хочу встречаться с ним и продавать ему это ранчо.

Майк кивнул.

– Когда я вступлю в должность, мы даже близко не подпустим его к ранчо. Будем останавливать перед главными воротами и говорить, что вы не принимаете посетителей. Можно также поставить в известность местного шерифа, чтобы не было какого-либо недопонимания. Подумайте об этом.

– Мне не надо думать. Будет превосходно, если все это получится. Я еще подумывала сменить код, однако с тем количеством людей, что живут здесь и работают, он легко сможет раздобыть его. Кстати, поэтому у нас ворота открыты постоянно.

– Можно нанять сторожа. Или поручить охрану кому-нибудь из постоянных работников, желающих подзаработать.

Вивиан кивнула:

– Посмотрим, что из этого получится. – Помолчав, она снова заговорила о соседе: – Как только Тан уехал в действующую армию, Клинт начал усиленно дружить с моим отцом. Видите ли, у них есть общие знакомые. Мой отец работает в гостиничном бизнесе, но еще у него есть и нефтяная компания, так что они с Клинтом часто пересекаются в деловых кругах. Все это я рассказываю к сведению. Хочу, чтобы вы были в курсе. С папой я как-нибудь справлюсь.

– Ему сообщить – дело двух секунд, – заверил ее Майк.

Его слова принесли ей явное облегчение, и на ее губы вернулась улыбка.

– Тан написал очень длинное, детальное и яркое письмо о том, насколько он вам доверяет и насколько я могу вам доверять.

Майк посмотрел ей в глаза и спросил себя, сколько еще раз ему придется напоминать себе о том, что Тан доверял ему.

– Тан был другом и прекрасным человеком, которому можно было доверить жизнь. Сожалею, что он не вернулся домой.

Вивиан отвела взгляд.

– Я тоже сожалею. Я скучаю по нему.

Она долго молчала, глядя в сторону. Майк тихо ждал. Наконец она снова заговорила:

– Когда вы сможете приступить к работе? Признаюсь, вы нам нужны уже сегодня или как можно быстрее.

– Я могу приступить завтра. Я военный, поэтому путешествую налегке. Могу сразу и заселиться.

– Превосходно. Пока Слейд здесь, вы будете жить в гостевом доме. Когда он уедет, мы обставим дом управляющего, как вам захочется, и вы сразу же переедете.

– Меня все устраивает, – сказал Майк.

На мгновение на лице Вивиан отразилось сомнение, будто она решала, сказать что-то или нет. Майк спокойно ждал.

– Я хочу вас кое о чем спросить. Если вы не согласны, то скажите «нет».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3